М. акмуллы человек. Общество. Культура социализация



страница8/23
Дата15.05.2016
Размер6.93 Mb.
ТипСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
. Мы предлагаем говорить об автобиографической практике, как о сложном, интегрирующем различные стороны жизни рефлексивном опыте. Автобиографическая практика включает в себя все элементы самоописания, итогом которого является запечатление себя в текстовой форме. Отметим, что понятие практики С.Л. Рубинштейн рассматривал как общепсихологический критерий субъекта познания [8]. Ученый, безусловно, имел в виду в первую очередь общественную практику, но и автобиографическая практика основывается на тех же принципах – системность, повторяемость, познание и т.д. Проявляя субъектность в практике, человек способен преобразовывать бытие, быть ответчивым внешнему миру и самому себе, развивать свои лучшие качества.

Мы предположили, что существует связь между уровнем и особенностями субъектности и характером автобиографической практики. В ходе пилотажного исследования применялись: 1) авторская анкета; 2) стандартные тестовые методики 3) проективные методики. В качестве испытуемых выступили 28 студенток 1-3 курсов НГПУ (возраст от 17 до 21 года), которым было предложено ответить на вопросы вводной анкеты, 8-ми тестовых методик и 2-х проективных методик для выявления интересующих нас психологических параметров. Ниже мы подробнее остановимся на использованном инструментарии.

Основой для нашей вводной анкеты послужил текст анкеты «Ведете ли вы дневник?», предложенный учеными Института мировой литературы РАН для социологического опроса населения [2]. Мы переработали и дополнили ее содержание, согласно логике исследования. Из наиболее часто выделяемых исследователями критериев субъектности [7], мы остановились на следующих: активность, саморазвитие, самосознание, источник познания и преобразования действительности, наличие личной истории и своего места в мире. Для выявления этих параметров нами бы использованы следующие методики: «Личностный дифференциал», УСК, 16-ти факторный опросник Кеттела [3], ОСПЗ, ОЖО, «Психологическая автобиография»[4], «Метафора судьбы» [5], «Конструктивность мотивации [6]. Обработка полученных данных производилась с помощью U критерия Манна-Уитни и H критерия Крускала-Уоллиса, в статистической программе SPSS.

В качестве критерия наличия – отсутствия автобиографической практики, на данном этапе исследования, мы остановились на ведении дневников. Анализируя ответы испытуемых на первую часть анкеты, мы посчитали обоснованным разделить их не на две экспериментальные группы, как планировалось ранее, а на три, с учетом приверженности к дневниковым записям: 1гр. – постоянное обращение к дневнику; 2 гр. – временное (в трудный период жизни или периодическая запись своих мыслей/состояний и пр.); 3 гр. – никогда не обращались к дневнику, по убеждению или в силу других причин. Кроме этого, мы считаем, что подобное деление на группы позволяет более дифференцированно определить интересующие нас психологические параметры, т.к. приверженность к ведению дневника может свидетельствовать о степени повторяемости автобиографической практики и, соответственно, актуализации различных личностных особенностей (или об уровне актуализации одних и тех же особенностей). Вследствие небольшой на данном этапе исследования выборки нам удалось выявить лишь некоторые существенные различия, а также характерные тенденции, которые, возможно, в последующем развитии эксперимента приобретут большую выраженность и определенность. Однако прежде чем перейти к непосредственной интерпретации данных, целесообразно будет дать общую характеристику обследуемому контингенту.

Девушка и ее дневник, является одним из устойчивых образов, который воспроизводится на протяжении 250 лет в культурном пространстве Европы и России во всевозможных формах – от классической литературы XVIII-XIX вв. до поп-культуры современности. Дневник принимает в себя самое сокровенное, в нем, возможно, сформулированы наиболее эмоционально и семантически насыщенные тексты девушки, ее рефлексия; пространство такого текста можно назвать топографическими координатами актуализированного, усложнившегося внутреннего мира. Из 28 опрошенных нами девушек 8 обозначили приверженность к постоянной автобиографической практике, 11 написали, что вели дневник, но сейчас перестали, 9 ответили отрицательно. Данное разделение позволило сформировать три экспериментальные группы: 1гр. – 8 чел.; 2 гр. – 11 чел.; 3 гр. – 9 чел.

У испытуемых первой экспериментальной группы выявились высокие показатели по «стратегическим» параметрам – субъектные ориентации, трансситуационные подвижность и творчество, что говорит о достаточной вовлеченности в жизнь, интерес к своему «Я», к развитию и жизнетворчеству, способности принять ответственность за успехи и неудачи. Преобладание доминантности и экстернально-объектной мотивации свидетельствуют о стремлении испытуемых данной группы к соперничеству, их приверженности одной идее, цели и т.д. (которую стараются передать и окружающим), для этого им необходимо получить статус в среде общения. С генеральной линией в общении связана и ситуативная ригидность мышления – переспорить, доказать, утвердиться. Поведенческие стратегии характеризуются дезадаптивностью или смешанностью - в трудной ситуации на телесном уровне – низкая двигательная активность, злоупотребление удовольствиями (сном, едой, сексом и т.д.), соматизация стресса; в ситуации успеха преобладает дезадаптивное или смешанное отношение к людям – замкнутость, эгоцентризм, слабый стимул к дальнейшей деятельности, отрицательная идентификация с другими (возможно, приверженность к кумирам и полное копирование, растворение в объекте идентификации). При успехе и неудаче испытуемые данной группы чаще предпочитают «уход», глубокое переживание ситуации. Слабую антиципацию мы связываем не только с тревожностью за будущее, но и с желанием получить многое «здесь-и-сейчас».

Теоретически мы предполагали испытуемых третьей группы как антиподов первой группе по выделенным нами параметрам, но наличные данные говорят о сходстве представительниц двух групп практически по всем параметрам. Однако различия, которые удалось выявить, свидетельствуют скорее о формальной схожести.

У третьей группы в «стратегическом» плане мы обнаружили все ту же заинтересованность жизнью, стремление к новому, к общению, движению (показатель жизнетворчества у этой группы самый высокий), внимание к субъективным переживаниям и развитию; желание соперничества, независимость, стремление диктовать моду, утверждаться, подчиненность интеллекта (самый низкий показатель) «генеральной» направленности. При этом есть небольшое, но важное, на наш взгляд, различие в стратегии мотивации. Испытуемые третьей группы частично показали предпочтение интернально-объектной стратегии, она характеризуется как стремление к согласию и сотрудничеству, гармонизации отношения и достижения. Сопоставив эту особенность с высоким показателем социальной адаптивности поведения в ситуациях, приносящих удовлетворение, мы можем говорить о наличии высокого социального интеллекта. В крайних проявлениях это образ «дельца», «тусовщика», режиссера отношений чужих и собственных. В отличие от представительниц первой группы, данные испытуемые для достижения цели больше способны на уступчивость и согласие в нужный момент или к манипуляции. Неудачи, несмотря на предпочтение смешанного и дезадаптивного поведения, переживаются ими сравнительно легче. Слабая антиципация может быть связана с «открытостью опыту настоящего», т.е. стремлением жить здесь и сейчас.

Отличие испытуемых второй группы от первой и третьей групп по трем «стратегическим» показателям говорит о более осторожном отношении к жизни – им свойственна созерцательность, «объектность». Меньше круг значимых переживаний, нежелание изменений, слабая вовлеченность в жизнетворчество. Как следствие этого – сильное неприятие экстернально-объектной мотивации: отсутствуют дух соперничества, желание самоутвердиться во внешнем, «идейность», доминирование. Склонность к подчиненности и социально-адаптивное поведение, приверженность к абстракциям и сильная антиципация могут означать установку на планомерное, спокойное развитие, мечтательность, философствование. Соматическую адаптивность можно связать с высокой саморегуляцией переживаний. Характеристика испытуемых этой группы очень схожа с выделяемым Е.Ю. Коржовой типом жизненной ориентации «гармонизатор», при этом достижение согласия с внешним миром происходит за счет самих гармонизаторов.

В целом всем трем группам в разной степени присущи выделенные нами критерии субъектности, о чем свидетельствуют и данные проективной методики «Метафора судьбы». На данном этапе исследования нам не удалось выявить характерных различий в рисунках по обозначенным группам, однако отметим, что большинство участниц тестирования метафорически изобразили рост, изменения, движение времени (растительная тематика, изображение явлений природы и т.п.), характерными для рисунков были также «космические мотивы», что свидетельствует о стремлении осознать связь с миром и свое место в нем. Жизнетворчество осуществляется у девушек первой и третьей гр. преимущественно во внешнем плане, у девушек второй гр. - во внутреннем. Девушки, постоянно обращающиеся к своим дневникам, рефлексивны, предпочитают преобразовательно-адаптивную жизненную стратегию, при этом не следуют ей на практике, поэтому высока вероятность внутреннего конфликта (недовольство собой), временной кругозор узок, интересы сконцентрированы в настоящем. Обобщая наличные данные, мы можем говорить, о том, что наша рабочая гипотеза подтвердилась – существует связь между уровнем и особенностями субъектности и характером автобиографической практики. Однако во многом осталась неясной внутренняя связь между ведением дневника и проявлениями субъектности – стимулирует ли их автобиографическая практика или является формой адаптации к внешним и внутренним изменениям в жизни человека.

Таким образом, мы видим сложность и неоднозначность изучаемой проблемы. Результаты пилотажного эксперимента дают нам основание для включения в исследование дополнительных методик.

Список использованной литературы:


  1. Абульханова, К.А. Время личности и время жизни [Текст] / К.А. Абульханова, Т.Н. Березина. – Спб.: Алетейя, 2001.

  2. Автобиографическая практика в России и во Франции. [Текст] / Инстиут мировой литературы имени А. М. Горького РАН / под ред. К. Вьолле, Е. Гречановой. – М.: ИМЛИ, 2006.

  3. Большая энциклопедия психологических тестов [Текст]. – М.: Эксмо, 2008 г.

  4. Коржова, Е. Ю. Психологическое познание судьбы человека [Текст] / Е. Ю. Коржова. – Спб.: Изд-во РГПУ им. А И. Герцена; СОЮЗ, 2002.

  5. Нуркова, В. В., Свершенное продолжается. Психология автобиографической памяти личности. [Текст] / В. В. Нуркова – М.: Изд-во УРАО, - 2000 г.

  6. Практикум по возрастной психологии [Текст]: учеб. пособие / под ред. Л. А. Головей, Е. Ф. Рыбалко. – Спб.: Речь, 2002.

  7. Психология индивидуального и группового субъекта [Текст] / под ред. А.В. Брушлинского, М. И. Воловиковой. – М.: ПЕРСЭ, 2002.

  8. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир [Текст] / С.Л. Рубинштейн. – Спб.: Питер, 2003. - (Мастера психологии).

ВОЗДЕЙСТВИЕ ИНФОРМАЦИИ НА СОЗНАНИЕ

Ю.С. Мигачёва (УлГТУ, г. Ульяновск)
Во все времена информация была одним из важнейших средств воздействия на общественное сознание и поведение, т.е. инструментом управления. С наступлением информационной эпохи появляются принципиально иные возможности осуществления информационного воздействия на индивидуальное и массовое сознание. Стремительно развиваются коммуникационные технологии, глобальные системы накопления, обработки и передачи гигантских объемов информации увеличивают степень насыщенности информационного пространства, создают специфическое состояние информационной наполненности каждого момента существования личности и общества, меняют локальный и глобальный облик социокультурного пространства, оказывают значительное воздействие на сознание человека, что требует философского осмысления и анализа.

В последнее время активизировались исследования проблемы информационного воздействия на сознание как на теоретическом так и на практическим уровне. Современные авторы уделяют особое внимание проблеме формирования «массового» человека, идеологии и технологии «паблик рилейшнз» - управляющей системе общественных связей, основному средству влияния на человека, социального контроля масс, инструменту политической и экономической борьбы [2,24].

Информационное воздействие на сознание – процесс формирования (трансформация, корректирования) информационного образа мира. Информационная картина мира представляет из себя сложную суперпозицию: архетипов, сформированных в филогенезе; знаний, сформированных в процессе прохождения жизненного пути (онтогенеза); образов, взятых из социокультурной среды [2,28].

Представляя субъективный информационный образ действительности как некую систему, можно описать верхний уровень этой модели как подвижный информационно-смысловой пласт, детерминированный сиюминутными трансформациями внешней информационной среды, в то время как глубинный уровень константен, укоренен в архетипических структурах массового сознания. На мой взгляд, для сохранения стабильности и непротиворечивости информационного образа мира данные уровни должны дополнять друг друга, образуя единое целое. В противном случае (например, во время массовой истерии, возникшей в экстремальной ситуации стихийного бедствия) происходит отторжение рационального уровня массового сознания, и, как следствие, массовое сознание «соскальзывает» на неконтролируемые иррациональные модели поведения, укорененные в глубинных пластах бессознательного. Массовое сознание – определенная сфера сознания общества, где функционируют обобщенные определяющие и значимые представления, убеждения, стереотипы, мифы и традиции. Инструментами формирования массового сознания являются система воспитания и образования молодежи, существующий в настоящее время политический строй, господствующая идеология, религия, культура, СМИ.

СМИ сегодня – это мощный фактор воздействия на психологическое, социальное состояние людей, степень же влияние на молодежь – аудиторию с неокрепшим самосознанием, неустоявшимся мировоззрением – наиболее велика. 

В практике СМИ сегодня широко используются методы подсознательного воздействия, когда отношение общества к тем или иным явлениям окружающего мира формируется с помощью различных методов, которые внедряются в поток новостей, автоматически вызывая в массовом сознании либо отрицательную, либо положительную реакцию на конкретное событие.    

Окружающая нас реальность постоянно и кропотливо систематизируется мозгом: новые знания и навыки, новая информация и новые события каждый день включаются либо в уже созданные ранее структуры, либо образуют новые. Нам постоянно приходиться собирать и обрабатывать поступающую информацию. Зачастую человек, получивший ту или информацию в большом масштабе по какому-либо конкретному объекту, не способен сам определить значение этой информации. Тогда на помощь и приходят СМИ.

СМИ освещают различные актуальные общественные проблемы и тем самым влияют на мнения и поведение людей как в обществе, так и индивидуально. Благодаря СМИ  формируется общественное мнение – состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение различных социальных общностей к проблемам, событиям  действительности. Сегодня на пути развития компьютерных информационных технологий почти полностью отсутствуют какие-либо барьеры. Интернет - порожденная этими технологиями система поиска и передачи информации, несомненно, в самом ближайшем будущем приобретет абсолютный набор степеней свободы. Это явление открывает для молодого человека, стремящегося к саморазвитию, огромные возможности для творчества, обучения, моделирования и многих других областей, а виртуальные технологии, созданные и применяемые на основе понимания явления виртуальной реальности, принесут несомненную пользу как отдельно взятому человеку, так и государственной системе в целом.

Одним из отрицательных воздействий является – пропаганда.  Пропаганда за многие годы отработала большое количество приемов для манипулирования общественным сознанием, которые действительно  эффективны и позволяют влиять на массу определенным образом. Сильное отрицательное воздействие на сознание молодежи также оказывает  метод дезинформации. Смысл в том, что в определенный момент СМИ “подается” информация, зачастую являющаяся откровенной ложью.

Деструктивным аспектом информационного влияния СМИ можно признать активизацию подавленных нездоровых инстинктов и желаний, которые гнездятся в массовом сознании. Если эти желания коренятся слишком глубоко, то деструктивно ориентированные масс-медиа стремятся искусственно обострить нездоровый интерес. Фильмы про извращенцев являются сегодня неотъемлемой частью практически любого западноевропейского кинофестиваля. Деструктивное воздействие на сознание со стороны СМИ, направленное на разрушение существующей иерархии ценностей, может привести к кризису социокультурной идентичности личности и общества. В результате происходит коренная ломка стандартов поведения, искажение каузальных схем, что воспринимается массовым сознанием как утрата идеала, как полная деструкция когнитивных оснований социально-политической деятельности. СМИ моделирует мировоззрение личности и ценностной ориентированности социума. Здесь эффективным оказывается   метод ассоциаций, который предполагает тщательный отбор и специальную компоновку понятий, вызывающих либо позитивные, либо негативные ассоциации, что позволяет влиять на восприятие информации (мы - борцы за независимость, процветание России, они - оккупанты, поработители народа; за нами все прогрессивное человечество, простой народ, за ними - олигархи, бандиты, чиновники).

Поскольку метод основан на определенных ассоциациях, он позволяет легко повлиять на человека в силу его привычек и убеждений. Это в последствие ведет к формированию стереотипов. Стереотипы эффективно управляют всем процессом восприятия информации. Процесс восприятия - это всего-навсего механическая подгонка еще неизвестного явления под устойчивую общую формулу (стереотип). Поэтому СМИ стандартизируют сообщение, т.е. особым образом “подводят” информацию под стереотип, всеобщее мнение. Человек должен воспринимать сообщение без усилий и безоговорочно, без внутренней борьбы и критического анализа. Велико значение влияния СМИ не только на социальную позицию современной молодежи, но и на ее психическое состояние. Человек современного общества формируется и функционирует в мегаинформационном пространстве, созданном, в частности, масс-медиа. В связи с этим возникает сложный вопрос современности: насколько свободен выбор человека, находящегося под постоянным воздействием СМИ? На мой взгляд, формально человек информационного общества имеет право на свободу выбора, но часто оно остается фактически не реализованным. Проблема информационного воздействия на сознание посредством масс-медиа является чрезвычайно серьезной еще и потому, что такое влияние может стать опасным информационно-психологическим оружием в руках деструктивно настроенных сил. В современном мире наиболее полную информацию о социально-политической действительности человек получает не из личного опыта, а посредством информации, транслируемой СМИ. Масс-медиа становятся в буквальном смысле новыми органами чувств человека, своеобразной нервной системой человечества в планетарном масштабе.

Информационное воздействие СМИ на сознание есть последовательность действий, целью которых является изменение сознания на эмоциональном, когнитивном и поведенческом уровнях посредством масс-медиа: наполнение сознания определенным содержанием, которое будет служить базисом прогнозируемого поведения. По тому, какие цели преследует субъект влияния, целесообразно выделить конструктивные и деструктивные аспекты информационного воздействия СМИ. Целью конструктивного воздействия является стремление к гармонии, воспитанию людей в соответствии с высокими духовно-нравственными идеалами; оно выполняет просветительскую и информационную функции в обществе. Деструктивное влияние навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Задача такого воздействия – разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле субъекта влияния. Как конструктивное, так и деструктивное воздействие направлено на установление духовного господства над сознанием.

Современные СМИ превратились в высокоразвитую отрасль промышленности. Она «поставляет миллионам людей соответствующие чувства, мысли и мнения об окружающем мире; она информирует их не для того, чтобы способствовать развития их мышления и свободному формированию их суждений, а принуждает к мышлению в определенном направлении, распространяя уже готовые суждения»[2,167].

Современное общество с внедрением новых информационных систем становится более открытым. Все мы, по выражению М.Маклюэна, «живем во всемирной деревне». Наблюдаемое сегодня колоссальное расширение возможностей информации порождает диспропорцию между человечеством как производителем информации и отдельным человеком как ее потребителем и пользователем. Сознание, открытое разнообразным информационным потокам, вынуждено рефлексировать действительность как знаковую поверхность, порой даже не пытаясь проникнуть в глубину вещей, в их значение. Наше «Я» все чаще лишь отражает информацию, не пропуская ее через себя (так называемый эффект «пустого зеркала»).

Сегодня действительность такова, что контроль и программирование массового сознания и поведения – это реально существующая технология управления общественной жизнью. Масс-медиа первоначально задумывались как средства информирования, просвещения и развлечения. Но постепенно СМИ взяли на себя управленческие функции. С их помощью можно трансформировать и создавать новые культурные и морально-этические ценности масс, изменять социальные установки, модели поведения и восприятия действительности. Особенно ярко мифологизация сознания проступает во время президентских выборов, политических пропагандистских акций или рекламных кампаний, когда СМИ превращаются в мощное оружие «психопрограммирования» масс.

В современном обществе остро встают проблемы экзистенционального характера: ощущение духовной пустоты и одиночества на фоне колоссальных информационных потоков, обрушивающихся на сознание современного человека; стремление к совершенству на фоне навязываемых «глянцевых» стереотипов и связанная с ним экзистенциональная тревога, борьба с которой только усиливает ее.

Информационное воздействие на сознание настолько глубоко проникло в жизнь людей, вплелось в саму ткань ее повседневности, что вычленить его из общего мировоззренческого и культурологического контекста уже не представляется возможным. Могу предположить, что дальнейшее совершенствование направленных методов информационного воздействия на индивидуальное и общественное сознание может привести к коренному преобразованию самого носителя сознания – человека. Эффективными инструментами ограничения деструктивного информационного воздействия на сознание можно признать медиаобразование как инструмент формирования национальной информационной культуры; дальнейшее совершенствование законодательной базы в области регулирования информационно-коммуникационных процессов; обращение к корням национальной культуры, основанной на архетипах и воспроизводящей «подлинного человека» ( создающего и воплощающего в жизнь духовно-нравственные ценности своей этнической культуры). Обращение к глубинным архетипическим корням национальной культуры способно активизировать в массовом сознании процесс регенерации национального образа мира, национальной культуры и воплощенного в ней общественного интеллекта, что способствует отторжению чуждых обществу ценностей, норм, установок и моделей поведения, т.е. выступить эффективным барьером на пути деструктивных информационных воздействий.

Список использованной литературы:



  1. Вальцев, С.В. Закат человечества [Текст] / С.В. Вальцев.- М.: Книжный мир, 2008. - 352 с.

  2. Павлова, Е.Д. Сознание в информационном пространстве [Текст] / Е.Д. Павлова. - М.: Academia, 2007. -688 с.

ИНФОРМАЦИЯ КАК ПРЕДМЕТ И ПРОДУКТ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ТРУДА

О.В. Николаева (БГПУ им. М. Акмуллы, г. Уфа)
В современных условиях мирового социально-экономического развития, особенно важной областью стало информационное обеспечение процесса управления, которое состоит в сборе и переработке информации, необходимой для принятия обоснованных управленческих решений.

Управленческий труд - вид трудовой деятельности по выполнению функций управления в организации, назначением которого является обеспечение целенаправленной и скоординированной деятельности трудового коллектива по решению стоящих перед ним задач. [4, c. 12]

Особенности управленческого труда характеризуются использованием технических средств и информационных технологий. Предмет управленческого труда и его продукт - это информация. Она является основой управленческой деятельности. Поэтому овладение информацией становится наиболее актуальной задачей. Постепенно она переходит в категорию товара и приобретает потребительскую стоимость. [1, c. 28]

В теории управления принято такое определение информации: совокупность сведений об изменениях, совершающихся в системе и окружающей ее среде, которая уменьшает степень неопределенности наших знаний о конкретном объекте, это обмен сведениями (данными) между людьми, человеком и автоматом, автоматом и автоматом. [3, c. 123]

Информация, призванная обеспечить принятие решений, вносит существенный вклад в решение. Она становится фактором производства и подобно труду, материалам и капиталу создает богатства. В этой своей функции информация является элементом конкурентоспособности, равным по значению умелости менеджера. Практически ценность информации прямо пропорциональна той роли, которую она играет в принятии решений, и тому, что поставлено на карту этим решением. Основным назначением управленческой информации является предоставление среды для расчета взвешенных экспертных оценок, что обеспечит поддержку принятия управленческих решений. Ценность информации определяется тем, как распорядились ею. Сама по себе она стоит немного.

Информация состоит из всех объективных фактов и всех предположений, которые влияют на восприятие человеком, принимающим решение, сущности и степени неопределенностей, связанных с данной проблемой или возможностью. Все, что потенциально позволит снизить степень неопределенности, будь то факты, оценки, прогнозы, обобщенные связи или слухи, должно считаться информацией.

Информация является основой процесса управления, труд управляющего и состоит в ее изучении и обработке. От уровня организации сбора, обработки и передачи информации зависит эффективность управления.

Руководитель играет центральную и наиболее важную роль в любой организационной системе. От правильного, полного понимания сущности и содержания управленческой деятельности во многом зависит решение всех иных управленческих проблем, формирование адекватного общего представления о «науке управления». Целью управленческой деятельности является обеспечение эффективного функционирования определенной организационной системы. [5, c. 98] Роль информации в управлении постоянно возрастает, что связано с измене­ниями социально-экономического характера, появлением новейших достижений в области техники и технологий, результатами научных исследований. Научно-техническая революция выдвинула ин­формацию в качестве важнейшего фактора производственного про­цесса. Поэтому сегодня наряду с материальными, трудовыми, сырьевыми, финансовыми ресурсами информационные ресурсы в управлении предприятием имеют первостепенное значение как обязательная предпосылка успешного производственного процесса. Процедура принятия управленческого решения всегда опирается на первоисточник — имеющуюся в распоряжении руководителя альтернативную информацию, и важно уметь использовать именно ту информацию, которая уменьшит неопределенность развивающихся тенденций и событий и поможет принять оптимальное решение. Информация в управлении действительно полезна только в случае, если в итоге ее использования она будет реализована в трудовой акт, в полезную деятельность людей.

Информационный процесс необходим как непременное усло­вие работы современной техники, как средство повышения качест­ва рабочей силы, как предпосылка успешной организации самого процесса производства. [2, c. 59]

Власть руководителя все больше определяется не столько его силой и даже богатством, сколько знаниями. Она основана, прежде всего, на тех знаниях и информации, которые наиболее значимы для его успешного лидерства. В свое время с появлением денег изжила себя власть силы. Деньги оказались более совершенным, чем силовое давление, инструментом. Превосходство капитала, денег в условиях развития информационных технологий, телекоммуникаций становится менее очевидным. Все более реальную власть дает контроль над информацией. Возрастающая лавина информации ложится на аппарат управления организацией. В какой мере удается правильно распоряжаться этой информацией, в такой же мере система будет управляемой.

Таким образом, можно сделать вывод, что необходимость присутствия информационной состав­ляющей в управлении очевидна, поскольку она является основой всего управленческого процесса.

Список использованной литературы:



  1. Афанасьев, С. В. Эффективность информационного обеспечения управления [Текст] / С. В. Афанасьев, В. Н. Ярошенко. - М.: Экономика, 2004.- 187 с.

  2. Борисова, Р. А. Информационное обеспечение управленческих решений за рубежом [Текст] / Р. А. Борисова, В. Ф. Перчик, Б. А. Фридман. - М., 2000. – 211 с.

  3. Кнорринг, В. И. Теория, практика и искусство управления: учебник для вузов [Текст] / В. И. Кнорринг. – М.: НОРМА-ИНФРА,1999. – 237 с.

  4. Фалмер, Р. М. Энциклопедия современного управления [Текст] / Р. М. Фалмер. - М.: Финансы и статистика, 2005. – 196с.

  5. Фатхутдинов, Р.А. Разработка управленческого решения [Текст]: уч-к для вузов / Р. А. Фахрутдинов. - М.: ЗАО Бизнес-школа, Интел-Синтез, 1999. - 240 с.

МОТИВЫ ВЫБОРА ВИРТУАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА ОБЩЕНИЯ

В.А. Сальникова (УлГТУ, г. Ульяновск)
В XII веке Фридрих II провел лингвистический эксперимент над несколькими младенцами. Новорожденных забрали у родителей. Их вскармливали грудью кормилицы, а служанки ухаживали за детьми. Но женщинам было строго запрещено разговаривать при детях и даже ласкать их, потому, что тактильные контакты тоже являются невербальным общением. Цель такого эксперимента – определить, на каком языке станут говорить эти дети, если не услышат ни одного слова. Но вскоре дети зачахли и умерли, так и не заговорив. Человеку жизненно важен процесс общения с самого рождения.

Общение принято подразделять на реальное и виртуальное. Сложно не заметить сходство такого подразделения и в окружающем нас мире, который также делится на действительную реальность и виртуальную реальность.

Виртуальная реальность и виртуальное общение не так новы, как может показаться на первый взгляд. Человек и раньше мог, причем достаточно легко, погрузиться в мир виртуальной реальности, например, созерцая картину, просматривая кинофильм или просто, увлеченно читая книгу. То же самое и с общением: письмо, известное человеку с незапамятных времен, есть ни что иное как иллюстрация виртуального общения. В процессе развития культуры человека изменялись лишь средства подачи виртуальности и общения в ней.

Новизна виртуальной реальности в последние десятилетия обусловлена таким впечатляющим достижением информационных технологий и телекоммуникаций, как возможность человека, попадая в ее мир, не только наблюдать и переживать, но и действовать самостоятельно, а также общаться в этой реальности с другими, действительно существующими индивидами. Теперь, когда компьютерные сети так широко распространились, мы можем на практике оценить результат синтеза такого не податливого человеку элемента виртуального пространства, как реальность и такого желаемого, как общение в этом виртуальном мире.

В настоящее время глобальная сеть виртуальности опутала весь мир. Интернет всежелаем и всемогущ, а полезность его неисчерпаемых информационных ресурсов не оспорима и не обсуждаема. Для людей он служит средством связи и общения, и провести границу между этими двумя потребностями современного человека довольно проблематично.

Итак, сейчас средства общения-связи существуют в нашем окружении в большом количестве. Однако, человек, как и прежде, не в состоянии побороть чувство одиночества. Существует научное мнение, что все страхи, включая одиночество, порождает страх перед смертью, ведь все люди смертны. Суицидальные личности, то есть люди склонные к самоубийству, хотят уйти из жизни. Зачастую они не боятся смерти, и поэтому не боятся вообще ничего, и погружаются в чувство безразличия. Таким образом, смыслом нашей жизни является страх перед смертью: пока мы чего-либо боимся – мы боимся отойти в мир иной, когда этот страх смерти покидает человека, его покидает бессмертие.

Если страх одиночества, вызван страхом смерти, то чем обусловлено само одиночество? В рамках темы доклада целесообразно назвать один из ее обуславливающих элементов – сенсорную депривацию. Этот замысловатый термин в психологии означает дефицит общения или эмоционально-информационный голод. Определенно каждый из нас иногда может чувствовать себя одиноким, когда хочется поговорить с близким человеком, поделиться с ним, но это не представляется возможным из-за чьей-то занятости, невнимательности или нежелания. Все эти ощущения временны, но хочется тепла и понимания сейчас, поэтому нас манит возможность включить компьютер, найти тематический форум или чат и поплакаться случайному собеседнику.

Людям свойственно общаться, но не со всеми окружающими человека людьми он в силах найти общий язык. Дело всего лишь в общности интересов, и пока два знакомых находят предмет беседы предметом своей заинтересованности, они склонны на сознательном или подсознательном уровне, считать собеседника своим другом, и желают продолжать с ним общение. Когда в кругу своих знакомых человек больше не видит этой общности интересов, то какая-то из сторон его жизни остается не обсуждаемой. Это также обуславливает наше стремление к новым контактам, в том числе и виртуальным. В сети по интересам общаются активные, ищущие, живые люди.

В идеале все межличностное общение должно приводить человека к самосовершенствованию. В таком случае, общение может быть посвящено учебе, творчеству и физической культуре. Может показаться, что вышеуказанный набор слишком скуден, но этого вполне достаточно, чтобы оправдать большую часть интересов людей. Времяпровождающим можно считать такое общение, при котором не происходит личностного роста человека, которое не приносит пользы собеседникам.

Если круг общения человека сужается, а новые контакты отсутствуют по причине временной невозможности их нахождения, то занимающаяся, увлекающаяся и интересующаяся личность остается с одиночеством лицом к лицу. Часто люди попадают в эту ловушку по другой причине: человек перестает заниматься, интересоваться и увлекаться, что тоже влечет за собой сокращение контактов и дефицит общения.

Иногда человеку интересно примерить на себя чужую маску, и глобальная сеть дает такую возможность. Проживая в интернете сразу несколько жизней, меняя свои образы, люди пытаются скрыть свои коммуникативные трудности в реальности, реализоваться и удовлетвориться общением, скрываясь за придуманным миром.

Неуверенность человека, явная в реальной жизни, кажется не столь выраженной в виртуальном пространстве. Он приобретает те качества, о которых может только мечтать и которые боится реализовать. Любой неудачный поворот событий не несет ему таких переживаний, как в реальности. Ведь в виртуальности всегда легче начать с чистого листа, просто удалив старый и заведя новый аккаунт.

Виртуальное общение – это доступность, анонимность, безопасность, множественность, невидимость и простота использования. Причины общения людей при помощи интернета могут быть разными и не похожими. Но все они сводятся к общению как к жизненно важной потребности человека в любом возрасте.
PR-КОММУНИКАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДСКОГО МУЗЕЯ

О.Е. Тарасова (УлГТУ, г. Ульяновск)


Применение PR-технологий в музейном деле - относительное новое понятие. Поскольку технологии PR пришли в музей извне, из сферы маркетинговых и политических коммуникаций, то и осваивались они чисто технологически. Таким образом, уже готовые технологии продвижения продукта стали применяться к продукту музейному. Причем с точки зрения технологии считается несущественным вопрос «Что продвигать?», поэтому включается этот элемент в процесс производства музейного продукта в самый последний момент, когда собственно продукт уже произведен. Очень часто получается, что “связи с общественностью», а точнее, «общественные взаимоотношения», подменяются обычной рекламой или в лучшем случае мероприятиями по стимулированию продаж музейного продукта [7, с. 156]. Это не означает, что ни реклама, ни маркетинг музею не нужны, это значит, что когда мы говорим о PR, надо отличать его от практик и технологий, использующих сходный инструментарий, но работающих на иные цели.

Основная причина этой понятийной путаницы видится в смешении двух разных подходов или фокусов взгляда на музей: в одном из них он рассматривается в рыночной логике, как экономическая система, а в другом - в логике социальной как особый социальный институт. Позиционирование музея в системе рыночных отношений в реальной музейной практике пока не идет дальше неоднозначного явления коммерциализации музейной деятельности, хотя в последние годы появляются отечественные разработки в области музейного рынка, рассматривающего деятельность музеев сквозь призму производства и потребления социальных и культурных услуг [6, с. 199].

Второй подход, в общем-то, не нов для музеев, которые многие десятилетия развивались в системе государственной пропаганды. Однако социальные функции и роль музеев сегодня претерпевают серьезные изменения, которые требуют кардинального пересмотра роли музея в системе социальных отношений [5, с.52].

Очень долгое время российские музеи были похожи друг на друга. Они были инструментом для трансляции определенных культурных ценностей и норм, не ими создаваемых. И, в общем, было неважно, в каком регионе музей находится, способы коммуникации с аудиторией были унифицированы. Современная ситуация предоставила музеям возможность проявить свою индивидуальность, как в определении «тематической специализации», так и в выборе социальной модели музея – просветительской, рекреационной, информационной, коммуникационной, символически-производственной и т.д. – а также и его места и роли в конкретном сообществе.

Таким образом, целью музейного PR является выстраивание доверительных отношений со всеми музейными аудиториями, для чего, в первую, очередь необходимо сформировать особое видение музея в системе социальных связей и взаимоотношений, которые и позиционируют его в сообществе.

Объектом исследования данной работы является процесс выстраивание внешних PR-коммуникаций современный городской музей «Симбирские типографии».

Предметом исследования является влияние PR-коммуникаций на увеличение посетителей в возрасте от 15 до 22 в музее «Симбирские типографии».

Эмпирическим объектом выступает PR-коммуникации современный городской музей «Симбирские типографии».

Центральная проблема работы заключается в том, что целевая аудитория современного городского музея «Симбирские типографии» не осведомлена о деятельности музея, что приводит к низкой его посещаемости.

В состав теоретико-методологической основы исследования вошли следующие теории и подходы: теория массовой коммуникации, социальная модель коммуникации Гарольда Дуайта Лассуэлла, теория музейной коммуникации.

Основные методологические принципы – объективность, научность, системность, комплексность.



Информационно-эмпирическая база и методы исследования. В рамках дипломной работы проведено маркетинговое исследование «Роль PR-технологий в повышение посещаемости музея». В исследовании были задействована внешняя (отчёт о мероприятиях музеев Поволжья, научные статьи о музейной деятельности, периодические издания ульяновской области о музеях, учебная литература) и внутренняя информация (отчёты о проведённых мероприятиях данного музея, ранее проведённые исследования в музее, способы организации PR-деятельности музея). Так же была задействована первичная и вторичная информацией. Первичная – непосредственное проведение исследования – анкетный опрос молодёжи города Ульяновска, вторичная – данные из различных источников (периодическая печать, монографии и публикации о деятельности музеев, сайты музеев, ранее проведённые маркетинговые исследования музеев и другие). Эмпирическая база для анкетного опроса составила 277 человек, использовалась невероятная квотная выборка, в качестве квот является возраст и район проживания опрашиваемых.

В ходе исследования были получены следующие результаты:

1. Молодежь – очень подвержена влиянию, особенно средствам массовой коммуникации. Выстраивая PR-коммуникация музея необходимо не забывать о всевозможных СМК и по возможности пользоваться им.

2. Современную молодёжь в большей степени интересует, как хорошо провести время, не задумываясь о пользе. Чем более кретивной будут PR-коммуникация, тем больше молодых посетителей будет в музее.

3. Чем больше возраст посетителя, тем меньше его процент посещения, так как продолжают ходить в музеи только те, кому действительно это интересно, а не коллективными школьными походами. После завершения учёбы отсеиваются, кому не интересен музей, поэтому нужно удерживать старых и заинтересовывать новых посетителей.

4. Выстраивая PR-коммуникацию, музеи используют только два канала распространения информации о заповеднике – распространение информации непосредственно по учебным заведениям (листовки) и СМИ. Музеям следует использовать все возможности выхода на целевую аудиторию, не стоит их игнорировать.

Результаты исследования в рамках данной работы могут быть использованы для принятия решений в области PR руководителем музея «Симбирские типографии»; так же могут быть применены для разработки стратегии внешних PR-коммуникаций музея и повышение посещаемости музея.

Список использованной литературы:



  1. Абанкина, Т. В. PR некоммерческой организации: теорети­ческие основы PR-технологий и моделей коммуникации [Текст] / Т.В. Абанкина // Музей будущего: информационный менеджмент. – М. , 2001. – Ч. 1. – С. 168-190.

  2. Акулич, Е. М. Музей как социальный институт [Текст] / Е. М. Акулич // Социс. – 2004. – № 10. – С. 35-41.

  3. Даршт, О.Э. Паблик рилейшенз в музее: техника успеха [Текст] / О.Э. Даршт // Музей новые технологии. – 1999. – №3. – С. 11 – 19.

  4. Калинина, Л.Л. Формирование привлекательного имиджа музея. Музей и СМИ [Текст] / Л.Л. Калинина//Музей. – 2005. – №4. – С.21–25.

  5. Козлова, Т.В. PR-деятельность учреждения культуры [Текст]: аналитика и планирование PR-кампании / Т.В. Козлова // Справочник руководителя учреждения культуры. – 2006. – № 12. – С.50-57.

  6. Котлер, Ф. К. Маркетинг в некоммерческих организациях [Текст] / Ф.К. Котлер. – М.: Прогресс, 1990. – 233 с.

  7. Музей и новые технологии. На пути к музею 21 века [Текст] /сост. науч. ред. Н.А.Никишин.
    Каталог: upload
    upload -> Основы теории и практики связей с общественностью
    upload -> Balachova T. N., Isurina G. L., Regentova A. U., Tsvetkova L. A bonner B. L., Изучение влияния информационных материалов на отношение женщин к употреблению алкоголя во время беременности
    upload -> Основные Причины Появления Эректильной Дисфункции
    upload -> Социальные теории лидерства: основные понятия и проблемы
    upload -> Лидер как социальный тип: понятие и личностные особенности в западной исследовательской традиции
    upload -> Лидерство как личностный феномен
    upload -> -
    upload -> Пирамида Маслоу плюс – новое слово в теории мотивации
    upload -> Методическте рекомендации для студентов по дисциплине «психология журналистики» цели и задачи дисциплины дисциплина «Психология журналистики»


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница