«когда вы умрете, вы будете по мне скучать» Некоторые размышления и вопросы о нарциссизме



Дата14.05.2016
Размер99 Kb.

«КОГДА ВЫ УМРЕТЕ, ВЫ БУДЕТЕ ПО МНЕ СКУЧАТЬ»


Некоторые размышления и вопросы о нарциссизме.

Джон С. Кафка

Все исследователи поведения, сталкиваются с проблемой нарциссизма. Как клиницисты с психоаналитической ориентацией, мы, в первую очередь, интересуемся нарциссической патологией. Мы различаем первичный, нормальный и патологический нарциссизм. Я полагаю, что изменения в проявлении «нормальных» нарциссических черт у широкой группы пациентов способствовало хорошим результатам их анализа. Поэтому я хочу осветить общие черты, присущие любому нарциссизму. Мой практический материал будет включаться в себя описание различных форм нарциссической патологии, начиная с тяжелых психических расстройств, психозов и пограничной патологии, и кончая невротическими случаями, которые предполагают наличие нарциссических черт «нормального» диапазона.

Тема нарциссизма, интереса и любви к себе, и противоположная ей тема - альтруизм, являются предметом интереса исследователей эволюционных теорий. Так называемые «групповые селекционисты» утверждают, что субъекты, ориентированные на партнерство, более склонны к сохранению генов, чем эгоистичные личности. Такой широкий взгляд на проблему не чужд психоанализу. Приведу цитату из работы Фрейда «О нарциссизме»1 (которая представлена на сайте как основной вводный материал для чтения): «Человек действительно является двояким существом: с одной стороны, он служит своим собственным целям, а с другой, он является звеном в цепи, которой служит помимо своего желания или, по крайней мере, непроизвольно. Индивидуум рассматривает сексуальность как одну из своих целей, тогда как другие воспринимают его как приложение к зародышевой плазме (курсив мой), на передачу которой он тратит свои силы, будучи вознагражденным за это удовольствием».2

Одна из выделенных Фрейдом сущностей является нарциссической в узком смысле слова. Другая, «которой он служит против своего желания или, по крайней мере, непроизвольно», - шире и предполагает многопоколенческую перспективу. Отметим это снижение сопротивления от «помимо своего желания» до «непроизвольно». Если мы делаем что-то непроизвольно, без предварительного намерения, но и не вопреки желанию, мы следуем бессознательному импульсу или драйву. Ослабление или модификация даже нормальных нарциссических черт идет рука об руку с ослаблением сопротивления и расширением доступа к бессознательному. Доступ к более широкому диапазону образов себя и Я-объектов, если пользоваться терминологией Кохута3, расширенный взгляд на себя, свою жизнь и мир могут дать субъекту возможность взглянуть на себя на неком предсознательном уровне как на звено в цепи поколений, в соответствии со вторым аспектом человеческой сущности по Фрейду.

Комический абсурд нарциссической собственной значимости выражен в позиции, озвученной в названии моей статьи «Когда вы умрете, вы будете скучать по мне». Мысль о том, что я не буду ни по кому скучать, но все остальные, живые или мертвые, будут скучать по мне, что другой не имеет никакого реального существования помимо того, которое связывает его со мной, поражает нас так же, как карикатурное выражение нарциссизма.

Когда потерявший родственника субъект думает сперва о том, что умерший человек будет скучать, то мы можем рассматривать это умозаключение как весьма НЕ-нарциссическое. В книге Дугласа Хофстадтера «Я это странная петля»4 автор говорит о внезапной смерти свой 43-летней жены, которая умерла от неожиданно развившейся опухоли мозга. «То, что ранило меня больше всего, была не моя личная потеря («Что я буду теперь делать?», «К кому мне обратиться в трудный момент?», «Кого я обниму ночью?»), а личная потеря Кэрол. Конечно, я скучал по ней, я скучал по ней безмерно, но то, что беспокоило меня больше всего, было связано с тем, что я не мог забыть о том, что потеряла она...» Перечисляя эти потери, Хофстадтер особенно подробно останавливается на жизни их детей, не игнорируя при этом и потерю ею его самого, описывая то, что они могли увидеть и сделать вместе. Хофстадтер пробовал участвовать в терапевтических сессиях для тех, кто недавно потерял супруга, но «...увидел, что большинство людей фокусируются на собственной боли, потере и том, что они сами собираются делать сейчас. ... - предполагалось, что ты исцелишься, тебе станет лучше. Но как исцелится Кэрол?»



Отличие психологической ситуации Хофстадтера от ситуации других членов группы может быть аналогично различию между печалью и депрессией. Сущность статьи Фрейда «Печаль и Меланхолия»5 (Фрейд использовал термин «меланхолия» для обозначения депрессии) заключается в том, что меланхолия отражает наличие ненависти, бессознательной амбивалентности по отношению к объекту любви и хотя бы отчасти желания избавиться от него в то время, как печаль отражает желание субъекта продлить существование объекта и связь с тем, что он потерял. Хофстадтер грустит и чувствует себя отстраненным от депрессивных членов группы, для которых была организована терапия. Здесь мы сталкиваемся со связью между нарциссизмом и депрессией, а также связью между нарциссизмом и ненавистью к «несхожести». Нарциссический субект в депрессии борется против идентификации с утраченным объектом, ненарциссический субъект в печали принимает ее. Это иллюстрирует одну из самых существенных черт нарциссизма, которую я хочу выделить.

Нарциссическая личность имеет узкий диапазон образов себя. Другая существенная особенность нарциссической патологии заключается в трудности распознавания различий между живым и неживым.

Темы расширения картины Я и превращения статичного, неодушевленного в живое движение адресуют нас к статье моего дяди Рудольфа Кафки "Weltanschauung und Perspektive"6 («Мировоззрение и перспектива»), написанной в 1897 году. Слово «нарциссизм» не используется в этой статье. Ее центральной темой, однако, является зависимость способности представлять объекты в трехмерной перспективе от возможности субъекта воспринимать другого в качестве центра его собственного мироздания. Трехмерная перспектива предполагает ментальную способность к живому движению в место, где находится другой, воображаемому зеркальному процессу. Le stage du mirroir (стадия зеркала), ее место в самовосприятии и «зеркальный перенос» являются понятиями, хорошо знакомыми психоанализу. Но, возможно, не все достаточно информированы о важном достижении нейронауки - открытии зеркальных нейронов. Они были открыты восемнадцать лет назад, а полученные данные опубликованы впервые в 1996 году. Исходные данные были описаны следующим образом: «Одним жарким летним днем 15 лет назад в итальянском городе Парме в специальном лабораторном кресле сидела обезьяна, ожидая, когда исследователи вернуться с обеда. Тонкие провода были имплантированы в отдел ее мозга, задействованный в процесс планирования и осуществления движений. Каждый раз, когда обезьяна хватала и передвигала объект, некоторые клетки из этой области головного мозга приходили в возбуждение и монитор регистрировал звуки: бип, бип, бип. В лабораторию вошел аспирант с рожком мороженного в руке. Обезьяна посмотрела на него. Когда студент поднес мороженное к губам, произошло удивительное, монитор стал издавать звуки - бип, бип, бип — хотя обезьяна не двигалась, а только смотрела на то, как студент подносит рожок ко рту»7.

С этого момента исследование зеркальных нейронов стало одной из наиболее активных областей развития нейронауки. Многие исследования показывают, что зеркальные нейроны активируются даже тогда, когда воспринимаются намерения других и, по существу, «отзеркаливание» отображает «эмпатию, 'теорию психики других' и способность 'принимать точку зрения другого'»8. Открытие, что аутистические личности с обедненной интерперсональной восприимчивостью имеют атипичную систему зеркальных нейронов, подтверждает тесную взаимосвязь зеркальных нейронов с нарциссизмом.

То, что отражается, является опытом переживания другого, однако, Каджиано и соавторы9 идентифицировали два типа зеркальных нейронов: те, которые активируются, если индивид наблюдает движение вдалеке или вблизи себя. Когда наблюдатель видит событие вблизи, он может начать порождать интерактивный ответ. Хотя мы знаем, что многие наши решения детерминируются бессознательно, возбуждение определенных зеркальных нейронов соответствует чувству активности — ощущению себя действующей инстанцией (a sense of agency), живым инициатором действия. (Термин инстанция (agency) может запутывать, так как его используют в психоанализе в двух различных смыслах. Фрейд использовал этот термин, описывая ментальную систему, психический аппарат, и Лапланш использует его в том же смысле. Возникают ассоциации с правительственным комитетом, правительственной инстанцией. Я использую этот термин в другом, современном значении, имея в виду ощущение себя живым инициатором процесса).

Если мы имеем дело с широким диапазоном образов себя, Я-объектов, различные частичные идентификации могут быть призваны функционировать как «действующие лица» («agents»). Иллюстрируя это, я могу сказать, что у меня есть частичные идентификации с несколькими тренинг-аналитиками, которые меня супервизировали. Различные супервизоры попеременно оживают в моей психике, в зависимости от особенностей пациента, с которым я работаю, в основном, потому что я полагаю, что этот конкретный супервизор был бы подходящим аналитиком для этого моего пациента. Таким образом я использую мои частичные пробные идентификации. Точно так же пробные идентификации в ходе психоанализа расширяют у пациентов репертуар образов себя и раздвигают их узкий нарциссический диапазон. Я не знаю ничего об исследованиях зеркальных нейронов в ситуации, когда человек смотрит сам на себя в зеркало, но это не значит, что их не существует. Определенно, однако, что никто не изучал возможную активацию зеркальных нейронов Нарцисса в тот момент, когда он любовно смотрит на свое отражение в воде и тонет. Самовлюбленный субъект имеет крайне ограниченный репертуар образов себя. Беда Нарцисса заключалась в том, что у него был только один образ себя, а не несколько репрезентаций, которые он мог бы любить или хотя бы принимать.

Сейчас я хочу представить материал, в котором отражены психотические, пограничные и «нормальные» аспекты нарциссизма, и ведется дискуссия о теоретических и терапевтических проблемах, относящихся к разным уровням патологии.

Психозы

Фрейд называл психозы «нарциссическими неврозами»10. Он полагал, что исследование психотических личностей позволит нам многое узнать о нарциссизме. Он считал также, что психоаналитическое лечение психотических пациентов и больных шизофренией невозможно, так как большая часть катексиса, направленного на себя настолько ослабляет катексис, направленный на объект, что у пациента не формируется перенос на аналитика. Мы, действительно, можем узнать очень много о нарциссизме, изучая пациентов с шизофренией и их трудности дифференциации живых и неживых объектов. Однако дискуссия о лечении шизофрении находится за рамками данной статьи. Я лишь ограничу мое обсуждение психозов размышлениями по поводу системы объектных отношений у этих пациентов. В ходе моей десятилетней работы в Chestnut Lodge, психоаналитически ориентированной клинике для пациентов с тяжелой патологией, я проводил по четыре-пять часов в неделю с каждым из моих больных шизофренией. Когда некоторые пациенты выходили из глубоко регрессивных психотических состояний, они вознаграждали меня описанием того, что я назвал атмосферными объектами11. Эти объекты представляют собой констелляцию паттернов ощущений, довольно часто включающих в себя синестезию. Пациенты с шизофренией научили меня тому, что я называю их «атмосферными объектами».

Приведу цитату из моей книги, страница 28: «Одна очень умная страдавшая шизофренией пациентка, Дороти Л. … в ремиссии рассказала мне, что во время своего недавнего психотического эпизода ей показалось, будто медсестра – блондинка, говорившая с инностранным акцентом – это Хайди. После многих лет работы… эта пациентка оказалась способна сообщить мне это, - она очень полюбила книжку «Хайди», и черты напоминающие Хайди, имели для нее большую значимость и стабильность, чем личность человека в целом. Ни самое себя, ни других людей она не воспринимала тогда, как обладающих некой непрерывностью существования...»

Я обнаружил, что такие пациенты, в некотором смысле, не развивают личный перенос на меня, тем не менее, некоторые атмосферные качества были присвоены мне, и я мог стать чем-то вроде атмосферного (переносного) объекта. Иногда такое развитие открывает дверь для терапевтического процесса.

У меня есть две причины выделять понятие атмосферных объектов. Во- первых, то, как пациенты переживают свои атмосферные объекты, становится понятным нам, когда мы думаем об «атмосфере» ситуации или события, включая как их неживые, так и живые аспекты. Во вторых, элементы атмосферного переноса сосуществуют с личностным переносом у многих не-психотических пациентов и осознание таких элементов может обогатить психоаналитическую работу.

Перед тем, как завершить тему психозов, я должен упомянуть работу Поля Федерна12, который, возможно, был первым аналитиком, работающим интенсивно с пациентами, больными шизофренией. Он считал, что психотические личности характеризуются не слабым катексисом (энергией), направленным на внешний мир, а недостаточным катексисом ГРАНИЦЫ между внешним и внутренним. Со слабой пограничной гвардией субъект не может отличить (внутренние) галлюцинации от восприятия чего-то извне. Недавние открытие13 того, что пациенты с галлюцинациями имеют недостаток сенсорных нейронов в голосовых связках может объяснять их трудности дифференциации внешнего и внутреннего, данная гипотеза хорошо сочетается с теорией Федерна.

Переходя к обсуждению нарциссизма у не-психотических пациентов, хочу обратить внимание на комментарии Фрейда по поводу нарциссизма аналитиков.

Нарциссизм является центральной темой статьи Фрейда 1908 года «Художник и фантазирование»14, хотя ее основная мысль заключается в том, что возможности аналитика постичь творческий процесс ограничены. Он поражается, как драматургам удается трансформировать повседневные банальные истории в пьесы, от которых зритель получает удовольствие. Мне кажется, что Фрейд был неискренним, когда указывал на то, что аналитик не может постичь творческий процесс, так как он также писал о необходимости аналитику преодолеть собственный нарциссизм (ненависть к ДРУГОМУ) перед тем, как он сможет работать с пациентом психоаналитически, поскольку он изначально «ненавидит» пациента. Для того, чтобы развить мою аргументацию, я процитирую Фрейда15:

«…мечтатель тщательно скрывает свои фантазии от других, потому что ощущает основания стыдится их. Теперь добавлю: даже если бы он сообщил их нам, он не смог бы доставить нам такой откровенностью никакой радости. Нас, если мы узнаем такие фантазии, они оттолкнут и оставят в высшей степени равнодушными. Но когда художник разыгрывает перед нами свою пьесу или рассказывает нам то, что мы склонны объявить его личными грезами, мы чувствуем глубокое, вероятно, стекающее из многих источников удовольствие. Как это писателю удается его сокровеннейшая тайна; в технике преодоления упомянутого отторжения, которое, конечно же, имеет дело с границами, поднимающимися между отдельными Я, заключена подлинная Ars poetica. Мы способны расшифровать двоякий способ такой техники: художник с помощью изменений и сокрытий смягчает характер эгоистических грез и подкупает нас чисто формальной, то есть эстетической, привлекательностью, предлагаемой нам при изображении своих фантазий. Такую привлекательность, делающую возможной вместе с ней рождение большего удовольствия из глубоко залегающих психических источников, можно назвать заманчивой премией или предварительным удовольствием. По моему мнению, все эстетическое удовольствие, доставляемое нам художником, носит характер такого предварительного удовольствия, а подлинное наслаждение от художественного произведения возникает из снятия напряженностей (курсив мой) в нашей душе. Быть может, именно это способствует тому, что художник приводит нас в состояние наслаждения нашими собственными фантазиями, на этот раз без всяких упреков и без стыда…»

Думая о том, как Фрейд использует термин «отвращение», можно обратится к Царю Эдипу Софокла, который имеет дело с тремя отвратительными темами — детоубийство, инцест и убийство — темы, которые представлены в наших бессознательных страхах и желаниях. В театре мы встречаемся с нашими бессознательными страхами и желаниями как с переходными объектами. Переходные объекты Винникота можно сравнить с защитным покрывалом, которое кажется ребенку одновременно живим и неживым. Винникот считает, что не стоит поднимать с ребенком этот вопрос. Один ребенок практически обругал терапевта, который выглядел довольно тревожным, когда пациент особенно жестоко ломал игрушки Мамы и Папы. Ребенок говорил: «Не бойся, я знаю, что это игрушки»16.

Фрейд пишет о снятии напряжения у зрителя, также как и у аналитика, когда тот преодолевает свой первичный нарциссизм. Я полагаю, что пациент переживает похожее снятие напряжения в процессе успешного психоанализа. Один пациент, например, отчетливо припомнил момент после психоаналитической сессии, когда, стоя на станции пригородных поездов по дороге домой, он обнаружил, что смеется над своей собственной мыслью: «Даже житие и умирание – это не вопрос жизни и смерти!». Я полагаю, что этот момент демонстрирует изменение в нарциссических защитных механизмах. Если это абсурдное снижение значимости, это расширение границ, этот освобождающий опыт является центральным компонентом переживаний пациента, то в чем его смысл? Это расширение чувства своей жизненности. Оживают новые аспекты Я.

Обдумывая поразительную мысль пациента, что «даже житие и умирание - это не вопрос жизни и смерти», можно заметить, что жизнь и смерть кажутся очень тяжеловесными, неживыми словами. «Житие» и «умирание» - оба отражают процесс, живой процесс. Я представлю несколько сжатых теоретических рассуждений прежде, чем перейти к более подробному рассмотрению клинического материала. То, что является живым, может двигаться. Движение предполагает время. В ракурсе трёхмерной перспективы должна существовать ментальная способность менять одну позицию на другую. Субъект должен иметь способность взглянуть на свое Я с другой ментальной позиции. Взгляд на самого себя, саморефлексия связывают проблему нарциссизма с проблемой самосознания и сознания. Декартовское "cogito ergo sum" - (Я мыслю, значит, я существую) - не отражает реальность одного из моих пациентов, страдающих шизофренией, который говорит: «Есть какие-то мысли вокруг, но я не знаю, чьи они». В другом месте я уже развивал мысль о том, что изучение опыта переживания времени связано с изучением сознания17. Это время "ergo" соединяет интервал между "cogito" и "sum", время, которое необходимо для того, чтобы услышать или посмотреть на собственное Я. Мы обсуждаем проблему нарциссизма в то время, когда аналитики все больше увлекаются изучением сознания. Никто не может быть нарциссичным без «самосознания» и никто не может быть осознающим себя без сознания.

Полли18 пишет об эволюционной значимости сознания. Он предполагает, что наш мозг развивался таким образом, чтобы мы бессознательно были готовы к будущему. Сознание позволяет нам выживать, если происходит что-то, к чему мы бессознательно не готовы. Я бы добавил, что мы осознаем что-либо, когда нас что-либо удивляет. По-немецки удивление - "Uberraschen" ("сверхсильный натиск"). Сознание, таким образом, связано с нашей способностью схватывать момент времени, с интенциональностью, с нашим восприятием себя как центра действия, имеющего намерения, живого центра действия. Спутанность живого и неживого особо очевидна при пограничной нарциссической патологии.



Клинический материал случая пограничной нарциссической патологии.

(Цитирую мою книгу:) «…Молодая разведенная женщина начала утреннюю сессию в понедельник с целого ряда жалоб …В ее рассказе не было никакой смены интонации при переходе от описания того, что с ней происходило к тому, что она делала. Она продолжала жаловаться, что плохо водит машину, переедает и хочет убить своего ребенка. Все выглядело как нападки на аналитика, который «не помог ей» справиться ни с одной из этих проблем. Она продолжала: "Мне не безопасно водить машину. У меня были смутные мысли покончить с собой и, похоже, машина со мной соглашается. Она не завелась"».

«…Ко времени этой сессии, после нескольких лет анализа, (я)… уже понял, что конфронтировать склонность пациентки одинаковым образом обращаться с событиями, которые она инициирует и теми, которые происходят по внешним причинам, непродуктивно…. Требуется уточнить: она сказала, что "хотела" прийти на аналитическую сессию и думала, что отказ двигателя был процессуальным явлением, происходившим по вине инертной материи. …но когда… стало ясно, что ее плохой уход за машиной связан с амбивалентным отношением к лечению…».

Мы знаем, что распознавание амбивалентности является важным моментом в развитии терапевтического процесса у пациентов с пограничной нарциссической патологией. Это означает принятие более, чем одного образа себя, и это было началом того, что пациентка стала принимать собственное многообразие.



Клинический материал заключительной фазы анализа пациента

с фобическим расстройством.

Во время последних сессий заключительной фазы анализа один пациент переживал что-то похожее на рассеивание эмоциональной тяжести, чувство легкости и свободы похожее на то, которое испытывал пациент, которому пришла в голову мысль, что «даже житие и умирание – это не вопрос жизни и смерти». Мистер П., который обратился за лечением в связи с сильным страхом летать на самолетах, описал детское «воспоминание» или «видение», как пальто вылетело из шкафа и приземлилось на его папу. До определенной степени он не был достаточно уверен в том, что это фантазия — она была слишком реальной. Разные объяснения этого «переживания», в том числе, сексуальные (в детстве пациент часто вплоть до довольно позднего возраста спал в родительской постели), а также его стремление к «высокому полету», гораздо более амбициозному, чем у отца, подробно исследовались в ходе анализа. Он испытывал сильное сексуальное влечение к своей очень красивой сестре. Было не совсем ясно, насколько далеко заходила их сексуальная игра. Он детально описывал очень отчетливые сексуальные фантазии о себе и сестре, но также подчеркивал, что в этих фантазиях он преображался, был не реальным собой, а «какими-то другими версиями себя». Он переживал пугающие эпизоды деперсонализации в ходе анализа, однако он стал постепенно принимать эти «версии» себя как не чуждые ему. Они стали сосуществовать друг с другом и эпизоды деперсонализации прошли. Во время заключительной фазы анализа он мог представлять самые различные варианты своего будущего и даже своей женитьбы. Он воображал, что может быть он никогда не захочет летать, но думал и о том, что его страх мог бы полностью исчезнуть. Он заметил, что когда недавно предпринял перелет на самолете, то зайдя в него уже не испытывал страха, а чувствовал лишь некоторый дискомфорт, связанный с ожиданием. Он выражал удивление, что его жизнь может быть такой разнообразной. Его мир стал шире. Он увидел различные отражения себя в зеркале. Нарцисс видел только одно.

В заключении я хотел бы вернуться к статье Фрейда «О нарциссизме» и его предложению: «Человек действительно является двояким существом: с одной стороны, он служит своим собственным целям, а с другой, он является звеном в цепи, ... приложением к зародышевой плазме». Если мы являемся частью трансгенерационной цепи, то наши житие и умирание — это не вопрос жизни и смерти. Расширение спектра образов себя, жизненных возможностей, более ясное осознание связывают нас с разнообразными межпоколенческими возможностями. Когда происходит ослабление наших нарциссических черт, их развитие, наша двоякая сущность может, до некоторой степени, интегрироваться.



Перевод Инны Толпиной
Ссылки

 «Хайди» - популярная в Европе детская книжка швейцарской писательницы И.Спири (1827-1901) про девочку-сироту, живущую в горах. Здесь и далее цитаты из книги автора приводятся по изданию Д.Кафка «Множественная реальность в клинической практике», М, 2008г., перевод М.Немировской.

  • «поэтическое искусство» (лат.)

Цит. по З.Фрейд «Художник и фантазирование», М.,1995, пер.Р.Ф. Добельцева.

1 Freud, S. (1914). On Narcissism. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Volume XIV (1914-1916): On the History of the Psycho-Analytic Movement, Papers on Metapsychology and Other Works, pp. 67-102. London: Hogarth Press.



2 Freud, S. (1914). On Narcissism. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Volume XIV (1914-1916): On the History of the Psycho-Analytic Movement, Papers on Metapsychology and Other Works, pp. 78. London: Hogarth Press.



3 Kohut, H. (1971). The Analysis of the Self. New York: International Universities Press.


4 Hofstadter, Douglas R. (2007). I Am A Strange Loop. New York: Basic Books. Chapter 16


5 Freud, S. (1917). Mourning and Melancholia. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Volume XIV (1914-1916): On the History of the Psycho-Analytic Movement, Papers on Metapsychology and Other Works, pp 237-258. London: Hogarth Press.


6 Kafka, Rudolf (1897). "Weltanschauung und Perspektive." Die Gesellschaft, (a magazine for social policy, literature, etc.)


7 Blakeslee, Sandra (2006). “Cells That Read Minds.” The New York Times. Published in Science section, January 10, 2006.

8 Ramachandran, V.S. (2006). “Introduction. Mirror Neurons and the Brain In the Vat.” Edge – The Third Culture. January 10, 2006.

9 Caggiano, V., Fogassi, L., Rizzolatti, G., Thier, P., Casile, A. (2009). Mirror Neurons Differentially Encode the Peripersonal and Extrapersonal Space of Monkeys. Science Magazine, Vol. 324, 17 April 2009, pp. 403-406.

10 Freud, S. (1914). On Narcissism. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Volume XIV (1914-1916): On the History of the Psycho-Analytic Movement, Papers on Metapsychology and Other Works, pp. 67-102. London: Hogarth Press.

11 Kafka, John S. (1989). Multiple Realities in Clinical Practice. Yale University Press, CT: New Haven. ( Эта книга доступна в руском переводе Маий Немировской под редакцией Натальи Кигай.)

12 Federn, P. (1952). Ego psychology and the psychoses. New York: Basic Books.

13 Colapinto, J. (2009). “The Marco Polo of Neuroscience.” The New Yorker Magazine, May 11, 2009, pp. 76.

14 Freud, S. (1908). “Creative Writers and Day-Dreaming.” The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud. Volume IX (1906-1908): Jensen's 'Gradvia' and Other Works, 141-154. London: Hogarth Press

15 Freud, S. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Volume IX. London: Hogarth Press.

16 Winnicott, D. W. (1958). Transitional objects and transitional phenomena. In: Collected Papers. New York: Basic Books.

17 Kafka, John S. (1992). "Consciousness and the Shadow of Time", in Two Butterflies on My Head. Psychoanalysis in the Interdisciplinary Scientific Dialogue, Leuzinger-Bohleber, M., Schneider, H., Pfeiffer, R., editors, Springer - Verlag, Berlin, 1992, pp. 87-95; and IPSO Newsletter Anniversary Edition, Summer 1991.

18 Pally, R. (2007). The predicting brain: unconscious repetition, conscious reflection and therapeutic change. International Journal of Psychoanalysis, 88(Part 4), pp. 861-881.

Каталог: content -> files -> upload -> 133
133 -> Особенности депрессивных состояний у детей
133 -> Общие замечания по поводу нарциссических переносов (1971)1 Хайнц Кохут
133 -> О нарцизме (1914) Зигмунд Фрейд
133 -> Смысл как травма: Психоанализ и философия текста
133 -> Терапевтический сеттинг в психоанализе и психотерапии Гари Голдсмит
133 -> «Разновидности эдиповой триадной констелляции при нарциссических и пограничных нарушениях»
133 -> Суицид с позиции психоанализа Я. Л. Обухов
133 -> Додэ Л. М. (1990) аддикция, беспомощность и нарциссическая ярость
133 -> Сексуализация и десексуализация в психоанализе
133 -> О творческих сновидениях


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница