Маклаков А. Г. М15 Общая психология


Под его руководством была осуществлена разработка проблемы эффективности обучения и продуктивности па­мяти



страница18/41
Дата15.05.2016
Размер8.75 Mb.
#12469
ТипУчебник
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   41

Под его руководством была осуществлена разработка проблемы эффективности обучения и продуктивности па­мяти.

языка цели эксперимента, воскликнул: «Как? Так я должен его заучить наизусть?» После чего он еще шесть раз прочитал указанный ему ряд слогов и безошибочно повторил его.

Следовательно, для того чтобы запомнить как можно лучше, надо обязательно ставить цель — не только воспринять и понять материал, но и действительно за­помнить его.

Следует отметить, что большое значение при заучивании имеет не только по­становка общей задачи (запомнить то, что воспринимается), но и постановка част­ных, специальных задач. В одних случаях, например, ставится задача запомнить только суть воспринимаемого нами материала, только главные мысли и наиболее существенные факты, в других — запомнить дословно, в третьих — точно запом­нить последовательность фактов и т. д.

Таким образом, постановка специальных задач играет существенную роль в за­поминании. Под ее влиянием может меняться сам процесс запоминания. Однако, по мнению С. Л. Рубинштейна, запоминание очень сильно зависит от характера деятельности, в ходе которой оно совершается. Более того, Рубинштейн полагал, что нельзя делать однозначные выводы о большей эффективности произвольного или непроизвольного запоминания. Преимущества произвольного запоминания со всей очевидностью выступают лишь на первый взгляд. Исследования извест­ного отечественного психолога П. И. Зинченко убедительно доказали, что уста­новка на запоминание, делающая его прямой целью действия субъекта, ire являет­ся сама по себе решающей для эффективности процесса запоминания. В опреде­ленных случаях непроизвольное запоминание может оказаться эффективнее произвольного. В опытах Зинченко непреднамеренное запоминание картинок в ходе деятельности, целью которой была их классификация (без задачи запом­нить), оказалось определенно выше, чем в случае, когда перед испытуемым была поставлена задача специально запомнить картинки.

Посвященное той же проблеме исследование А. А. Смирнова подтвердило, что непроизвольное запоминание может быть продуктивнее, чем преднамеренное: то, что испытуемые запоминали непроизвольно, попутно в процессе деятельности,



целью которой было не запоминание, запомнилось прочнее, чем то, что они стара­лись запомнить специально. Суть эксперимента состояла н том, что испытуемым предъявлялись две фразы, каждая из которых соответствовала какому-либо ор­фографическому правилу (например, «мой брат учит китайский язык» и «надо учиться писать краткими фразами»). В ходе эксперимента необходимо было уста­новить, к какому правилу относится данная фраза, и придумать другую пару фраз на ту же тему. Запоминать фразы не требовалось, но через несколько дней испы­туемым предложили вспомнить как те, так и другие фразы. Оказалось, что фразы, придуманные ими самими в процессе активной деятельности, запомнились при­мерно в три раза лучше, чем те, которые им дал экспериментатор.

Следовательно, запоминание, включенное в какую-нибудь деятельность, ока­зывается наиболее эффективным, поскольку оказывается в зависимости от дея­тельности, в ходе которой оно совершается.

Запоминается, как и осознается, прежде всего то, что составляет цель нашего действия. Однако то, что не относится к цели действия, запоминается хуже, чем при произвольном запоминании, направленном именно на данный материал. При этом все же необходимо учитывать, что подавляющее большинство наших систе­матических знаний возникает в результате специальной деятельности, цель кото­рой — запомнить соответствующий материал, с тем чтобы сохранить его в памяти. Такая деятельность, направленная на запоминание и воспроизведение удержан­ного материала, называется мнемической деятельностью.

Мнемическая деятельность представляет собой специфически человеческий феномен, ибо только у человека запоминание становится специальной задачей, а заучивание материала, сохранение его в памяти и припоминание — специальной формой сознательной деятельности. При этом человек должен четко отделить тот материал, который ему было предложено запомнить, от всех побочных впечатле­ний. Поэтому мнемическая деятельность всегда носит избирательный характер.

Следует отметить, что исследование мнемической деятельности человека яв­ляется одной из центральных проблем современной психологии. Основными за­дачами изучения мнемической деятельности являются определение доступного человеку объема памяти и максимально возможной скорости запоминания мате­риала, а также времени, в течение которого материал может удерживаться в памя­ти. Эти задачи не являются простыми, тем более что процессы запоминания в кон­кретных случаях имеют целый ряд различий.

Другой характеристикой процесса запоминания является степень осмысления запоминаемого материала. Поэтому принято выделять осмысленное и механиче­ское запоминание.



Механическое запоминание — это запоминание без осознания логической связи между различными частями воспринимаемого материала. Примером такого запо­минания является заучивание статистических данных, исторических дат и т. д. Основой механического запоминания являются ассоциации по смежности. Одна часть материала связывается с другой только потому, что следует за ней во време­ни. Для того чтобы установилась такая связь, необходимо многократное повторе­ние материала.

В отличие от этого осмысленное запоминание основано на понимании внутрен­них логических связей между отдельными частями материала. Два положения,

из которых одно является выводом из другого, запоминаются не потому, что сле­дуют во времени друг за другом, а потому, что связаны логически. Поэтому ос­мысленное запоминание всегда связано с процессами мышления и опирается глав­ным образом на обобщенные связи между частями материала на уровне второй сигнальной системы.

Доказано, что осмысленное запоминание во много раз продуктивнее механи­ческого. Механическое запоминание неэкономно, требует многих повторений. Механически заученное человек не всегда может припомнить к месту и ко време­ни. Осмысленное же запоминание требует от человека значительно меньше уси­лий и времени, но является более действенным. Однако практически оба вида за­поминания — механическое и осмысленное — тесно переплетаются друг с другом. Заучивая наизусть, мы главным образом основываемся на смысловых связях, но точная последовательность слов запоминается при помощи ассоциаций по смеж­ности. С другой стороны, заучивая даже бессвязный материал, мы, так или иначе, пытаемся построить смысловые связи. Так, один из способов увеличения объема и прочности запоминания не связанных между собою слов состоит в создании условной логической связи между ними. В определенных случаях эта связь может быть бессмысленной по содержанию, но весьма яркой с точки зрения представле­ний. Например, вам надо запомнить ряд слов: арбуз, стол, слон, расческа, пугови­ца и т. д. Для этого построим условно-логическую цепочку следующего вида: «Ар­буз лежит на столе. За столом сидит слон. В кармане его жилета лежит расческа, а сам жилет застегнут на одну пуговицу». И так далее. С помощью такого приема в течение одной минуты можно запомнить до 30 слои и более (в зависимости от тренировки) при однократном повторении.

Если же сравнивать эти способы запоминания материала — осмысленное и ме­ханическое, — то можно прийти к выводу о том, что осмысленное запоминание намного продуктивней. При механическом запоминании в памяти через один час остается только 40 % материала, а еще через несколько часов — всего 20 %, а в слу­чае осмысленного запоминания 40 % материала сохраняется в памяти даже через 30 дней.

Весьма отчетливо проявляется преимущество осмысленного запоминания над механическим при анализе затрат, необходимых для увеличения объема запомина­емого материала. При механическом заучивании с увеличением объема материала требуется непропорционально большое увеличение числа повторений. Например, если для запоминания шести бессмысленных слов требуется только одно повто­рение, то при заучивании 12 слов необходимо 14-16 повторений, а для 36 слов — 55 повторений. Следовательно, при увеличении материала в шесть раз необходи­мо увеличить количество повторений в 55 раз. В то же время при увеличении объе­ма осмысленного материала (стихотворения), чтобы его запомнить, требуется уве­личить количество повторений с двух до 15 раз, т. е. количество повторений воз­растает в 7,5 раза, что убедительно свидетельствует о большей продуктивности осмысленного запоминания. Поэтому давайте более подробно рассмотрим усло­вия, способствующие осмысленному и прочному запоминанию материала.

Осмысление материала достигается разными приемами, и прежде всего выде­лением в изучаемом материале главных мыслей и группированием их в виде плана. При использовании данного приема мы, запоминая текст, расчленяем его на более

или менее самостоятельные разделы, или группы мыслей. В каждую группу вхо­дит то, что имеет один общий смысловой стержень, единую тему. Тесно связан с этим приемом второй путь, облегчающий запоминание: выделение смысловых опорных пунктов. Суть данного метода заключается в том, что каждую смысло­вую часть мы заменяем каким-либо словом или понятием, отражающим главную идею запоминаемого материала. Затем, как в первом, так и во втором случае, мы объединяем заученное, мысленно составляя план. Каждый пункт плана — это обоб­щенный заголовок определенной части текста. Переход от одной части к следую­щим частям — это логическая последовательность основных мыслей текста. При воспроизведении текста материал концентрируется вокруг заголовков плана, стя­гивается к ним, что облегчает его припоминание. Необходимость составить план приучает человека к вдумчивому чтению, сопоставлению отдельных частей тек­ста, уточнению порядка и внутренней взаимосвязи вопросов.

Установлено, что учащиеся, составляющие план при запоминании текстов, об­наруживают более прочные знания, чем те, которые запоминали текст без такого плана.

Полезным приемом осмысления материала является сравнение, т. е. нахожде­ние сходства и различия между предметами, явлениями, событиями и т. д. Одним из вариантов данного метода является сопоставление изучаемого материала с по­лученным ранее. Так, изучая с детьми новый материал, учитель часто сопоставля­ет его с уже изученным, тем самым включая новый материал в систему знаний. Аналогично осуществляется сопоставление материала с другой, только что по­лученной информацией. Например, легче запомнить даты рождения и смерти М. Ю. Лермонтова, если их сопоставить друг с другом: 1814 г. и 1841 г.

Осмыслению материала помогает также его конкретизация, пояснение общих положений и правил примерами, решение задач в соответствии с правилами, про­ведение наблюдений, лабораторных работ и т. п. Существуют и другие приемы осмысления.

Важнейшим методом осмысленного запоминания материала и достижения высокой прочности его сохранения является метод повторения. Повторение — важнейшее условие овладения знаниями, умениями, навыками. Но, чтобы быть продуктивными, повторения должны отвечать определенным требованиям. Про­веденные исследования позволили выявить некоторые закономерности в исполь­зовании метода повторений. Во-первых, заучивание протекает неравномерно: вслед за подъемом в воспроизведении может наступить некоторое его снижение. При этом оно носит временный характер, так как новые повторения дают суще­ственный рост припоминания.

Во-вторых, заучивание идет скачками. Иногда несколько повторений подряд не дают существенного прироста в припоминании, но затем, при последующих повторениях, происходит резкое увеличение объема запомненного материала. Это объясняется тем, что следы, оставляемые каждый раз при восприятии объекта, сначала бывают недостаточными для припоминания, но зато потом, после не­скольких повторений, их влияние сказывается сразу, и притом в большом количе­стве слов.

В-третьих, если материал в целом не представляет труда для запоминания, то первые повторения дают больший результат, чем последующие. Каждое новое

повторение дает весьма незначительное увеличение объема запомненного мате­риала. Это объясняется тем, что основная, более легкая часть запоминается быст­ро, а остающаяся, более трудная часть требует большого количества повторений.

В-четвертых, если материал труден, то запоминание идет, наоборот, сначала медленно, а потом быстро. Это объясняется тем, что действия первых повторений из-за трудности материала недостаточны и прирост объема запоминаемого мате­риала возрастает лишь при многократных повторениях.

В-пятых, повторения нужны не только тогда, когда мы учим материал, но и тогда, когда надо закрепить в памяти то, что мы уже выучили. При повторении заученного материала его прочность и длительность сохранения возрастают мно­гократно.

Кроме указанных выше закономерностей использования метода повторений существуют условия, способствующие повышению эффективности запоминания. Очень важно, чтобы повторение было активным и разнообразным. Для этого пе­ред заучивающим ставят разные задачи: придумать примеры, ответить на вопро­сы, начертить схему, составить таблицу, изготовить наглядное пособие и т. д. При активном повторении происходит оживление связей на уровне второй сигналь­ной системы, поскольку разнообразие форм повторения способствует образова­нию новых связей изучаемого материала с практикой. В результате запоминание делается более полным. Пассивное же повторение не дает такого эффекта. В од­ном эксперименте учащиеся заучивали тексты путем пятикратных повторений. Анализ эффективности каждого чтения показал, что как только повторение при­обретает пассивный характер, заучивание становится непродуктивным.

Очень важно также правильно распределить повторение во времени. В психо­логии известны два способа повторения: концентрированное и распределенное. При первом способе материал заучивается в один прием, повторение следует одно за другим без перерыва. Например, если для заучивания стихотворения требуется 12 повторений, то ученик 12 раз подряд читает его, пока не выучит. При распреде­ленном повторении каждое чтение отделено от другого некоторым промежутком.

Проводимые исследования показывают, что распределенное повторение ра­циональнее концентрированного. Оно экономит время и энергию, способствуя бо­лее прочному усвоению знаний. В одном из исследований две группы школьни­ков заучивали стихотворение разными способами: первая группа — концентриро­ванным, вторая — распределенным. Полное заучивание при концентрированном способе потребовало 24 повторения, а при распределенном способе — только 10, т. е. в 2,4 раза меньше. При этом распределенное повторение обеспечивает и боль­шую прочность знаний. Поэтому опытные педагоги повторяют с учащимися учеб­ный материал в течение целого года, но для того, чтобы не снизилась активность детей, они разнообразят приемы повторения, включают материал в новые и новые связи.

Очень близок к методу распределенного заучивания метод воспроизведения во время заучивания. Его суть состоит в попытках воспроизвести материал, который еще полностью не выучен. Например, выучить материал можно двумя способами: а) ограничиться только чтением и читать до тех пор, пока не возникнет уверен­ность, что он выучен; б) прочитать материал один-два раза, затем попытаться его воспроизвести, после чего снова прочитать его несколько раз и вновь попытаться

воспроизвести ит. л. Эксперименты показывают, что второй вариант намного про­дуктивнее и целесообразнее. Заучивание идет быстрее, а сохранение становится более прочным.

Продуктивность запоминания зависит и от того, как осуществляется запоми­нание: в целом или по частям. В психологии известны три способа заучивания большого по объему материала: целостный, частичный и комбинированный. Пер­вый способ (целостный,) состоит в том, что материал (текст, стихотворение и т. д.) читается от начала до конца несколько раз, до полного усвоения. При втором спо­собе (частичном) материал делится на части и каждая часть заучивается отдель­но. Сначала несколько раз прочитывается одна часть, потом вторая, затем третья и т.д. Комбинированный способ представляет собой сочетание целостного и ча­стичного. Материал сначала прочитывается целиком один или несколько раз, в за­висимости от его объема и характера, затем трудные места выделяются и заучива­ются отдельно, после чего снова весь текст читается целиком. Если же материал, например стихотворный текст, велик по объему, то он делится на строфы, логи­чески законченные части, и заучивание происходит таким образом: сначала текст прочитывается один—два раза от начала до конца, выясняется его общий смысл, затем заучивается каждая часть, после чего материал снова читается целиком.

Исследования М. Н. Шардакова показали, что из указанных способов наибо­лее целесообразным является комбинированный. Он обеспечивает равномерное запоминание всех частей материала, требует глубокого осмысления, умения выде­лить главное. Такая деятельность осуществляется при большей сосредоточенно­сти внимания, отсюда и большая ее продуктивность. В опытах Шардакова учащим­ся, которые заучивали стихотворение комбинированным способом, потребовалось всего 9 повторений, при заучивании в целом — 14 повторений, а при заучивании по частям — 16 повторений.

Следует отметить, что успех запоминания во многом зависит от уровня само­контроля. Проявлением самоконтроля являются попытки воспроизвести матери­ал при его заучивании. Такие попытки помогают установить, чт€о мы запомнили, какие ошибки допустили при воспроизведении и на что следует обратить внима­ние в последующем чтении. Кроме того, продуктивность запоминания зависит и от характера материала. Наглядно-образный материал запоминается лучше сло­весного, а логически связанный текст воспроизводится полнее, чем разрозненные предложения.

Существуют определенные различия в запоминании описательных и объясни­тельных текстов. Так, учащиеся младших и средних классов лучше запоминают художественные отрывки и естественнонаучные описания, хуже — общественно-исторические тексты. В то же время в старших классах эти различия почти отсут­ствуют.

Таким образом, для успешного запоминания необходимо учитывать особенно­сти механизмов процесса запоминания и использовать разнообразные мнемиче-ские приемы. В заключение схематически отобразим изложенный материал, (рис. 10.2).

Сохранение, воспроизведение, узнавание. Всю информацию, которая была воспринята, мы не только запоминаем, но и сохраняем определенное время. Со­хранение как процесс памяти имеет свои закономерности. Например, установлено,

что сохранение может быть динамическим и статическим. Динамическое сохране­ние проявляется в оперативной памяти, а статическое — в долговременной. При динамическом сохранении материал изменяется мало, при статическом, наоборот, он обязательно подвергается реконструкции и определенной переработке.

Реконструкция материала, сохраняемого долговременной памятью, происхо­дит прежде всего под влиянием новой информации, непрерывно поступающей от наших органов чувств. Реконструкция проявляется в различных формах, напри­мер в исчезновении некоторых менее существенных деталей и замене их другими деталями, в изменении последовательности материала, в степени его обобщения.

Извлечение материала из памяти осуществляется с помощью двух процессов — воспроизведения и узнавания. Воспроизведение — это процесс воссоздания образа предмета, воспринимаемого нами ранее, но не воспринимаемого в данный момент. Воспроизведение отличается от восприятия тем, что оно осуществляется после него и вне его. Таким образом, физиологической основой воспроизведения явля-








Рис. 10.2. Механизмы запоминания

ется возобновление нервных связей, образовавшихся ранее при восприятии пред­метов и явлений.

Как и запоминание, воспроизведение может быть непреднамеренным (непро­извольным) и преднамеренным (произвольным). В первом случае воспроизведе­ние происходит неожиданно для нас самих. Например, проходя мимо школы, в ко­торой учились, мы неожиданно можем воспроизвести образ учителя, который нас учил, или образы школьных друзей. Особым случаем непреднамеренного воспро­изведения является появление персеверирующих образов, которые характеризу­ются исключительной устойчивостью.

При произвольном воспроизведении, в отличие от непроизвольного, мы вспо­минаем, имея сознательно поставленную цель. Такой целью является стремление вспомнить что-либо из нашего прошлого опыта, например когда мы задаемся це­лью вспомнить хорошо выученное стихотворение. В этом случае, как правило, сло­ва «идут сами собой».

Бывают случаи, когда воспроизведение протекает в форме более или менее длительного припоминания. В этих случаях достижение поставленной цели — вспомнить что-либо — осуществляется через достижение промежуточных целей, позволяющих решить главную задачу. Например, для того чтобы вспомнить ка­кое-либо событие, мы стараемся вспомнить все факты, которые в той или иной мере связаны с ним. Причем использование промежуточных звеньев обычно но­сит сознательный характер. Мы сознательно намечаем, что может помочь нам вспомнить, или думаем, в каком отношении к нему находится то, что мы ищем, или оцениваем все, что вспоминаем, или судим о том, почему оно не подходит, ит. д. Следовательно, процессы припоминания тесно связаны с процессами мыш­ления.

Вместе с тем, припоминая, мы часто сталкиваемся с затруднениями. Мы вспо­минаем сначала не то, что нужно, отвергаем это и ставим себе задачу снова что-либо вспомнить. Очевидно, что все это требует от нас определенных волевых уси­лий. Поэтому припоминание является в то же время и волевым процессом.

Помимо воспроизведения мы постоянно сталкиваемся с таким явлением, как узнавание. Узнавание какого-либо объекта происходит в момент его восприятия и означает, что происходит восприятие объекта, представление о котором сформи­ровалось у человека или на основе личных впечатлений (представление памяти), или на основе словесных описаний (представление воображения). Например, мы узнаем дом, в котором живет приятель, но в котором мы никогда не были, а узна­вание происходит из-за того, что ранее нам описали этот дом, объяснили, по каким признакам его найти, что отразилось в наших представлениях о нем.

Следует отметить, что процессы узнавания отличаются друг от друга степенью определенности. Наименее определенно узнавание в тех случаях, когда мы испы­тываем только чувство знакомости объекта, а отождествить его с чем-либо из про­шлого опыта не можем. Например, мы видим человека, лицо которого нам кажет­ся знакомым, а вспомнить, кто он и при каких обстоятельствах мы могли с ним встречаться, не можем. Подобные случаи характеризуются неопределенностью узнавания. В других случаях узнавание, наоборот, отличается полной определен­ностью: мы сразу узнаем человека как определенное лицо. Поэтому данные слу­чаи характеризуются полным узнаванием.

Следует отметить, что между определенным и неопределенным узнаванием есть много общего. Оба этих варианта узнавания развертываются постепенно, и поэтому они часто близки к припоминанию, а следовательно, являются сложным мыслительным и волевым процессом.

Наряду с разными видами правильного узнавания существуют и ошибки при узнавании. Например то, что воспринимается впервые, иногда кажется нам знако­мым, уже пережитым однажды в точно таком же виде. Интересен тот факт, что впечатление знакомости может оставаться даже тогда, когда мы твердо знаем, что никогда не видели данный предмет или не находились в данной ситуации.

Кроме того, следует обратить внимание на еще одну, весьма интересную осо­бенность узнавания и воспроизведения. Процессы узнавания и воспроизведения не всегда осуществляются с равным успехом. Иногда бывает так, что мы можем узнать какой-либо объект, но воспроизвести его, когда он отсутствует, оказываем­ся не в состоянии. Бывают случаи обратного рода: у нас появляются какие-то пред­ставления, но сказать, с чем они связаны, мы не можем. Например, нас постоянно «преследует» какая-то мелодия, но сказать, откуда она, мы не можем. Чаще всего мы испытываем затруднения при воспроизведении чего-либо, и гораздо реже та­кие затруднения возникают при узнавании. Как правило, мы бываем в состоянии узнать при невозможности воспроизвести. Таким образом, можно сделать вывод: узнавание осуществляется легче, чем воспроизведение.

Забывание выражается в невозможности восстановить ранее воспринятую информацию. Физиологической основой забывания являются некоторые виды коркового торможения, мешающего актуализации временных нервных связей. Чаще всего это так называемое угасательное торможение, которое развивается при отсутствии подкрепления.

Забывание проявляется в двух основных формах: а) невозможность припом­нить или узнать; б) неверное припоминание или узнавание. Между полным вос­произведением и полным забыванием существуют различные степени воспроиз­ведения и узнавания. Некоторые исследователи называют их «уровнями памяти». Принято выделять три таких уровня: 1) воспроизводящая память; 2) опознающая память; 3) облегчающая память. Например, ученик выучил стихотворение. Если через некоторое время он может воспроизвести его безошибочно — это первый уровень памяти, самый высокий; если он не может воспроизвести заученное, но легко опознает (узнает) стихотворение в книге или на слух — это второй уровень памяти; если же учащийся не в состоянии самостоятельно ни вспомнить, ни узнать стихотворение, но при повторном заучивании ему потребуется меньше времени для полного воспроизведения, чем в первый раз, — это третий уровень. Таким об­разом, степень проявления может варьировать. При этом характер проявления за­бывания может быть различным. Забывание может проявляться в схематизации материала, отбрасывании отдельных, иногда существенных, его частей, сведении новых представлений к привычным старым представлениям.

Следует обратить внимание на то, что забывание протекает во времени нерав­номерно. Наибольшая потеря материала происходит сразу же после его восприя­тия, а в дальнейшем забывание идет медленнее. Например, опыты Эббингауза, о которых мы говорили в первом разделе данной главы, показали, что через час после заучивания 13 бессмысленных слогов забывание достигает 56 %, в дальней­

тем же оно идет медленнее (рис. 10.3). Причем такая же закономерность ха­рактерна и для забывания осмыслен­ного материала. Подтверждением это­го может служить эксперимент, прове-денный американским психологом М. Джонсом. Эксперимент сводился к следующему: до начала лекции по пси­хологии Джонс предупредил студен­тов, что в конце они получат листочки с вопросами по содержанию лекции, на которые надо дать письменные от­веты. Лекция читалась со скоростью 75 слов в минуту, четко и доступно. Письменный опрос был проведен пять раз через разные интервалы времени. Результаты получились следующие: сразу пос­ле лекции студенты правильно воспроизвели 65 % основных мыслей лекции, спу­стя три-четыре дня после лекции — 45,3%, спустя одну неделю — 34,6%, спустя две недели — 30,6% и спустя восемь недель — 24,1 %. У выдающегося лектора, приглашенного для сравнения данных, получалось почти то же самое: студенты сразу же после лекции воспроизводили 71 % основных его мыслей, а далее шло забывание воспринятого материала: сначала быстрее, а затем несколько медлен­нее. Из данного опыта следует вывод, что если студенты не будут работать над закреплением учебного материала в памяти, через два месяца от пего останется лишь 25 %, а наибольшая потеря (55 %) произойдет за первые три-четыре дня пос­ле восприятия.

Для того чтобы замедлить процесс забывания, необходимо своевременно орга­низовать повторение воспринятого материала, не откладывая надолго эту работу. Это хорошо подтверждают исследования М. Н. Шардакова. Он установил, что если не повторять полученный материал в день получения, то через день сохраня­ется в памяти 74 % материала, через три-четыре дня — 66%, через месяц — 58% и через шесть месяцев — 38 %. При повторении материала в первый день через день в памяти сохраняется 88%, через три-четыре дня — 84%, через месяц — 70% и через 6 месяцев — 60 %. Если же организовать периодическое повторение матери­ала, то объем сохраняемой информации будет достаточно большим на протяже­нии значительного времени.

Рассматривая различные варианты проявления забывания, нельзя не сказать о случаях, когда человек не может вспомнить что-то в данный момент (например, сразу же после получения информации), но припоминает или узнает это спустя некоторое время. Такое явление носит название реминисценции (смутное воспо­минание). Сущность реминисценции заключается в том, что воспроизведение ма­териала, который мы сразу не могли полностью воспроизвести, через день-два после восприятия пополняется фактами и понятиями, которые отсутствовали при первом воспроизведении материала. Это явление часто наблюдается при воспро­изведении словесного материала большого объема, что обусловлено утомлением нервных клеток. Реминисценция обнаруживается чаще у дошкольников и млад­ших школьников. Гораздо реже это явление встречается у взрослых. По данным

Д. И. Красильщиковой, при воспроизведении материала реминисценция отмеча­ется у 74 % дошкольников, у 45,5% младших школьников и у 35,5% школьников пятых-седьмых классов. Это связано с тем, что дети не всегда сразу как следует осмысливают материал при его восприятии и потому передают его неполно. Им требуется какой-то промежуток времени для его осмысления, в результате чего воспроизведение становится более полным. Если же материал осмыслен сразу, то реминисценция не наступает. Этим объясняется тот факт, что чем старше школь­ники, тем реже наблюдается это явление в их памяти.

Другими формами забывания являются ошибочное припоминание и ошибочное узнавание. Общеизвестно, что воспринятое нами с течением времени теряет в вос­поминании свою яркость и отчетливость, становится бледным и неясным. Однако изменения воспринятого ранее материала могут носить и другой характер, когда забывание выражается не в потере ясности и отчетливости, а в существенном не­соответствии припомненного действительно воспринятому. В этом случае мы вспоминаем совсем не то, что было в действительности, так как в процессе забыва­ния произошла более или менее глубокая перестройка воспринятого материала, его существенная качественная переработка. Например, одним из таких примеров переработки может служить ошибочное воспроизведение последовательности со­бытий во времени. Так, отчетливо воспроизводя отдельные события, человек меж­ду тем не может вспомнить их правильную последовательность. Основной причи­ной подобного явления, как показали исследования Л. В. Занкова, является то, что в процессе забывания ослабевают случайные связи во времени, и вместо них на первый план выступают существенные, внутренние отношения вещей (логи­ческие связи, сходство вещей и т. д.), которые не всегда совпадают со связями во времени.

В настоящее время известны факторы, влияющие на скорость протекания про­цессов забывания. Так, забывание протекает быстрее, если материал недостаточ­но понят человеком. Кроме того, забывание происходит быстрее, если материал неинтересен человеку, не связан непосредственно с его практическими потребно­стями. Этим объясняется тот факт, что взрослые люди лучше помнят то, что отно­сится к их профессии, что связано с их жизненными интересами, а школьники хо­рошо помнят материал, который их увлекает, и быстро забывают то, что их не ин­тересует.

Скорость забывания также зависит от объема материала и степени трудности его усвоения: чем больше объем материала или чем он труднее для восприятия, тем быстрее происходит забывание. Другим фактором, ускоряющим процесс за­бывания, является отрицательное влияние деятельности, следующей за заучива­нием. Это явление называют ретроактивным торможением. Так, в эксперименте, проведенном А. А. Смирновым, группе школьников давали для заучивания ряд имен прилагательных, а сразу после этого — второй ряд слов. После заучивания второго ряда слов проверяли, сколько прилагательных запомнили дети. В другой группе школьников делали пятиминутный перерыв между заучиванием первого и второго рядов слов. Оказалось, что школьники, учившие ряды слов без переры­ва, воспроизвели на 25 % меньше имен прилагательных, чем дети, имевшие неболь­шой перерыв. В другом опыте после заучивания имен прилагательных детям да­вали заучивать ряд чисел. В этом случае воспроизведение ряда слов упало лишь

на 8%. В третьем опыте после заучивания слов шла трудная умственная рабо­та — решение сложных арифметических задач. Воспроизведение слов снизилось на 16%.

Таким образом, ретроактивное торможение выражено заметнее, если деятель­ность следует без перерыва или последующая деятельность сходна с предыдущей, а также если последующая деятельность труднее предшествующей деятельности. Физиологической основой ретроактивного торможения в последнем случае явля­ется отрицательная индукция: трудная деятельность затормозила более легкую. Указанную закономерность необходимо иметь в виду при организации учебной работы. Особенно важно соблюдать перерывы в занятиях, чередовать учебные предметы так, чтобы между ними были значительные отличия, — предметы, труд­ные для усвоения, ставить раньше, чем легкие.

Другим существенным фактором, влияющим на скорость забывания, является возраст. С возрастом отмечается ухудшение многих функций памяти. Запоминать материал становится труднее, а процессы забывания, наоборот, ускоряются.

Основными существенными причинами забывания, выходящего за рамки сред­нестатистических значений, являются различные болезни нервной системы, а так­же сильные психические и физические травмы (ушибы, связанные с потерей со­знания, эмоциональные травмы). В этих случаях иногда наступает явление, на­зываемое ретроградной амнезией. Она характеризуется тем, что забывание охватывает собой период, предшествующий событию, послужившему причиной амнезии. С течением времени этот период может уменьшиться, и даже более того, забытые события могут полностью восстановиться в памяти.

Забывание также наступает быстрее при умственном или физическом утомле­нии. Причиной забывания может быть и действие посторонних раздражителей, мешающих сосредоточиться на нужном материале, например раздражающих зву­ков или находящихся в поле нашего зрения предметов.



10.4. Индивидуальные особенности памяти и ее развитие

Процессы памяти у разных людей протекают неодинаково. В настоящее время принято выделять две основные группы индивидуальных различий в памяти: в пер­вую группу входят различия в продуктивности заучивания, во вторую — разли­чия так называемых типов памяти.

Различия в продуктивности заучивания выражаются в скорости, прочности и точности запоминания, а также в готовности к воспроизведению материала. Обще­известно, что одни люди запоминают быстро, другие медленно, одни помнят дол­го, другие скоро забывают, одни воспроизводят точно, другие допускают много ошибок, одни могут запомнить большой объем информации, другие запоминают всего несколько строк.

Так, для людей с сильной памятью характерно быстрое запоминание и длитель­ное сохранение информации. Известны люди с исключительной силой памяти.

Например, А. С. Пушкин мог прочесть наизусть длинное стихотворение, написан­ное другим автором, после двукратного его прочтения. Другим примером являет­ся В. А. Моцарт, который запоминал сложнейшие музыкальные произведения после одного прослушивания.

Отечественной науке известны примеры феноменальной памяти. Так, А. Л. Лурия обнаружил выдающуюся память у некоего Ш., который с одинаковой быстротой запоминал различный материал, включая бессмысленный, и притом в чрезвычайно большом объеме. Ш. мог быстро запомнить и точно воспроизвести сложнейшие математические формулы, лишенные смысла, бессмысленные слова, геометрические фигуры. Его память отличалась притом и изумительной прочно­стью: через 20 лет он точно припомнил содержание экспериментального материа­ла, место эксперимента, в котором он участвовал, а также то, во что был одет экс­периментатор, и другие мельчайшие подробности обстановки и своих действий.

Существует ли связь между тем, как быстро человек запоминает и как долго помнит? Экспериментальные исследования показали, что строгой закономерно­сти здесь нет. Чаще встречается положительная связь между прочностью и скоро­стью запоминания, т. е. тот, кто быстро заучивает, дольше и помнит, но наряду с этим наблюдается и обратное соотношение. Нет также никакой определенной взаимосвязи между скоростью и точностью запоминания.

Другая группа индивидуальных различий касается типов памяти. Тин памяти определяет то, как человек запоминает материал,— зрительно, на слух или пользу­ясь движением. Некоторые люди, для того чтобы запомнить, нуждаются в зритель­ном восприятии того, что они запоминают. Это люди так называемого зрительно­го типа памяти. Другим для запоминания нужны слуховые образы. Данная кате­гория людей обладает слуховым типом памяти. Кроме того, существуют люди, которые, для того чтобы запомнить, нуждаются в движениях и особенно в рече­вых движениях. Это люди, обладающие двигательным типом памяти (в частно­сти, рече-двигательным).

Однако чистые типы памяти встречаются не так часто. Как правило, большин­ство людей обладает смешанными типами. Так, чаще всего встречаются смешан­ные типы памяти — слухо-моторный, зрительно-двигательный, зрительно-слухо­вой. Смешанный тип памяти повышает вероятность быстрого и долговременного заучивания. Кроме того, участие в процессах памяти нескольких анализаторов ведет к большей подвижности в использовании образованных систем нервных свя­зей: например, человек не вспомнил что-то на слух — вспомнит зрительно. Поэто­му целесообразно, чтобы человек запоминал информацию разными способами: путем прослушивания, чтения, рассматривая иллюстрации, делая зарисовки, на­блюдая и т. д.

Тип памяти зависит не только от природных особенностей нервной системы, но и от воспитания. Учитель, активизируя на уроке деятельность разнообразных анализаторов учащихся, тем самым воспитывает смешанный тип памяти у детей. У взрослых людей тип памяти может зависеть от характера их профессиональной деятельности.

Необходимо обратить внимание на то, что типы памяти следует отличать от видов памяти. Виды памяти определяются тем, чт€о мы запоминаем. А так как лю­бой человек запоминает все: и движения, и образы, и чувства, и мысли, — то раз­

ные виды памяти присущи всем людям и не составляют их индивидуальной осо­бенности. В то же время тип памяти характеризует то, как мы запоминаем: зри-тельно, на слух или двигателыю. Поэтому тип памяти представляет собой инди­видуальную особенность данного человека. У всех людей есть все виды памяти, но каждому человеку присущ какой-либо определенный тип памяти.

Принадлежность к тому или иному типу в значительной мере определяется практикой заучивания, т. е. тем, что именно приходится запоминать данному че­ловеку и как он приучается запоминать. Поэтому память определенного типа мо­жет быть развита с помощью соответствующих упражнений.

Вообще первоначальным проявлением памяти можно считать условные реф­лексы, наблюдаемые уже в первые месяцы жизни ребенка, например прекращение плача, когда в комнату входит мама. Более отчетливо проявление памяти обнару­живается тогда, когда ребенок начинает узнавать предметы. Впервые это наблю­дается в конце первого полугодия жизни, и сначала узнавание ограничивается узким кругом объектов: ребенок узнает мать, других людей, которые его постоянно окружают, вещи, с которыми он часто имеет дело. Причем все это узнается, если не происходит длительного перерыва в восприятии предмета. Если промежуток времени между узнаванием и восприятием предмета (так называемый «скрытый период») был достаточно большим, то ребенок может не узнать предъявляемый ему предмет. Обычно этот скрытый период не должен превышать нескольких дней, иначе ребенок будет не в состоянии узнать что-либо или кого-либо.

Постепенно круг предметов, которые ребенок узнает, увеличивается. Удлиня­ется и скрытый период. К концу второго года жизни ребенок может узнать то, что видел за несколько недель до этого. К концу третьего года — то, что воспринима­лось несколько месяцев назад, а к концу четвертого — то, что было примерно год назад.

Прежде всего у ребенка проявляется узнавание, воспроизведение же обнару­живается значительно позже. Первые признаки воспроизведения наблюдаются только на втором году жизни. Именно небольшой продолжительностью скрытого периода объясняется то, что первые наши воспоминания о детстве относятся к пе­риоду четырех-пятилетнего возраста.

Первоначально память носит непроизвольный характер. В преддошкольном И дошкольном возрасте дети обычно не ставят перед собой задачу что-либо запом­нить. Развитие произвольной памяти в дошкольном возрасте происходит в играх и в процессе воспитания. Причем проявление запоминания связано с интересами ребенка. Дети лучше запоминают то, что у них вызывает интерес. Также следует подчеркнуть, что в дошкольном возрасте дети начинают запоминать осмысленно, т. е. они понимают то, что запоминают. При этом дети преимущественно опирают­ся на наглядно воспринимаемые связи предметов, явлений, а не на абстрактно-логические отношения между понятиями.

Бурное развитие характеристик памяти происходит в школьные годы. Это свя­зано с процессом обучения. Процесс усвоения новых знаний предопределяет раз­витие прежде всего произвольной памяти. В отличие от дошкольника школьник вынужден запоминать и воспроизводить не то, что ему интересно, а то, что дает школьная программа. Под воздействием требований школы запоминание и вос­произведение приобретают все более произвольный характер и становятся гораздо



Амнезия

Одна из наиболее удивительных особенно­стей человеческой памяти заключается в том, что есть тип амнезии, которой страдают все: практически никто не может вспомнить, что с ним происходило в первый год его жизни, хотя именно это время наиболее богато опытом. Впервые на это любопытное явление обратил внимание Фрейд, который назвал его амнезией детства. Он открыл это явление, наблюдая, что его пациенты в общем не способны вспомнить события первых трех-пяти лет своей жизни.

Поначалу можно подумать, что в этом нет ничего необычного, поскольку память на собы­тия со временем стирается и между ранним детством и взрослой жизнью прошло очень много времени. Но амнезию детства нельзя све-сти к обычному забыванию. Большинство 30-летних людей могут многое вспомнить о сво­их годах в средней школе, но очень редко кто из 18-летних сможет что-нибудь сказать о сво­ей жизни в трехлетнем возрасте, хотя времен­ной интервал и там и там примерно одинаков (около 15 лет).

В некоторых исследованиях людей просили воспроизвести и датировать воспоминания из их детства. Самые ранние воспоминания у боль­шинства из них оказались связаны с событиями, происходившими, когда им было три года или больше; очень немногие, однако, смогли изло­жить воспоминания, предшествующие возрасту в один год. Но с их отчетами связана одна про­блема: никогда нельзя быть уверенным, что «припомненное» событие действительно проис­ходило (возможно, человек реконструировал то, что, по его мнению, происходило). Эту про­блему преодолели в эксперименте, где испы­туемым задавали в общей сложности 20 вопро­сов о событии из их детства, о котором было точно известно, что оно произошло, — рожде­ние младшего брата или сестры; подробности такого события можно проверить у другого человека. Вопросы, задаваемые каждому ис­пытуемому, касались событий, происходивших, когда мать уезжала в больницу (например, «В какое время дня она уехала?»), когда она на­ходилась в больнице и когда мать с младенцем вернулись домой.

Испытуемыми были студенты, и их возраст на момент рождения брата или сестры варьи­ровал от одного года до 17 лет. Результаты дан­ного исследования показали, что если брат или сестра родились до достижения испытуемым трехлетнего возраста, он ничего не мог об этом вспомнить. Если же рождение пришлось на воз­детства

раст более трех пет, количество воспоминаний увеличивалось вместе с возрастом на момент этого события. Эти результаты указывают на практически полную амнезию первых трех лет жизни.

Почему возникает амнезия детства? Фрейд полагал, что это происходит вследствие подав­ления сексуальных и агрессивных ощущений, испытываемых маленьким ребенком в отноше­нии своих родителей. Но такое объяснение предсказывает амнезию только на события, свя­занные с сексуальными и агрессивными мысля­ми, тогда как на самом деле амнезия детства распространяется на все события. Более под­ходящее объяснение состоит в том, что амне­зия детства является следствием колоссально­го различия между опытом кодирования инфор­мации у маленьких детей и организацией воспоминаний у взрослых. У взрослых воспоми­нания выстроены по категориям и схемам (на­пример, она — такой-то человек, это — такая-то ситуация), а маленькие дети кодируют свои переживания, не обобщая их и не связывая со смежными событиями. После того как ребенок начинает усваивать связи между событиями и делить события по категориям, ранние пережи­вания теряются.

Почему происходит этот переход от мла­денческой к взрослой форме организации па­мяти? Одна из причин — биологическое разви­тие. Гиппокамп — структура мозга, участвую­щая в консолидации воспоминаний, — созрева­ет примерно через год-два после рождения. Поэтому события, происходящие в первые два года жизни, не могут достаточно консолидиро­ваться, и, следовательно, их нельзя впослед­ствии воспроизвести. Другие причины перехо­да к взрослой памяти лучше объяснять на пси­хологическом уровне. Сюда относятся когни­тивные факторы, в частности развитие речи и начало обучения в школе. И речь, и тип мышле­ния, воспитываемый школой, создают новые способы организации опыта, которые могут быть несовместимы со способом кодирования опыта маленькими детьми. Что любопытно, раз­витие речи достигает первого пика в возрасте трех лет, обучение в школе начинается с пяти лет, и, видимо, именно в период между тремя и пятью годами заканчивается амнезия детства.

По: Аткинсон Р. Л., Аткинсон Р. С, Смит Э. Е. и др. Введение в психологию: Учебник для университетов / Пер. с англ. под. ред. В. П. Зинченко. — М.: Тривола, 1999.

более активными, поэтому обучение в школе с определенной точки зрения можно рассматривать как комплексную систему тренировки памяти молодого человека. В процессе обучения школьник учится ставить перед собой дифференцирован­ные задачи по заучиванию учебного материала, т. е. определяет способ заучива­ния и воспроизведения информации в зависимости от уровня ее сложности и по­степенно овладевает осмысленным запоминанием.

Само по себе развитие памяти не происходит. Для этого необходима целая си­стема воспитания памяти. Воспитанию положительных свойств памяти в зна­чительной степени содействует рационализация умственной и практической работы человека: порядок на рабочем месте, планирование, самоконтроль, исполь­зование разумных способов запоминания, соединение умственной работы с практи­ческой, критическое отношение к своей деятельности, умение отказаться от неэф­фективных приемов работы и заимствовать у других людей эффективные приемы. Некоторые индивидуальные различия в памяти тесно связаны со специальными механизмами, защищающими мозг от лишней информации. Степень активности указанных механизмов у разных людей различна. Защитой мозга от ненужной информации объясняется, в частности, явление гипнопедии, т. е. обучение во сне. В состоянии сна некоторые механизмы, защищающие мозг от избыточной инфор­мации, выключаются, поэтому запоминание происходит быстрее.

Особое место в исследованиях памяти занимают расстройства памяти. Иссле­дования патологии памяти важны в теоретическом отношении, так как они позво­ляют выяснить, какие структуры или факторы участвуют в протекании мнеми­ческой деятельности, а также сопоставить данные о нарушенных звеньях мнеми­ческой деятельности с разработанной отечественными психологами системой взглядов на формирование процессов памяти.

В основе нарушений памяти могут лежать самые разнообразные факторы, по­рождающие различные виды расстройств, большинство из которых относится к разряду амнезий. Амнезия — это нарушение памяти в виде утраты способности сохранять и воспроизводить ранее приобретенные знания. Так, одним из наибо­лее исследованных расстройств непосредственной (непроизвольной) памяти яв­ляется нарушение памяти на текущие события при сохранении относительно хо­рошей памяти на события прошлого. Данный вид нарушения памяти называется фиксационной амнезией. Такие больные могут правильно называть события из своего детства, школьной жизни, даты общественной жизни, но не могут вспом­нить, обедали ли они сегодня, посетили ли их родственники, беседовал ли с ними сегодня врач и т. п. Ряд экспериментальных данных свидетельствует о том, что в этом случае речь идет о нарушении воспроизведения.

Расстройства памяти распространяются часто не только на текущие события, но и на прошедшие: больные не помнят прошлого, путают его с настоящим, сме­щают хронологию событий, т. е. они дезориентированы во времени и простран­стве. У таких больных нарушения памяти часто носят прогрессирующий харак­тер: сначала снижается способность к запоминанию текущих событий, стираются в памяти события последних лет и отчасти — давно прошедшего времени. В этом случае речь идет о прогрессирующей амнезии. Наряду с этим сохранившееся в па­мяти отдаленное прошлое приобретает особую актуальность в сознании больного. Нарушения такого рода развиваются по «закону обратного хода памяти», предло­женного и обоснованного французским психологом Тэодюлем Рибо (1839-1916).



Феноменальная память

«Я приступил к исследованию Ш. с обычным для психолога любопытством, но без большой надежды, что опыты дадут что-нибудь приме­чательное.

Однако уже первые пробы изменили мое отношение и вызвали состояние смущения и озадаченности, на этот раз не у испытуемого, а у экспериментатора.

Я предложил Ш. ряд спов, затем чисел, за­тем букв, которые либо медленно прочитывал, либо предъявлял в написанном виде. Он внима­тельно выслушивал ряд или прочитывал его и затем в точном порядке повторял предложен­ный ему материал.

Я увеличил число предъявляемых ему эле­ментов, давал 30, 50, 70 слов или чисел, — это не вызвало никаких затруднений. Ш. не нужно было никакого заучивания, и если я предъявлял ему ряд слов или чисел, медленно и раздельно читая их, он внимательно вслушивался, иногда обращался с просьбой остановиться или сказать слово яснее, иногда, сомневаясь, правильно ли он услышал слово, переспрашивал его.

Обычно во время опыта он закрывал глаза или смотрел в одну точку. Когда опыт был за­кончен, он просил сделать паузу, мысленно проверял удержанное, а затем плавно, без за­держки воспроизводил весь прочитанный ряд.

Опыт показал, что с такой же легкостью он мог воспроизводить длинный ряд и в обратном порядке — от конца к началу; он мог легко ска­зать, какое слово следует за какими и какое слово было в ряду перед названными. В послед­них случаях он делал паузу, как бы пытаясь най­ти нужное слово, и затем — легко отвечал на вопрос, обычно не делая ошибок.

Ему было безразлично, предъявлялись ли ему осмысленные слова или бессмысленные слоги, числа или звуки, давались ли они в устной или в письменной форме; ему нужно было лишь, чтобы один элемент предлагаемого ряда был отделен от другого паузой в две-три секун­ды, и последующее воспроизведение ряда не вызывало у него никаких затруднений.

Вскоре экспериментатор начал испытывать чувство, переходящее в растерянность. Увели­чение ряда не приводило Ш. ни к какому замет­ному возрастанию трудностей, и приходилось признать, что объем его памяти не имеет ясных границ. Экспериментатор оказался бессильным в, казалось бы, самой простой для психолога задаче — измерении объема памяти.

Я назначил Ш. вторую, затем третью встре­чу. За ними последовал еще целый ряд встреч. Некоторые встречи были отделены днями и не­делями, некоторые — годами.

Эти встречи еще более осложнили положе­ние экспериментатора.

Оказалось, что память Ш. не имела ясных границ не только в своем объеме, но и в проч­ности удержания следов. Опыты показали, что он с успехом и без заметного труда может вос­производить любой длинный ряд слов, данных ему неделю, месяц, год, много лет назад. Не­которые из таких опытов, неизменно кончав­шихся успехом, были проведены спустя 15-16 лет (!) после первичного запоминания ряда и без всякого предупреждения. В подобных слу­чаях Ш. садился, закрывал глаза, делал паузу, а затем говорил: «Да-да... это было у вас на той квартире... вы сидели за столом, а я на качал­ке... вы были в сером костюме и смотрели на меня так... вот... я вижу, что вы мне говори­ли...» — и дальше следовало безошибочное воспроизведение прочитанного ряда.

Если принять во внимание, что Ш., который к этому времени стал известным мнемонистом и должен был запоминать многие сотни и тыся­чи рядов, — этот факт становился еще более удивительным».

Из: Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти: ум мнемониста // Хрестоматия по психохологии. Психология памяти. Под. ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. — М.: ЧеРо, 1998.

Развитие болезни начинается с утраты памяти на время, далее утрачивается па­мять на недавние события, а затем — и на давно прошедшие. Вначале забываются факты, затем чувства, последней разрушается память привычек. Восстановление памяти идет в обратном порядке. Например, при нарушении памяти у полиглотов последнее, что они забывают, — это родной язык. Л при восстановлении функций памяти у них в первую очередь появляется способность говорить на родном языке.

В других случаях память может оказаться нарушенной со стороны ее динами­ки. Такие больные в течение какого-то отрезка времени хорошо запоминают и вое­


производят материал, однако спустя короткое время не могут этого сделать. Если человеку с таким нарушением памяти предложить запомнить 10 слов, то после второго или третьего предъявления он будет помнить 6-7 слов, после пятого — лишь 3 слова, а после шестого — опять 6-8. Эти больные то подробно, в деталях воспроизводят содержание басни, рассказа, то вдруг не в состоянии передать со­всем легкий сюжет. Таким образом, в этом случае мнемическая деятельность но­сит прерывистый характер. Нарушается ее динамическая сторона.

Больные с поражением лобных долей мозга, как правило, не теряют памяти, но их мнемическая деятельность может существенно затрудняться патологической инертностью однажды возникших стереотипов и трудным переключением с одно­го звена запоминающей системы на другое.

Исследования, проведенные за последние десятилетия, позволили ближе по­дойти к характеристике тех нарушений памяти, которые возникают при общемоз­говых нарушениях психической деятельности. Если эти нарушения вызывают сла­бость и нестойкость возбуждений в коре головного мозга, нарушения памяти мо­гут выразиться в общем снижении объема памяти, затруднении заучивания и легкой тормозимости следов интерферирующими воздействиями.

Интересно, что в случаях умственной отсталости нарушения логической памя­ти могут иметь место на фоне хорошо сохраненной механической памяти, которая в отдельных случаях может быть удовлетворительной по своему объему.




Контрольные вопросы

  1. Дайте характеристику памяти как познавательному психическому процессу.

  2. Какие теории памяти вы знаете?

  3. Раскройте взгляды Аристотеля на проблему ассоциаций.

  4. Расскажите об исследованиях памяти, проведенных Г. Эббингаузом.

  5. Что такое квазипотребность и как она влияет на продуктивность запомина­ния?

  6. Дайте характеристику основным видам памяти.

  7. Охарактеризуйте основные виды запоминания.

  8. Какие вы знаете основные приемы и способы произвольного запоминания?

  9. Расскажите об исследованиях процессов запоминания в работах П. И. Зин­ченко и А. А. Смирнова.




  1. Охарактеризуйте процессы воспроизведения и узнавания.

  2. Что вы знаете о произвольном и непроизвольном воспроизведении?

  3. В чем разница между процессом воспроизведения и узнавания?

  4. В чем выражается связь узнавания и воспроизведения с такими процессами, как воля и мышление?

  5. Расскажите о законе забывания, открытом Г. Эббингаузом. Какие способы и методы, направленные на замедление процессов забывания, вы знаете?

  6. Расскажите о явлениях ретроактивного торможения и ретроградной амнезии.

  7. Расскажите об индивидуальных особенностях памяти.

  8. Какие основные нарушения памяти вы знаете?

Рекомендуемая литература

  1. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения / Пер. с англ. под общей ред. Ю. М. Забродина, Б. Ф. Ломова. — М.: Прогресс, 1980.

  2. Блонский П. П. Избранные педагогические и психологические сочинения: В 2-х т. Т. 2 / Под ред. А. В. Петровского. — М.: Педагогика, 1979.

  1. Вейн А. М., Каменецкая Б. И. Память человека. — М.: Наука, 1973.

  2. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. — СПб.: Свет, 1997.

  3. Зинченко П. И. Неироивольное запоминание. — М: Изд-во АПН РСФСР, 1961.

  1. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека: Введение в психологию / Пер. с англ. под ред. А. Р. Лурия. — М.: Мир, 1974.

  2. Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. 1 / Под ред. В. В. Давыдова и др. — М.: Педагогика, 1983.

  1. Лурия А. Р. Внимание и память. — М.: Изд-во МГУ, 1975.

  2. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 1999.

  1. Смирнов А. А. Проблемы психологии памяти. — М.: Просвещение, 1966.

  2. Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти / Под ред. Ю. Б. Гиппен-рейтер, В. Я. Романова. - М.: Изд-во МГУ, 1979.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   41




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница