Купер К. I индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо



страница3/48
Дата15.05.2016
Размер5.74 Mb.
#12486
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Клинические теории


Некоторые теории сформировались на основе опыта клини­ческих психологов, пришедших к выводу, что способы, использу­емые ими для концептуализации «аномального поведения» (осо­бенно таких факторов, как тревога, депрессия и низкая самооцен­ка), могут оказаться полезными для понимания индивидуальных различий в «нормальной» популяции. Однако некоторые исследо­ватели делали излишне поспешные выводы. Фрейд, например, изучив весьма небольшую выборку женщин из высших слоев вен­ского общества (многие из которых обнаружили симптомы столь необычные, что они даже не указаны в современных диагности­ческих справочниках), отказываясь верить некоторым их расска­зам (например, воспоминаниям о сексуальном насилии), тем не менее, выстроил огромную и сложную теорию структуры личности и функций, касающуюся человечества в целом.

Детальное изучение индивидуумов


Многие люди претендуют на понимание того, «что заставляет других людей действовать», по крайней мере, членов их семей и близких друзей. Например, можно верить, что благодаря опыту мы знаем, как успокоить (или вывести из себя) тех, с кем мы близ­ки, и можем полагать, что имеем хорошее интуитивное представ­ление о типах проблем, которые важны для них, позволяя себе «смотреть на мир с их точки зрения» и, соответственно, прогно­зировать их поведение. В частности у всех нас имеется своеобразное интуитивное предчувствие, когда можно говорить о трудных воп­росах с теми, кто нам близок. Возможно, этот тип «внутреннего чувства» должен стать главной опорой исследований индивидуаль­ных различий.

Однако с этим подходом связан ряд трудностей, даже если окажется, что точный прогноз поведения действительно возмо­жен, хотя это остается маловероятным. Во-первых, изучать людей таким способом абсолютно непрактично, поскольку для того, чтобы узнать кого-то достаточно хорошо и быть в состоянии сделать точ­ные предсказания, скорее всего потребуется много времени. Во-вторых, этот подход, строго говоря, не является научным, так как будет сложно количественно оценить обнаруженные индивидуаль­ные различия. В-третьих, многозначность языка приведет к воз­никновению трудностей при определении того, действительно ли разные люди действуют по-разному. Два человека могут характе­ризовать третьего двумя совершенно разными способами, и будет абсолютно невозможно убедиться в том, что они действительно имеют в виду одну и ту же характеристику. Однако самая большая проблема — это заблуждения. Очень легко переоценить, насколько хорошо один человек может предсказать поведение другого. Име­ются надежные доказательства того, что большинство наблюдате­лей замечают и помнят только 1% случаев правильного прогноза поведения и игнорируют или отделываются поверхностными объяс­нениями, когда речь идет о 99% ошибочных предсказаний. Все эти трудности в равной степени относятся и ко всем попыткам обна­ружить суть личности методом интроспекции; нет никакой гаран­тии, что теории, появившиеся на основе такого исследования, будут подлинными в научном смысле этого слова.


Умозрительные размышления


Если кто-то в состоянии осуществить тщательное беспристра­стное наблюдение за тем, как человек ведет себя во многих ситуа­циях, можно вполне обоснованно сформулировать и проверить

некоторые гипотезы, касающиеся поведения. Например, некто мо­жет заметить, что отдельные индивидуумы обнаруживают склон­ность к тревоге, нервны, беспокойны, легче выходят из себя по сравнению с большинством людей и т.д. Другими словами, на­блюдатель может заметить, что целый комплекс характеристик варьируется совместно, и предположить, что «тревожность»"(или что-то подобное) может оказаться интересным аспектом личнос­ти. Конечно, возможно, что с такого рода случайными наблюде­ниями могут быть связаны самые разные проблемы. Наблюдения могут быть просто неверными или же ситуации могут быть ложно истолкованы. Например, люди, которые воспринимаются други­ми как тревожные, на самом деле могут находиться в какой-то стрессогенной ситуации и ситуация (а совсем не личность) опре­деляет характер их реакции. Более того, сами идеи могут быть вы­ражены столь неопределенно, что их просто невозможно прове­рить. Еще Платон утверждал, что разум подобен колеснице, кото­рую везут четыре лошади. В литературе содержится ряд проверяемых гипотез, касающихся личности, например, когда Шекспир гово­рит словами Юлия Цезаря следующее:

Хочу я видеть в свите только тучных,

Прилизанных и крепко спящих ночью.

А Кассий тощ, в глазах холодный блеск.

Он много думает, такой опасен.

(У. Шекспир. Юлий Цезарь. Перевод М. Зенкевича, 1959)

Данная цитата наводит на мысль о существовании довольно интересных и потенциально эмпирически проверяемых процессу­альных моделей «опасности».

Научное изучение индивидуумов с использованием психологических тестов

Многие психологи вследствие проблем, присущих обсуждав­шимся выше подходам, выбирают более объективные, научные методы изучения личностных и других индивидуальных различий. Один из широко распространенных подходов включает использо­вание статистических методов с целью обнаружения кросс-ситуа­тивной стабильности поведения и определения того, какие его варианты имеют тенденцию проявляться совместно. Первичные дан­ные, получаемые с помощью этих методов, — это либо рейтинги поведения определяемые обученными экспертами, которые отмечают четко очерченные особенности поведения и, следова­тельно, сильно отличающиеся от импрессионистских описаний, упомянутых выше, либо оценки, получаемые с помощью опрос­ников, сконструированных с использованием тщательно разрабо­танных статистических приемов. Много внимания уделяется обес­печению точности и воспроизводимости измерений.


Имплицитные теории личности


Коротко следует упомянуть и о так называемых имплицитных теориях личности, хотя (по причинам, которые станут ясными позднее) эти теории скорее должны рассматриваться в рамках со­циальной психологии, а не в психологии индивидуальных разли­чий. Имплицитные теории личности отражают нашу склонность приписывать окружающим людям некоторые характеристики, ос­новываясь на минимальных доказательствах. Если приятель сказал вам, что его новый сосед замкнут, вы, вероятнее всего, припишите этому человеку целый ряд других определений: например, неприв­лекательный, скупой, необщительный — три характеристики, которые отнюдь не обязательно имеют отношение к замкнутости.

Такие особенности, как ношение очков, привлекательный об­лик или потупленный взор, надежно ассоциируются с определен­ными характеристиками личности и интеллекта (Mischel, 1986), говоря о том, что все мы склонны рассматривать окружающих, руководствуясь широко распространенными стереотипами, и час­то приписываем людям особенности, для которых у нас нет дока­зательств. Опасность в данном случае заключается в том, что такой подход ведет к «самоподтверждаемым прогнозам». Маловероятно, что, приписав однажды все перечисленные негативные определе­ния своим замкнутым соседям, вы будете вести себя приветливо при встрече с ними. На такое поведение могут ответить соответ­ствующим образом, и тем самым ваши ожидания получат «под­тверждение».

Все это очень интересно, но совершенно не объясняет, что такое на самом деле личность (или настроение, или способности). Скорее это касается представлений о том, какой должна быть лич­ность. Это касается также формирования стереотипов, использо­вания знаков при восприятии человека человеком и других вопро­сов, которые действительно относятся к социальной психологии. По этой причине данные подходы в этой книге не рассматриваются.

Резюме

Эта короткая глава — введение в общую область психологии инди­видуальных различий. Она показала, что данная тема заслуживает изучения по многим причинам: в силу присущей ей увлекательно­сти; наличия множества практических приложений тестов, пред­назначенных для измерения индивидуальных различий; необходи­мости оценивать индивидуальные различия при проверке теорий в других областях психологии, а также ввиду возможности обеспе­чивать более точное предсказание в контексте теорий, которые учитывают и индивидуальные различия, и влияние эксперименталь­ных воздействий на поведение. Мы рассмотрели некоторые мето­ды изучения индивидуальных различий с учетом преимуществ и недостатков каждого метода и ввели разграничение между струк­турными моделями «что делает людей отличными друг от друга?» и процессуальными моделями «почему? когда? где?», а также за­ложили основы для обсуждения вопросов, связанных с оценкой индивидуальных различий.


ТЕОРИИ КЕЛЛИ И РОДЖЕРСА

Общая картина

Теории Карла Роджерса и Джорджа Келли включены в эту кни­гу, поскольку обе они просты и весьма влиятельны. Они исходят из того, что используемые людьми способы восприятия себя и других тесно связаны с особенностями их собственных личностей и что необходимо понимать индивидуальный («феноменологичес­кий») взгляд человека на мир. Обе теории имеют значительное влияние на теорию и практику клинической психологии и психо­логическое консультирование.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница