Манойло а. В. Государственная информационная политика в особых условиях



страница2/27
Дата15.05.2016
Размер2.71 Mb.
#12845
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

-9-

информационные процессы ранее относительно замкнутых систем новых субъектов, которые могут оказывать через информационное пространство влияние на "внутренние" процессы этих систем, сравнимое с влиянием традиционных участников этих процессов. Исключительно важное значение информационного пространства в концепциях информационных войн определяет необходимость формирования новой парадигмы информационного пространства, включающей концепцию управления информационным пространством в целях реализации информационной политики и особенности информационного пространства как среды организации и проведения тайных операций информационно-психологической войны.

Глобализация как процесс эволюции цивилизации в настоящее время проходит на общемировом, континентальном и региональном уровнях и выражается, в частности, в интеграционных процессах, затрагивающих все сферы жизнедеятельности людей, народов и государств. Единого общепринятого понятия глобализации пока не существует по причине большого разнообразия противоречивых концептуальных подходов к изучению данного феномена. В последние десятилетия процессы сближения и взаимопроникновения национальных экономик, направленные на создание единых механизмов хозяйствования, приобретают глобальный масштаб, пронизывая различные стороны социально-экономической, политической и культурной жизни интегрирующихся стран на основе развития компьютерных технологий. Глобализация – более серьезный процесс формирования единого мирового финансового, информационного и психологического пространства.

Современная теория глобализации фрагментирует процесс глобализации на мелкие компоненты, придает им самостоятельное значение и, при необходимости, акцентирует внимание лишь на некоторых из них3[3]. Идея глобального рынка и информационного общества является одной из иллюстраций этого явления.

Процессы глобализации формируют среду организации и проведения тайных операций информационно-психологической войны, интегрируя в единое информационно-психологическое пространство отдельные сектора, сегменты и элементы национальных информационно-психологических пространств, связывая их воедино множеством структурных прямых и обратных связей и, тем самым делая объекты информационного противоборства максимально доступными для поражения средствами информационно-психологической войны. Глобализация формирует и расширяет глобальную информационную сферу, стирая государственные, национальные границы и различные барьеры, что позволяет развязывать крупномасштабную информационно-

-10-

психологическую агрессию (войну) и избирать для тайных операций в качестве театра военных действий информационные пространства целых регионов земного шара. Ориентация современных концепций информационно-психологической войны на ведение боевых действий на глобальном уровне обязательно должно учитываться в концепции информационного противоборства и государственной информационной политики Российской Федерации.

Важной чертой информационно-психологической экспансии участников информационного противоборства является так называемый информационный (информационно-психологический) неоколониализм, разделяющий все страны и регионы мира на субъекты, доминирующие в информационно-психологическом пространстве и являющиеся источниками экспансии, и на субъекты, не обладающие необходимыми информационными ресурсами, технологиями и развитой информационно-телекоммуникационной инфраструктурой и являющиеся поэтому информационно зависимыми от субъектов-доминантов. Роль таких государств в информационно-психологическом пространстве достаточно очевидна – они становятся источниками важнейшего стратегического ресурса информационного общества – информации и знаний – для ведущих информационно развитых стран мира.

Уровень развития сетевых технологий, их интеграция в различные области общественной жизни, концентрация узлов сетевой инфраструктуры и других сетевых ресурсов на одних территориях и их отсутствие на других в информационном обществе всегда приводит к промышленному, экономическому, культурному отставанию и общему регрессу территорий и государств, находящихся в стороне от информационных потоков. Изучение вопроса о том, кто реально контролирует информационные потоки и сетевую инфраструктуру, направляя их через территории различных государств, может подсказать идею о разделении всех держав в информационном пространстве на государства, владеющие информационными и сетевыми технологиями, и государства, не имеющие собственных позиций в этой области и находящиеся в зависимости от направленности их информационной политики, которая может быть связана с ущемлением национальных интересов. Таким образом, такие государства в информационно-психологической сфере попадают почти в колониальную зависимость к государствам-владельцам сетей и технологий, что позволяет говорить о зарождающихся в информационном обществе процессах разделения территорий на колонии и метрополии – процессах современного неоколониализма.

Информационно-психологический неоколониализм является агрессивной идеологией достижения геополитического превосходства, ставит целью изменение структуры глобального информационно-психологического пространства и предполагает необходимость привлечения арсенала сил, средств и

-11-

методов информационно-психологической агрессии (войны) для достижения этих целей. Одной из важнейших задач государственной системы информационного противоборства в современных условиях является противодействие стремлению агрессивно настроенных участников противоборства превратить государство в информационную колонию – сырьевой придаток, источник извлечения (выкачивания) информационных ресурсов для национальных экономик государств – лидеров информационно-психологической борьбы.

Геополитическая конкуренция в современном многополярном мире является основной формой выяснения отношений между геополитическими субъектами по поводу влияния на экономическое, политическое, социальное пространство и установления контроля над стратегическими источниками ресурсов, в результате которого одни субъекты получают преимущества, а другие его теряют, что отражается на состоянии их безопасности4[4]. Информационная революция и формирование информационного общества привели к распространению такого соперничества на информационно-психологическое пространство, в котором заметно меняется содержание геополитической конкуренции – как через изменение содержания собственно вооруженной борьбы, так и через пересекающееся с ней, но не совпадающее полностью информационное противоборство5[5]. Информационное противоборство является в современных условиях эффективным средством обеспечения геополитического баланса. Решение практических задач геополитической конкурентной борьбы с использованием средств и методов информационного противоборства позволяет, в частности, даже слабым государствам и коалициям сохранять относительную независимость в виде выбора собственного внешнеполитического курса и возможности давать достойный (асимметричный) ответ на вызовы конкурирующих геополитических субъектов. С развитием сетевой информационно-телекоммуникационной инфраструктуры даже самые удаленные от линии непосредственного соприкосновения с вероятным противником районы и расположенные в них объекты оказываются в зоне досягаемости современных средств поражения. Геополитическое пространство приобретает новые измерения, включая в себя пространство информационное и информационно-психологическое.

Преобразование традиционной системы социальных отношений индустриального общества в систему отношений общества информационного сопровождается коренными изменениями облика сформировавшейся в условиях системы ценностей (парадигмы) индустриального общества многополярной геополитической картины мира и характера, содержания, принципов и приоритетов геополитической конкуренции. Информационно-психологическая борьба субъектов геополитической конкуренции становится определяющим фактором в формировании геополитического баланса сил



-12-

конкурирующих геополитических образований, вносит новые закономерности формирования новых (и разрушения прежних) геополитических центров силы, полюсов, геополитических союзов и коалиций, приводит к изменениям стратегического значения параметров и категорий, определяющих геополитическую мощь и значение субъектов конкуренции. Появление в геополитической конкуренции новых, не имеющих прямых аналогов в индустриальном обществе, субъектов (виртуальных социальных сообществ, транснациональных корпораций, виртуальных коалиций) и постепенного вытеснения ими традиционных государств из сферы мировой политики требует пересмотра (модернизации) основных положений геополитики индустриального общества, а асимметричный характер информационно-психологической борьбы создает необходимость определения информационным обществом новых геополитических приоритетов конкурентной борьбы и изменения самой материи поля политики.

Одним из таких приоритетов в настоящее время является использование арсенала сил, средств и методов информационно-психологического воздействия (в том числе – сил, средств и методов информационно-психологической войны как наиболее опасной и агрессивной формы такого воздействия) в качестве основного инструмента достижения геополитического превосходства. Использование информационно-психологической войны в рамках концепции и идеологии геополитической конкуренции определяет ее цели, задачи, сущность и содержание, средства и методы нападения и защиты, а также основные принципы разработки, организации, подготовки и проведения тайных информационно-психологических операций. Именно смещение наибольшей активности геополитической конкуренции в информационно-психологическое пространство является основной причиной возникновения и стремительного развития новых форм информационно-психологической борьбы, которые никогда бы не достигли того высокого уровня эволюционного развития (превратившись в информационно-психологическую войну), если бы продолжали использоваться в основном при решении частных вопросов отдельными гражданами, группами граждан и общественными образованиями в процессе их внутриполитической деятельности.

Условия и закономерности геополитической конкуренции являются основным фактором, формирующим всю структуру информационно-психологической войны, указывающим ей цели, задачи и определяющим оптимальные способы достижения этих целей. Для разработки концепции государственной информационной политики в условиях использования иностранными государствами и иными участниками информационного противоборства тайных операций информационно-психологической войны в политических целях необходимо установить характер взаимосвязи, взаимовлияния и взаимообусловленности геополитических и информационно- психологических процессов в современном обществе, а также выявить



-13-

приоритетные цели и задачи информационно-психологического противоборства, определяемые природой, формами и закономерностями геополитической конкуренции в информационно-психологическом пространстве.

Необходимо исследовать поле политических и социальных отношений современного общества с целью выяснения природы возникновения и закономерностей развития социальных и политических конфликтов в информационно-психологическом пространстве, выявления причин и условий их превращения в особо социально опасные и агрессивные формы – информационно-психологическую агрессию, информационно-психологическую войну, – причин, допускающих использование участниками информационного противоборства особо опасных организационных форм информационно-психологической агрессии в политических целях, а также условий, при которых система социально-политических отношений современного общества становится средой, благоприятной для организации и проведения тайных операций информационно-психологической войны.

Одним из важнейших компонентов системы социально-политических отношений современного общества является информационно-психологический конфликт – основная форма взаимодействия субъектов социальной и политической деятельности, позволяющая своевременно выявлять и устранять возникающие в этих отношениях противоречия.

Информационно-психологический конфликт – столкновение интересов двух или нескольких субъектов информационно-психологических отношений с целью обострения или разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руководства в информационно-психологическом пространстве, а также по поводу перераспределения их роли, места и функций в социально-политической системе информационного общества. Возникающие в результате этого правовые взаимоотношения социальных субъектов позволяют обозначить и выделить противоречия в процессе реализации субъектами собственных прав и свобод, которые затем либо устраняются (полностью или частично) благодаря совместной деятельности всех участников конфликта по поиску возможных в данной ситуации компромиссных решений, либо становятся основой для изменения характера взаимоотношений субъектов в направлении эскалации конфликта, а также создают условия для вовлечения в расширяющийся конфликт иных социальных субъектов, ранее в нем не участвующих.

Информационно-психологические конфликты выделяются из всего многообразия конфликтов и конфликтных ситуаций, в первую очередь, новыми возможностями устранения или обострения противоречий, ставших причиной возникновения конфликта. Большое разнообразие средств, методов и



-14-

способов информационно-психологического воздействия определяет высокую тактическую гибкость поведения субъектов социальных отношений современного информационного общества в конфликтных ситуациях.

Информационно-психологическая война является наиболее ярким примером острого информационно-психологического конфликта, характеризующегося высокой степенью интенсивности, агрессивности и социальной опасности. Исследование сущности информационно-психологической войны невозможно без рассмотрения этого явления на исходном, базовом уровне научного познания – в контексте положений социальной и политической конфликтологии. Несмотря на разнообразие форм и методов ведения информационно-психологической войны, разрабатываемых и используемых участниками информационного противоборства в настоящее время, информационно-психологическая война по-прежнему остается одной из разновидностей социального конфликта, закономерности возникновения, развития и угасания которого определяются психологией социальных отношений.

Одной из важнейших исследовательских задач социальной конфликтологии информационного общества является формирование системы взглядов на генезис информационно-психологического конфликта, определяющего закономерности зарождения и развития конфликтов в информационно-психологической сфере, их видовую трансформацию, появление наиболее опасных агрессивных форм в результате последовательной эволюции ряда стандартных и предсказуемых в рамках положений этой теории конфликтных ситуаций, которые можно определить в качестве стадий развития конфликта. В этом случае информационно-психологическая война уже не будет результатом воздействия совокупности уникальных субъективных факторов, а станет следствием объективного, последовательного, предсказуемого развития исходной конфликтной ситуации – зародыша, который, прежде чем приобрести характерные черты войны, должен пройти в своем развитии через весь полный набор выделяемых информационной конфликтологией промежуточных стадий (этапов), каждая из которых имеет свой набор уязвимых мест для внешнего стабилизирующего воздействия.

Информационное общество породило новые формы конфликтов – информационно-психологические войны, которые фактически не были известны в обществе индустриальном или, во всяком случае, не носили такой интенсивности, не принимали такие масштабы и не представляли такой угрозы для безопасности общества. Создание эффективной системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны требует исследования процессов зарождения и развития информационно-психологических конфликтов на всех стадиях развития и выделения тех характерных особенностей протекания конфликтогенных процессов на каждой из выделенных стадий конфликта,

-15-

которые определяют их уязвимость для внешнего конструктивного воздействия, использование которых позволяет нарушить течение этих процессов, замедлить их развитие, локализовать влияние, или, в случае невозможности устранения конфликта, – направить конфликтогенные процессы в другое русло.

Особенности протекания информационно-психологического конфликта в современном обществе заключаются в том, что в силу фактического отсутствия международных и национальных правовых норм и социальных механизмов, препятствующих разрастанию (обострению) конфликтов в информационно-психологической сфере и регулирующих их степень социальной опасности (ограничивающих степень социальной опасности этого явления в соответствии с некоторыми заранее установленными для каждой категории конфликтов предельно допустимыми нормами и показателями социальной опасности), информационно-психологический конфликт может разрастаться практически бесконтрольно, принимать любые формы и становиться очагом открытой агрессии даже в мирное время.

В рамках политологического анализа информационное противоборство и государственная информационная политика рассматривается в сложной системе политических координат: через определение состояния политической сферы общества, выявление сущности властных отношений, характеристику видов и способов политической деятельности, уяснение содержания и направленности внешне- и внутриполитических процессов.

С точки зрения политической конфликтологии:


  1. Политические отношения в информационно-психологической сфере – деятельность социальных субъектов, направленная на реализацию общественных интересов в информационном пространстве посредством институтов власти.

  2. Поле информационной политики – область конфликтных социальных взаимоотношений в информационно-психологической сфере.

  3. Информационная политика – инструмент регулирования конфликтных социальных взаимоотношений в информационно-психологической сфере, разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руководства в информационно-психологическом пространстве, а также по поводу перераспределения роли, места и функций субъектов информационно-психологической деятельности в социально-политической системе информационного общества и перевода социального взаимодействия в русло согласия.

  4. Информационно-психологическая война – политический конфликт, возникающий в результате столкновения двух или более разнонаправленных политических сил с целью разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руководства, а также по поводу

-16-

перераспределения их роли, места и функций в политической системе информационного общества, в котором столкновение конфликтующих сторон происходит в форме информационно-психологических операций с применением информационного оружия.

Данный конфликт может протекать как в явной, так и в скрытой форме, противоречия могут быть как явными, так и скрытыми.


  1. Информационно-психологическая агрессия – политический конфликт, в котором столкновение конфликтующих сторон происходит в информационно-психологическом пространстве в условиях ограниченного и локального по своим масштабам применения силы с целью нанесения противнику контролируемого ущерба в отдельных областях его деятельности. При этом негативное информационно-психологическое воздействие на объект агрессии полностью исчезает с прекращением активности источника агрессии.

Данный конфликт может протекать как в явной, так и в скрытой форме, противоречия могут быть как явными, так и скрытыми.

  1. Тайное управление информационно-психологическими процессами – политический конфликт, протекающий в латентной форме, в котором деятельность конфликтующих сторон направлена на создание условий, побуждающих государственную власть других участников политического конфликта к совершению тех или иных действий не столько в собственных, сколько – в чужих интересах.

Наиболее значимыми и опасными среди политических конфликтов являются те из них, которые охватывают все уровни социально-политической структуры и затрагивают фундаментальные основы общественного бытия. К такой категории относятся политические конфликты в информационно-психологической сфере, которые в информационном обществе представляют особую социальную опасность, в первую очередь, в силу высокой агрессивности таких форм информационного противоборства, как информационная война, и в силу высокой поражающей способности информационного оружия. В политическом конфликте даже кратковременное столкновение политических сил, носящее локальный характер, но имеющее высокий уровень интенсивности, может резко изменить политическую ситуацию – например, динамичное развитие локального конфликта в центре власти может привести к государственному перевороту. В информационно-психологической сфере не меньшую социальную опасность может иметь вялотекущий, латентный конфликт, незаметный для окружающих – именно так в условиях мирного времени создаются условия для использования технологий тайного манипулятивного управления, происходит развертывание и организация сил и средств информационно-психологической агрессии, протекают операции информационно-психологической войны, для которых скрытность, маскировка под другие социальные процессы – необходимое условие высокой эффективности.

-17-

Информационная агрессия или война успешно маскируются под любые близкие к ним по внешним проявлениям социально-политические процессы, поскольку практически любое информационно-психологическое воздействие, вырванное из контекста информационно-психологической операции и рассматриваемое отдельно, само по себе не является социально-опасным и часто встречается в массовых коммуникационных процессах. В свою очередь, пострадавшая сторона практически всегда связывает нанесение ущерба с конкретным политическим кризисом и внешними причинами, его вызвавшими, не подозревая, что далеко не всякое, даже очень серьезное, противоречие способно породить политический конфликт, который обладает достаточным потенциалом для его быстрого развития, превращения в политический кризис и даже, возможно, – в политическую катастрофу – без внешней подпитки конфликтогенного потенциала и управления развитием конфликта извне.

Масштабность и многообразность форм проявления политических конфликтов позволяет широко оперировать этими политическими инструментами достижения информационно-психологического превосходства – наиболее значимые и опасные политические конфликты охватывают все уровни социально-политической структуры и затрагивают фундаментальные основы общественной жизни. Методы информационно-психологического управляющего воздействия позволяют извне регулировать интенсивность протекания политических конфликтов, варьируя их степень социальной опасности. Накопление политических конфликтов и их развитие может вывести всю общественную систему из состояния динамического равновесия и вызвать нарастание явлений политической дезорганизации.

Высокое разнообразие форм и разновидностей информационно-психологических конфликтов, используемых в политических целях, определяет уникальную гибкость и многовариантность информационной политики каждого из участников международных отношений, реализуемой на оперативном, тактическом и стратегическом уровнях, высокую ценность накапливаемого участниками информационно-психологических отношений практического опыта скрытого управления многофакторными информационно-психологическими процессами.



Система социальных и политических отношений современного информационного общества является средой организации и проведения современных операций информационно-психологической войны в силу следующих причин:

      • во-первых, информационно-психологическая война как наиболее острая форма информационного противоборства является явлением социальным, естественным этапом эскалации социального конфликта в условиях, когда гражданское общество уже перешло в новую, информационную, стадию развития, но еще не выработало действенных механизмов регулирования стремительно развивающихся новых форм и видов социальных отношений. Это позволяет говорить о том, что информационно-психологическая война является разновидностью социальных отношений, входит в систему социально-политических отношений современного общества и базируется на использовании в основе всех своих комплексных организационных технологий информационно-психологического воздействия тех же базовых элементов и способов социальной коммуникации, что и другие социальные процессы;

-18-

      • во-вторых, существующая система социальных отношений общества и существующие в ней механизмы самосохранения, регулирования и безопасности не могут помешать такой особой категории информационно-психологических конфликтов, как ИВ, развиваться, – ИВ не может носить характер сигнального конфликта, поскольку развивается латентно, скрытно даже от внимания вовлеченных в него участников, что затрудняет его выявление на ранних и иных стадиях, а также – затрудняет выявление и своевременное разрешение противоречий, этот конфликт породивших. Это делает существующую систему социальных отношений благоприятной средой для ИВ;

      • в-третьих, в информационном обществе информационно-психологическая война является частью поля политики и системы политических отношений, поскольку по своей природе это политический конфликт, возникающий в результате столкновения двух или более разнонаправленных политических сил с целью разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руководства, а также по поводу перераспределения их роли, места и функций в политической системе информационного общества, в котором столкновение конфликтующих сторон происходит в форме информационно-психологических операций с применением информационного оружия. Являясь в информационном обществе наиболее высокоразвитой формой политического конфликта, информационно-психологическая война включает в свой арсенал все существующие формы политической борьбы, тем самым, поднимаясь на новый уровень структурной организации;

      • в-четвертых, в условиях формирования информационного общества информационно-психологическое воздействие является наиболее эффективным и универсальным инструментом внешней и внутренней политики, предоставляя силам, участвующим в политической борьбе, уникальные (в том числе – по поражающей мощи) возможности для скрытого управления политической системой, нанесения ущерба своим политическим оппонентам и манипулирования ими в собственных целях, т.е. именно те возможности, обладать которыми стремятся любые политические силы. Именно это стремление (существование среди политической элиты страны заказчиков этой продукции и быстро растущего рынка ее потребителей) политической элиты способствует быстрому развитию и совершенствованию организационных и технологических форм и методов информационно-психологической войны, становящихся обязательным элементом современной политической борьбы;

-19-

      • в-пятых, в концепции информационно-психологической войны социально-политические процессы и конфликты являются приоритетным объектом управления, средой, которая легко трансформируется в нужных направлениях в результате применения технологий тайного информационно-психологического воздействия.

Информационно-психологическая безопасность является главным стратегическим объектом комплексного воздействия, осуществляемого в форме тайных операций информационно-психологической войны, которая определяет характер выбора целей, задач, формирования и использования сил и средств тайных операций на различных уровнях – оперативном, тактическом и стратегическом. Обеспечение информационно-психологической безопасности является приоритетным направлением государственной информационной политики.

Изменения, происходящие в поле политических и социальных отношений современного общества под влиянием новых агрессивных форм информационного противоборства, требуют переосмысления существующей парадигмы безопасности, не позволяя ее рассматривать ни как состояние защищенности от внешних и внутренних угроз (которое в информационно-психологическом пространстве принципиально недостижимо), ни как состояние динамического равновесия между деструктивными и стабилизирующими факторами, оказывающими воздействие на систему (поскольку, даже находясь в таком состоянии, система может остановиться в развитии, что само по себе является угрозой безопасности). Неэффективность существующей сегодня парадигмы безопасности в условиях информационно-психологической войны требует ее модернизации.

Важнейшим компонентом системы социальных и политических отношений современного общества является информационная политика – деятельность субъекта по актуализации и реализации своих интересов в обществе посредством формирования, преобразования, хранения и передачи всех видов информации6[6]. Информационная политика – это особая сфера жизнедеятельности людей (политиков, ученых, аналитиков, журналистов, слушателей и читателей и т.д.), связанная с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы социальных групп и общественных институтов. Информационная политика как научная дисциплина является отраслью социальной информациологии, ее социально-политической составляющей.

-20-

В системе регулирования социальных и политических отношений в современном информационном обществе центральное место занимает Государственная информационная политика (ГИП) – деятельность системы органов государственной власти и управления по достижению национальных интересов в информационно-психологической сфере, компетенция которых определяется действующим, стремительно развивающимся информационным законодательством. В сложных современных условиях государственная информационная политика во многом способствует формированию и развитию новой системы информационно-психологических отношений, позволяющих современному обществу перейти на новый, революционный, этап развития, обеспечивает защиту национальных интересов и информационно-психологическую безопасность личности, общества и государства в изменяющихся условиях. Между тем, сегодня государственная информационная политика сама находится в стадии формирования, поиска и испытания новых методов, способов и технологий государственного управления, эффективных в условиях информационного общества.

В информационном обществе управление социальными системами реализуется с помощью комплексных организационных технологий информационно-психологического воздействия, основными элементами которых является побуждение и принуждение. По отношению к сознанию объекта информационно-психологического воздействия принуждение может быть открытым и скрытым (тайным). К формам открытого принуждения относятся такие виды принуждения, как государственное принуждение и принуждение общественное, основанное на действии норм социального поведения – морали и нравственности, а также юридически оформленных отношений между социальными субъектами. К формам тайного принуждения относятся: психологические манипуляции, дезинформирование, агрессивная пропаганда, лоббирование, шантаж, технологии антикризисного управления, широко используемые в современных операциях информационно-психологической войны. Технологии информационно-психологического воздействия в массовых информационных процессах базируются на использовании возможностей СМИ и МК для воздействия на массовое и индивидуальное сознание аудитории.

Государственная информационная политика реализует свои функции государственного управления системой социально-политических отношений общества через установленные российским законодательством меры, процедуры и технологии информационно-психологического воздействия на индивидуальное и массовое сознание граждан, отдельных социальных групп, социальных систем и всего общества в целом.

Наряду с информационной политикой, в информационном обществе облик системы политических отношений на глобальном (геополитическом) уровне определяет явление, получившее название информационного противоборства.

-21-

Информационное противоборство – соперничество социальных систем в информационно-психологической сфере по поводу влияния на те или иные сферы социальных отношений и установления контроля над источниками стратегических ресурсов, в результате которого одни участники соперничества получают преимущества, необходимые им для дальнейшего развития, а другие их утрачивают.

Действия участников информационного противоборства могут носить наступательный (агрессия, война) или оборонительный характер. Важным фактором выявления, предупреждения и пресечения внешней информационно-психологической агрессии (войны) является государственная информационная политика, принимающая в условиях непосредственной угрозы войны или на этапе реализации противником своих агрессивных намерений характер системы превентивных мер по предупреждению, выявлению и пресечению агрессии, а также мер по использованию для пресечения внезапной агрессии сил и средств быстрого реагирования.

Важное место системы органов государственной власти в информационном противоборстве не подвергается сомнению. Однако при разработке положений государственной информационной политики следует учитывать, что система органов государственной власти присутствует в информационно-психологической сфере не в явном виде, а в форме "электронного правительства", что во многом определяет набор форм и методов воздействия, оказываемого государством в целях регулирования общественных (внутригосударственных) и международных отношений в информационно-психологической сфере. Для определения концепции информационной политики в условиях информационно-психологической войны необходимо исследовать вопрос, какие дополнительные возможности для организации противодействия тайным информационно-психологическим операциям дает такая форма интеграции государственной власти в информационное общество. Особая роль в информационно-психологической войне средств массовой информации и массовой коммуникации, транснациональных информационно-телекоммуникационных корпораций и виртуальных социальных (сетевых) сообществ требует пристального исследования последствий вовлечения этих субъектов информационного пространства в информационное противоборство на стороне различных участников конфликта.

Информационно-психологическая война в настоящее время рассматривается большинством ведущих стран мира в качестве эффективного и универсального средства достижения внешнеполитических целей. Отсутствие норм международного и национального права, дающих юридическую квалификацию особо опасных агрессивных акций (мероприятий, операций) информационно-психологического воздействия и препятствующих развязыванию такой агрессии в отношении других государств, позволяет использовать арсенал сил и средств информационно-психологической войны как в военное, так и в мирное время.

-22-

Среди теоретических проблем исследования информационной (информационно-психологической) войны, которую можно рассматривать как крайний способ разрешения политических противоречий в информационном обществе, можно выделить следующие нерешенные проблемы.



  1. Отсутствие общепринятого определения информационно-психологической войны, однозначно выделяющего из всего многообразия разновидностей и организационных форм информационно-психологического воздействия сравнительно небольшую группу акций, мероприятий и операций, представляющих особую опасность для личности, общества и государства, сравнимую с опасностью развязывания обычной войны.

  2. Отсутствие ясной и четкой концепции информационной и информационно-психологической войны, осуществляемой в форме тайных операций с применением информационного оружия.

  3. Отсутствие уголовно-правовой и криминологической характеристики операций информационно-психологической войны.

  4. Отсутствие научных подходов и предложений по способам представления внутренней структуры тайной информационно-психологической операции, позволяющим построить структуру информационно-психологической операции любого уровня сложности исходя из комбинаций конечного числа составляющих ее "элементарных" информационно-психологических воздействий, играющих роль атомов в молекулярной органической структуре тайной операции.

  5. Отсутствие методик аналитической реконструкции замысла, целей, задач, этапов, внутренней структуры тайных операций информационно-психологической войны по их признакам, внешним (доступным наблюдателю) следам и проявлениям.

Попробуем раскрыть эти тезисы более подробно.

В настоящее время, несмотря на общепризнанную опасность акций, мероприятий и операций информационно-психологической войны, наносящих ущерб, соизмеримый с ущербом от ведения боевых действий на территории государства, ставшего жертвой информационно-психологической агрессии, термин "информационная война" все еще носит публицистический характер – об этом свидетельствуют непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что же на самом деле скрывается под этим понятием, в чем сущность явлений, относимых к "информационным войнам", а также споры по поводу корректности и принципиальной применимости данного термина к той сфере социальных взаимоотношений, которую принято называть информационным противоборством или конфликтом интересов в информационной сфере социальных систем. Как следствие, мы можем наблюдать использование в научной литературе несколько десятков различных формулировок "информационной войны"7[7], явные (индивидуальные) достоинства и столь же явные недостатки



-23-

которых (а также общая научная неразработанность данной проблематики) не позволяют отдать предпочтение ни одной из них. В принципе, в совокупности эти определения достаточно полно (разумеется, пока еще только на прикладном уровне) выделяют из всевозможного многообразия существующих в современном социальном обществе взаимоотношений те социальные явления, взаимоотношения и процессы, которые можно выделить в отдельную группу с условным названием "информационная война". Эти определения не только наполняют термин "информационная война" определенным смыслом и содержанием, но и подчеркивают, что взгляды научного сообщества на информационную войну, агрессию и противоборство еще не сформированы окончательно, все существующие термины и понятия еще не прошли проверку временем и находятся в состоянии динамичного развития, совершенствования и корректировки, что, возможно, в недалеком будущем приведет к появлению совершенно иной базовой терминологии.

Тем не менее ни одно из существующих на сегодня определений информационной (информационно-психологической) войны не позволяет выделить из всего многообразия акций, мероприятий, операций информационно-психологического воздействия те из них, которые представляют высшую степень опасности для государства и общества и вполне справедливо могут быть отнесены к категории военных действий.

В частности, доктор технических наук профессор С.П. Расторгуев определяет понятие информационной войны как "открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия информационных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере"8[8]. Прекрасное определение, в котором верно указаны два основных признака информационной войны. Во-первых, основной задачей информационной (информационно-психологической) войны на тактическом уровне является получение определенного материального выигрыша (преимущества), при этом в процессе информационной войны одни участники противоборства эти преимущества получают, а другие их утрачивают. Для тех, кто преимущества утрачивает, эти потери могут служить количественным выражением материального ущерба, нанесенного войной. Во-вторых – информационная война осуществляется в результате использования открытых и скрытых информационных воздействий.

Однако, пристально рассматривая определение информационной войны, данное С.П. Расторгуевым, нетрудно установить, что под него подпадает практически любая акция, мероприятие или операция информационно-психологического воздействия.

-24-

Таким образом, использование многих наиболее распространенных в научной литературе определений информационной войны для оценки степени опасности выявляемых негативных информационно-психологических явлений и процессов требует дополнительного уточнения или дополнения этих формулировок рядом признаков и деталей, присущих только акциям, мероприятиям и операциям информационно-психологической войны. Одним из таких признаков, на наш взгляд, может служить факт применения информационного оружия. Другим признаком информационно-психологической войны может служить особая, характерная только для войны, организационная форма реализации намерений – тайные операции.

Несмотря на многочисленные работы, посвященные тематики информационной войны, ее информационно-психологическая составляющая остается практически неисследованной. Изучение глубинных процессов и закономерностей развития системы информационно-психологических отношений современного информационного общества требует разработки ясной и стройной теоретической концепции информационно-психологической войны, в которой раскрывались бы цели, задачи, принципы, закономерности, сущность и содержание информационного противоборства, осуществляемого в форме информационных и информационно-психологических операций.

Безусловно, в такую концепцию кроме основных разделов, посвященных характеристике среды проведения операций информационно-психологической войны, сущности и содержания информационной войны, психологической войны, информационно-психологических операций должна войти методика аналитической реконструкции замысла, целей, задач, этапов и структурных элементов тайной информационно-психологической операции по ее внешним признакам, следам и проявлениям.

Тайные информационно-психологические операции на первый взгляд поражают разнообразием тактических приемов использования широкого спектра средств, форм и методов информационно-психологического воздействия на систему социальных отношений государства, индивидуальное и массовое сознание гражданского общества, на систему государственной власти. Может показаться, что каждая операция неповторима и требует отдельного (индивидуального) описания и научного рассмотрения в качестве объекта исследования. Действительно, внутренняя структура тайных операций информационно-психологической войны может быть достаточно сложной, а технологии синтеза и организации структуры тайной операции из отдельных элементов информационно-психологического воздействия могут представлять государственную тайну. Тем не менее методика проведения научных исследований требует существования способа универсального формализованного представления структуры любой тайной операции в виде совокупности конечного числа элементов, объединенных прямыми и обратными связями, вытекающими из целей, задач тайной операции и совокупности взглядов ее руководства на способы достижения этих целей.

-25-

Одним из возможных способов построения "атомарной" модели тайной информационно-психологической операции, по мнению авторов, может быть выделение шести разновидностей информационно-психологического воздействия – дезинформирования, манипулирования, пропаганды, лоббирования, управления кризисами и шантажа – в отдельную группу основных составляющих тайных операций информационно-психологической войны и принятие в качестве постулата утверждения о том, что все тайные операции информационно-психологического воздействия представляют собой различные комбинации этих шести основных элементов, объединенных общим замыслом, целями, задачами и идеологией.

В силу дискуссионности понятия "информационная война" и общей неоднозначности его толкования одной из важнейших теоретических проблем изучения процессов зарождения и развития конфликтов в сфере информационно-психологических отношений является определение того момента, когда обычная, заурядная конкуренция превращается в агрессию, а агрессия – в войну. Всем трем формам информационно-психологических отношений (конкуренция, агрессия, война) соответствуют свои адекватные внешней степени опасности системы методов противодействия, предполагающие различную тактику организации противодействия с использованием умеренных, интенсивных или радикальных методов разрешения политических противоречий, применение для отражения враждебных посягательств различных по своей численности и составу сил и средств, в том числе – в случае войны – информационного оружия и обычных вооруженных сил государства. В сфере информационно-психологических отношений определить, что в отношении тебя противник ведет именно информационно-психологическую войну, а не что-либо другое, очень трудно – в силу латентности возникновения и протекания информационно-психологических процессов информационно-психологическая война может вестись и в мирное время без официального объявления и разрыва дипломатических отношений, а также "под чужим флагом" – от имени другого государства или анонимно, и государство, подвергнувшееся нападению, может даже некоторое время не знать о том, что оно стало жертвой агрессии.

В силу этих причин для организации эффективной государственной системы противодействия акциям, мероприятиям информационно-психологической агрессии, операциям информационно-психологической войны и определения адекватной степени внешней опасности формы государственного реагирования (противодействия) в каждом конкретном случае внешней агрессии необходимо решить следующие задачи.



-26-

  1. Провести классификацию всех разновидностей организованного внешнего информационно-психологического воздействия, применяемого иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства в агрессивных целях, разделив эти формы и разновидности на несколько категорий по избранным критериям, – например, по степени опасности для личности, общества и государства, по степени наносимого ущерба национальным интересам, государственной и общественной безопасности, психическому здоровью населения, по масштабам агрессии и т.д. – в целях определения адекватных мер и организационных форм противодействия для каждой выделенной в процессе классификации категории агрессии.

  2. Для каждой категории агрессивных информационно-психологических воздействий необходимо определить конечный набор признаков, позволяющих отнести любое выявленное информационно-психологическое воздействие к одной из таких категорий, и тем самым определить степень ее социальной опасности.

  3. В соответствии с установленной степенью социальной опасности выявленных акций, мероприятий, операций информационно-психологических воздействия, относимых к выделенным раннее категориям, необходимо для каждой такой категории (группы) определить адекватную этой опасности общегосударственную систему мер противодействия использованию иностранными государствами и другими субъектами геополитической конкуренции данных информационно-психологических воздействий в политических целях.

Противодействие операциям информационно-психологической войны и иным враждебным акциям может включать в себя не только прямую борьбу с силами и средствами агрессора, но и уничтожение, подавление, нейтрализацию или локализацию источников информационно-психологической агрессии. В этом случае неразработанной научной проблемой остается определение, классификация и типология источников информационно-психологической агрессии, в том числе – источников ее вооруженной формы – информационно-психологической войны.

В отношении правового обеспечения деятельности государства по организации системы противодействия акциям информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны совершенно неразработанной остается проблема уголовно-правовой и криминологической характеристики операций информационно-психологической войны – как сложных операций, к которым относятся, например, некоторые пиар-кампании или некоторые компании по организации и проведению выборов, так и относительно простых и условно неделимых основных составляющих этих операций, таких, например, как дезинформирование, манипулирование, лоббирование, пропаганда или управление кризисами. Отсутствие юридической квалификации этих деяний не позволяет использовать в полной мере действующее уголовное законодательство в целях пресечения агрессивного информационно-психологического воздействия.



-27-

В отношении правового обеспечения деятельности органов государственной власти, участвующих в информационном противоборстве, неразработанными остаются следующие проблемы:



      • отсутствуют нормы федерального законодательства, дающие юридическую квалификацию, уголовно-правовую и криминологическую характеристику акциям (мероприятиям) информационно-психологической агрессии и операциям информационно-психологической войны, относящие их к противоправным деяниям, устанавливающие степень их социальной опасности и объем ответственности физических лиц за организацию, подготовку, исполнение и пособничество в совершении этих деяний;

      • отсутствуют нормы международного права, устанавливающие международную ответственность государств-инициаторов информационно-психологической агрессии;

      • отсутствуют исследования в отношении определения перечня и составов правонарушений, связанных с организацией, подготовкой и исполнением акций (мероприятий) информационно-психологической агрессии и операций информационно-психологической войны;

      • отсутствуют механизмы проведения следствия и судебного разбирательства по фактам противоправных действий в информационной сфере, связанных с акциями (мероприятиями) внешней информационно-психологической агрессии и операциями информационно-психологической войны, а также порядок ликвидации последствий этих противоправных действий;

      • отсутствуют нормативные правовые акты, определяющие организацию следствия и судебного разбирательства по фактам организации, подготовки и проведения (участия) акций, мероприятий, операций информационно-психологической агрессии и войны, разработку составов правонарушений с учетом специфики уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной ответственности и порядок включения соответствующих правовых норм в уголовный, гражданский, административный и трудовой кодексы, в законодательство Российской Федерации о государственной службе.

Существование множества нерешенных проблем в области обеспечения информационно-психологической безопасности государства в условиях реальной угрозы использования иностранными государствами и другими участниками информационного противоборства арсенала сил, средств и методов информационно-психологической войны в политических целях определяет важность и актуальность выбранной темы исследования.
9[1] Емельянов Г.В., Стрельцов А.А. Проблемы обеспечения безопасности информационного общества // Распределенная конференция «Технологии информационного общества 98 – Россия». http://www.iis.ru/events/19981130/streltsov.ru.html; Информационное общество: Информационные войны. Информационное управление. Информационная безопасность / Под ред. М.А. Вуса. СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 1999.

10[2] Почепцов Г.Г. Информационные войны. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2000.

11[3] Герасименко В.А. Основы информационной грамоты. М.: МИФИ, 1996.

12[4] Семенов В.А. Этногеополитические аспекты безопасности: Дис. … д-ра полит. наук. М.: РАГС, 2000.

13[5] Модестов С.А. Информационное противоборство как фактор геополитической конкуренции. М.: Издательский центр учебных и научных программ, 1998.

14[6] Попов В.Д. Информациология и информационная политика. М.: Изд-во РАГС, 2001.

15[7] Более подробно этот вопрос будет рассматриваться в разделе III настоящей работы.

16[8] Расторгуев С.П. Информационная война. М.: Радио и связь, 1998. С. 35–37.


Каталог: lekcii
lekcii -> Определение арт-терапии
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Клинико-физиологические основы суггестии
lekcii -> Курс лекций по дисциплине «Управление персоналом» для студентов специальностей спо 2014 год Краткий курс лекций по дисциплине «Управление персоналом»
lekcii -> Лекции так, Фрейд и неофрейдисты (несмотря на отстаивание ими важной роли неодолимых природных влечений у людей), тем не менее, единодушно признают именно внешние обстоятельства
lekcii -> Лекция Эмоциональная регуляция поведения
lekcii -> Программа учебного курса
lekcii -> История развития средств вычислительной техники
lekcii -> Амурской области
lekcii -> Лекция 10 Перцептивная сторона общения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница