Манойло а. В. Государственная информационная политика в особых условиях


РАЗДЕЛ III ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА



страница13/27
Дата15.05.2016
Размер2.71 Mb.
#12845
ТипМонография
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27
РАЗДЕЛ III

ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

В данном разделе сделана попытка описать основные принципы и закономерности информационного противоборства в форме информационно-психологических операций и выявить угрозы государственной безопасности Российской Федерации в информационно-психологической сфере. Безусловно, приведенные сведения и заключения не являются полными и всеобъемлющими, так как практика проведения информационно-психологических операций и применения средств, методов и технологий информационно-психологического воздействия свидетельствует о наличии практически неограниченного числа возможных вариантов их планирования и применения в соответствии с поставленными целями и задачами, имеющимися возможностями, конкретными условиями, особенностями объекта, против которого они направлены.

Вместе с тем, ряд наиболее общих моментов является характерным и присущ большинству информационно-психологических операций и иных случаев оказания информационно-психологического воздействия. Знание этих особенностей может служить основой для выявления и классификации фактов проведения информационно-психологических операций и отдельных акций информационно-психологического воздействия, вскрытия их внутренней логики и структуры, а также организации противодействия и нейтрализации негативных последствий.

Концепция информационной войны – это система взглядов военно-политического руководства государств-субъектов информационного противоборства на способы достижения информационного превосходства над противником и нанесения ему материального, идеологического или иного ущерба в результате проведения комплекса информационно-психологических операций и мероприятий. Концепции информационных войн иных, негосударственных, субъектов информационного противоборства (например – радикальных исламских организаций и группировок) также представляют определенный интерес, так как, располагая меньшими экономическими, интеллектуальными и иными возможностями для организации и проведения масштабных информационно-психологических операций, они, как правило, не скованы в своих действиях (и в выборе средств достижения собственных целей) жесткой системой национального законодательства.



-222-

Следует отметить, что, на сегодняшний день у большинства развитых стран мира уже сформировались достаточно полные и непротиворечивые собственные системы взглядов в отношении использования информационно-психологической войны в качестве инструмента внешней политики. Каждая из таких систем (концепций) достаточно индивидуальна и служит хорошим материалом для исследования национальных особенностей, направлений и приоритетов информационной политики этих государств.

Так как в настоящее время информационное общество еще не выработало эффективный способ противодействия информационно-психологической агрессии (войны) и подавления ее источников, использование арсенала сил, средств и методов информационно-психологического воздействия носит агрессивный характер практически повсеместно.

-223-
Глава 10.

ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

10.1. Эволюция политических форм, средств и методов информационно-психологического противоборства

10.2. Информационно-психологическая война как форма эскалации межгосударственных конфликтов

10.3. Средства и способы ведения информационно-психологической войны. Информационное оружие

10.4. Тайные операции как организационная форма реализации концепции информационно-психологической войны

10.5. Правовая характеристика операций информационно-психологической войны

В данной главе представлены результаты исследования информационного противоборства и его наиболее острой формы – информационно-психологической войны, – как социального явления, играющего все более заметную роль в общественно-политической жизни современного информационного общества.

Информационно-психологическая война появилась как форма информационного противоборства на определенной стадии развития средств и методов информационно-психологического воздействия и в настоящее время представляет собой наиболее социально опасную форму данного противоборства, осуществляемого насильственными средствами и способами воздействия на информационно-психологическую сферу противника с целью решения стратегических задач.

Концепции современных информационно-психологических войн для мирного периода межгосударственных отношений разрабатываются и реализуются иностранными внешнеполитическими ведомствами и спецслужбами, концепции будущих информационных войн для периода открытого военного межгосударственного противоборства разрабатываются и планируются зарубежными военными ведомствами.



-223-

Современная информационная война является важнейшей угрозой безопасности Российской Федерации, она позволяет иностранным государствам решать тайные внешнеполитические задачи в отношении Российской Федерации без применения вооруженных сил. Разработка концепций информационных войн иностранными военными и иными ведомствами и апробация их отдельных элементов в локальных вооруженных конфликтах является угрозой безопасности Российской Федерации.

Понимание стратегической направленности операций современной информационной войны дает основание для определения критерия выделения из информационной сферы объектов защиты от этих операций, в качестве которого выступает их ключевая значимость для суверенитета страны и, особенно, – для ее территориальной целостности.

Основным инструментом ведения информационных войн является информационное оружие – совокупность средств, методов, способов и технологий информационно-психологического воздействия, специально созданных для тайного управления информационной сферой противника, процессами и системами, функционирующими на основе информации, а также – для нанесения им ущерба106[98]. Информационное оружие используется в тайных информационно-психологических операциях в сочетании со средствами и способами его доставки (СМИ, ОТКС, современными средствами связи), технологиями внедрения информационного оружия и технологиями обеспечения условий его использования.

Прогнозируя развитие международной обстановки с учетом того, что Россия продолжает рассматриваться развитыми государствами Запада в качестве потенциального военного противника, важно иметь в виду, что опыт применения информационного оружия для будущих информационных войн приобретается иностранными военными и иными ведомствами в современных вооруженных конфликтах. Данное обстоятельство требует тщательного изучения информационной и психологической составляющих указанных конфликтов.

10.1. Эволюция политических форм, средств и методов информационно-психологического противоборства

Информационное противоборство как направление научных исследований и практической деятельности имеет давнюю историю. Хотя в прямой постановке такие термины, как "информационное противоборство", "информационная борьба", "информационная война, "информационное оружие" вошли в теорию и практику относительно недавно (например, термин "информационные операции" впервые появился в 1997 году107[99]), однако, в качестве явления объективного мира информационное противоборство зародилось в глубокой древности. Оно возникло одновременно с появлением вооруженного противоборства – как составная часть вооруженной борьбы в виде психологического средства ослабления боевой мощи противника и поднятия боевого духа своих войск. Развитие науки и техники, особенно в двадцатом веке, позволило настолько усовершенствовать технологическую основу информационного противоборства, что сделало его одним из самых эффективных средств достижения внешне- и внутриполитических целей.



-224-

Информационное противоборство представляет собой совокупность таких взаимоотношений между субъектами мирового сообщества или политической системы общества, в рамках которых одни субъекты путем активного воздействия на информационную сферу других субъектов стремятся получить превосходство над противостоящей стороной в экономической, политической, военной или иной области.

Как указывают Д.Б. Фролов, Л.В. Воронцова108[100], современный период развития информационного противоборства характеризуется его особым обострением и выходом на качественно новый уровень, что обусловлено следующими основными факторами:


      • информатизацией основных областей деятельности большинства государств;

      • быстрыми темпами формирования глобальной информационной инфраструктуры и превращением ее в базисный элемент жизнедеятельности мирового сообщества;

      • значительными достижениями в развитии информационных технологий воздействия на сознание, волю и чувства людей;

      • активным развитием программно-технических средств нанесения ущерба компьютерным и телекоммуникационным системам;

      • недостаточным уровнем развития средств и методов обеспечения защиты национальных информационных пространств, сознания населения;

      • несовершенством информационной политики.

Информационное противоборство пронизывает в настоящее время все формы борьбы, начиная с дипломатической и экономической и кончая вооруженной борьбой, развиваясь вместе с тем как самостоятельная сфера деятельности. Информация и информационные технологии постепенно становятся действенным средством завоевания мира. Маршал Николай Огарков подчеркивал, что "поле битвы будущего – это, прежде всего, информация"109[101]. Это поле битвы уже не ограничивается широкомасштабным воздействием на население и войска, линии связи и радиопередатчики. Информационные средства воздействия (открытого и скрытого) нацеливаются на высшие эшелоны власти и военное руководство стран-противников и партнеров, на автоматизированные системы управления оружием и военной техникой, системами жизнеобеспечения и экологически вредными производствами.

-225-

Иностранные государства имеют давнюю историю и обширную практику разработки и использования средств и способов информационного воздействия на человека, социальные и технические системы. По данному направлению в ведущих университетах и исследовательских центрах развитых стран созданы и эффективно действуют специализированные научные школы. Дезинформирование, скрытное психологическое воздействие на сознание, открытые акции устрашения и сдерживания неоднократно применялись иностранными государствами против России как в далеком, так и недавнем прошлом, не всегда встречая должное сопротивление110[102].

Научное осмысление современных реалий информационного противоборства требует анализа этого направления деятельности, ибо без этого невозможна разработка теоретических основ этого противоборства, отсутствие которых не позволяет сделать правильный выбор государственными органами главных направлений их деятельности в данной сфере, выбор методов, расстановки сил и средств ведения наступательных и оборонительных информационных операций. В целом, теория информационного противоборства представляет собой систему знаний о характере, закономерностях, принципах, формах, методах, средствах и способах организации и осуществления информационного противоборства. Исследование опыта информационного противоборства111[103] позволяет выявить основные закономерности информационной составляющей прежде всего вооруженной борьбы, присущие и современным локальным вооруженным конфликтам, логику становления информационно-психологических и дезинформационных средств и методов как самостоятельного инструмента достижения внешнеполитических задач в мирное время.

Исторически информационное противоборство возникло как составная часть вооруженной борьбы. Причинами его возникновения явилось стремление нападающей стороны поднять дух своих воинов и ослабить волю врага. Подобным образом она лишала последнего способности к активному сопротивлению, содействовала его более быстрому уничтожению, уменьшала собственные материальные и физические потери, в том числе – потери завоевываемых для себя трудовых и материальных ресурсов. "Самая ранняя из известных форм воздействия на противника небоевыми средствами – устрашение его своей (иногда мнимой) боевой мощью, – возникла очень рано. Ее следы мы видим в вооруженных столкновениях племен в эпоху разложения первобытнообщинного строя, в войнах рабовладельческих государств"112[104]. Под воздействием страха, особенно в бою, когда нет времени для обдумывания своего поведения, противник принимает решение о сдаче или бегстве практически рефлекторно.



-226-

С появлением государства информационное противоборство стало составной частью взаимоотношений различных стран не только в военное, но и в мирное время (в дипломатической, экономической, иных сферах), а также составной частью борьбы государственной политической власти с внутренними социальными силами, выступающими в качестве ее противника.

Важнейшим фактором, способствующим развитию информационного противоборства, явилось постепенное выделение деятельности по целенаправленному доведению информации до широких масс сначала в отдельную функцию трудовой деятельности человека, затем в род трудовой деятельности и, наконец, в особую профессиональную деятельность.

Развитие информационного противоборства как в условиях мирного, так и военного времени, происходило благодаря массовому распространению и доступности новых, более эффективных носителей и средств доставки информации, под воздействием и на основе которой происходит принятие решений. Д.Б. Фролов, Л.В. Воронцова выделяют четыре исторических этапа развития информационного противоборства, основанные на следующих технологиях: вербальной, бумажной, технической и телекоммуникационной113[105]. При этом каждый последующий этап вбирал в себя средства и методы предыдущего и развивал их.

Еще в древности противоборствующие стороны "пытались использовать средства духовного воздействия, чтобы ослабить моральный дух и боевую мощь противника, а также поднять боевой дух своих войск"114[106]. Это была исторически первая форма информационного противоборства – информационно-психологическое обеспечение боевых и повстанческих действий.

В качестве основного носителя и средства доведения информации на первом, вербальном этапе выступал человек, в качестве объекта воздействия – психика человека, определяющая направленность его деятельности. Не случайно Аристотель еще в IV в. до н.э. выделил те составляющие психики человека, которые по настоящее время являются основными объектами информационного воздействия – сознание, волю и чувства человека: "Есть три силы души, главные для поступка и для истины: чувство, ум, стремление"115[107].

Способы ведения информационного противоборства в тот период были ограничены вербальными технологиями (выступления ораторов, религиозных проповедников, распространение слухов, дезинформации и т.п.), наглядными средствами устрашения (демонстрация военного превосходства, устрашающие знаки, пропагандистские письмена на камнях, деревьях и строениях и т.п.) и физического противодействия (аресты, убийства ораторов и т.п.). Важнейшими субъектами информационного противоборства того времени являлись священнослужители как наиболее образованные лица, обладавшие значительным влиянием на все социальные слои населения. При этом появление первых печатных средств не сыграло заметной роли в осуществлении информационного противоборства, так как на тот период основная масса солдат и гражданского населения были неграмотны.

-227-

Второй, "бумажный" этап информационного противоборства начался с распространением грамотности, в условиях широкого охвата населения новыми носителями информации: письмами, книгами, газетами, журналами и др. В этот период появилось и специальное эффективное средство информационного противоборства, используемое до сих пор, – листовка.

Третьему этапу информационного противоборства дало начало возникновение новых носителей информации (в середине XIX века – изобретение фотографии) и новых средств доставки информации, появившихся благодаря открытию электричества (конец XIX века): телеграфа, телефона, радио, кино, а позднее телевидения. Значительно усилились наглядность и образность средств информационного воздействия, увеличились возможности накапливания и длительного хранения информации в любом объеме. Стало возможным оказание как оперативного, так и долгосрочного, как избирательного, так и массового информационного воздействия на сознание, волю и чувства населения.

Все это дало начало разработке и реализации идей информационно-психологических войн, подразумевающих достижение стратегических внешнеполитических целей путем оказания управляющего информационного воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание противника. Развитые в техническом отношении страны получили значительные преимущества в информационном противоборстве.

На этом этапе впервые возникли информационно-технические средства воздействия не только на сознание человека, но и на информационно-технические системы и комплексы, а именно – средства радиоэлектронной борьбы, позволяющие подавлять теле- и радиовещание, связь, создавать радиопомехи, т.е. нарушать возможности противника получать своевременную и объективную информацию, на основе которой он принимает решения.

Современный, четвертый, этап развития информационного противоборства начался с появления персональных компьютеров и открытых телекоммуникационных сетей (ОТКС). В качестве основного носителя информации стали выступать компьютерные носители, а важнейшим средством доведения информации – телекоммуникационные сети. Стало возможным оказание скрытого персонального информационного воздействия на конкретного пользователя компьютерной сети и неконтролируемого массового воздействия на широкую аудиторию глобальных ОТКС. В итоге были значительно расширены возможности осуществления управляющих информационных акций.



-228-

Благодаря созданию программно-управляемых устройств и процессов появились программно-технические средства информационного противоборства. Последние позволяют нарушать нормальное функционирование информационно-телекоммуникационных систем, хранящих и доставляющих информацию автоматизированным системам принятия решений. В результате они дезорганизуют деятельность объектов, которые работают на их основе, вплоть до их уничтожения. Таким образом, появление новых программно-технических возможностей у человечества обусловило разработку особого вида оружия – информационного.

Для четвертого этапа информационного противоборства характерны следующие обязательные условия: наличие у противостоящей стороны определенного компьютеризированного уровня развития информационной инфраструктуры, компьютерная грамотность большинства населения и его свободный доступ к Internet или иным глобальным ОТКС, наличие у нападающей стороны соответствующих программно-технических средств нападения и средств обеспечения собственной информационной безопасности.

Истоками идей информационно-психологического воздействия на противоположную сторону можно считать первоначальное осмысление правителями древнего мира физически ненасильственного управления массами людей. О понимании важности психологического противоборства в тот период свидетельствуют взгляды египетских и ассирийских военачальников, прямо связывающие развитие хода сражения с психическим состоянием бойцов. Не случайно основной задачей воспитания считалась выработка психической устойчивости у бойца, готовности погибнуть, его лицо, а не спина, должно быть всегда обращено к врагу. В воспитательных целях военачальники широко опирались на религию, обряды, традиции и ритуалы. Этому способствовал и народный эпос.

Вместе с тем, уже тогда военачальники понимали, что на ход сражения оказывает влияние не только настрой своих воинов, но и психическое состояние вражеских бойцов. Поэтому замысел битвы, как правило, строился на основе маневра, вносившего смятение в ряды противника. Наиболее распространенными способами внесения смятения было распространение слухов о превосходящей численности и мощи своего войска (особенно часто этот способ применял Александр Македонский – IV в. до н.э.), использование устрашающих штандартов, масок, звукового сопровождения военных действий и т.п. Важнейшим способом являлась также дезинформация противника с целью обеспечения внезапности нападения.

-229-

Классическим примером дезинформации является "троянский конь", сыгравший решающую роль в троянской войне за раздел сфер влияния в Малой Азии между греческими племенами в XIII в. до н.э. Благодаря троянскому коню, которого, по утверждению подосланного спартанцами лица, якобы подарила городу богиня Афина, спартанцы захватили Трою и разрушили ее до основания. Выражение "троянский конь" стало профессиональной поговоркой разведчиков для обозначения операции по дезинформации противника с последующим его военным поражением116[108].

Одним из лучших специалистов античного мира по дезинформации военного противника считался Ганнибал (III–II в. до н.э.). Так, древнегреческий историк Полибий оставил свидетельства того, как Ганнибал мастерски проводил операции по дезинформации противника. "... Он уже довольно длительное время распускал слухи о том, что в его войске появилась некая болезнь, чтобы римляне не удивлялись, услышав, что он давно стоит со своим войском на одном месте. На самом деле он находился уже всего в трех днях пути от Тарента..."117[109]. Этот маневр позволил Ганнибалу быстро захватить этот город. Другим примером может служить подготовка Ганнибала к битве с римскими легионерами при реке Треббин, в ходе которой он активно распускал слухи о несокрушимой мощи нового оружия карфагенян, чем способствовал формированию психологической готовности римлян к поражению118[110].

Приемами дезинформации успешно пользовались Чингисхан и Батый, всегда заранее распространявшие слухи, преувеличивающие численность и жестокость монгольских войск. При вторжении в Грузию в целях введения в заблуждение передовых отрядов грузинского ополчения монголы несли перед собой кресты. По приказу Чингисхана на Западе распространялись грамоты, в которых говорилось, что Чингисхан – не вождь неизвестных варваров, а царь Давид с воинством.

Дезинформационный маневр удался. Епископ, сторонник пятого крестового похода, Яков де Витри в письме к папе Гонорию в 1221 году пишет о появлении неожиданного желтокожего союзника в борьбе за "Гроб Господень" в Палестине: "Явился новый и могучий союзник христианства, индийский царь Давид. Во главе своей рати, которая неисчислима, он начал борьбу с нехристями". В Венгрии монголы прибегли к распространению фальшивок, скрепленных королевской печатью. В них содержалось обращение к народу, в котором король Венгрии якобы призывал прекратить сопротивление и подчиниться монголам119[111].

-230-

Средствами информационного противоборства в древние времена решались соответствующие задачи не только в военное, но мирное время. В истории известны случаи успешного проведения, по существу, первых информационно-психологических операций в мирное время. Например, в Шумерских памятниках (IV тысячелетие до н.э.) приводится пример ведения "войны нервов": правитель шумерского города Уруку преднамеренно систематически страшными слухами запугивал жителей и правителя города Аратта, богатого благородным металлом, в результате чего последние безо всякого физического принуждения платили Шумеру большую дань120[112].

По мере накопления опыта практического осуществления информационного противоборства возникла потребность в его теоретическом осмыслении. Из документально зафиксированных разработок в области теории информационного противоборства исторически первыми можно считать труды китайских исследователей.

В Китае с древних времен с большим вниманием относились к информационным формам и способам борьбы с противником, справедливо предпочитая их кровопролитным схваткам на поле боя121[113]. Не случайно поэтому первые научные обоснования информационного противоборства связывают с именами древнекитайских философов – Конфуция и Сунь-Цзы (VI–V в. до н.э.), взгляды которых лежат в основе современных теоретических и практических подходов китайских и американских специалистов в области информационного воздействия, в том числе – в основе деятельности спецслужб Китая и США.

Сунь-Цзы поставил психологическое воздействие на противника на одно из первых мест в военном противоборстве. В своем "Трактате о военном искусстве" он писал: "Во всякой войне, как правило, наилучшая политика сводится к захвату государства целостным; разрушить его значительно легче. Взять в плен армию противника лучше, чем ее уничтожить... Одержать сотню побед в сражениях – это не предел искусства. Покорить противника без сражения – вот венец искусства". Сунь-Цзы отмечал, что "война – это путь обмана", поэтому выигрывает тот, кто умеет вести войну, не сражаясь. Для этого надо, во-первых, "разрушить планы противника", во-вторых, "расстроить его союзы" и лишь в-третьих "разгромить его войска"122[114]. "Разлагайте все хорошее, что имеется в стране противника. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской страны. Мешайте всеми средствами деятельности правительства"123[115]. "Подрывайте престиж руководства противника и выставляйте в нужный момент на позор общественности"124[116].

В трактате освещены основные приемы манипуляции противником путем психологического воздействия и дезинформации, в определенном сочетании составляющие механизм принуждения выбранного объекта к направленным действиям.



Каталог: lekcii
lekcii -> Определение арт-терапии
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Клинико-физиологические основы суггестии
lekcii -> Курс лекций по дисциплине «Управление персоналом» для студентов специальностей спо 2014 год Краткий курс лекций по дисциплине «Управление персоналом»
lekcii -> Лекции так, Фрейд и неофрейдисты (несмотря на отстаивание ими важной роли неодолимых природных влечений у людей), тем не менее, единодушно признают именно внешние обстоятельства
lekcii -> Лекция Эмоциональная регуляция поведения
lekcii -> Программа учебного курса
lekcii -> История развития средств вычислительной техники
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Лекция 10 Перцептивная сторона общения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница