Марио Якоби встреча с аналитиком



страница1/8
Дата14.05.2016
Размер1.12 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Марио Якоби

ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ




Марио Якоби

Встреча с аналитиком. Феномен переноса и реальные отношения

The Analytic Encounter: Transference and Human Relationship

Серия: Юнгианская психология

Издательство: Когито-Центр, 2007 г.

Мягкая обложка, 144 стр.

ISBN 978-589353-228-9, 0-919123-14-7

Тираж: 2000 экз.

Формат: 84x108/32

Цена 272 руб

Глубинная психотерапия - это общение двух людей, которые встретились, чтобы попытаться разобраться, что происходит в бессознательном одного из них. Складывающиеся между ними отношения включают как реакции переноса-контрпереноса (проекции), так и обычные человеческие чувства.

Какая психологическая динамика скрывается за такими терапевтическими отношениями? В чем состоит их отличие от отношений, которые складываются между двумя людьми в любой другой ситуации? Какова разница между отношениями, основанными на проекции, и отношениями, которые характеризуются психологической отделен-ностью? Когда любовь не является просто проекцией?

В своей книге, адресованной как неспециалистам, так и профессионалам, Марио Якоби дает ответ на эти и многие другие вопросы. Он пишет: "Меня интересуют любые отношения между людьми, в том числе и те, которые складываются в анализе".


Марио Якоби 1

ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ 1

Предисловие 3

ВВЕДЕНИЕ 4

1. ВСТРЕЧА С АНАЛИТИКОМ 7

Взгляды Фрейда на перенос 7

Вклад К.Г. Юнга 10

Случай из практики 11

2. ПЕРЕНОС И КОНТРПЕРЕНОС 14

Юнгианская модель 14

Влияет ли перенос на сновидения? 19

Перенос, идентичность и проекция 21

Терапевтическая ценность контрпереноса 22

3. НАРЦИССИЗМ И ПЕРЕНОС 26

Зеркальный перенос 27

Идеализирующий перенос 31

Иллюзорный и галлюцинаторный перенос 35

4. ПЕРЕНОС И ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ 39

Установки Я-ОНО и Я-ТЫ 39

Отделение и объективность 42

5. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ В ПРОЦЕССЕ АНАЛИЗА 46

Кушетка и кресло 47

Явление переноса и интерпретация сновидений 48

Архетипические корни переноса 52

Контрперенос и отношение Я~Ты 54

6. КОНТРПЕРЕНОС И ПОТРЕБНОСТИ АНАЛИТИКА 58

Способность аналитика формировать Я-ТЫ-отношения 58

Плата за анализ 60

Потребность аналитика в терапевтическом успехе 64

Власть, любопытство и чувство собственности 65

7. ЭРОТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ АНАЛИЗА 68




Рис 1

Предисловие

Что, еще одна книга о переносе? Какая в ней необходимость, если учесть, что на эту тему уже есть немало публикаций, доступных читателю?

Я уверен в том, что эта книга необходима. В первую очередь потому, что большая часть работ, посвященных феномену переноса, написана аналитиками, последователями Фрейда, которые придерживаются рамок психоаналитической теории и психоаналитического метода. В основном эти сочинения предназначены для «внутреннего потребления»; их авторы используют абстрактный язык и большое количество научных терминов. Я ценю эти труды. Наверное, психоаналитиков школы Фрейда ощущение переноса интересовало меньше, чем его объяснение в терминах общей метапсихологической теории, и профессиональные психотерапевты могут извлечь пользу из таких исследований, не разделяя теоретических воззрений их авторов.

В этой книге я обращаюсь к реальным переживаниям, которые составляют неотъемлемую часть проявлений человеческой психики, к чувствам, страданиям, страстям и запретам, в частности, возникающим во время встречи с аналитиком. Я надеюсь, что эта книга будет доступна как профессионалу, так и любому образованному читателю и поможет понять вклад в терапевтический процесс тех явлений, которые называются «перенос» и «контрперенос».

Таким образом, моя цель состоит в том, чтобы попытаться донести до читателя ощущения, которые возникают при взаимодействии аналитика и пациента, или, по крайней мере, те ощущения, которые часто возникали у меня самого. Я затрагиваю и повседневные проблемы, связанные с работой аналитика, и архетипические аспекты, относящиеся к глубинной психологии, открытой К.Г. Юнгом, которые выходят далеко за рамки «банального» поведения отдельной личности.

Исходным материалом для этой книги послужил курс лекций; в ней сохранился их свободный, неакадемический стиль и тон. Главная цель книги вовсе не в том, чтобы профессионально указать на то, «как справляться с проблемами переноса», и не в исчерпывающем обзоре разных теоретических воззрений в отношении современной глубинной психологии. Напротив, я сосредоточился на психологических тонкостях человеческих отношений, которые проявляются во время любой встречи, особенно если речь заходит об аналитическом процессе, когда эти отношения становятся очень глубокими.

Я хочу выразить благодарность моим пациентам, которые дали разрешение на публикацию своего материала. Я предусмотрительно исключил или изменил все подробности, не имеющие прямого отношения к затронутой теме. Я благодарен также аналитикам, обучавшимся в свое время в институте К.Г. Юнга в Цюрихе, а также всем слушателям моих лекций в Бразилии, Германии, Израиле и США, чьи меткие замечания на моих лекциях и семинарах наводили меня на размышления и были весьма полезны для прояснения некоторых моих идей.

Особую благодарность я выражаю Элеонор Мэттерн за ее чуткое и очень ценное для меня сотрудничество при подготовке этой книги к публикации.



ВВЕДЕНИЕ

В юнгианской практике и юнгианской литературе уделяется сравнительно мало внимания психологическим отношениям аналитика и пациента, несмотря на их важную роль в любом терапевтическом процессе. Единственным исключением в этом отношении является лондонская школа аналитической психологии, родоначальником которой был Майкл Фордхэм. Профессиональные интересы последователей этого направления были сосредоточены на изучении и интерпретации отношений, называемых переносом и контрпереносом1(См.: Michael Fordham, "Notes on the Transference" in M. Fordham et al., Technique injungian Analysis; also Fordham, Jungian Psychotherapy, and Kenneth Lambert, Analysis, Repair and Individuation.)

. Кроме того, в начале 70-х годов XX в. в Берлине были опубликованы результаты исследований по этой теме юнгианских аналитиков2 (См.: R. Blomcyer and Hans Dieckmann, "Die Konstellierung der Gegenubertragung beim Auftreten archetypischer Traume".). Но в основном юнгианских психологов значительно больше интересует материал, в котором проявляется содержание бессознательного (сны, рисунки и т.п.), чем отношения аналитика и пациента.

Отчасти это можно объяснить тем, что, вероятно, после своего разрыва с Фрейдом в 1912 г. Юнг считал, что отношения переноса не имеют особого значения. Можно найти несколько его высказываний, которые, казалось бы, свидетельствуют о том, что он вообще отрицал важность этого феномена. В основном эти его взгляды нашли отражение в лекциях, прочитанных в Тавистокской клинике в Лондоне в 1935 г. Там, в частности, говорится:

Перенос всегда является помехой; он никогда не приносит пользы. Вы лечите вопреки переносу, а не благодаря ему...

Есть перенос или нет, он никак не влияет на процесс лечения... Если переноса нет — даже лучше. Вы все равно получаете тот же самый материал. Вовсе не перенос дает возможность пациенту продуцировать материал; весь материал, который только можно пожелать, содержится в сновидениях. Сны дают все, что необходимо3( Jung. "The Tavistock Lectures" in Symbolic Life, CW 18, pars. 349, 351.).

Здесь Юнг явно перегнул палку, в чем можно убедиться, познакомившись с его более поздними и более объективными высказываниями. Действительно, мы вскоре убедимся в том, что перенос может непосредственно влиять на сны, если не на их содержание, то, по крайней мере, на способ их интерпретации и интеграции послания, которое в них содержится.

Замечания Юнга в Тавистокских лекциях следует понимать в их контексте. Он хотел продолжить обсуждение материала сновидений и его амплификацию, а его аудитория в основном состояла из врачей, желавших узнать его точку зрения на перенос. Мы можем почувствовать в его словах некоторое скрытое раздражение, когда он соглашается обсудить «полуреальные, полуболезненные и даже трагические проблемы переноса»4( Ibid, par. 306.), но он все же продолжает лекцию и делает ряд важных замечаний.

Одна из его главных идей заключается в том, что перенос следует рассматривать как дефицит реальных человеческих отношений, «затруднения в установлении контакта, достижении эмоциональной гармонии в отношениях между врачом и пациентом»5(Ibid, par. 331.). Чувства при переносе возникают для компенсации недостаточной эмоциональной связи. Поэтому Юнг утверждает следующее:

Если вы действительно пытаетесь находиться на одном уровне с пациентом, не выше и не ниже, если у вас есть верная установка, верное ощущение, то у вас будет значительно меньше неприятностей с переносом. Это полностью не спасет вас от него, но я почти уверен, что в вашей работе не возникнут такие неприятные формы переноса, которые, по сути, являются гиперкомпенсацией недостаточной эмоциональной связи6(Ibid, par. 337.).

Здесь Юнг прямо указывает на различие между переносом и полноценными эмоциональными человеческими отношениями аналитика и пациента. Идея, что перенос является гиперкомпенсацией недостатка реальных человеческих отношений, вытекает из взгляда Юнга на перенос как на особую форму проекции, искажающей любые отношения. Следовательно, при развитии зрелой личности или индивидуационного процесса происходит трансформация существующих при переносе чувств (устранение проекций). Разумеется, при наблюдении за этим процессом следует ясно себе представлять отличия переноса и контрпереноса от отношений, которые мы можем с уверенностью назвать истинными отношениями, или реальной эмоциональной связью. Именно эта тема подробно обсуждается в данной книге.

Основной вклад Юнга в разработку данной темы обозначен в его большом эссе «Психология переноса»7 (Jung, "The Psychology of the Transference" in The Practice of Psychotherapy, CW16.). В нем Юнг концентрирует свое внимание на отношениях переноса, которые возникают в процессе глубинного анализа:

Вероятно, не будет преувеличением сказать, что практически все случаи, требующие длительного лечения, сосредоточены вокруг феномена переноса и что успех или неудача в лечении накрепко связаны с ним8 (Ibid, p. 164.).

В этой работе для интерпретации переноса Юнг использовал ряд иллюстраций, взятых из алхимического труда «Rosarium philosophorum» (1550); вполне возможно, что он уже раньше вел внутренний диалог с этими символическими образами об отношениях, которые алхимики называли мистическим бракосочетанием, или coniunctio. Во всяком случае это может послужить примером стремления Юнга избежать абстрактной терминологии при описании психических явлений. В другом своем труде он пишет:

При описании процессов жизнедеятельности психики я намеренно и сознательно отдаю предпочтение мифологическому мышлению и языку, более выразительному и более точному по сравнению с абстрактной научной терминологией, которая имеет обыкновение играть на том, что ее теоретические формулировки в один прекрасный день могут быть превращены в алгебраические выражения9 (Jung. Aion, CW 9ii, par. 25.).

Содержательное эссе Юнга чрезвычайно стимулирует процесс мышления, поэтому я настоятельно рекомендую прочитать эту книгу. Хотя при ее чтении психотерапевту будет довольно трудно понять, как следует поступать с переносом и контрпереносом в ежедневной практике. Юнг писал это эссе «не для начинающих, которых в первую очередь следует инструктировать на эту тему», он постоянно утверждает, что «читатель не найдет здесь отчета о клиническом взгляде на перенос»10 (Jung. "The Psychology of the Transference", CW 16, p. 165.).

И все же мне кажется, что аналитику очень важно относиться к себе как к «начинающему», чтобы постоянно задавать себе вопрос, что происходит между ним и его пациентами. Такое отношение соответствует высказыванию Юнга, что «каждый новый случай, требующий серьезного лечения, является открытием и каждый шаблонный шаг заводит в тупик»11(Ibid, par. 367.). Неоднократно он указывал на то, что человеку всегда следует быть открытым по отношению к уникальности каждой живой души; например:

Психологические теории — дьявольская вещь. Разумеется, нам необходимы некие точки отсчета для ориентации и определения системы ценностей; но их всегда следует рассматривать только в качестве вспомогательных концепций, которые в любой момент можно отложить в сторону. До сих пор мы так мало знаем о человеческой душе, что можно считать нелепой саму мысль, что мы настолько продвинуты, чтобы строить общие теории. Вне всякого сомнения, теория является самым лучшим прикрытием для невежества и недостатка опыта, но тогда последствия ее применения становятся удручающими: появляются нетерпимость, поверхностность и научное сектантство12 (Jung> "Psychic Conflicts in a Child" in The Development of Personality, CW'17, p. 7.).

Юнг признавался:

Мой собственный опыт научил меня держаться как можно дальше от терапевтических «методов», как и от диагнозов. Огромное разнообразие человеческих индивидуальностей и их неврозов привело меня к тому, что идеальный подход к каждому случаю предполагает минимум априорных предположений. Естественно, что в идеале вообще не должно быть никаких допущений13 (Jung. "The Realities of Practical Psychotherapy" in The Practice of Psychotherapy, CW 16, par. 543.).

Конечно, Юнг знал, что в принципе это невозможно («поскольку утверждение, что человек является самым собой — это одно из самых серьезных допущений и самых серьезных следствий»)14 (Ibid.), но он постоянно подталкивал своих студентов к тому, чтобы искать собственный путь:

Я могу лишь надеяться и верить в то, что ни один из вас не станет «юнгианцем»... Я не заготавливаю заранее доктрины, как заготавливают дрова, и ненавижу «слепых последователей». Я полагаю, что каждый человек свободен, чтобы относиться к фактам по-своему, и поэтому я заявляю, что и сам обладаю такой же свободой15 (Letter of 14 January 1946, in Gerhard Adler and Aniela jaffe, eds., C.G. JungLetters, vol. 1, p. 405.).

Далее, придерживаясь принятого мною стиля изложения, я познакомлю читателей со своим опытом и своими представлениями о психической реальности, которые я обнаружил у себя, у своих пациентов, а также в сфере наших межличностных отношений.


Каталог: attachments -> article
article -> Агрессивное поведение у детей
article -> Это необходимо знать
article -> Архангельск, Суворова, 2, 163045
article -> Выступление на педсовете педагога-психолога Корниловой Е. А. Адаптация учащихся 1го, 5го и 10го классов к школе
article -> «Сталкер» и «Экватор» Л. А. Илатовская, педагог-психолог боу во «Великоустюгский центр ппсс»
article -> Профилактика наркозависимости подростков, находящихся в трудной жизненной ситуации План
article -> Профессиональная ориентация школьников
article -> Тема Предмет, задачи и методы психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница