Левченко И. Ю


ГЛАВА 3 ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ



страница3/17
Дата12.05.2016
Размер1.45 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
ГЛАВА 3

ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ

ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

МЕТОДЫ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Патопсихологическое исследование включает в себя ряд ком­понентов: анализ истории болезни, беседу с больным, наблюде­ние, обследование пациента с помощью различных методик, со­поставление экспериментальных данных с анамнестическими све­дениями, интерпретацию результатов.

Для того чтобы лучше разобраться в особенностях психологи­ческих исследований, необходимо кратко остановиться на мето­дологических подходах общей психологии, так как именно они в разное время определяли стратегию и тактику психологических исследований в психиатрических и неврологических клиниках.

Долгое время в клинической практике господствовал метод количественного измерения психических процессов. Теоретиче­ской основой такого подхода была функциональная психология (В. Вундт, Г. Эббингауз и др.), разделившая психику на отдельные функции - память, восприятие, внимание и т. д. Психологическое исследование в соответствии с такими представлениями своди­лось к измерению каждой психической функции, к установлению ее количественной характеристики. Принцип количественного измерения отдельных психических функций был положен в основу психологических методов исследования в клинике. Исследование распада функции состояло в установлении степени количествен­ного отклонения от «нормального стандарта». Ярким примером реализации такого подхода является система, разработанная Г. И. Россолимо, который предложил ряд приемов, позволяющих устанавливать уровень отдельных психических функций «психологический профиль субъекта». Изменения состояния моз­га, по мнению автора, вызывали типичные изменения этих про­филей.

Метод количественного измерения отдельных психических функций наиболее полно выражен в тестовых исследованиях Бине - Симона, которые базировались на теоретических представлениях о том, что умственные способности ребенка предопределены наследственными факторами, а от обучения и воспитания зависят в меньшей степени. В то же время задачи, предлагавшиеся ребенку, требовали определенного запаса знаний и навыков, т. е. результа­ты тестирования позволяли судить о количестве приобретенных знаний. Важнейшим недостатком тестирования является то, что подобные исследования не позволяют прогнозировать дальней­шее развитие ребенка. При исследовании больных методами, на­правленными на измерение функций, не могут быть учтены ни особенности умственной деятельности, ни возможности компен­сации, анализ которых необходим для организации психокоррекционной работы. Путем измерений выявляется лишь конечный результат, а все многообразие качественных особенностей дея­тельности остается скрытым от исследователя.

В противоположность узкофункциональному подходу, опираю­щемуся на количественные измерения, одним из ведущих принци­пов патопсихологического исследования является качественный системный анализ нарушений психической деятельности. Этот принцип обусловлен теоретическими положениями отечественной общей психологии, согласно которым психические процессы фор­мируются прижизненно в процессе деятельности человека, его об­щения с другими людьми (Л.С.Выготский, С.Я.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев и др.). Поэтому патопсихологический эксперимент должен быть направлен не на измерение отдельных психических процессов, а на человека, совершающего реальную деятельность (Б. В. Зейгарник), на качественный анализ различных форм распада психики, механизмов нарушений деятельности и возможностей ее восстановления.

Например, при исследовании нарушений познавательных про­цессов эксперимент необходимо построить так, чтобы показать, как распадаются мыслительные операции и в какой форме можно использовать старые, образовавшиеся в прежнем опыте связи. Направленность экспериментально-психологических приемов на раскрытие качественной характеристики психических нарушений особенно важна при исследовании детей с нарушениями развития. При любой степени психического недоразвития или заболевании всегда происходит (пусть замедленное или искаженное) дальней­шее развитие ребенка. Психологический эксперимент должен не ограничиться констатацией имеющихся у ребенка нарушений, а выявить имеющиеся у него потенциальные возможности.

Использование качественного анализа не предполагает отказа от количественных оценок и статистической обработки данных там, где этого требует поставленная задача, но количественный анализ должен занимать второстепенное место, уступив главную роль качественной характеристике распада психики. Это особенно важно, так как характер нарушений психической деятельности в основном не является специфическим для того или иного заболева­ния. Один и тот же патопсихологический симптом может быть вы­зван разными механизмами и являться показателем разных состоя­ний.

Например, снижение умственной работоспособности может выявляться и у детей с признаками раннего органического пора­жения мозга, и у больных шизофренией и эпилепсией, и при сосу­дистых заболеваниях. Таким образом, каждый патопсихологиче­ский симптом может быть оценен только в комплексе с результа­тами целостного психологического исследования и в сопоставле­нии с клиническими данными.

Еще одним важным принципом построения патопсихологиче­ского исследования является обязательная апелляция к личности больного. Эксперимент должен актуализировать не только умст­венные операции больного, но и его личностное отношение. В. Н. Мясищев указывал, что психологическое явление может быть понято только на основе учета мотивов, целей, отношения человека к самому себе, к результату своей деятельности.

Система отношений человека связана со структурой его лич­ности, потребностями, эмоциональными и волевыми особенно­стями. В материальных и духовных потребностях человека вы­ражается его связь с окружающим миром. Анализируя личность, мы, прежде всего, характеризуем круг интересов человека, содер­жание и мотивы его поступков. О патологическом изменении личности можно говорить, если под влиянием болезни меняется отношение человека к себе и окружающим, отсутствует адекват­ная оценка своих возможностей, действия лишаются целена­правленности.

Особое значение приобретает патопсихологическое исследова­ние при решении психокоррекционных задач. Важнейшим прин­ципом патопсихологического исследования является его направ­ленность на выявление оставшихся сохранными форм психиче­ской деятельности.

А. Р. Лурия подчеркивал, что успешность восстановления на­рушенных сложных психических функций зависит от того, на­сколько восстановительная работа опирается на сохранные звенья психической деятельности. Восстановление нарушенной психиче­ской деятельности должно идти по типу перестройки функцио­нальных систем.

Такой же вывод делают специалисты, работающие в области восстановления речи. В. М. Коган, Л. С. Цветкова указывают, что восстановительная работа должна базироваться на оживлении сохранившихся знаний. При восстановлении функции (в данном случае речи) должна быть актуализирована вся система связей, активность личности, хотя и болезненно измененной.

Патопсихологическое исследование уже несет в себе элементы психокоррекционной работы. Многие больные расценивают экс­перимент как экспертную ситуацию, включающую проверку их интеллектуально-мнестических способностей. Поэтому патопси­холог должен быть внимательным, терпимым и тактичным, умеющим ободрять, стимулировать веру больного в свои воз­можности, в успех лечения, а при необходимости создать для него щадящие условия, постепенно усложняя задания.

Итак, основными принципами построения патопсихологиче­ского исследования являются:

системный качественный анализ нарушений психической дея­тельности;

апелляция к личности больного, актуализация его личностных отношений;

выявление не только нарушенных, но и оставшихся сохранны­ми функций для опоры на них в психокоррекционной работе.

Основным методом патопсихологических исследований явля­ется эксперимент.



§ 1. Патопсихологический эксперимент

В рамках этого эксперимента происходит изучение нарушенных психических процессов и личности в специально созданных услови­ях, обеспечивающих максимальное проявление имеющихся нару­шений. Патопсихологический эксперимент осуществляется с помо­щью конкретных приемов изучения психических функций - экспе­риментально-психологических методик. Разнообразные экспери­ментально-психологические методики, апробированные многолет­ней практикой применения в клинике, описаны в работах С. Я. Ру­бинштейн (1970), Б. В. Зейгарник (1986), Ю. Ф. Полякова (1974).

При организации патопсихологического эксперимента соблю­дается несколько правил:

эксперимент должен моделировать психическую деятельность, осуществляемую человеком в труде, учебе, общении;

в эксперименте необходимо обнаружить структуру не только нарушенных, но и оставшихся сохранными форм психической деятельности;

построение экспериментальных приемов должно учитывать возможность поиска решений самим больным, а также позволять патопсихологу вмешиваться в деятельность больного для выясне­ния того, как больной воспринимает помощь экспериментатора и может ли ею воспользоваться; экспериментально-психологические приемы следует направить на раскрытие качественной характеристики психических наруше­ний;

результаты экспериментально-психологического исследования нужно точно и объективно фиксировать.

Патопсихологический эксперимент должен строиться так, что­бы актуализировать не только умственную деятельность больно­го, но и его личностное отношение к эксперименту. При проведе­нии обследования необходимо учитывать отношение больного к работе, его мотивы и цели, отношение к самому себе, к результату работы, заинтересованность и т.д., так как суждения, действия, поступки не являются непосредственной реакцией на внешние раздражители, а опосредованы его установками, мотивами, по­требностями, по выражению С.Л.Рубинштейна - «внутренними условиями». Для патопсихолога важно не только то, насколько трудным и большим по объему было задание и как больной его выполнил, но и то, как он его осмыслил, чем были обусловлены ошибки и затруднения. Не только количество ошибок и трудно­сти в процессе выполнения методик, но главным образом струк­тура и их анализ дают наиболее интересный и показательный ма­териал для оценки тех или иных особенностей и нарушений пси­хической деятельности больных.

Точность и объективность результатов, полученных в процессе экспериментально-психологического исследования, обеспечива­ются тщательной регистрацией данных и проверкой их в повтор­ных опытах, а также при исследовании другими методами. Для патопсихологического обследования характерно применение большого количества самых разнообразных методических прие­мов, так как только сопоставление результатов различных мето­дов позволяет достаточно объективно судить о характере, глуби­не, качестве и динамике нарушений психики больного.

Патопсихологическое обследование всегда является и научным исследованием, так как, во-первых оно представляет собой про­цесс познания, во-вторых, построено на строго научных принци­пах, и в-третьих, результаты обследования выявляют факты, из которых вытекают формулировки общепсихологических законов, закономерностей и механизмов.

Особый вариант патопсихологического эксперимента направ­лен на получение данных, которые можно использовать для воз­действия на личность больного. В этом случае задача патопсихо­лога - показать больному пути возможной компенсации имею­щихся у него нарушений психической деятельности и уменьшения их по мере проводимого лечения. В данном случае патопсихолог работает в тесном контакте с лечащим врачом и психотерапевтом, согласовывая с ними свои действия, а также принимает активное участие в разработке и обосновании реабилитационных и психо­профилактических программ.

Построение экспериментально-психологического обследова­ния в клинике отличается многообразием, большим количеством применяемых методик. Это необходимо, так как процесс распада психики проходит неоднослойно, практически не бывает, чтобы у больного был нарушен только один психический процесс. Разно­образие применяемых методик позволяет выявить многообразие нарушений и понять их соотношение. Кроме того, так как в экс­перименте с больным ход опыта может меняться, при интерпрета­ции результатов обязательно сопоставление данных, полученных разными методиками.

Программа исследования больного в клинике не может быть стандартной, так как она зависит от клинической задачи и осо­бенностей больного.

Например, при дифференциальной диагностике шизофрении от сходных состояний основное внимание обращается на изучение расстройств мышления. Для обследования при этом выбираются методики «Классификация предметов», «Пиктограмма» и т. п. При изучении больного с последствиями черепно-мозговой травмы особое внимание следует уделить умственной работоспособности, памяти, выявлению нарушений праксиса, письма, счета, поэтому выбор методик будет другим.

Особенно внимательно надо отнестись к подбору методик для патопсихологического обследования ребенка. В этом случае вы­бор определяется возрастом ребенка, уровнем его интеллектуаль­ного развития, наличием или отсутствием речевых, двигательных или сенсорных нарушений.

Основные экспериментально-психологические методики опи­саны С. Я. Рубинштейн в ее работе «Экспериментальные методики патопсихологии и опыт применения их в клинике» (1970).

Среди них особую популярность получили такие методики, как «Кубики Кооса», «Исключение предметов», «Последовательность событий», «Опосредованное запоминание по Леонтьеву», «Пикто­грамма» и др. Многие методики имеют модификации для разных возрастных групп, некоторые из них адаптированы для лиц с на­рушениями анализаторов.

Следует учитывать, что с помощью каждой из эксперимен­тальных методик может быть получен материал, позволяющий судить о различных особенностях психики. Например, с помо­щью «Пиктограммы» можно исследовать память, абстрактное мышление, личностные особенности. Методик, направленных на изучение только одного процесса, мало. Это очень важно учитывать при подборе заданий для обследования конкретного больного.

Патопсихолог обязан владеть всеми экспериментально-психо­логическими методиками, так как именно они являются основны­ми приемами изучения нарушенной психической деятельности.

Психопатологическое исследование обязательно включает бе­седу с больным.



§ 2. Беседа

Обычно беседа с больным состоит из двух частей.



Первая часть общения психолога и испытуемого осуществляется вне эксперимента, т. е. до и после экспериментальной работы. Эта беседа зависит от поставленной перед психологом задачи, от сведе­ний, полученных из истории болезни, от состояния больного. В бе­седе психолог должен избегать обсуждения с больным его болез­ненных переживаний, во всяком случае не делать этого по собст­венной инициативе. Например, не надо задавать больному вопросы о том, испытывает ли он галлюцинации, в чем содержание его бре­да. Такие вопросы должен задавать врач. Это требование диктуется тем, что психолог не должен вмешиваться в стратегию и тактику лечения и подменять лечащего врача. Конечно, если больной сам заговорит на такие темы, психологу следует его выслушать, запро­токолировать его высказывания и постараться тактично перевести беседу на решение задач эксперимента.

В своей беседе психолог должен учитывать отношение больно­го к ситуации эксперимента, к экспериментатору. Но самое глав­ное заключается в том, что и беседа, и эксперимент обязаны со­держать элементы деонтологии: больного необходимо ободрить, настроить на успешное выполнение экспериментальных заданий. В правильно проводимой беседе всегда присутствуют элементы психотерапевтического воздействия. В некоторых случаях беседа может быть направлена на изменение установок и отношений больного, т. е. иметь коррекционный характер.



Вторая часть беседы происходит непосредственно во время эксперимента, патопсихолог при этом обычно оказывает больно­му помощь в выполнении экспериментальных заданий.

Разнообразные виды такой помощи описаны в работах С.Я.Рубинштейн:

простое переспрашивание, т. е. просьба повторить то или иное слово, поскольку это привлекает внимание ребенка к сказанному или к сделанному;

одобрение или стимуляция дальнейших действий, например «хорошо», «дальше»;

вопросы о том, почему испытуемый совершил то или иное дей­ствие (такие вопросы помогают ему уточнить собственные мысли);

наводящие вопросы или критические возражения эксперимен­татора;

подсказка, совет действовать тем или иным способом;

демонстрация действия и просьба самостоятельно повторить это действие;

обучение тому, как надо выполнять задание.

При описании отдельных методик обычно приводятся указа­ния на то, какие виды помощи в данном случае уместны. Выбор адекватных способов помощи остается одним из трудных разде­лов экспериментальной работы, требующих опыта и квалифика­ции. Общие правила, которыми при этом следует руководство­ваться, заключаются в следующем:

сначала следует проверить, не окажутся ли эффективными бо­лее легкие виды помощи, и лишь затем перейти к демонстрации и обучению;

экспериментатору не следует быть чрезмерно активным и мно­гословным; его вмешательство в ход эксперимента должно быть тщательно обдумано;

каждый акт помощи, так же как ответные действия больного, должен быть внесен в протокол.

В некоторых случаях бывает необходимо обратить внимание больного на его неадекватно завышенную самооценку, переоцен­ку результатов деятельности. Это можно сделать с помощью на­водящих вопросов, тактичного замечания, иногда с помощью мимики или жеста.

Поведение экспериментатора зависит от конкретной ситуации, поведения испытуемого, клинической задачи.

Все реакции больного на помощь, похвалу, критику, на невер­бальные формы общения (мимика, жесты) должны быть отраже­ны в протоколе. Полученные данные необходимо сопоставлять с результатами эксперимента, данными истории болезни, результа­тами наблюдения.

В ситуацию эксперимента и беседы входит и наблюдение за по­ведением больного. Важно отметить особенности внешнего вида, выражения лица, эмоциональность реакции больного, его поведе­ние во время обследования. Наблюдение не должно носить навяз­чивого характера, а быть тактичным и незаметным для больного.

Патопсихологическое обследование с использованием не­стандартизированных экспериментально-психологических ме­тодик является основным видом деятельности психолога. Но в некоторых случаях в зависимости от задач исследования для расширения полученных данных используются и другие методы анализа психики; тесты, личностные опросники, проективные методы.

Например, при решении задач судебной и воинской эксперти­зы в обследование желательно включить тесты интеллекта для объективизации данных, полученных с помощью эксперимен­тально-психологических методик, а также методики обследования личности для более углубленного изучения системы личностных отношений. Большую помощь при решении задач реабилитации лиц, утративших трудоспособность, и при разработке системы психокоррекционных мероприятий могут оказать данные обсле­дования с помощью личностных опросников и проективных ме­тодов.

В отличие от экспериментально-психологических методик тесты и многие личностные опросники существуют в компью­терных вариантах, что облегчает труд психолога при обработке данных.

Поэтому на современном этапе продуктивно сочетание экс­периментально-психологических и стандартизированных мето­дик в рамках одного обследования. Удельный вес тех или других зависит от задач исследования и некоторых иных факторов.

§ 3. Тесты

Тесты представляют собой стандартные наборы заданий и ма­териалов, с которыми работает испытуемый. Стандартной явля­ется и процедура предъявления заданий: они даются в определен­ной последовательности, время выполнения и оценка результатов регламентированы.

В связи с тестированием необходимо остановиться на двух по­нятиях (надежность и валидность), относящихся к психодиагно­стическим методикам. Надежность теста - это независимость его результатов от действия всевозможных случайных факторов (таких, как условия тестирования, личности экспериментатора и испытуемого, наличие предыдущего опыта тестирования и т. д.). Валидность - это соответствие теста измеряемому психическому свойству или процессу.

В клинической практике при обследовании и детей, и взрослых широкое распространение получил тест Векслера, позволяющий оценивать интеллект человека с помощью количественного пока­зателя - коэффициента интеллектуального развития. Более под­робно использование теста Векслера для обследования детей бу­дет рассмотрено в главе 4. Достаточно широко в практику пато­психологии вошли такие тесты, как «Прогрессивные матрицы Равена», тест структуры интеллекта Амтхауэра.

Тест «Прогрессивные матрицы Равена» был предложен Л. Пенроузом и Дж. Равеном в 1936 г. В ходе работы испытуемый должен был выявлять отношения между абстрактными фигурами. Распространены два варианта теста - черно-белый и цветной; черно-белый предназначен для обследования испытуемых 8-14 и 20-65 лет, цветной - 5-11 лет.

В черно-белом варианте испытуемый последовательно рабо­тает с 60 узорами или композициями, в которых отсутствует часть узора или один из элементов; необходимо из предложен­ных вариантов отобрать отсутствующую деталь. Эти 60 заданий сгруппированы по 5 серий. В первой нужно найти недостающую часть изображения, в следующей аналогии между парами фи­гур, в третьей - уловить принцип развития, изменения фигур, в четвертой - понять принцип перестановки фигур, в пятой - за­кономерности взаимоотношений и взаимодействий между фигу­рами по горизонтали и вертикали. Внутри каждой серии слож­ность заданий возрастает. Более легкий цветной вариант содер­жит 3 серии заданий.

Тест структуры интеллекта Амтхауэра используется также в различных редакциях: первая предложена

Р. Амтхауэром в 1953 г., последняя в 1973-м.

Данный тест содержит 8 субтестов:

1) логического отбора (закончить предложение одним из при­веденных слов);

2) определения общих черт (найти лишнее из 5 слов, где 4 объ­единены общей связью);

3) аналогии (предлагается пара слов и третье слово; нужно найти слово, так относящееся к третьему, как второе - к перво­му);

4) классификации (обозначить два слова общим понятием);

5) задания на счет (решение арифметических задач);

6) рядов чисел (установить закономерности и продолжить чи­словые ряды);

7) выбора фигур (предъявляются изображения частей фигуры; из предложенных фигур нужно найти ту, которую можно сложить из этих частей);

8) заданий с кубиками (предъявляется изображение куба с раз­нообразно окрашенными сторонами; предлагается найти анало­гичный куб среди предъявленных изображений с учетом того, что он мог изменить свое положение).

Разумеется, этим не исчерпываются тесты интеллекта, но крат­ко описанные нами, во-первых, широко распространены в дефек­тологической практике и, во-вторых, дают представление о ти­пичных тестовых заданиях при диагностике интеллекта.

Безусловные достоинства тестовых методов - их большая объ­ективность, возможность сравнивать результаты, полученные разными испытуемыми.

В то же время исследования, построенные по типу жестко стандартизированной методики (теста), показывают только от­клонение от нормы, но не позволяют видеть нарушенные функции и сохранные звенья.

Личностные опросники и проективные методы предназначе­ны для измерения личностных особенностей. Они привлекают патопсихологов, так как экспериментально-психологические мето­дики изучения личности разработаны недостаточно. О личност­ных особенностях при экспериментально-психологическом ис­следовании судят в основном по эмоциональным реакциям ис­пытуемого на ситуацию эксперимента, на удачи и неуспех в дея­тельности, на оценки экспериментатора. Поэтому в тех случаях, когда ставится задача более углубленного изучения личностных особенностей, патопсихолог, как правило, привлекает дополни­тельные методы.

Приведем пример заключения по результатам обследования, направленного на углубленное изучение личности.

Больной А., 18 лет. Находится в наркологическом отделении на лече­нии по поводу хронического алкоголизма.

Больной жалоб не предъявляет. Во время обследования к контакту не стремится, хочет скрыть имеющиеся проблемы.

Контрольные шкалы MMPI и ПДО свидетельствуют о диссимуляции. В MMPI пики профиля на 8-й и 5-и шкалах, что свидетельствует о внутренней напряженности, раздражительности, сосредоточенности на своих переживаниях.

Характерологические особенности определяются преобладанием возбу­димых и шизоидных черт: больной импульсивен, с плохо прогнозируемым поведением. Выражена реакция эмансипации. Попытки вторжения во внут­ренний мир вызывают агрессивную реакцию или общение на формальном уровне. По ПДО выражена психологическая тенденция к алкоголизации.

В межличностных отношениях прослеживается тенденция к независимо­сти. Коэффициент групповой адаптации в пределах низкой N (по тесту Розенцвейга). Реакции на фрустирующие ситуации интрапунктивные, что отра­жается и в высказываниях: «Надеюсь на себя», «Если все против, я останусь при своем мнении».

Исследование познавательной сферы существенных отклонений не вы­явило.

Итак, исследование обнаруживает напряженность, повышенную раздра­жительность, в структуре личности преобладает сочетание возбудимых и ши­зоидных черт.

Наличие психопатических черт в структуре характера и формирование ал­коголизма уже в подростковом возрасте требуют разработки индивидуальной программы психокоррекционной работы.

Такое заключение помогает врачу лучше разобраться в индивидуальных особенностях больного и совместно с психологом разработать эффективную тактику психокоррекционного воздействия.




Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Психосоциальная аддиктология
medical psychology -> Аномалии личности
medical psychology -> Менделевич В. Д. Клиническая (медицинская) психология
medical psychology -> Нормальная нейропсихология
medical psychology -> А. В. Полин Медицинская психология. Полный курс
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> 4 Раздел 1 7 психические расстройства, осложняющие соматические заболевания 7
medical psychology -> Справочник врача (2002 г.) Содержание Нервные болезни Амиотрофический боковой склероз Апраксия Арахноидит Атаксия
medical psychology -> Условия, определяющие возрастное своеобразие психогенных расстройств роль возрастного фактора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница