Купер К. I индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо



страница4/48
Дата15.05.2016
Размер5.74 Mb.
#12486
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Введение


Теории Джорджа Келли и Карла Роджерса рассматриваются совместно, потому что обе они по своей сути являются феномено­логическими. Они признают, что осознаваемый опыт людей может выявить основы их личностей. Говоря более конкретно, они пред­полагают, что индивидуальные особенности личности можно по­нять, узнавая, как люди воспринимают и переживают — и эмоци­онально, и когнитивно — происходящее в мире. Таким образом, и Келли, и Роджерс фокусируют внимание на том, как индивидуум воспринимает себя и других людей. Задача состоит в том, чтобы понять уникальность взгляда каждого человека на мир, исследуя его мысли, чувства и верования. Этот метод (известный как инт­роспекция), возможно, является наиболее очевидным и простым путем изучения личности. Именно поэтому мы в первую очередь рассматриваем эти теории.

Как будет показано позднее, другие теоретики не склонны со­глашаться с тем, что, обращаясь к людям с просьбой «заглянуть внутрь себя» и описать свои мысли и чувства, можно выявить ос­новы их личностей. Фрейд и его последователи исходят из того, что главные детерминанты личности не представлены в сфере со­знания, обычно совершенно не осознаны и, следовательно, не доступны интроспекции. Более того, поскольку эти исследователи считают, что люди имеют почти безграничную способность к самообману, «вспоминая» те события, которых не было, и забывая те, которые имели место, подход, предполагающий простое пред­ложение людям подумать о том, что они чувствуют по отношению к самим себе или к другим людям, может быть обречен на пораже­ние. Согласно Фрейду, только ясно мыслящий и бесстрастный аналитик может понять подлинную природу и происхождение по­ведения и отдельных симптомов, а клиент должен верить в досто­верность интерпретации, даваемой аналитиком. Поэтому последо­ватели Фрейда считают, что теории подобного типа, обсуждаемые в этой главе, вряд ли окажутся полезными для понимания личности.

Другая влиятельная группа теоретиков также имеет расхожде­ние с феноменологическим подходом. Создатели теории черт по­лагают, что вместо изучения того, как отдельный индивидуум вос­принимает мир, усилия следует направить на исследование боль­ших выборок людей с целью понять, чем они отличаются друг от друга. Они рассматривают личность как нечто, находящееся «внут­ри» индивидуума, определяющее поведение, возможно, под кон­тролем биологических и генетических факторов. Эти исследовате­ли скептически относятся к значению, придаваемому ответам лю­дей на личностные опросники, и поэтому проводят тщательно разработанный статистический анализ паттернов этих ответов.

Например, предположим, что личностный опросник предла­гает испытуемым оценить по пятибалльной шкале степень своего согласия с утверждениями типа: «Я легко раздражаюсь», «Чест­ность очень важна для меня» и т.д. Подобные самоотчеты могут быть обработаны двумя способами. Они могут быть приняты, что называется, по своей номинальной стоимости. Можно допустить, что кто-либо, абсолютно согласный с вышеупомянутым утверж­дением, и в самом деле чувствует себя раздражительным. И Род­жерс, и Келли стали бы придерживаться именно такой точки зре­ния. С другой стороны, эти ответы можно рассматривать как простое «поведение, направленное на выставление галочек в графах», которое совсем не обязательно обнаруживает нечто, характеризу­ющее личность «на самом деле». Главное, что имеет значение, зак­лючается в следующем: будут ли люди, отвечающие на некоторые вопросы определенным образом, склонны отвечать аналогичным образом и на другие вопросы. Ответы на задания опросника рас­сматриваются не как подлинный способ проникновения во внут­ренний мир человека, а скорее как варианты поведения, которые надо анализировать.

Теории, описанные в этой главе, отражают первую из указан­ных позиций. В самом деле, согласно этим теориям, наше субъек­тивное восприятие себя, других людей и событий имеет огромное значение, поскольку все мы можем выбирать, под каким углом зрения рассматривать случившееся (например, увольнение можно воспринимать как личностное отвержение, как небольшое неудоб­ство или как хорошую возможность изменить свой образ жизни). Любая такого типа теория личности должна фокусироваться на том, как мы воспринимаем и интерпретируем происходящее. Келли однажды сказал, что «взгляды индивидуумов на себя и других людей обеспечивают единственную разумную основу для понима­ния того, как действует личностная система конкретного человека».

Благодаря этой убежденности в способности индивидуума со­общать о своих мыслях, чувствах и переживаниях и потенциально изменять «бесполезные» взгляды на мир описанные в этой главе теории оказывают существенное влияние на консультирование и клиническую психологию. В большей степени это касается теории Роджерса, которая на практике почти не отличима от «клиенто-центрированной терапии». Последняя является краеугольным кам­нем большинства современных способов консультирования.


Задание для самопроверки 2.1


Что означает феноменологический подход к изучению личности?

Введение в теорию личных конструктов, разработанную Джорджем Келли

После того как Джордж Келли чуть было не стал авиационным инженером, он получил образование клинического психолога и организовал передвижную психологическую службу в Канзасе в

1920-е гг. Основу его образования составляла психоаналитическая теория, но постепенно он стал убеждаться в том, что его «клиен­тов парализуют длительные засухи, пыльные бури и экономичес­кие заботы, а отнюдь не переполнение либидонозными силами» (Rykman, 1992, р. 338). Он чувствовал, что традиционные теории личности (в то время это психоанализ, теории научения и бихеви­оризм) не могут объяснить, каким образом люди концептуализи­руют или пытаются осмыслить окружающий мир. В самом деле, перечисленные теории, казалось, игнорировали то, что представ­лялось Келли очевидным, а именно: люди стремятся понять, что происходит в их жизни, и предугадать, что случится в дальнейшем. Он писал так:

В полдень, в час дня, меня легко найти беседующим со студентом и выполняющим все те обычные дела, которые должны делать руково­дители научной работы, поощряя студента точно определять ключе­вые вопросы, наблюдать, глубоко вникать в проблему, вырабатывать гипотезы, пользуясь либо индуктивным, либо дедуктивным методом, проводить предварительные серии испытаний, связывать полученные результаты с собственным прогнозом, контролировать свои экспери­менты, чтобы узнать, что к чему может привести, осторожно обобщать и пересматривать свои мысли в соответствии с опытом.

В два часа дня у меня может быть назначена встреча с клиентом (т.е. пациентом). Во время этого собеседования я не склонен брать на себя роль ученого; я скорее просто стараюсь помочь находящемуся в беде человеку выработать какие-то решения его жизненных проблем. Итак, что же я стал бы делать в этом случае? Ну, я постарался бы подвести его к тому, чтобы он точно определил основные вопросы, понаблюдал бы, глубоко вникнул в проблему, сформулировал бы ги­потезы, пользуясь либо индуктивным, либо дедуктивным методом, провел некоторые предварительные серии испытаний, связал бы ре­зультаты с ожиданиями, проконтролировал степень риска так, чтобы пациент отдавал себе отчет о возможных последствиях, осторожно обобщил бы и скорректировал свои представления в соответствии с опытом.

(Kelly, 1963, цит. по: Bannister and Mair, 1968, p. J)

Таким образом, теория Келли утверждает, что каждый чело­век действует в значительной степени как ученый: проводя на­блюдения, делая индуктивные выводы, пытаясь сформулировать правила, объясняющие, как устроен мир, примеряя эти правила к новым фрагментам данных и наблюдая, соответствуют ли резуль­таты тому, что ожидалось. Если правила действительно оказываются способными объяснить поведение, созданная таким образом «модель» полезна. В противном случае она нуждается в уточнении или отвержении в пользу альтернативной модели. Следовательно, каждая личность ориентирована в направлении будущего, стара­ясь предвосхитить события, руководствуясь мысленной моделью. Поскольку окружающие составляют весьма важную часть нашей жизни, много времени тратится в попытках оценить (или истолко­вать) других индивидуумов, чтобы предсказать их вероятное по­ведение. Как отмечает Келли (Kelly, 1955, р. 591), «именно буду­щее, а не прошлое обрекает человека на танталовы муки. Он все­гда тянется к будущему через окно настоящего».

Люди или предметы, к пониманию которых стремится инди­видуум, определяются как «элементы», и, следовательно, целью теории Келли является познание того, как люди истолковывают различные элементы. Это значит, что теория пытается установить, каким образом каждый из нас предпочитает интерпретировать свой уникальный чувственный («феноменологический») мир, и ука­зать на некоторые возможные следствия использования одной си­стемы конструктов по сравнению с другой. Разные люди могут стро­ить совершенно разные модели, чтобы предсказать поведение дру­гих, — принцип, который Келли определил как «конструктивный альтернативизм». Ключевой признак «хорошей» мысленной моде­ли состоит не в том, что она представляет вещи «в истинном све­те» (что в любом случае не проверяемо), а в том, что она позволя­ет делать точные прогнозы в системе установок, имеющих значе­ние для человека, который что-либо истолковывает.

Почему разные люди формируют (или думают, что формируют) разные системы конструктов

Теория Келли предполагает наличие трех этапов, следующих друг за другом: наблюдение поведения, стремление понять, что происходит, и проверку того, насколько действенно работает «мыс­ленная модель»; иными словами, может ли она предсказать пове­дение других элементов (людей) в разных ситуациях. Первое: все мы имеем множество собственных неформальных представлений о поведении других, например: «люди, которые много смеются, в душе печальны и несчастливы», «необщительные люди лучше ус­певают в школе», «фанатически нетерпимые люди не в ладу со своими собственными чувствами», «агрессивных людей можно ус­покоить, если рассказать им что-нибудь смешное» и т.д. Каждое из этих утверждений может (или не может) быть использовано, по­могая нам понять, как конкретные индивидуумы будут вести себя в определенных ситуациях, и мы постоянно стараемся определить типы людей, для которых эти представления обеспечивают точ­ные предсказания и условия, в которых эти предсказания оправ­дываются. Например, мы можем попытаться пошутить с агрессив­ными людьми, хотя в этом случае, скорее всего, с огорчением обнаружим, что наше представление не подтвердилось, и отка­жемся от него. Однако решающую роль играет тот факт, что раз­ные люди будут склонны замечать разные характеристики окружа­ющих, чтобы интерпретировать и прогнозировать их поведение.

С моей точки зрения, в приведенном выше примере полезно выяснить, будут ли люди, которые много смеются, одновременно и спокойными, и нетерпимыми, и (может быть) агрессивными. Другие, наблюдая тех же самых индивидуумов и пытаясь понять и предсказать их поведение, могут заметить совершенно иные ха­рактеристики. Например, другой человек может заметить, насколько хорошо они воспитаны, импульсивны ли они, застенчивы, упря­мы, пугливы... Список возможных определений почти бесконечен.

Таков же и диапазон вероятных последствий, которые мы мо­жем выбрать для прогноза. Некоторые индивидуумы могут быть очень проницательны, наблюдая за тем, как ведут себя люди, ког­да они колеблются, делая покупку. Продавец, вероятно, будет иметь хорошо сформированное «эмпирическое правило» для решения того, кто, вероятнее всего, сделает покупку, а кто просто пришел поглазеть: в конце концов его комиссионные зависят от его соб­ственного умения найти правильный подход к «реальному» поку­пателю. Поэтому, возможно, профессиональные продавцы будут замечать особенности поведения людей, которые скрыты от слу­чайного наблюдателя, и будут совершенствовать свои способы интерпретации поведения покупателей, помогающие им решить, склонны ли те сделать покупку. Людям, не занимающимся продажей, будет просто не интересно предсказывать этот тип поведе­ния, и, следовательно, их система конструктов не будет совер­шенствоваться так, чтобы обеспечить им подобную деятельность, Это первая причина, по которой люди не используют одинаковые системы конструктов: не каждый заинтересован в прогнозе одного и того же результата.

Второе: люди различаются по способам использования языка. Я могу иметь в виду, что слово «антисоциальный» соответствует значению «тихий и робкий», но кто-то другой может подразуме­вать иное значение этого слова — «агрессивный или деструктив­ный». Поэтому, даже если можно выяснить, какие понятия люди применяют, чтобы распределить других по категориям, это не оз­начает, что два индивидуума, использующие одинаковые слова, подразумевают под этим одно и то же (например, одинаковую психологическую или поведенческую характеристику). Точно так же возможно, что два человека, использующие два разных слова для описания чьих-либо характерных особенностей, могут иметь в виду абсолютно одно и то же: у одного человека слово «отстранен­ный», а у другого — слово «застенчивый» может относиться к од­ной и той же психологической характеристике, хотя, конечно, проверить это достаточно трудно.

Третье: собственный внутренний опыт и ценности людей бу­дут оказывать влияние на их способы истолкования поведения дру­гих. Предположим, что два человека были свидетелями того, как некто взял и перевесил дорожный знак на фонарный столб. Пер­вый свидетель может воспринять сделавшего это человека как кри­минальную личность (в противоположность законопослушной), а второй может истолковать его как озорного человека (в противо­положность скучному).


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница