Купер К. I индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо



страница7/48
Дата15.05.2016
Размер5.74 Mb.
#12486
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   48
    Навигация по данной странице:
  • Оценка

Задание для самопроверки 2.6


Что такое «Я-концепция»? Как она может быть обнаружена?

Приведенные выше представления имеют приложение к тера­пии, и Роджерс (Rogers, 1959) перечислил несколько условий, которые необходимо соблюдать, если терапевт намерен помочь клиенту исследовать свою Я-концепцию. К числу этих требований относятся следующие:

• клиент и терапевт пребывают в психологическом контакте, образно говоря, они настроены на одну и ту же волну;

• поведение клиента не согласуется с его (или ее) образом Я (ситуация, известная как «состояние не конгруэнтности»), что приводит к возникновению чувства тревоги;

• терапевт конгруэнтен — это значит, что образ Я терапевта абсолютно точно отражает то, как он себя ведет;

• терапевт обнаруживает безусловное позитивное отношение к клиенту;

• терапевт.проявляет сочувственное понимание внутренней структуры отношений клиента — это значит, что он (или она) может ощущать чувства человека;

• клиент воспринимает безусловное позитивное отношение и сочувственное понимание терапевта — терапевт успешно передает клиенту свое безусловное позитивное отношение и эмпатию.

Таким образом, в роджерсовской терапии терапевт иногда бу­дет обнаруживать свои собственные чувства по отношению к кли­енту, причем даже в том случае, когда они могут оказаться весьма негативными. Однако необходимо особо позаботиться о том, что­бы клиент осознал, что это не более чем впечатление, произведен­ное клиентом на терапевта, которое не свидетельствует о том, что с клиентом происходит что-то не так.

Роджерс верил, что манера поведения людей соответствует их образу Я. Например, некто, считающий себя застенчивым и склон­ным к уединению, будет стараться, чтобы манера его поведения полностью совпадала с этой позицией. Это выглядит почти так, как если бы человек использовал Я-концепцию в качестве подо­бия дельфийского оракула, т.е. как советчика, который должен указать человеку в моменты сомнений, как себя вести. Другими словами, человек пытается гарантировать себе, что его поведение будет конгруэнтно его образу Я. В случаях возникновения неконгру­энтности (например, когда кто-то, считающий себя скромным, затевает шумную ссору) рождаются в высшей степени неприят­ные чувства напряжения и тревоги. В действительности эти чувства настолько тягостны, что человек может попытаться исказить ре­альность (например, уверяя себя, что он оказался невинной жер­твой чьей-либо агрессии), устраняя таким способом любую не­конгруэнтность между образом Я и собственным поведением. Про­блема состоит в том, что такие искажения затрудняют человеку восприятие своего подлинного Я: для индивидуума гораздо лучше в ходе длительной работы признать и принять свое поведение, нежели использовать «зашиты» такого рода.

Роджерс предполагает, что каждый индивидуум «имеет одну базисную тенденцию и стремление — актуализировать, поддержи­вать и усиливать свой жизненный опыт» (Rogers, 1951). Самоакту­ализация — это понятие, которое характеризует, по сути, то, каким образом каждый из нас реализует свой человеческий потен­циал. Мы учимся узнавать, принимать и любить свое подлинное Я, мы можем создавать глубокие взаимосвязи с другими, мы мо­жем быть чувствительными к нуждам окружающих и смотреть на других как на индивидуальностей (избегая стереотипов) и мы мо­жем научиться освобождаться от требований конформности. Это понятие (предложенное Абрахамом Маслоу) в высшей степени абстрактно, и совершенно не ясно, каким образом оно может быть оценено или изучено. Тем не менее идея о том, что по мере взрос­ления мы становимся мудрее, чувствительнее, более тесно взаи­модействуем со своим истинным Я и меньше беспокоимся по по­воду внешних требований, действительно имеет определенную интуитивную привлекательность. Не совсем понятно, однако, что же на самом деле представляют собой «базисная тенденция и стрем­ление»; не бесспорно, но они могут быть просто побочными про­дуктами приобретения по мере взросления большего опыта и зна­ния других людей.

Оценка

Довольно трудно оценить теорию Роджерса, поскольку она в большей степени представляет философский взгляд на личность, нежели формальную, конкретную психологическую теорию. Это произошло потому, что она развивалась в результате использова­ния скорее частного, чем общедоступного знания. Теория вырос­ла из собственного опыта Роджерса как терапевта и человека, а не из формальных эмпирических данных, которые могут быть не­зависимо и тщательно исследованы. Например, было бы трудно показать, что Я-концепции не существует. Время от времени мы все думаем о наших коллегах по работе, членах семьи, серийных убийцах и кабинетных министрах и предпринимаем некоторые попытки понять, почему они используют в своей деятельности различные эксцентрические способы (Келли сказал бы, что мы пытаемся истолковать их поведение). Поскольку это так, то было бы чудом, если бы мы никогда не думали о самих себе. Легкое удивление вызывает осознание того, что моя Я-концепция «ин­тегрирована», т.е. осознание того, что я воспринимаю себя как отдельного индивидуума, поскольку это именно то, что я есть. Таким образом, можно было бы доказать, что все мы вынуждены иметь интегрированную Я-концепцию в большей степени, чем это описывал Роджерс.

Большинство из того, что Роджерс говорит по поводу развития Я-концепиии и поиска подлинного образа Я, определенно воспри­нимается многими людьми как истина. Однако не следует считать, что это правильно. Немало людей всякий раз, когда они покупают лотерейный билет или делают ставку на лошадь, заранее уверены, что они имеют хороший шанс выиграть в будущем. Необходимо иметь больше эмпирических доказательств, чтобы проверить эти утверждения; мы рассмотрим некоторые из них в главе 12.

Следующая проблема связана с источником данных. В теории Роджерса (так же как и в теории Келли) присутствует абсолютное доверие к самоотчету. Между тем мы знаем, что люди иногда до­вольно плохо судят о своих чувствах. Когда на лекции я попросил студентов поднять руки, если они считают, что обладают чувством юмора выше среднего уровня, по крайней мере, около 80% из них сделали это, хотя следовало бы ожидать 50%, если бы студенты были способны точно оценить эту характеристику. Если человек не осознает базисную черту такого типа, можем ли мы быть уверены в том, что он будет в состоянии представить себе на что похож его «подлинный образ Я»?

Несмотря на это, теория Роджерса обладает большой силой. Как и теория личных конструктов, разработанная Келли, она имеет очень большие перспективы. Она ставит своей целью объяснить функционирование целостной личности, а не сосредоточивается только на одном или на двух ее аспектах. Она также выдвигает ряд весьма специфических предложений по поводу необходимых ус­ловий для терапевтических воздействий, и эмпирические иссле­дования показывают, что ощущение клиентом теплоты, безуслов­ного позитивного отношения и эмпатии действительно является решающим фактором, определяя успех некоторых форм психоте­рапии (Truax, Mitchell, 1971). Однако проблема заключается в том, что многие понятия определены весьма нечетко; точная оценка «эмпатии» и «подлинности» — не тривиальная задача, и между пациентами нет единого мнения по поводу того, что означают эти понятия (Bachelor, 1988). Тем не менее некоторые аспекты этой теории могут быть проверены экспериментально, например, пред­положение, что психическое здоровье характеризуется степенью согласованности образа Я и опыта.

Было также установлено, что люди, способные признавать на­личие у себя негативных черт (а не искажать их, защищая), склон­ны принимать недостатки других (Suinn, Geiger, 1965) — факт, который интерпретируется в поддержку теории Роджерса. Лично я не совсем уверен в этом, необходимо проверить, действительно ли индивидуумы, обнаруживающие такую склонность, — это те, кто отличается хорошей приспособляемостью. Другими словами, можно предположить, что «готовность к принятию» — это просто личностная черта: некоторые индивидуумы обнаруживают срав­нительно большую готовность к принятию (себя и других) — про­стое объяснение, которое не имеет никакой связи с теорией Род­жерса. Таким образом, чтобы избежать альтернативного объясне­ния, необходимо было бы убедиться в том, что люди, склонные к наибольшему принятию, являются также лучше всего приспособ­ленными, однако, насколько мне известно, исследований такого рода не проводилось. В целом теория Роджерса имеет большое вли­яние и наделена глубоким интуитивным смыслом. Вместе с тем отнюдь не очевидно, что она обязательно верна или может быть экспериментально проверена.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   48




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница