Манойло а. В. Государственная информационная политика в особых условиях



страница14/27
Дата15.05.2016
Размер2.71 Mb.
#12845
ТипМонография
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27

-231-

Значительное внимание, по мнению Сунь-Цзы, необходимо уделять получению знаний о личностных характеристиках противостоящих полководцев. Поскольку война – столкновение людей, наделенных определенными качествами, считал Сунь-Цзы, они и определяют ее ход. Введение противника в заблуждение приносит победу. Всякое решение военачальника по отношению к врагу должно исходить из этого. Но чтобы обмануть врага, его надо глубоко знать и прежде всего знать его качества.

Во II веке нашей эры в Китае впервые применили прием пропагандистского воздействия – провозглашение справедливого характера войны; обосновывавшее необходимость военных действий125[117].

Основные идеи Сунь-Цзы активно развивались другими китайскими теоретиками. К их числу относится военный теоретик Чжугэ Лян (III в. н.э.), признанный Мао Цзэдуном в качестве достойного наставника. Наследие Чжугэ Ляна в области психологического противостояния с военным противником было внимательно изучено и успешно использовано партизанами Вьетконга в Южном Вьетнаме в войне против США. Чжугэ Лян "никогда не размахивал мечом, ибо суть великой китайской военной традиции всегда сводилась к тому, что мозг обманет мускульную силу". Он, как и Сунь-Цзы, считал, что "в военных действиях атака на умы – главная задача, атака на укрепления – второстепенная задача. Психологическая война – это главное, бой – это второстепенное дело".

Значительное внимание вопросам воспитания собственных войск с целью обеспечения психологической устойчивости воинов в бою, вопросам дезинформации и психологического воздействия на чужие армии уделяли европейские военачальники и ученые прошлого: древнегреческий писатель и историк Ксенофонт (IV в. до н.э.), римский полководец Ю. Цезарь (I в. до н.э.) и др. Известный римский государственный деятель и ученый Н. Маккиавели (XV–XVI вв.), анализируя особенности информационного противоборства в процессе боя, особое внимание уделял вопросам дезинформирования противника126[118].

С древних времен важнейшей частью информационного противоборства являлась выработка психологической устойчивости мирного населения к влиянию чужеземных нравов путем воспитания мирного населения в духе патриотизма и верности нравственным ценностям своей страны. Так, существенное значение идеологической обработки населения в целях сохранения стабильности общественного организма придавал Платон, подчеркивавший необходимость внушения населению представлений о божественности и незыблемости учреждаемых порядков и законов, суровых загробных карах за их нарушение и т.д. По его мнению, комплекс философско-мифологических воззрений, который должен быть внушен населению, является по существу общеобязательной государственной религией, нацеленной на достижение единомыслия граждан и упрочение социально-политического строя и законопорядка. Аристотель также считал, что "... самое важное из всех ... способствующих сохранению государственного строя средств, которым ныне все пренебрегают, – это воспитание в духе соответствующего государственного строя"127[119].



-232-

Эти же аспекты рассматривал знаменитый римский оратор и государственный деятель Цицерон (I в. до н.э.), указывавший на отрицательное воздействие чужеземных нравов и языков, нарушающих отечественные установления и стабильность строя, и призывавший противостоять им128[120]. Подобных взглядов позднее придерживался хорватский мыслитель Ю. Крижанич, утверждавший, что одним из начал и оснований политической мудрости является духовная заповедь: "Не верь чужестранцам"129[121].

Официальный католический религиозный философ Фома Аквинский (большой поклонник Аристотеля), чье мировоззрение положено в основу деятельности современной римско-католической церкви, еще в XIII веке провозгласил важнейшим для укрепления духовенства и государства правом церкви формирование идеологии и контроль публицистики130[122].

Важную роль средствам информационного противоборства отводил русский царь Иван IV131[123] (XVI в.). Князь А.М. Курбский, бежавший в Литву от опалы, сочинил несколько посланий к Ивану IV и обширный исторический труд под названием "История о великом князе Московском". Каждая строка писаний Курбского – обличение деяний царя, их осуждение и проклятие, попытка оправдать свою измену Родине и переход на сторону Литвы. Иван IV не оставил без ответа послания и писания Курбского. В своем ответном письме, которое по своему объему фактически составило целую книгу, прочитанном перед народом в Москве на Красном крыльце, Иван IV, опираясь на изречения Ветхого и Нового завета, исторические свидетельства и богословские толкования, обвинил Курбского в предательстве и дал свое понимание долга перед царем и Отечеством132[124].

Таким образом, основными наступательными методами информационного противоборства стали устрашение (психологическое давление) и дезинформирование противника в предвоенный и военный периоды, главным образом, с целью обеспечения внезапности нападения и ослабления воли врага к сопротивлению. Также были разработаны и такие наступательные методы и способы информационного противоборства, взятые на вооружение спецслужбами, как дезориентация, компрометация, дискредитация, использование агентов-дезинформаторов, предназначенные для скрытного направления деятельности противника в интересах воздействующей стороны. И те, и другие из названных наступательных методов выполняли функцию принуждения противника к определенным действиям и являлись в этой связи методами информационной войны.

-233-

Идеологическая борьба с противником зародилась с появлением государства и велась открыто, способами убеждения, главным образом под религиозными лозунгами. Убеждение собственных войск и населения основывалось на религиозных и имперских идеях.

Свой вклад в развитие средств и методов информационного противоборства с военным противником внес великий русский полководец А.В. Суворов. В своем военно-теоретическом труде "Наука побеждать" он писал: "Развитие "духа" – первая необходимость для войска: кому не известно, что при робости духа парализуется ум и слабеет тело, наоборот"133[125]. В 1799 г. А.В. Суворов впервые в истории войн задумал и успешно осуществил пропагандистскую операцию как часть единого плана боевых действии своих войск. Распространенное среди солдат Пьемонтской армии обращение Суворова с аргументированным, убедительным предложением о переходе на строну русско-австрийских войск привело к тому, что пьемонтцы переходили группами и целыми частями.

Честь первого в истории войн использования пропагандистского текста, который объединил в себе призыв аудитории к определенным практическим действиям с документом, имевшим юридическую силу и поэтому становившимся особенно привлекательным для пропагандируемых, принадлежит русскому полководцу М.И. Кутузову. Таким текстом было обращение М.И. Кутузова к населению Польши 27 декабря 1812 года. Отпечатанное значительным тиражом в виде листовки обращение имело в конце особую оговорку: "Экземпляр сего объявления всякому, имеющему оный, служит вместо охранного листа". Дальнейшее развитие объединения пропагандистского текста с документом привело к созданию в годы Первой мировой войны хорошо известной формы пропаганды плена в виде листовки-пропуска134[126].

Приемами пропаганды и дезинформации военного противника с успехом пользовались многие монархи и военачальники того периода. Неслучайно уже позже немецкий военный историк, один из создателей теории войны, Клаузевиц прямо связал войну и информационно-психологическое воздействие на противника: "Война – это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю"135[127].

-234-

Одна из ключевых ролей в развитии теории информационного противоборства в военных условиях принадлежит Наполеону Бонапарту. Боевым операциям армии Наполеона, как правило, предшествовало распространение слухов о значительно преувеличенной численности наполеоновских войск, за ними следовало распространение памфлетов и листовок. Для этого в армии Наполеона была походная типография с набором иностранных шрифтов. Ему принадлежат слова: "Четыре газеты смогут причинить больше зла, чем стотысячная армия". Пресса, считал Наполеон, должна писать только то, что ей прикажут, и молчать о том, что ей не следует говорить. Через своего министра полиции Наполеон часто отдавал приказы газетам сбивать с толку неприятеля ложными известями.

Глава французской секретной службы при Наполеоне Ж. Фуше был первым шефом полиции, выделившим прессу в качестве субъекта и объекта полицейской деятельности. В организованной им полицейской системе он создал отдел прессы и отдел театра и газет и пригласил в них лучших журналистов страны. С одной стороны, он использовал их для пропаганды, а с другой – с их помощью поставил задачу духовно обезглавить оппозицию внутри страны и за рубежом. Фуше считал, что тайная полиция должна верно оценивать интеллект противника и противостоять ему136[128].

В русской армии формированию международного общественного мнения начали уделять целенаправленное внимание начиная с войны по освобождению Болгарии (1877–1878 года). Военный противник в этот период активно распространял дезинформацию в отношении России. В этой связи при Верховном главнокомандующем был создан штаб прессы, введена аккредитация корреспондентов, выезжающих к месту боевых действий. Для них регулярно проводили, говоря современным языком, брифинги и пресс-конференции, организовывались поездки на фронт, интервью с солдатами и офицерами, посещение госпиталей и т.д.

В 1874 г. по инициативе России Брюссельская конференция по регламентации обычаев войны впервые осудила применение дезинформации. Декларация этой конференции была подтверждена на последующих Гаагских конференциях в 1899–1907 гг. И хотя в итоге ни одно из государств, включая Россию, не изъяло из арсенала военных методов борьбы дезинформацию, в официальных армейских документах (уставах, наставлениях), вышедших уже после войны 1914–1918 годов, дезинформация была прикрыта терминами активной и пассивной тактической и оперативной маскировки.

Немецкая разведка накануне и в ходе Первой мировой войны (а позже – и Второй мировой войны) проводила стратегические информационно-психологические и дезинформационные операции в целях ослабления и деморализации политического и военного руководства всех государств-противников. Использовались такие методы, как компрометация наиболее активных военных и политических деятелей, дезинформация населения и оказание на него психологического давления, пропагандистское "оправдание" перед общественностью начала германской агрессии и т.п. не случайно еще в 1893 г. в Германии были изданы книги "К вопросам психологии большой войны" фон Бин-дер-Кригерштейна и "Психологические элементы в наступлении и обороне" Фрейхера фон Лихтенштейна.



-235-

В начале Первой мировой войны наиболее успешной была пропагандистская работа стран Тройственного союза, хотя позже, в силу использования большого количества явно ложных сведений, она потеряла свою эффективность. Учрежденные в столицах нейтральных государств и постоянно снабжаемые из Берлина и Вены свежей телеграфной информацией агентства "Вольф", "Корреспонденц-Бюро", "Оттоманское бюро" и другие развернули широкую деятельность по формированию общественного мнения в пока не вступивших в войну странах. При этом они пользовались всесторонней поддержкой посольств Германии и Австро-Венгрии. Указанные информационные бюро не только сотрудничали с местными органами печати, но и рассылали свои бюллетени ведущим политикам страны пребывания, видным государственным и общественным деятелям, крупным промышленникам, финансистам. Особую активность германские и австро-венгерские бюро развернули в Турции, Болгарии, Румынии, Греции, США, Норвегии и Швейцарии. Они имели хорошую техническую оснащенность, многочисленный и высококвалифицированный персонал, постоянно привлекали к работе известных местных журналистов.

Наряду со средствами массовой информации и министерствами иностранных дел активное участие в пропагандисткой деятельности принимали генеральные штабы и спецслужбы. Ряд воюющих стран создал специальные органы для ведения пропаганды на войска и население противника и оказания влияния на общественное мнение в нейтральных странах (Англия – в 1914 г., Франция – в 1915 г., США – В 1917 г., Германия – в 1918 г.). В России подобные подразделения созданы не были.

Именно Англия оказалась самой подготовленной к информационному противоборству в ходе Первой мировой войны. Своими победами на информационном поле она обязана, прежде всего, такой фигуре, как лорд Нортклифф, газетному магнату, возглавлявшему во время войны английскую пропаганду в отношении неприятельских стран. Важнейшими принципами осуществления пропаганды лорда Нортклиффа были: обеспечение правдоподобности, а не достоверности содержания пропагандистских материалов за счет умелого сочетания лживых и истинных сообщений; массированный характер пропаганды; опережение пропагандой политических действий своего правительства; пропагандистская поддержка оппозиции правительств неприятельских стран; ведение пропаганды от имени патриотических сил противника. Важнейшей задачей пропаганды лорд Нортклифф считал разложение армии и населения неприятельских государств137[129]. Помимо пропаганды, английская сторона в лице своей разведки активно использовала СМИ для осуществления дезинформации противника.



-236-

Таким образом, Первая мировая война явилась поворотным пунктом в развитии теории и практики информационного противоборства, на исследованиях опыта которой в целом завершилось формирование теоретических основ ведения пропаганды в военный период. В 1920 г. в Лондоне вышла книга К. Стюарта "Тайны дома Крю", в которой обобщался опыт английской пропаганды по разложению войск противника. В 1922 г. в Германии вышли книги Штерн-Руберта "Пропаганда как оружие политики" и И. Пленге "Немецкая пропаганда" В 1924 г. вышла книга Ф. Шенемана "Искусство влияния на массы в Соединенных Штатах Америки".

В 1927 г. в Лондоне была издана книга англичанина Гарольда Ласвеля "Техника пропаганды в мировой войне". В ней впервые была выделена информационно-психологическая сфера войны, а пропаганда рассмотрена как особый вид оружия, воздействующий на нравственное (психическое) состояние неприятеля, призванный либо нарушить его состояние или отклонить ненависть неприятельской стороны от воюющей с ним страны. В качестве основных стратегических целей пропаганды в книге были названы: возбуждение в собственном населении, а также в населении стран-союзников и нейтральных стран ненависти к неприятелю; поддержание дружественных отношений с союзниками; сохранение добрых отношений с нейтральными странами и получение их поддержки; деморализация противника. Важнейшими факторами успеха пропаганды признаны искусность применяемых средств и верный учет условий ведения пропаганды138[130].

В начале 1939 года министерством пропаганды и штабом верховного командования вермахта было подписано соглашение "О ведении пропаганды в период войны". Пропаганда, как отмечалось в упомянутом выше соглашении, рассматривалась в качестве важнейшего средства ведения войны, приравненного по своей роли к одному из родов войск.

Стоит отметить высокую эффективность пропагандистской деятельности в военный период специалистов из Великобритании и США. С началом Второй мировой войны английское правительство с помощью созданного при министерстве иностранных дел отдела "политической войны" развернуло широкую радиопропаганду против Германии и осуществляло заброску на ее территорию пропагандистской литературы. В CШA в июне 1942 г. был создан специальный орган для ведения внутренней и внешней пропаганды – Управление военной информации. Проведением фронтовой пропаганды во взаимодействии с боевыми действиями войск, а также операций "черной пропаганды" занималось Управление стратегических служб (УСС). При американском разведывательном управлении была создана "Группа специальной службы", переименованная затем в отделение психологической войны139[131]. Во время войны англичане и американцы неоднократно создавали объединенные пропагандистские службы, которые координировали свои действия с военными операциями.

-237-

Одним из новых приемов психологического воздействия на аудиторию, появившихся в арсенале британских и американских пропагандистских органов в период Второй мировой войны, стало завоевание ее доверия. Другим важнейшим приемом ведения пропаганды британской стороной было использование неточностей официальных сообщений противника. Глава УСС США в период войны Донован так охарактеризовал роль пропаганды в военных действиях: "Пропаганда на заграницу должна использоваться как инструмент войны – искусная смесь слухов и обмана, правда – лишь приманка, чтобы подорвать единство и сеять смятение... В сущности, пропаганда – острие первоначального проникновения, подготовка населения территории, избранной для вторжения. Это первый шаг, затем вступает в действие пятая колонна, за ними диверсионно-десантные части, или "коммандос", и, наконец, выступают дивизии вторжения"140[132].

Особенности информационного противоборства разных участников во второй мировой войне исследовал американец Поль Лайнбарджер в своей книге "Психологическая война", бывший во время войны сотрудником Управления военной информации США и участвовавший в организации американской пропаганды среди войск и населения противника на европейском и тихоокеанском театрах военных действий. Представляется важной приведенная в книге система знаний, необходимых военным специалистам в сфере информационно-психологического противоборства. В эту систему Лайнбарджер включил: знание современной политики и военного искусства; профессиональное знание СМИ; знание обычаев, языка, традиций населения региона страны психологического воздействия; понимание психологии, социологии, антропологии, истории.

Таким образом, как отмечают Д.Б. Фролов, Л.В. Воронцова, информационо-психологическая деятельность органов политической власти иностранных государств, зародившаяся еще на ранней стадии человеческой истории в виде отдельных разрозненных операций по дезинформированию противника, в процессе исторического развития претерпела существенные изменения и превратилась в постоянно действующий фактор внешней политики – информационно-психологическую войну, которая ведется не только в военное, но и в мирное время. Этот новый вид войны стал в конце XX и в наступившем XXI веке превалирующим в противоборстве государств между собой.



-238-

10.2. Информационно-психологическая война как форма эскалации межгосударственных конфликтов

Уяснение сущности и содержания понятия информационно-психологической войны необходимо не только для того, чтобы глубже познать это явление в теоретическом плане, но и для того, чтобы разработать систему политических мер противодействия, адекватную как современным акциям скрытной информационной войны, так и акциям подготовки иностранных военных и иных ведомств к будущим информационным войнам.

Информационная война появилась как форма информационного противоборства, и в этом отношении она является продуктом развития общества, вобравшим весь опыт, который накопило человечество в ходе данного противоборства. Возникнув на определенной ступени зрелости информационного противоборства вследствие научно-технического прогресса и информационной интеграции мирового сообщества, информационная война стала самостоятельным видом осуществления внешней политики. Сильные в разведывательном, военном и информационно-техническом отношении государства приобрели новые возможности для реализации своих замыслов: навязывать собственную волю другим народам и государствам; осуществлять несанкционированное вмешательство в работу практически любой компьютерной системы в мире; анонимно поражать электронные вооружения противостоящей стороны. Поэтому не случайно в XX веке в середине 80-х годов – китайские и американские теоретики и спецслужбы, в начале 90-х годов – министерство обороны США (далее – МО США), в середине 90-х годов – английские, немецкие, российские и другие исследователи начали активно формулировать определения информационной войны.

Толчком для обсуждения понятия "информационная война" послужило введение в оборот в документах МО США в начале 90-х годов термина "information warfare", широко вошедшего вслед за этим в труды научных кругов США141[133].

Важно отметить, что ранее, в 1976 г. уже появлялся близкий термин "information war", употребленный западным ученым-физиком Т. Рейнером в отношении войн, основными объектами поражения в которых станут информационные системы142[134]. Однако специалисты США вместо этого термина, однозначно толкуемого как "информационная война", выбрали иной термин – "information warfare". По-видимому, это был не случайный шаг, а тщательно продуманный, с точки зрения международных правовых последствий, ход. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что указанный термин, наряду с переводом "информационная война", в соответствии с основными толковыми словарями "Webster,s New Collegiate Dictionary" и "The Random House Dictionary", может пере-водиться следующим образом: "информационная деятельность, предпринимаемая политическим образованием (например, государством), чтобы ослабить или уничтожить другое политическое образование"; "информационная борьба между конкурентами, соревнующимися"143[135]; "информационный военный конфликт между двумя массовыми врагами, например, армиями"; "особенно жестокий и затяжной информационный конфликт между конкурентами, политическими соперниками"144[136].

-239-

Такое многозначное толкование термина "information warfare", по мнению американских теоретиков, позволяет использовать средства и способы "жестокого" информационного противостояния не только в период боевых действий, но и в их отсутствие, "чтобы ослабить или унич-тожить" политического или экономического противника законными с правовой точки зрения средствами и методами, так как, якобы, "warfare" – не война в прямом смысле слова145[137].

В соответствии с российскими англо-русскими словарями термин "information warfare" трактуется как "информационная война" и "информационные приемы ведения войны"146[138].

Указанная многозначность термина "information warfare" породила разночтение при его переводах, что обусловило появление значительного количества существующих на сегодняшний день определений информационной войны (ИВ).

В настоящее время термин "информационная война" все еще носит публицистический характер и еще не получил повсеместного признания в российских и зарубежных научных кругах – об этом свидетельствуют непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что же на самом деле скрывается под этим понятием, в чем сущность явлений, относимых к информационным войнам, а также споры по поводу корректности и принципиальной применимости данного термина к той сфере социальных взаимоотношений, которую принято называть информационным противоборством или конфликтом интересов в информационной сфере социальных систем. Как следствие, мы можем наблюдать использование в научной литературе несколько десятков различных формулировок "информационной войны", явные индивидуальные достоинства и столь же явные недостатки которых (а также общая научная неразработанность данной проблематики) пока еще не позволяют отдать абсолютное предпочтение ни одной из них. Однако, все вместе эти определения достаточно полно и однозначно (разумеется, пока еще только на прикладном уровне) выделяют из всевозможного многообразия существующих в современном социальном обществе отношений те социальные явления и процессы, которые можно выделить в отдельную группу с условным названием "информационная война". В целом их можно разделить на три основные группы.


Каталог: lekcii
lekcii -> Определение арт-терапии
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Клинико-физиологические основы суггестии
lekcii -> Курс лекций по дисциплине «Управление персоналом» для студентов специальностей спо 2014 год Краткий курс лекций по дисциплине «Управление персоналом»
lekcii -> Лекции так, Фрейд и неофрейдисты (несмотря на отстаивание ими важной роли неодолимых природных влечений у людей), тем не менее, единодушно признают именно внешние обстоятельства
lekcii -> Лекция Эмоциональная регуляция поведения
lekcii -> Программа учебного курса
lekcii -> История развития средств вычислительной техники
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Лекция 10 Перцептивная сторона общения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница