Межэтническое взаимодействие в условиях национально-смешанных семей республики адыгея (социологический аспект) 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни



Скачать 343.91 Kb.
Дата20.05.2016
Размер343.91 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи

АСАНОВА Эльвина Саидкалиловна

МЕЖЭТНИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В УСЛОВИЯХ НАЦИОНАЛЬНО-СМЕШАННЫХ СЕМЕЙ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ

(социологический аспект)

22.00.06 – социология культуры, духовной жизни



АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук




Майкоп – 2009



Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор Овсянникова Татьяна Анатольевна


Официальные оппоненты:

доктор социологических наук, профессор Петров Владимир Николаевич

кандидат социологических наук

Лактионова Марина Анатольевна

Ведущая организация:


Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований им.
Т. Керашева
Работа выполнена на кафедре философии и социологии

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Майкопский государственный технологический университет»

Защита состоится 7 мая 2009 года в 10.00 на заседании диссертационного совета


Д 212.001.05 по социологическим наукам в конференц-зале Адыгейского государственного университета по адресу: 385000, Майкоп, ул. Университетская, 208.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан 6 апреля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор С.А. Ляушева



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобализационные процессы, сопровождающиеся трансформацией государственных, культурно-языковых и этнических границ, предопределяют возникновение и усиление противоположных тенденций – культурного национализма и взаимных культурных заимствований и проникновений. Стремление сохранить идентификационные культурные основания выступает своеобразной реакцией на нарастающую унификацию духовной и материальной культуры. Но в то же время долговременный этап межэтнического общения и контактов народов привел к высокой степени интеграции и ярко выраженному синкретизму. Накоплен большой исторический опыт сотрудничества народов, сформировался общий пласт культуры, выступающий в настоящее время, в свою очередь, фактором относительной межэтнической стабильности, в том числе и в Республике Адыгея.

Вопрос толерантности и признания культурных, национальных различий становится одним из важнейших условий дальнейшего развития человечества. Однако решение данной проблемы лежит не в этнической унификации, национальной индифферентности и социокультурной анонимности социальных общностей, а в нахождении моделей социальной коммуникации, позволяющих сохранить или сформировать позитивно-ресурсные основания национальных культур в условиях усиливающегося и усложняющегося межэтнического взаимодействия, которое, в свою очередь, по-своему определяет и влияет на особенности формирования локальных социумов и социальных групп.

Одним из результатов активного межэтнического взаимодействия являются смешанные браки и семьи. Рост числа и доли межэтнических браков (даже на фоне общего сокращения заключаемых браков) делает их не только замет­ным общественным явлением, но и повышает роль в этнических процессах. Общественное мнение расходится в отношении к межэтническим бракам, но они – норма полиэтничного демократического общества, и научный анализ этого явления может исходить лишь из безоценочного подхода.

Национально-смешанные семьи и браки в 1970-е – 1980-е гг. изучались на территории СССР не просто как массовое явление, но в качестве фактора этнокультурных и этносоциальных процессов, одного из каналов, по которым происходило сближение наций и шло формирование советского народа. В настоящее время, при рассмотрении межэтнических брачных отношений, к общим проблемам формирования новой ценностной системы семейно-брачных отношений здесь присоединяются определенные трудности межнациональной этнокультурной совместимости, так как межэтнические браки как частный социальный институт концентрируют в себе особенности и проблемы окружающей социально-этнической среды.

Значение научного анализа проблемы межэтническо­го взаимодействия обусловливается тем, что в процессе взаимодейст­вия организуется деятельность полиэтничного сообщества. От совершенствования процессов межэтнического взаимодействия на всех уровнях, в том числе, и на уровне межэтнических брачных отношений, во многом зависит и перспектива самого общества, степень его целостности и уровень про­грессивности. Как совершенно справедливо замечено в работах современных исследователей, межэтническая брачность, будучи показателем стабильности общества, указывает на существование устойчивых толерантных отношений между народами. Особенностью избранной темы является то, что она находится на стыке взаимодействия социологии, этносоциологии, социальной коммуникации, демографии и других наук. В связи с этим необходимо всестороннее рассмотрение не только субъективной оценки состояния межэтнической брачности, но и осмысление ее особенностей как отражения изменений в обществе, влияющих на этнокультурные процессы человеческого бытия.

Учитывая вышеизложенное, исследование института семьи в контексте современного межэтнического взаимодействия, анализ общих типологических характеристик межэтнических браков, их изучение в конкретных территориальных и хронологических рам­ках, рассмотрение и учет состояния массового сознания, сформировавшихся и доминирующих в нем оценок и представлений в условиях российского общества приобретают характер насущной необходимости.

Степень разработанности темы. Различные аспекты выбранной темы рассматриваются многими научными дисциплинами. Этот факт и обусловил широкий круг источниковой базы исследования.

Особую значимость для реализации цели нашего исследования имели работы, посвященные вопросам семьи и брака в обшесоциологическом контексте, авторами которых являются отечественные ученые. Так, П.А. Сорокин рассматривает семью как «легальный союз супругов, союз родителей и детей, союз родственников и свойственников».

Вопросы межэтнического взаимодействия, раскрывающие как непосредственные, так и опосредованные взаимные отношения между носителями этнических характеристик на уровне личности, группы или общественного института, рассмотрены в работах Ю.В. Арутюняна, Н.Р. Маликовой, Т.Г. Грушевицкой, Б.Г. Крысько. Работы С.А. Арутюнова посвящены анализу билингвизма и бикультурализма, как проявлениям в зонах этнических границ или обществах мозаичного этнического состава; а Л.М. Дробижева, в частности, рассматривает проблемы культурных дистанций, как мер сходства и различия в межэтническом взаимодействии1.

Теоретические вопросы этноса и этничности определены работами Н.Г. Скворцова, С.В. Лурье, В.А. Тишкова, С.В. Широкогорова, Л.Г. Здравомыслова и др. Так, Ю.М. Бородай отмечает, что нация яв­ляется социально-экономической категорией и объединяет членов общества на основе повседневного совместного труда сегодня, а этнос, как культурно-историческая категория, объединяет членов общества на основе общего происхождения; Л.Н.Гумилев характеризует понимание этноса как биологической единицы; а Н.М. Лебедева говорит о формировании позитивного образа «мы» и негативного образа «они» как феномена культурной дистанции1.

Анализ ценностных элементов этнокультуры, участвующих в процессе взаимодействия, представлен в работах К. Клакхона, М. Смита и М. Рокича; культурные и этнокультурные нормы – в работах Ю.В. Бромле, Г.С. Денисовой; ритуалы, как средства регуляции поведения, – в работах В.Б. Иорданского2.

Проблема межэтнической брачности раскрыта в работах Н.Л. Крыловой,


А.В. Топилина, в ряде работ советского периода. В свою очередь, исторические факторы межэтнической брачности изучены в трудах Л.Н. Гумилева, В.О. Ключевского,
Г.В. Вернадского, Г.Т. Тавадова, А.П. Оконешниковой. Анализ состояния и динамики процессов межэтнической брачности в Республике Адыгея основывался на работах
В.К. Гарданова, Н.М. Киселевой, М.А. Меретукова, Я.С. Смирновой3.

Проблемы этнической идентификации в национально-смешанных семьях нашли отражение в работах Г.У. Солдатовой, Т.Д. Титова, В.А. Тишкова. Так, А.А. Сусоколов отмечает позитивный характер биэтнической идентичности, которая позволяет органично сочетать разные ракурсы восприятия мира, овладевать богатствами нескольких культур1.

Отдельную группу источников составили статистические материалы, отражающие состояние межэтнической брачности в России и в Республике Адыгея.

Особое место в анализе проблем, представленных в данной работе, принадлежит местным авторам: А.Ю. Шадже, Л.А. Деловой, М.А. Зейтунян, И.Б. Тхагапсовой2.



Цель исследования – теоретический анализ сущности и специфики проявления межэтнического взаимодействия в национально-смешанных семьях в условиях полиэтничного региона Республики Адыгея.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:



  1. систематизировать методологические основы исследования межэтнического взаимодействия, его типы, принципы, результаты;

  2. осмыслить этнокультурные аспекты межэтнического взаимодействия;

  3. эксплицировать понятия: «семья», «брак» и «межнациональный брак» как формы межэтнического взаимодействия;

  4. проанализировать факторы межэтнической брачности, а также состояние и динамику ее процессов в Республике Адыгея;

  5. раскрыть сущность межкультурного взаимодействия в национально-смешанных семьях;

  6. рассмотреть этнические идентификации в национально-смешанных семьях как элемент национального самосознания.

Объектом исследования является национально-смешанные семьи.

Предметом исследования выступают особенности межэтнического взаимодействия в национально-смешанных семьях Республики Адыгея.

Теоретико-методологической основой исследования послужили фундаментальные труды отечественных и зарубежных ученых в области социологии, философии, аксиологии, этнокультуры, культурологии, истории, социологии семьи и брака.

При реализации поставленных задач автором использовались следующие методы исследования: комплексный подход в изучении сферы национально-смешанных (межэтнических) браков; методы структурно-функционального анализа; методы сравнительного анализа и экспертных оценок.

Этнос – сложное явление, поэтому при его изучении применялись разные подходы, выявляющие новые грани его облика: примордиалистский, конструктивистский и инструменталистский.

В решении конкретных исследовательских задач обращались к таким методам, как: анкетирование; интервьюирование; наблюдение; экспертный опрос.



Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют официальные документы, статистические данные, анализы результатов социологических исследований. В той мере, в которой основные идеи и гипотеза исследования потребовали эмпирической проверки, были использованы данные конкретно-прикладных социологических исследований (в том числе и исследования, проведенные автором диссертации).

Научная новизна диссертационного исследования состоит в общей характеристике теоретического анализа процессов межэтнического взаимодействия в условиях национально-смешанных семей в Республике Адыгея.

В содержательном плане научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:



  • систематизированы методологические основы исследования межэтнического взаимодействия; несмотря на множество парадигм, анализирующих позиции и результаты межэтнического взаимодействия, показаны некоторые константы этого взаимодействия: несовпадения в системах ценностей отягощают межэтническое взаимодействие и, напротив, близость воззрений индивидов или этносов создает почву для толерантности и понимания;

  • выявлено, что у различных народов, проживающих в полиэтничных регионах на равных с точки зрения информационной теории этноса условиях, уровень межэтнической брачности не одинаков; к этим условиям можно добавить: а) особенности этнодемографических процессов; б) наличие традиций межэтнических контактов в семейно-брачной сфере; в) изменение условий макросреды;

  • введены в научный оборот и проанализированы в рамках социокультурного подхода материалы эмпирического исследования автора, дающие картину динамики численности и структуры межэтнических браков;

  • проанализирован характер этнической идентификации детей и подростков из национально-смешанных семей, а также выявлены особенности межкультурного взаимодействия в условиях национально-смешанных семей через проведенное исследование особенностей семейного быта.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Систематизация множества методологий исследования межэтнического взаимодействия показывает различные факторы, детерминирующие эти отношения: а) интеллектуальные или информационные и б) системно-ценностные. В целом, чем интеллект и образование богаче, мобильней и четче системы ценностей, тем успешней межэтническое взаимодействие, и наоборот.

  2. Этнокультура является адаптивным механизмом человека, этноса к окружающему миру (представителям своего этноса, чужого, к природе и т.д.). В ней можно выделить следующие основные элементы: ценности, ценностные ориентации, традиции, нормы, обычаи, ритуалы, язык, явления ксенофобии, культурной перцепции, интернационализации культуры, диффузионизма в этнокультуре, инкультурации.

  3. «Семья» и «брак» – близкие, но не тождественные, а, скорее, пересекающиеся понятия: «брак» – общественный институт, традиционное средство формирования семьи и общественного контроля за ней, одно из орудий сохранения и развития общества; «семья» – общество в миниатюре, она имеет черты и социального института, и малой социальной группы. Становление межнациональной брачности как формы межэтнического взаимодействия носит исторический характер. В стабильном обществе количество смешанных браков увеличивается, что позволяет говорить о межэтнической брачности как о показателе благополучия общества.

  4. Факторы межэтнической брачности можно объяснить: а) разной долей русского населения; б) разной социальной и культурной дистанцией между русскими и титульными народами; в) разным уровнем внутриэтнической сплоченности.

Результаты авторского эмпирического исследования, позволяют судить о том, что современные процессы межэтнической брачности в Республике Адыгея характеризуются следующими особенностями: а) до середины 90-х годов количество межэтнических браков в общем числе заключаемых браков в Республике Адыгея в процентном отношении сокращается, но с конца 90-х годов этот процесс останавливается, и в настоящее время число подобных браков остается на уровне 15-19%; б) наблюдается и тенденция роста уровня образования вступающих в межэтнические браки.

  1. Межкультурное взаимодействие в национально-смешанных семьях характеризуется созданием унифицированного слоя культуры. Подобная семья вырабатывает общие, обоюдоприемлемые формы семейной жизни: язык внутрисемейного общения, элементы семейного быта и семейной обрядности. В этих семьях основным типом взаимодействия разных культур является интеграция. Другими словами, культуры, встретившиеся в одной семье, не самоуничтожаются, а сосуществуют в весьма причудливых сочетаниях и проявлениях.

  2. Характерными особенностями этнического самосознания подростков из национально-смешанных семей являются: а) существенная размытость их идентификационной матрицы; б) значительная степень оторванности от культуры своих этнических групп; в) внутренняя конфликтность этнического самосознания этих подростков; г) меньшая актуализация этнических проблем; уменьшение степени распространенности негативных этнических стереотипов; большая степень толерантности в национальных вопросах.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Отдельные положения и основные выводы работы можно рекомендовать как методический инструментарий дальнейшего анализа национальных проблем вообще и проблем национально-смешанных семей в контексте современного межэтнического взаимодействия в частности.

Материалы диссертации могут быть использованы при преподавании учебных курсов по социологии, социологии семьи, этносоциологии, политологии в вузах, а также при разработке национальной политики, особенно в регионах с полиэтничным населением. Положения и основные выводы исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении проблем динамики межэтнического взаимодействия в сфере межэтнической брачности в российском обществе, в целом, и в Республике Адыгея, в частности.



Апробация работы. Диссертационное исследование обсуждалось на кафедре философии и социологии Майкопского государственного технологического университета, где получило положительную оценку и было рекомендовано к защите. Основные положения и выводы диссертационного исследования прошли апробацию на ряде региональных и всероссийских научно-практических конференций в 2005–2008 гг., проводившихся в Адыгейском государственном университете и Майкопском государственном технологическом университете, и отражены в публикациях общим объемом 2,3 п.л.

Сформулированные в диссертационном исследовании положения проверялись и уточнялись в ходе социологических исследований, проведенных автором в 2005-2008 гг.



Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы, включающего 174 источника, и приложения. Общий объем диссертации 180 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, теоретико-методологические основы, положения, выдвигаемые на защиту, теоретическая и практическая новизна исследования.

Первая глава «Теоретико-методологические подходы к исследованию межэтнического взаимодействия и семьи» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Межэтническое взаимодействие: типы, принципы развития, результаты» показаны истоки возникновения в научном сознании понятия «межэтническое взаимодействие», как элемента общественного развития, обосновано принятое в исследовании понимание его сущности и содержания.

Рассматривается термин «взаимодействие» как категория, отражающая процессы влияния объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого, что сопровождается передачей материи, движения и информации; признается, что взаимодействие человека с человеком в обществе – это и взаимодействие их внутренних миров: обмен мыслями, идеями, образами, потребностями, воздействие на оценки другого индивида, его эмоциональное состояние. Подобный подход под «межэтническим взаимодействием» позволяет понимать любые формы непосредственных или опосредованных взаимных отношений между носителями этнических характеристик на разных уровнях (личности, группы или общественного института), во всех возможных сферах (политической, идеологической, социально-экономической, культурной, языковой, религиозной, психологической), ведущие в перспективе к изменению индивидуальных и групповых характеристик вступающих во взаимодействие объектов.1

На основании работ российских исследователей (Н.Р. Маликовой, Ю.В. Арутюняна, Н.Н. Кокшарова и др.) установлены основные характеристики межэтнического взаимодействия. Так, общей чертой всех типов взаимодействия является неосознанность культурных различий ее участниками. Результаты межэтнического взаимодействия предопределяются факторами, способствующими или противодействующими контактам (степень дифференциации принимающей культуры, длительность контакта, комплекс индивидуально-личностных особенностей воспринимающего, а также политические условия взаимодействия).

В первом параграфе рассматривается теория аккультурации, согласно которой человек одновременно решает проблему сохранения своей культурной идентичности и включения в чужую культуру, причем, в зависимости от степени значимости сохранения культурной идентичности и участия в межкультурных контактах, вероятны четыре стратегии межэтнического взаимодействия, в частности: ассимиляция, сепарация, маргинализация и интеграция. Многие исследователи полагали наилучшей стратегией аккультурации полную ассимиляцию с доминирующей культурой, но в работе говорится о том, что целью аккультурации является достижение интеграции культур, дающее в результате бикультуральную или мультикультуральную личность. Нами выдвигается утверждение о том, что единственной разумной идеологией и политикой общества является мультикультурализм и межкультурная компетентность, т.е. положительное отношение к существованию в социуме разнообразных этнокультурных групп и добровольная адаптация политических и социальных институтов общества к потребностям различных культурных групп, причем, если необходимость и возможность формирования мультикультурной личности периодически вызывает споры, то воспитание межкультурной компетентности, бесспорно, должно стать одной из целей современного образования, предполагающей, в свою очередь, проведение национальной политики, не требующей культурных потерь от интегрирующейся группы, не допускающей ее ассимиляции или сепарации.

Существуют следующие культурные факторы, детерминирующие межэтнические отношения: а) информационные, б) системно-ценностные.

В работе для определения меры сходства и различия культур используется многоуровневое понятие «культурная дистанция», не являющееся постоянной величиной и зависящее от ряда факторов, в частности, при утрате целостности и самостоятельности культурной и этнической группы средняя культурная дистанция вызывает наибольший уровень этнической интолерантности1 и включает такие аспекты, как социально-профессиональные различия, идеологические ориентиры, разнообразие нормативных ценностей и бытовых стандартов поведения.2 Психологический настрой людей на межэтнические контакты рассмотрен через установки. Различия в структуре ценностей (как показатели степени внутрикультурных различий) выступают факторами, осложняющими межэтнические взаимоотношения, и, наоборот, высокая степень совпадения, близость контактирующих групп по психологическим параметрам создают предпосылки толерантности и возникновения установок на взаимодействие.

Во втором параграфе первой главы «Этнокультурные аспекты межэтнического взаимодействия» рассматривается этнокультура в качестве многоканальной системы взаимодействия как межличностного, так и межкультурного (учитывая взаимодействия этнической и мировой культуры). Этнокультура, включая в себя ряд структурных элементов (традиции, обычаи, художественную культуру, нормы), образует систему, которая выполняет в межэтнической семье взаимодействующую функцию. Среди подходов к вопросу об этносах и этничности выделены два основных (диаметрально противоположных) – «конструктивистский» и «примордиалистский», функционирующих в течение последних тридцати лет, а также приведены отечественные варианты конструктивизма, релятивизма и ин­струментализма, в частности, постмодернистские взгляды В.А. Тишкова и «релятивистская тео­рия» наций Л.Г. Здравомыслова. Особое внимание в свете анализа этнокультурных факторов межэтнического взаимодействия уделено работам Л.М. Дробижевой1 с ее попыткой соединить конструктивистский и примордиалистский подходы к ис­следованию границ этноса как группового, социально обусловленного фено­мена и явления культурной дистанции, как субъективного образа близости – далекости культур, где существует возможность понять отличительные особенности этносов комплексно – в историческом, социальном и политическом контексте.

В работе отмечено, что общности, обладающие разными культурами и находящиеся в ситуации продолжительного взаимодействия, образующего межкультурную коммуника­тивную среду, подвергаются аккультурации, изменяемости ряда культурных элементов, а возможные из­менения культур обусловлены существующей степенью культурной дистанции между этносами, степенью их похожести и непохожести. При межкультурном взаимодействии могут восприниматься лишь те культурные черты, которые приемлемы с точки зрения народа-реципиента, хотя бы посредством определенной коррекции и переосмысления. Любые культур­ные черты, которые могли бы вызвать дисфункцию, данной культурой отвер­гаются.

При анализе этнокультуры были отмечены ее структурные элементы. К ним относятся: ценности, ценностные ориентации, традиции, нормы, обычаи, ритуалы, язык, явления ксенофобии, культурной перцепции, интернационализации культуры, диффузионизма в этнокультуре и инкультурации. Так, особым элементом этнокультуры, участвующим в межэтническом и межкультурном взаимодействии, был выделен язык, как самый устойчивый этнический признак нации, рассматриваемый нами как традиционный элемент.

Третий параграф первой главы «Экспликация понятий «семья» и «брак» в социальных науках» посвящен анализу существующих подходов к данным понятиям.

В диссертации проанализированы различные подходы к определению современных семей на основе выделения наиболее значимых, с точки зрения известных ученых, характеристик. Так, А.Г. Харчев определяет семью как малую группу, члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, делая упор на исторически конкретную систему взаимоотношений между супругами. П. Сорокин разделяет в понятии «семья» легальный союз супругов, с одной стороны, и союз родителей и детей, с другой, а А.И. Антонов, в свою очередь, рассматривает семью как триединство супружества – родительства – родства.

Термины «брак» и «семья» осмысливаются как пересекающиеся, но не тождественные понятия; брак признается определенной социальной организацией отношений между полами, предполагающей наличие определенных прав и обязанностей между связанными ею сторонами. Анализ становления института брака показал, что брачная форма регулирования отношений между представителями разных полов появилась не сразу, постепенно пройдя через промискуитет (или форму беспорядочных связей между членами общины); частично оформившись в эндогамию, не теряющую своих членов и не пополняемую чужими людьми. Но первой формой брака был групповой дуально-родовой брак, делавший упор на экзогамные связи между людьми. Постепенная стабилизация отношений между полами в условиях парного брака привела к переходу матриархатных отношений в патриархатные, где родство уже определялось по отцовской линии, а на смену парной семье пришла высшая форма семьи, а именно моногамная семья.

На основании ряда работ российских социологов, с учетом сложности анализируемого явления, установлены возможные параметры классификации семей, в частности: по семейному стажу супругов, по количеству детей, по составу семьи, по типу главенства в семье, по однородности социального состава, по качеству отношений в семье, по типу потребительского поведения, по особым условиям семейной жизни.

В работе предполагается, что роль семьи как социокультурного явления в жизнедеятельности общества исключительно велика, поскольку семья способствует не только формированию личности, но и самоутверждению человека как внутри семьи, так и вне ее. Семья стимулирует социальную, производственную и творческую активность человека, способствует сохранению и укреплению его физического и психологического самочувствия, раскрытию личной индивидуальности, а главная характерная особенность, составляющая феномен брака между двумя людьми в современном обществе, воплощается в преобладании социальных отношений, а не биологической связи в современной интерпретации родства.

В четвертом параграфе «Межнациональный брак как форма межэтнического взаимодействия: историко-культурный контекст» замечается, что, несмотря на высокую распространенность межнациональной брачности при определенных исторических и социальных условиях, наиболее подробная информация о динамике этого явления стала появляться с развитием системы статистической информации, в частности, при переписях населения.

После революции 1917 года число этнически-смешанных браков в России начинает расти. Этому способствовали не только отделение церкви от государства, но и отмена юридических брачных запретов, изменение общественных взглядов на национально-смешанный брак, массовые миграции. В период Великой Отечественной войны межнациональная брачность приобрела массовый характер, и на фоне резкого снижения общего количества заключаемых браков доля межэтнических браков по отношению ко всем бракам в этот период возросла.1

Мощные изменения в структуре межэтнической брачности населения бывшего Советского Союза определены целым рядом факторов, в числе которых наиболее значимы следующие: 1) снижение с конца 1988-1989-х гг. естественного прироста русских в ряде союзных республик; 2) рост миграционной активности населения страны с конца 80-х гг.; 3) проводимая в республиках бывшего СССР этноизбирательная политика. Это позволяет сделать вывод о том, что установки на смешанный брак детерминируются множеством факторов, среди которых немаловажное значение имеет состояние межэтнических отношений в том или ином регионе, что, в свою очередь, выступает показателем толерантных отношений.

В 1998 г. в результате некоторой стабилизации положения в стране наблюдается фиксирование числа межэтнических браков на определенном уровне. Доля смешанно-национальных супружеских союзов в Российской Федерации колеблется от 10% до 15% в различных регионах, что является наивысшим показателем в ближнем зарубежье.2 В 2000 году в России примерно 23% населения составляли межнациональные семьи. В 2004 году их стало уже 37%. В Москве насчитывается 22% смешанных пар. И каждая пятая такая пара – православно-мусульманская. По прогнозам ученых, к 2025 году доля русских в Москве может уменьшиться до 73% (сейчас – 89%). Зато заметно возрастет доля народов Закавказья, Средней Азии и Северного Кавказа.3

В отличие от России, в ряде европейских стран, в частности, во Франции негласно поощряются смешанные браки французов с выходцами из Восточной Европы. Все для того, чтобы уменьшить или, как минимум, сбалансировать долю мусульманского населения страны, которое увеличивается в геометрической прогрессии. В Германии количество смешанных семей тоже выросло – за последние десять лет примерно в полтора раза. Весьма показательна структура подобных союзов. Немцы предпочитают «восточных женщин»: охотно женятся на полячках, русских, таиландках. Немки же делают выбор в пользу женихов из «южных широт» – активно выходят замуж за турок, боснийцев, македонцев, итальянцев. Исключения составляют регионы Азии, Ближнего Востока и Африки, где исторически настороженно относятся к межнациональным союзам. Одна из стран, где смешанные браки откровенно запрещают, – Египет. Не так давно духовный лидер мусульманского населения страны запретил браки между мужчинами-мусульманами и женщинами-еврейками, ибо они «наносят ущерб исламской вере и обществу». Не менее скандальная ситуация сложилась и в Ираке. За последнее время заметно участились браки американских военнослужащих с иракскими женщинами. Здесь идет своя борьба с межнациональными браками. Американское командование строго наказывает женихов и проводит разъяснительную работу с теми, кто еще не успел жениться. В США к 2050 году большинство населения будут составлять выходцы из Латинской Америки. Американцев эта перспектива очень беспокоит. Ведь всего четыре года назад доля белых насчитывала 69%. Однако к 2050 году прирост в этой группе составит лишь 7%. В то время, как численность латиноамериканского населения вырастет на 188%, чернокожего населения – на 71%, а азиатов станет большее в 2,7 раза. По мнению аналитиков, основная причина такого положения вещей – резкое увеличение межнациональных браков1.

Становление межнациональной брачности как формы межэтнического взаимодействия имеет исторический характер. Развитие межэтнической брачности показывает: в стабильном обществе количество смешанных браков увеличивается, что позволяет говорить о межэтнической брачности как показателе благополучия общества и наличия терпимых, толерантных отношений между народами. Динамику межэтнических браков в Европе и мире связывают с развитием глобализационных процессов, то есть, можно предположить, что развитие межэтнических браков также является показателем информационного развития общества.

Вторая глава «Межэтническая брачность в процессе этнокультурного взаимодействия» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Факторы межэтнической брачности» отмечается, что положительная ориентация на этническое смешение в брачной сфере сопрягается с толерантностью в других областях жизни, а в 1970-е – 1980-е гг. национально-смешанные семьи и браки исследовались не просто как массовое явление, но как особый фактор этнокультурных и этносоциальных процессов, один из каналов, по которым происходило сближение наций и шло формирование новой исторической общности людей, называемой в идеологической и научной лексике «советский народ».

Исходя из узкой трактовки брачности, межнациональная брачность определяется как частота вступления в межэтнический брак по отношению к общему количеству заключаемых браков, а в более широком смысле, – как процесс образования и функционирования разнонациональных супружеских пар, обуславливающийся социально-культурными нормами. Анализ показал существенные различия доли межнациональных браков в различных регионах, что зависит от таких факторов, как: этнонациональный состав населения, характер расселения (дисперсный или этнически однородный), культура, исповедуемые религии, традиции, обычаи, образ жизни, менталитет, психология народов и других. В результате действия межэтнической брачности создаются семьи, непосредственно являющиеся микросредой процессов интеграции и естественной ассимиляции, но значительное число национально-смешанных браков в среде народа-этноса совсем не обязательно сопровождается его ассимиляцией или консолидацией.

Признается, что межэтнические браки возникают в полиэтничных обществах в условиях неизбежных контактов людей различных национальностей в производственной, учебной, бытовой сферах, и традиции межэтнической брачности тем прочнее, чем дольше контакты и чем меньше имеют место искусственные запреты на браки между лицами разных на­циональностей. Но отношение к этнически-смешанным бракам – явление в основном психологического характера, имеющее особенности у различных этносов в целом, в разных половозрастных группах, в городской и сельской местности, а также на индивидуальном уровне.

Рассмотрение информационной теории этноса, которую предложил


С.А. Арутюнов, позволило выделить предположение о зависимости подбора брачного партнера от круга об­щения, формирующего мезоструктуру этноса, что позволяет высказать предположение о том, что ослабление традиционных родственных и соседских связей также ведет к росту численности национально-смешанных браков. В то же время в результате масштабных межрегиональных миграций, урбанизационных процессов, а также по другим причинам межличностные связи ослабляются, иногда в масштабах всего этноса или большей его части. В данном случае национально-смешанные браки становятся широко распространенным явлением в среде этноса. Нет оснований рассматривать межэтническую брачность как изначальный фактор риска для семьи: проблема заключается в не всегда адекватном понимании супругами семейных ролей, так как разная этническая принадлежность супругов с ее этнодифференцирующими атрибутами (язык, культура, вероисповедание, особенности психологии, воздействие родственных кругов общения и пр.) выступает дополнительным, но достаточно мощным деструктивным фактором.

Факторы межэтнической брачности можно объяснить: а) разной долей русского населения; б) разной социальной и культурной дистанцией между русскими и титульными народами; в) разным уровнем внутриэтнической сплоченности.

Анализ дальнейшего развития межэтнической брачности показал: что в равных условиях уровень межэтнической брачности и его результаты неоди­наковы, что обуславливается особенностями этнодемографических процессов, наличием традиций межэтнических контактов в семейно-брачной сфере и круге предпочтительных брачных партнеров, изменениями условий макросреды. Думается, в связи с этим, что наиболее продуктивным путем в теоретическом осмыслении рассматриваемого явления может быть его изучение в конкретных территориальных и хронологических рамках с учетом всех возможных воздействий внутреннего и внешнего характера.

Во втором параграфе «Современные процессы межэтнической брачности в Республике Адыгея» отмечается, что для Адыгеи, как для региона со смешанной национальной структурой, межэтнические браки характерны, несмотря на различия таких социальных факторов, как: язык, религия, национальные традиции, культурно-бытовые особенности, нравы, обычаи народа, внешний облик, – служивших препятствием для межнациональных браков. Начиная с 30-х годов ХХ в., количество межэтнических браков, заключенных адыгами, стало расти и составило в 1925 и 1939 г.г. 0,3% и 0,4%, в 1950-х г. – от 0,5% до 1,2%, а в 1960 году национально-смешанные семьи в Адыгее составляли около 10%. Делается акцент на динамику межэтнической брачности в Республике Адыгея, отмечается более частое вступление в подобный брак мужчин, обращается внимание на развитие межэтнической брачности в условиях города, что объясняется многонациональным составом, более высоким культурно-бытовым развитием, активно протекающими в нем процессами миграции и урбанизации, языковой и этнической ассимиляцией и консолидацией. Так, в Адыгее в 1970 году из 40988 городских семей было 6153 смешанных, а из 57484 сельских семей – 55241. Тенденция к увеличению вариантов разнонациональных семей, связанная с усилением миграции и урбанизации, характерна как для второй половины XX века, так и для настоящего времени, но в данный период отмечено изменение круга национальностей, составляющих межнациональные брачные пары за счет представителей титульных национальностей субъектов России и стран СНГ, лиц, получивших статус беженцев, переселенцев из кавказского и среднеазиатского регионов, граждан прибалтийских государств, Евросоюза, США, Канады.

Второй параграф также опирается на результаты исследования, проведенного в Республике Адыгея в 2005 – 2008 году, целью которого было выявление общих тенденций и закономерностей процесса межэтнической брачности в регионе.

На первом этапе в исследовании приняли участие 250 жителей Адыгеи (в том числе, г. Майкопа, г. Адыгейска, Майкопского, Кошехабльского, Теучежского и Тахтамукайского районов) и Краснодарского края (в частности, г. Краснодара, г. Темрюка и Темрюкского района, г. Сочи). 60% принявших участие в опросе – женщины, 40% – мужчины. Все опрошенные – в возрасте от 18 до 65 лет, различного социального положения. По показателю семейного состояния были выделены незамужние/холостые, замужние/женатые, разведенные, вдовы/вдовцы 11 национальностей. Второй этап исследования был проведен среди лиц, состоящих в межэтническом браке, как граждан России и СНГ, так и семейных пар граждан стран Западной Европы (в частности, граждан США, Германии, Австрии, Норвегии, Австралии, Франции, Испании) с гражданами России и СНГ. Общее количество опрошенных в интервью – 124 человека (50 семейных пар, 24 человека – в разводе, вдова/вдовец). Доля опрошенных семейных пар и отдельных личностей, проживающих на территории России, составила 70%, в зарубежных странах – 30%. Возраст опрошенных – от 22 до 73 лет, стаж семейной жизни составляет от 4 до 42 лет.

Результаты авторского эмпирического исследования, позволяют судить о том, что современные процессы межэтнической брачности в Республике Адыгея характеризуются тем, что до середины 90-х годов количество межэтнических браков в общем количестве от заключаемых браков в Республике Адыгея в процентном отношении сокращается, а с конца 90-х годов этот процесс останавливается, и в настоящее время число подобных браков остается на уровне 15 – 19%.

Проведенное исследование показало, что, независимо от половой принадлежности, возрастом наиболее предпочтительного вступления в межэтнический брак является 26 – 30 лет для 38,0 %; 31 – 35 лет – для 21,8 %. причем особенностью заключаемых в последние годы, к примеру, адыго-русских браков можно назвать их повторность.

Динамика уровня образования вступающих в межэтнические браки свидетельствует об общем его росте. Так, в структуре межэтнических браков доля женихов и невест с высшим и незаконченным высшим образованием превышает 32 %; со средним специальным образованием – 34,6 %, что позволяет говорить о высоком уровне образования как о факторе, формирующем позитивные установки на межэтническую брачность.

Отмечается повышение числа и доли браков с одинаковым социально-профессиональным статусом супругов (социальная однородность брака выявлялась в процессе опроса респондентов по следующим критериям: профессия, характер деятельности), несмотря на то, что усложнение социально-профессиональной структуры общества, увеличение количества профессий и специализаций создают все большую многовариантность браков по этому признаку.

В наших исследованиях выявлено, что к межэтническим бракам относится положительно большинство респондентов: 69% одобряют подобные браки, 15% характеризуют их отрицательно, 16% говорят о том, что против таких браков выступают родители; люди из национально-смешанных семей положительно относятся к межнациональным бракам; в отношении к проективному межэтническому браку собственных детей различий между сыновьями и дочерьми не делается; отношение к абстрактному межэтническому браку лучше, чем к конкретному проективному межэтническому браку своих детей.

Анализ эмпирических данных показал возможное максимальное соблюдение традиций обоих супругов, что позволит передать традиции, обычаи и культуру ребенку. Предполагается возможность преобладания культуры одного из супругов, но это будет зависеть от атмосферы в семье, влияния родственников, места проживания, социального окружения, принятой религии, семейных традиций как мужа, так и жены, то есть – от факторов социализации. Подобная зависимость характерна и при выборе языка общения в межнациональной семье.

В третьем параграфе «Межкультурное взаимодействие в условиях национально-смешанных семей» отмечается, что в межэтнических семьях встречаются разные этнические интересы, комплексы этнических стереотипов, предпочтений, и результаты их взаимодействия могут быть различными. Объективно эти процессы отражаются в особенностях семейного быта, который складывается под воздействием конкретных социально-экономических условий (обусловливающих унифицированные черты семейного быта); национальных (этнических) особенностей, выраженных в обычаях, нравах, традициях народов, представители которых образуют национально-смешанную семью, и культурно-бытовых взаимовлияний, формирующих этническое своеобразие семейно-бытовых норм, которые сохраняются, изменяются и развиваются в зависимости от доминирующих тенденций в современных этнических процессах. Признается невозможность применения выводов ко всем смешанным семьям в целом, но отмечается наличие определенных тенденций. В материальном слое бытовой культуры национально-смешанных семей выявляется историческая закономерность сужения этнически маркированного слоя, что обусловлено урбанизацией, распространением массовой культуры, и этническая специфика материального быта чаще всего проявляется в компонентах с утилитарными функциями: в интерьере жилищ, в пище, частично в одежде.

Высокий социальный статус супругов в национально-смешанных семьях оказывает двоякое воздействие на сохранность этнического колорита бытовых элементов. С одной стороны, среди интеллигенции, высококвалифицированных работников унифицированные формы быта распространены наиболее широко. С другой стороны, нередко именно в среде интеллигенции наблюдается стремление сохранить отдельные элементы традиционной материальной культуры (например, традиционные декоративные детали интерьера). Однако эти элементы в большинстве случаев утрачивают былой функциональный смысл и имеют чаще эстетический характер, тем самым как бы переходя в область духовной культуры.

Значительные этнические отличия в национально-смешанных семьях прослеживаются в определении совместного главенства. Как показывают наши материалы, установление двойного главенства обнаруживает очевидную связь с высоким образовательным уровнем супругов.

Важным аспектом при изучении быта национально-смешанных семей является определение языка внутрисемейного общения и языковой принадлежности членов семьи. Интенсивность и направленность языковых процессов в национально-смешанных семьях во многом детерминирует тенденции их этнического развития. Выработка языка внутрисемейного общения – необходимое условие функционирования семейного коллектива, объединяющего представителей двух национальностей. Семейные пары, проживающие за территорией России, отметили присутствие билингвизма в семье: 92% супругов – нероссиян могут общаться на русском (или другом национальном языке супруга) в более или менее свободной форме, дети в подобных семьях общаются на двух и более языках.

Полученные материалы позволили отметить некоторые особенности: передача отдельных элементов национальной культуры наиболее интенсивно осуществляется в семьях с меньшими отличиями культурно-бытовых характеристик родителей; чаще представителями этнического большинства, чем представителями остальных этносов; внутри каждой этнической группы – чаще матерью, чем отцом.

Внешнее окружение оказывает влияние на быт и однонациональных, и межэтнических семей. Воздействие этнического окружения на формирование быта национально-смешанных семей тесно связано с этнической принадлежностью супругов. Наложение внешней этнической среды на совпадающую этническую принадлежность одного из супругов приводит к несколько большей сохранности традиционных черт его национальной культуры, чем в условиях проживания в инонациональной среде.

В национально-смешанных семьях культура унифицируется. Эти семьи компромиссны по вопросам семейной жизни: языка, одежды, быта. Сутью взаимодействия культур в национально-смешанных семьях является интеграция.

Четвертый параграф «Этнические идентификации в национально-смешанных семьях как элемент национального самосознания» связан с анализом этнического самоопределения подростков в национально-смешанных семьях. Этнос является одновременно объектом, субъектом и носителем своей этнокультуры. Именно в связи с этим этнокультура становится многоканальной системой взаимодействия как межличностного, так и межкультурного (учитывая и взаимодействия этнической и мировой культуры). Этнокультура, включая в себя ряд структурных элементов (традиции, обычаи, художественную культуру, нормы), образует систему, которая выполняет в межэтнической семье взаимодействующую функцию.

В целом, характерная особенность этнического самосознания подростков из национально-смешанных семей состоит в существенной размытости их идентификационной матрицы. Этническое самосознание у таких детей менее устойчиво, в ряде случаев оно бинарное или изменчивое, и часть детей, рожденных в смешанных семьях, в силу ряда причин (бикультурная микросреда в семье, выпадение из кругов внутриэтнического общения, отсутствие этнокультурных учреждений, способствующих интеграции детей в национальную среду и пр.) оказались в значительной степени оторванными от культуры своих этнических групп.

Исследование показало, что этническое самосознание у потомков из этнически смешанных семей может выступать источником внутреннего конфликта (дискомфорта) в тех случаях, когда этническая самоидентификация индивида не совпадает с идентификацией его с другими, либо окружающие отказываются принимать его сложную идентификацию. Вместе с тем у выходцев из межнациональных семей менее актуализирована этничность, среди них в меньшей степени распространены негативные этнические стереотипы. Анализ установок на различные контакты в сфере межнациональных отношений и их реальных проявлений показал, что воспитание в условиях бикультурной микросреды является более благоприятным для формирования устойчивой положительной установки на межэтническое общение.

В заключении работы подведены итоги проведенного исследования, изложены выводы и рекомендации, намечены направления дальнейшей разработки проблемы.

Основные аспекты работы нашли отражение в следующих публикациях:



1. Асанова, Э.С. Межэтническое взаимодействие в условиях национально-смешанных семей / Э.С. Асанова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, экономика, юриспруденция, политология, культурология». – Майкоп: изд-во АГУ. – Вып. 8. –
2008. –0,5 п.л.

2. Асанова, Э.С. Социология межнациональной семьи / Э.С. Асанова // XII Неделя науки МГТУ: VII Всероссийская научно-практическая конференция студентов, аспирантов, докторантов и молодых ученых «Образование – наука - технологии» (I сессия). – Майкоп: «Качество», 2006. – 0,2 п.л.

3. Асанова, Э.С. Межэтническая брачность в современном обществе / Э.С. Асанова // Материалы XV Недели науки МГТУ: XI Всероссийская научно-практическая конференция «Образование-наука - технологии». – Майкоп: изд-во МГТУ, 2007. – 0,4 п.л.

3. Асанова, Э.С. Проблемы межэтнической семьи в современном обществе


/ Э.С. Асанова // Новые технологии: Сборник научных трудов МГТУ. – Выпуск 3. – Майкоп: изд-во МГТУ, 2007. – 0,6 п.л.

4. Асанова, Э.С. К вопросу о межэтнической брачности / Э.С. Асанова // Материалы V Всероссийской научной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» 7-8 февраля 2008 года. – Том III.– Майкоп: изд-во АГУ, 2008. – 0,4 п.л.



5. Асанова, Э.С. Этнокультурные факторы межэтнического взаимодействия
/ Э.С. Асанова // Молодые голоса в науке. Выпуск двенадцатый. – Майкоп: Ред. – изд. отдел АГУ, 2008. – 0,2 п.л.


1 Арутюнян Ю.В. Этносоциология – М., 1998; Маликова Н.Р. Парадоксы межнационального общения. Опыт этносоциологического исследования в Азербайджане. – М, 1992; Грушевицкая Т.Г. Основы межкультурной коммуникации. – М, 2003; Крысько Б.Г. Этнопсихология и межнациональные отноше­ния. – М., 2002; Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодейст­вие. – М., 1989; Дробижева Л.М. Социально-культурная дистанция как фак­тор межэтнических отношений// Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. – М., 1997.

1 Скворцов Н.Г. Проблема этничности в социальной антропологии. – СПб, 1997; Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1998.; Широкогоров С.В. Этнос. – Шанхай, 1923; Бородай Ю.М. Этнос, нация, государство. – М., 2004; Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли, 2-е изд. – Л., 1989; Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. – М., 1993.

2 Клакхон К., Келли В. Понятие культуры // Человек и социокультурная среда. – вып. 2. – М., 1992; Кребер А., Клакхон К. Культура. Критический анализ концепции и дефиниции. – М., 1992; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М., 1946; Бромлей Ю.В. Этнос и этносоциальный организм // Вестник АН СССР. – 1970. – №8; Денисова Г.С. Социальная субъективность этноса. – Ростов-на/Д, 1997; Иорданский В.Б. Этнос и нация. – М., 1992.

3 Крылова Н.Л. Смешанные браки. Опыт межцивилизационного общения. – М., 2002; Топилин А.В. Межнациональные семьи и миграция: вопросы взаимовлияния // Социс. – 1995. – №7; Терентьева Л.Н. Определение своей национальной принадлежности подростками в национально-смешанных семьях// Советская этнография. – 1969. – № 3; Ибрагимов X. А. О некоторых аспектах межнационального общения в городах Дагестана//Советская этнография. – 1978. – № 3; Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. – М., 1989; Гумилев Л.Н. От Руси к России. – М., 1992; Ключевский В.О. О Русской истории. – М., 1993; Вернадский Г.В. Монголы и Русь. – М., 1997; Гарданов В.К. Общественный строй адыгейских народов. – М., 1967; Киселева Н.М. Межнациональные браки в Адыгее/Культура и быт адыгов. Вып.1. – Майкоп, 1976; Меретуков М..А. Семья и брак у адыгских народов. – Майкоп, 1987;
Смирнова Я.С. Семья и семейный быт. – М., 1986.

1Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. – М., 1998. Сусоколов А. А. Структурные факторы самоорганизации этноса//Расы и народы. – М., 1990.

2 Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. – М., – Майкоп, 2005; Делова Л.А. Социокультурные факторы межэтнической брачности (на примере Республики Адыгея): автореф. дис. ... канд. социол. наук. – Майкоп, 2001; Зейтунян М.А. Межэтнический брак в системе социально-ценностных взаимодействий студенческой молодежи Республики Адыгея: дисс. ... канд. социол. наук. – Майкоп, 2006.

1 См.: Столярова Г.Р. Феномен межэтнического взаимодействия: опыт постсоветского Татарстана: дис. …
д-р истор. наук. – Казань, 2004.

1 Лебедева Н.М. Роль культурной дистанции в формировании новых идентичностей //Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. – М., 1997. – С. 64.


2 Дробижева Л.М. Социально-культурная дистанция как фак­тор межэтнических отношений //Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. – М., 1997. – С. 62.


1Дробижева Л.М. Социально-культурная дистанция как фактор межэтнических отношений//Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. – М., 1997.

1 Тавадов Г.Т. Этнология: словарь-справочник // Социально-политический журнал. – М., 1998. – С. 46.

2 Там же.

3 Межэтнические браки: благо или опасная тенденция [Электронный ресурс] // Правда. – 2003.– Режим доступа: http://society.pravda.ru/society/2003/8/27/84/14081_brak.html.

1 Цветные перестанут быть меньшинством в США [Электронный ресурс]: // Жизнь. – 2004.– Режим доступа: http://www.utro.ru/articles/2004/03/18/289437.shtml


1 Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 года. – М., 1990. – С. 143.


Каталог: nauchrab -> uchrab new -> nauchres -> docs
docs -> Сми как фактор формирования стереотипов в молодежной среде 22. 00. 06 Социология культуры
docs -> Социальное управление конфликтами в системе органов внутренних дел (на примере Республики Адыгея) 22. 00. 08 социология управления
docs -> Молодежный радикализм как фактор девиантного поведения: социокультурный анализ 22. 00. 06 Социология культуры, духовной жизни
docs -> Педагогическое сопровождение развития социальной компетентности подростков как средство профилактики девиантного поведения в общеобразовательной школе 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
docs -> Этнорелигиозная специфика моды в полиэтничном обществе: социокультурный анализ 22. 00. 06 социология культуры
docs -> Нравственная культура студенчества в условиях стабилизации общества ( на материалах вузов Северного Кавказа) 22. 00. 06 социология духовной жизни, духовной культуры
docs -> Динамика социальной защиты в управлении развитием личности студента вуза 22. 00. 08 социология управления
docs -> Репрезентация концептов «семья», «брак», «жена» в итальянской лингвокультуре (на материале языка итальянской литературы второй половины XX начала XXI веков) 10. 02. 19 теория языка
docs -> Социокультурные факторы генезиса личности 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни
docs -> Феномен кавказа в российской литературе и публицистике последних десятилетий 10. 01. 02. Литература народов РФ


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница