Краткое описание исследования Оганесян Н. Ю. по внедрению танцевальной психотерапии в психиатрические стационары Санкт-Петербурга. Целью



Скачать 126.75 Kb.
Дата15.05.2016
Размер126.75 Kb.
Краткое описание исследования Оганесян Н.Ю. по внедрению танцевальной психотерапии в психиатрические стационары Санкт-Петербурга.

Целью исследования является изучение влияния танцевальной терапии на телесные, эмоционально-личностные, коммуникативные проявления психотических пациентов в процессе комплексной реабилитации.

Задачи исследования.

1. Обобщить научные представления о месте и роли танцевальной терапии в системе реабилитации шизофрении.

2. Описать мишени танцевально-психотерапевтической интервенции и разработать технологию танцевально-терапевтической метода в психиатрическом стационаре.

3. Создать и апробировать комплекс методик для выявления эффективности танцевальной терапии психотических пациентов.

4. Оценить изменения телесных, психоэмоциональных, коммуникативных проявлений в процессе танцевальной терапии.

5. Оценить эффективность предложенной модели танцевальной терапии в реабилитации психотических пациентов и в катамнезе.



Объект исследования. 120 пациентов с психотическими расстройствами, проходивших лечение в психиатрической больнице. Из них - 90 респондентов, которые прошли групповую танцевальную терапию, 30 -составили контрольную группу, т.е. тех пациентов, не получавших танцевальную терапию. Необходимо добавить, что и основная и контрольная группы не получали другие виды психотерапии на момент исследования.

Для исследования отбирались больные шизофренией с дефицитарными расстройствами, варьирующими от неглубоких, приближающихся к чистому астеническому дефекту, до выраженных апатоабулических проявлений с аспонтанностью, безынициативностью, эмоциональной отгороженностью, угнетением витального тонуса, дисгармоничностью моторики. В общую клиническую картину у части больных включались галлюцинаторные и бредовые расстройства, носившие резидуальный характер. В ряде случаев в спектр дефицитарных проявлений вплетались слабые депрессивные проявления без витальной окраски, преимущественно апатоабулического типа. Все больные получали поддерживающую нейролептическую терапию и были направлены на танцевальную терапию врачом на стадии выхода из психотического состояния.



Предмет исследования: изменения сенсомоторных, эмоционально-личностных (психоэмоциональных), коммуникативных и других составляющих личности пациентов с психотическими расстройствами под воздействием танцевальной терапии.

Гипотеза исследования. Включение танцевальной терапии в реабилитацию психотических пациентов облегчает раскрытие пациентами своих эмоционально-личностных переживаний. Интеграция сенсорной, моторной и психоэмоциональной деятельности в процессе танцевальной терапии способствует улучшению моторики, самопринятия, коммуникации.

Структура применяемых  танцевально-терапевтических сессий является семичастной:



  • разминка, гимнастика ци-гун или корригирующая гимнастика по системе профессора Ю.А. Афанасьева;

  • обсуждение темы сессии;

  • танцевальная импровизация, индивидуальная или групповая;

  • показ картины - мишени, обсуждение темы и ее цветового решения, проработка какой-либо установки;

  • релаксация по теме картины;

  • рисование собственного видения темы картины;

  • заключение: общий танец.

Главные цели разработанной  групповой модели танцевальной терапии – усилить ресурсы пациентов, снять психоэмоциональные зажимы с помощью танца, физических упражнений и релаксации, усилить личность пациентов и удлинить «период здоровья».

Для решения задач исследования были использованы следующие методы и методики.

1. Клинико-психологический метод для исследования состава группы по полу, возрасту и т.д.; исследование единичных случаев, для выделения индивидуальной работы во время прохождения групповой танцевальной терапии; проводилась формализация данных, получаемых этим методом с помощью специально разработанных анкет, заполняемых врачами и пациентами для исследования влияния танцевальной терапии.

2. Методы исследования моторики - «Мотоскопия» Озерецкого, методы изучения психомоторики, описанные Н.И. Озерецким и МО. Гуревичем в книге «Психомоторика» (1930) и модифицированные применительно к танцевальной терапии и предназначенные для изучения осанки, мимики, походки, эмоционального выражения. Такие оценки моторики производились врачами и медицинским персоналом. Следует подчеркнуть, что для большей объективизации данных, танцевальный терапевт не участвовал в тестировании по этой методике.

3. Методы исследования психомоторики (методы изучения телесного компонента и координации движений). Среди этих методов был использован кинематометрический тест «Внешний баланс» Ильина (Ильин Е.П., 2001,2003), предназначенный для изучения внешнего влияния на кинестетико-эмоциональное состояние пациентов. Кроме того, использовалась серия тестов Толчинского «Оценка координации движений» (Озерецкий Н.И., 1930), предназначенных для изучения темпа и степени координации движений. «Быстрота моторики» Озерецкого.

4. Экспериментально-психологические методы.

• Опросники: «Исследование психологической структуры темперамента» (методика Смирнова), описанная Е.П. Ильиным (2001), использовалась для выявления ряда полярных свойств темперамента: экстраверсия - интроверсия, эмоциональная возбудимость эмоциональная уравновешенность, темп реакций (быстрый медленный), активность (высокая - низкая), шкалу искренности.

• Психодиагностический метод самооценки Дембо-Рубинштейн для оценки динамики личностной самооценки пациентов в процессе танцевальной терапии и цветовой тест Люшера.

• «Анализ телесного компонента интеллекта» используется для самоанализа телесных напряжений в процессе танцевальной терапии.

• Проективно-невербальные методы изучения исследования личности -по классификации проективных методик, описанных Л.И. Вассерманом и О.Ю. Щелковой (2003), относятся к экспрессивным методам рисования на свободную или заданную тему. По мнению Сильвер, (Silver R., 1988b, 1993а), невербальные тесты на воображение могут быть подчас наиболее эффективны в работе с больными шизофренией. В нашем исследовании были использованы: проективные методики «Какого «Я» цвета», «Оценка результата релаксации» - разработаны автором, «Звёзды и Волны» - разработан У.-А. Лаллемант.

• Проективно рисуночный методика «Какого «Я» цвета» розволяет оценить эмоциональное состояние пациента до и после каждой танцевально-терапевтической сессии.

• Невербально-проективная методика «Оценка результата релаксации» используется для того, чтобы проследить работу с образами и символами воображения в состоянии релаксации и танца и рисунка.

• Проективная методика «Звёзды и Волны» Лаллемант (2003), используется для определения тревожности, нарциссизма, маскированной депрессии и оценки образа «Я» пациента.

• Катамнестические наблюдения, методики оперативного слежения, анкетирование врачей и пациентов.

Полученные с помощью описанных выше методик данные были обработаны с применением статистических пакетов SPSS и MIDAS.

Во время танцевальной терапии проводились  видеозаписи  (с письменного согласия больных) нескольких танцевально-терапевтических сессий, в которых участвовало всего 140 больных шизофренией. Полученный видеоматериал анализировался с помощью разработанных автором специальных информационных карт, входящих в «Диагностически-инструментальную карту динамики состояния больных в процессе танцевальной терапии», включающую 230 признаков. В эту карту были включены 74 признака развития моторики больных шизофренией, анализирующих как групповую так и индивидуальную динамику психомоторного состояния в процессе танцевальной терапии. Этот анализ использовался для самооценки пациентами, проходящими танцевальную терапию, а также танцевальным терапевтом,  независимыми психологами и врачами - психиатрами, после предварительной подготовки. Разработанные анкеты представлялись для анализа непосредственно после танцевально - терапевтической сессии (3-ей и 10-ой – только пациенты и танцевальный терапевт) и во время просмотра видео материала (пациенты, танцевальный терапевт, психологи, врачи).


Структура сессии Толошиновой Д.Ю, работа с психотическими пациентами ГПБ №1 Кащенко.
1.разминка – разогрев мышц, активация моторных навыков. Развитие мелкой моторики, координации, уменьшение мышечного напряжения;
2. обсуждение темы сессии – подготовка к определённому виду деятельности, к дальнейшей осознанной работе;
3. развитие темы сессии, направленное на приобретение личного опыта, формирование определённых навыков, посредством практических танцевально-двигательных методов;

4. танцевальная импровизация (индивидуальная, групповая или парная), направленная на самовыражение, самопринятие и взаимопринятие участников группы;


5. заключение – общий танец. подведение итогов занятия.
В данную структуру сессии органично вписалась разработанная Толошиновой Д.Ю. (Толошинова, 2009) техника языка жестов из индийского танца, применяемая с целью развития мелкой моторики, мимической активности, эмоциональной коммуникативности, моторно-образного воображения.
Описание одной из сессий Оганесян.

Далее представлено несколько примеров активации коммуникативных навыков больных шизофренией в процессе танцевальной терапии.

Танцевально-терапевтическая группа состояла из 8 больных (5 мужчин и 3 женщины). При предварительном тестировании до 1-й танцевально-терапевтической сессии были выявлены заторможенность коммуникативных, эмоциональных и моторных реакций, низкая самооценка и энергетический тонус. Все больные прошли 8 сессий, в процессе которых у всех достигнуто улучшение коммуникативных навыков.

Одной из задач 9-й сессии являлось закрепление отработанных невербальных коммуникативных навыков. Для реализации в танцевальной части данной сессии были задействованы индивидуальный импровизационный танец с последующими спонтанными коммуникациями, импровизационный танец в малых группах и общая групповая импровизация. Индивидуальная импровизация строилась на спонтанных движениях под музыку, пациенты получили задание танцевать так, “как подсказывает им свое тело”, не обращая внимания на других членов группы. Для импровизационного танца в малых группах с аналогичным заданием танцевальный терапевт разделила 8 больных на 3 группы (в 1-ю вошли 3 мужчины, во 2-ю – 2 мужчины и 3-ю – 3 женщины) в зависимости от коммуникативных, телесных и эмоциональных показаний пациентов в процессе танцевальной терапии. Группы были сформированы по половому признаку, так как это позволяло проследить развитие мужских и женских форм невербальной коммуникации. Больным для танцевальной импровизации были предложены вальсы и мазурки Ф.Шопена. Выбор музыки обусловлен тем, что для танцевальных импровизаций музыкальное сопровождение должно быть нейтральным, чтобы не нести никакой смысловой нагрузки и не программировать образы при спонтанной импровизации [21, 22]. При сохранении трехдольной пульсации пациенты по-разному реагировали на метроритмическое наполнение такта, что позволяет танцевальному терапевту определить внутренний ритм пациентов. Медленный вальс или мазурка отражались в плавных движениях, а в подвижном темпе движения ускорялись, становились более резкими, что свидетельствует о развитии ритмической активности пациентов на протяжении сессий. Тема танцевальной импровизации не была задана терапевтом, она должна была появиться спонтанно и, соответственно, проективно охарактеризовать внутренние переживания пациентов. Времени на подготовку и обсуждение темы импровизации дано не было.


Телесно-коммуникативное поведение больных трех групп

Группа 1. Трое мужчин с разных концов круга медленно двигались под музыку, сходясь в центре. Их движения были плавными и раскачивающимися, затем один из них начал что-то искать под ногами, другие повторили его движение, возникло ощущение, что они носком ноги что-то отбрасывали. Круговыми движениями они сошлись в центре и сыграли радость встречи с приветствиями и объятьями, они немного побегали, “задирая” друг друга, затем начали танцевать каждый по-своему. Один начал танцевать шагами вальса с раскачивающимися наверху руками, другой почти стоял на одном месте, но верхняя часть его корпуса и руки также раскачивались в разные стороны, третий, держа руки на талии, одной ногой выписывал круги, а другой делал шаг вперед и так, меняя ноги, двигался по диагонали. При этом все укладывались в музыкальный ритм. Вдруг двое начали изображать, что везут что-то, третий пристроился сзади, предварительно спросив, что они делают. Было ощущение, что этот третий что-то поднимает с пола и куда то вставляет. Вдруг они все трое сказали “Бах!” и радостно подняв руки кверху, запрыгали и замахали руками, как будто кого-то приветствовали, затем изобразили радостный танец с прыжками, бегом и объятьями. На этом танец был закончен. Сидящие в круге другие больные аплодировали, а потом танцевальный терапевт попросила танцевавших, рассказать, что они делали. Больные по очереди дополняли свой рассказ. “Мы были на пляже Петропавловской крепости. Мы там встретились случайно и узнали друг друга. Сначала просто бегали по песку, а затем стали тянуть и заряжать пушку, чтобы выстрелить в 12 ч и сказать всем людям, что наступил полдень. Погода была хорошая, мы плавали, играли в волейбол, нам было хорошо и весело”. Танцевальный терапевт не пыталась узнать, как больные объясняют именно такой выбор сюжета (этот танцевальный терапевт принадлежит к так называемой английской неинтрепертирующей школе танцевальной терапии, в которой главным является катарсическое эмоциональное отреагирование больных в процессе танца-импровизации).

Заметим, что пациенты, присоединившись друг к другу, сформировали единое, целенаправленное развитие темы в процессе танца. Эта танцевальная импровизация свидетельствует о возрождении возможностей пациентов конструировать и развивать общую деятельность на невербальном уровне, проявляя открытые возможности включения эмоций и коммуникации.



Группа 2. Двое мужчин тоже начали танцевать прямо со своих мест. Первый танцевал медленными и плавными движениями, он немного опаздывал. Второй наоборот, строил танцевальные движения в более быстром темпе с прискоками и притоптыванием. Когда они сошлись вместе и посмотрели друг на друга, то первый начал повторять движения второго и некоторое время они танцевали в унисон, присоединившись друг к другу на невербальном уровне. Это был благоприятный признак динамики состояния больного, так как до курса танцевальной терапии он долгое время практически не контактировал с другими больными в отделении и при поступлении в стационар имел кататонические симптомы, затрудняющие контакты. Только к 9-й сессии он стал чувствовать движения других и присоединяться к ним.

Потанцевав немного отдельно, оба больных начали вместе копать что-то и складывать, потом с двух сторон подняли, понесли и сгрузили (потом выяснилось, это были “носилки”). Так повторялось несколько раз, а потом стало понятно, что они сажают дерево. Они нарисовали это дерево в воздухе и очень старательно рисовали крону, делали это все в движении по кругу. Посадили дерево и засыпали корни, затем вытерли пот со лба и легли под деревом отдыхать.

Вся их импровизация была музыкальной, танцуя вместе, они ни разу не сбились с ритма, создав средний ритм, удобный для обоих. Необходимо учитывать, что до курса танцевальной терапии у первого пациента наблюдалась сильная ритмическая заторможенность, связанная с депрессивным состоянием, а второй находился в маниакальном состоянии двигательной расторможенности. В этой импровизации пациенты взаимодополняли друг друга. Когда они остановились, группа больных, сидевших в круге, дала им обратную связь, точно угадав тему импровизации. Оценивая эффект танцевальной терапии у этих больных, следует отметить, что, несмотря на индивидуальные телесно-ритмические различия, они смогли организовать диалог на невербальном уровне.

Группа 3 состояла из 3 женщин, которые также начали самостоятельно двигаться непосредственно от своих мест и сначала довольно долго танцевали отдельно, углубившись в свои чувства. Музыкальный ритм вальса все удерживали, 2 женщины ногами делали шаги вальса, а верхняя часть их корпусов плавно раскачивалась с поднятыми высоко над головой руками. Они свободно двигались, куда хотели, занимая всю довольно большую площадь внутри круга. Третья девушка, улыбаясь счастливой улыбкой, мелкими шагами, с плавно поднимающимися снизу вверх руками, медленно перебегала по прямой линии в разные стороны, постоянно разделяя первых двух. Танец получился такой гармоничный, что сидевшие мужчины явно любовались ими. Затем одна из танцующих остановилась и стала что-то делать кистями рук сверху вниз, две другие присоединились к ней. Они стояли треугольником и со счастливой улыбкой делали одинаковые движения руками точно в ритм музыки. Какое-то мгновение все сидящие в круге смотрели на них, затем кто-то из мужчин не выдержал и спросил: “Что вы делаете?”. Женщины, продолжая движения, ответили: “Мы корову доим!”. Мужчины засмеялись, и кто-то из них сказал: “Когда закончите доить, потанцуйте хороводом, на вас так приятно смотреть!”, что те и сделали. Они ходили по кругу, зигзагом, почему-то их движения приобрели очертания движений русских народных танцев. Улыбка не сходила с их лиц. Немного так потанцевав, они остановились и получили заслуженные аплодисменты. Эта танцевальная импровизация задействовала невербальный коммуникативный контакт между мужчинами-зрителями, которые бросали реплики во время танца и танцующим женщинам, которые откликнулись на просьбу мужчин продолжить танец. Какое-то время по окончании танца все держали молчаливую паузу, прежде чем перейти к другой части сессии.

Следующим общим для всех больных заданием, завершающим 9-ю сессию, была заключительная групповая танцевальная импровизация. Музыкальное сопровождение состояло из двух частей – медленной (Поль Мориа) и быстрой (русская плясовая “Камаринская”). Изменение музыкального сопровождения было сделано специально: таким образом проверялась способность больных к быстрой смене ритма. Необходимо отметить, что в медленной части пациенты использовали медленные и плавные движения, большинство из пациентов в процессе танца задействовали все части тела. Плавные движения начинались с поднятых, колышущихся рук, переходили на плечелопаточный пояс, включая голову, затем откликались бедра, колени и ступни. При этом все члены группы, танцуя сначала в круге, разошлись в разные стороны и танцевали сами по себе, а потом сформировали колышущуюся пирамиду. Когда темп музыки изменился, они сначала быстро разбежались танцевальными движениями, а затем, образовав две параллельные линии несколько раз сходились, здороваясь друг с другом за руку, и расходились, чтобы сформировать два круга. В этих кругах мужчины и женщины несколько раз менялись местами, кто-то танцевал в центре круга, а кто-то по краям. При изменении рисунка танца обязательно находился лидер, который вел построение танца.



Следует отметить, что умение взять на себя ответственность и повести за собой других в танце может являться признаком развития и удержания коммуникации больных шизофренией во время танцевальной терапии. При вербальной психотерапии у больных шизофренией довольно трудно добиться принятия ответственности на себя, это требует длительного времени. В танцевальной терапии это происходит незаметно для больных, так как в танце напрямую задействованы эмоционально-кинестетические паттерны взаимодействия. Танец быстротечен и в процессе кинестетического танцевального развития разум не всегда успевает осознать, зачем сделано то или иное движение, необходимо быстро “здесь и сейчас” ответить на жест партнера. Таким образом, с помощью танцевальной терапии у больных шизофренией появляется возможность конструирования действующего “Я” по отношению к людям на невербальном уровне, а также активация спонтанных коммуникаций. Если вербальные коммуникации у большинства больных шизофренией до начала танцевальной терапии были затруднены, то к последним сессиям все больные уже подают реплики, обсуждают и реагируют эмоционально на исполнение танцев другими членами группы, активно включаются в общую деятельность и устанавливают дружески доверительные контакты внутри группы.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2012
2012 -> Система социальной помощи семье, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, в учреждениях социального обслуживания семьи и детей
2012 -> Коалиция организаций ветеранов боевых действий Дальневосточного Федерального округа «Боевое братство дв»
2012 -> Стерлитамакский филиал
2012 -> Питання про виникнення людини хвилює людство здавна. У XIX ст
2012 -> Методические рекомендации по проведению занятий с применением интерактивных форм обучения
2012 -> Тема опыта
2012 -> Вопросы к экзамену Планирование и организация работы кадровой службы Современные концепции управления персоналом
2012 -> Танцевально двигательная
2012 -> Современной


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница