Миф как элемент современной культуры



страница1/3
Дата21.05.2016
Размер195 Kb.
  1   2   3


IX ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ И ТВОРЧЕСКИХ РАБОТ МОЛОДЁЖИ

«МЕНЯ ОЦЕНЯТ В XXI ВЕКЕ»

_______________________________________________________

Секция: ИСТОРИЯ, ФИЛОСОФИЯ, РЕЛИГИЯ
Тема: Миф как элемент современной культуры

Автор: Анисимов Д. А.
Научный руководитель: Савельева В.А.

Место выполнения работы:

2013

Оглавление

Введение

2

Глава 1. Миф и история его преобразования




1.1 Осмысление и изучение мифа от античности до наших дней

4

1.2 Особенности взаимодействия мифа и человеческой культуры

6

Глава 2. Роль мифа в разных областях духовной культуры




2.1 Миф и религия

10

2.2 Миф и социум

12

Глава 3. Социокультурный миф и его значение




3.1 Динамика возникновения и развития коллективного мифотворчества

13

3.2 Функции социокультурного мифа

14

3.3 Социокультурные мифы «лихих 90-х»: причины и последствия

16

Заключение

19

Список литературы

20


Введение.

Каждая культура – это неповторимый мир, созданный определенным отношением человека к окружающему его миру и самому себе. Сущность человека заключается в его внутреннем противоречивом единстве материального и духовного. Только в этом единстве, можно, рассматривать человека и создаваемую им культуру.

Так как человек представляет единство материального и духовного, то и деятельность его можно рассматривать в единстве как практически-духовная деятельность. Деятельность человека, как правило, окрашена смыслом. Смысл соотносит любое явление, любой предмет с человеком: если нечто лишено смысла, оно перестает существовать для человека. Таким образом, весь мир превращается в носителя человеческих смыслов, мир культуры. Этот самый мир передается из поколения в поколение и определяет способ бытия и мироощущения людей.

Человек создает и использует мир вещей и мир идей, который вращается вокруг него; и его роль – это роль творца, а место его в культуре – это место центра мироздания артефактов, то есть центра культуры. Развитие культуры сопровождается возникновением, становлением относительно самостоятельных систем духовных ценностей: мифология, религия, искусство, наука.

Миф с его символической и смысловой системой занимает особое место в системе духовно-практических форм культуры и достоин глубокого изучения. Бытует мнение, что миф – волшебная сказка, с которыми знакомятся в школьные годы. Мифы пробуждают у человека фантазии и грезы, непосредственно отражаясь в произведениях искусства. Все это так. Но действие мифа на человека гораздо глубже, чем это кажется на первый взгляд.

На протяжение всей истории человечества человек искренне верит в существование «идеального». Жажда веры подталкивает к созданию новых и новых «идеальных форм». Идеальные мужчина и женщина, муж и жена, идеальная любовь и дружба, абсолютная ценность и истина. Человек создает их как образы, которым надлежит подражать, использовать как цель, к которой стоит стремиться. Для большей убедительности эти идеальные образы могут получить религиозное, философское, идеологическое или научное обоснование, но это не мешает быть им необходимой частью мифа. Отличительная черта мифа является вера в его полную реальность, миф не нужно доказывать - в нем просто живут.

Человечество постоянно живет в мире мифов и неустанно создает все новые и новые его формы. Первобытные мифы рассказывают о сотворении вселенной, о подвигах героев и т. п. «Современные мифы, облачены в теоретическую форму, социальные, политические, экономические и научные, повествуют о чудесах совсем другого рода – о возможности построения идеального по справедливости общества, о превосходстве одного класса или общества над другими, о необыкновенной мудрости и непогрешимости вождей, преимуществах социалистического или капиталистического образа жизни, о всесилии науки и т. п. Древние и современные мифы овладевают сознанием масс и направляют его в нужное русло» (17).

В дни кризисов в обществе обостряется потребность в подобных мифах. Потеряв одни идеалы человек активно ищет им замену. Во время кризисов возрастает социальная напряженность и уставшие от неустроенности люди готовы поверить любому «чуду». Человек не ставит перед собой такую задачу сознательно, он просто ищет «опору», т. е. неосознанно воспринимает идеал. Такой «опорой», идеалом становится мифы.

Мифы создаются коллективно и индивидуально. Каждый человек в какой-то степени мифотворец. «Какой-либо приобретший общественную значимость миф создается не только его первоначальным автором, но и всеми, поверившими в него и распространяющими его людьми» (39). Личность есть миф. «Миф – это символ, определяющий траекторию человеческой жизни, ее смысл и судьба» (26). Если следовать этим двум высказываниям, то меняется отношение к мифу. Миф становится всеобщим социальным явлением. Расширяются границы его изучения, и меняется угол его восприятия и понимания. Миф уже не только часть первобытного сознания, но и современного сознания тоже.

Цель исследовательской работы: обосновать положение мифа в современной культуре как необходимой составляющей духовной жизни человека и общества на примерах мифов 90-х годов.

Этой цели подчинены следующие задачи:

1. Сравнить и сопоставить научные теории, посвященные мифу;

2. Сопоставить исторические факты и различные научные взгляды на проблему взаимоотношения, мифа и духовной культуры.

3. Проследить место мифа в разных исторических эпохах, определить функции социокультурного мифа;

4. Показать динамику возникновения и развития коллективного мифотворчества в современном мире.


Объект исследования – мифология как феномен культуры

Предмет исследования – социокультурный миф 90-х гг.

При выполнении данной работы были использованы следующие методы: сбор и анализ материала, сравнительно-сопоставительный, описательно-аналитический методы. Мы познакомились с авторскими трудами, которые послужили теоретической базой нашего исследования. Анализу и сопоставлению этих трудов посвящен параграф в нашей работе. Исследователи при рассмотрении мифа часто заостряют свое внимание, на какой то одной его особенности. Это и приводит к тому, что утрачивается его целостность.

Исследователи мифа зачастую концентрируют свое внимание на какой-то одной его особенности: аллегоричность, символичность, вера в сверхъестественное. Трактуют миф как преднаучное знание или как гармоничное сияние субъекта и объекта. Но они забывают, что миф, как и его создатель, имеет двойственный характер, и не может рассматриваться по частям в силу своей синкретичности. Так, например, если миф несет в себе только веру в сверхъестественное, нельзя всерьез говорить о нерелигиозных формах современного мифа. Сторонникам понимания мифа как гармоничного слияния субъекта и объекта крайне сложно увидеть элементы мифологического сознания в разорванном бытии современного человека.



Мы предлагаем изучать миф целостно, учитывая его функцию порядка и заложенную в него абсолютную свободу творческой воли. Заключенный в мифе огромный творческий потенциал позволяет ему быть посредником между свободой и необходимостью, и поэтому миф есть необходимая составляющая духовной жизни человека в любом обществе.

Новизна данной работы состоит в том, что миф рассматривается не как элемент древних культур, а как важнейшая часть любой культуры. Мифотворчество присуще любой культуре т. к. оно является особенностью человеческого сознания.

Практическую значимость данной работы мы видим в том, что приняв миф как особое мирочувствование, сопровождающее человечество на протяжение всей его истории, можно попытаться воссоздать недостающее в понимании человеком себя, природы и социума. Вечный конфликт между хаосом и порядком точно отражает сущность мифа и его создателя, человеческого сознания. И если современный человек посмотрит через созданные им мифы на самого себя, то сможет сделать шаг к осознанию своей целостности.

Глава 1. Миф и история его преображения.


    1. Осмысление и изучение мифа от античности до наших дней.

Первые попытки осмыслить мифологический материал предпринимался уже в античности. Софисты предложили воспринимать мифы не как реальность, а предложили воспринимать их, как аллегорические басни. «Боги мифа, в сущности, не столько боги, сколько, например, обозначение природных стихий. Или отдельных человеческих способностей» (32). Это привело к тому что, слово «миф» стало символом «вымысла».

Греческий философ Гесиод впервые описал греческие мифы по рациональному признаку: дал упорядоченную генеалогию богов. «У Гесиода впервые сквозь мифологическое мышление стало пробиваться причинное, и это стало одним из прообразов и источником философских систем» (32).

Аллегорический метод стал отцом всех прочих методов толкования мифа. Образованные люди европейских стран перестали понимать миф буквально и стали искать в нем скрытые смыслы и подтексты. «Возможность взгляда на греческих богов извне стала началом их конца. Так как миф перестал быть для человека домом, а миф – это дом» (1).

Новый интерес к античной мифологии пробудился в эпоху Возрождения. Античная мифология трактовалась в качестве моральных, поэтических категорий. Романтическая философия трактовала миф как эстетический феномен. В философской системе Ф Шеллинга миф занимает место между природой и искусством. Он считал, что «мифотворчество продолжается в искусстве и может принять вид индивидуальной творческой мифологии» (36). Он предполагал , что творческая индивидуальность создает сама себе мифологию из какого угодно материала. В будущем, предполагал он, возникнет синтез науки и мифологии.

Во 2-й половине IXX в. в Англии сложилась антропологическая или эволюционистическая школа Э. Тайлора, Г. Спенсора. Они исследовали архаические племена в сопоставлении с цивилизованным человечеством. Э. Тейлор считал, что представления первобытных людей о душе возникли в результате чисто рациональных размышлений «дикаря» по поводу смерти, болезни, снов – именно чисто рациональным, логическим путем первобытный человек строил миф, ища ответ на возникающие у него вопросы по поводу непонятных явлений. Миф отождествляется со своего рода «Рациональной наукой».

Английский историк религии, Дж. Дж. Фрейзер видел в магии древнюю форму мировоззрения. Миф для него выступал не в качестве сознательной попытки объяснить окружающий мир, а просто как слепок отмирающего магического ритуала, обряда.

Э. Дюгейм и Л. Леви-Брюль, представители французской социологической школы, опирались на социальную психологию. Миф и религия у Э. Дюргейма неразрывны; они противопоставлены, магии и отождествлены с коллективными представлениями, отражающими социальную реальность. Он доказал, что мифология создает родовые организации и поддерживает их социальное устройство.

Специфика мифологического мышления описана в трудах французского этнолога Леви-Брюля. Мифологические представления он считал предметом веры, а не рассуждений. Он отмечал особую логику первобытного мышления. На место формально- логических связей древнее сознание ставит связи мистические, и руководствуется законом «Мистического сопричастия» (партиципации) (2). Возникает мистическое сопричастие между тотемической группой и ветром, мистическим животным и лесом и т. д. Именно закон партиципации является по, по мнению Л. Леви-Брюля, основным законом первобытного мышления.

Символическая теория мифа разработана немецким философом Э. Кассирером. Мифология рассматривается как замкнутая символическая система, способная моделировать окружающий мир, потому что его конкретно-чувственное мышление может обобщать, становиться знаком. Конкретные предметы могут становиться знаком других предметов или явлений, т.е. символически заменять. «Мифологическое сознание напоминает код, для которого нужен ключ» (35).

По Зигмунду Фрейду миф – это, вытесненный подсознанием сексуальный комплекс. Иллюстрирует этот подход к мифу т.н. «Эдипов комплекс». Другую попытку связать миф с бессознательным началом в психике предпринял К.Г. Юнг. Он называл миф выражением «коллективного бессознательного». «Содержание коллективного бессознательного является сознанию в виде символов и образов. За этими символами и образами угадываются контуры универсальных структур – архетипов. Архетипы – это те устойчивые формы, в которых существует коллективное бессознательное. Их универсальность состоит в том, что порожденные ими символы, представления и мотивы с удивительным постоянством повторяются во снах, видениях, фантазиях, галлюцинациях совершенно разных людей при совершенно разных обстоятельствах. А также в мифах разных народов, не имеющих между собой контактов» (37).

Леви-Строс полагал, что сущность мифа заключается в истории, которая заключена в нем. «Миф связан с прошлыми событиями, которые образуют постоянную структуру, одновременно для прошлого, настоящего и будущего. В мифе свернуто все то, что в истории культуры развернуто и развито» (23).

Анализ будет не полным, если не обратиться к работам русского философа А.Ф. Лосева. В своей работе «Диалектика мифа» он дает такое определение мифа: «Миф – это не идеальное понятие, не идеальное бытие, не догмат. Миф есть сама жизнь». «Это – энегрийное самоутверждение личности» в «выразительных формах», это – «образ личности». «Миф есть в словах данная личностная история, он есть чудо, как чудом и мифом является весь мир» (26). Изучая, анализируя древние мифы А. Лосев проецирует полученные им выводы в современную реальность и обращает наше внимание на то, что современный человек создает мифы и живет в них не подозревая о их существовании. «Известно ведь, что претензии на абсолютную истину какой-либо одной идеи вопреки другим, всегда грозят догматизмом, отсутствием свободного, непредвзятого взгляда на мир, науку, на любые мировоззренческие категории. В этих условиях неизбежно происходит фетишизация, обожествление одной идеи (например, идеи обострения классовой борьбы). Но фетишизация издревле характерна для мифа. Поскольку же идея может двигать массами, то фетишизация, а шире мифологизация имеет поистине глобальные последствия. Миф не убедит и не разуверит человека в созданном им личностном и общественном мифе» (26).

Анализируя Лосева, можно согласиться с Иониным Л. Г., который делает следующие выводы. «Миф – это яркая подлинная действительность, ощущаемая, вещественная, телесная реальность, совокупность не абстрактных и переживаемых категорий мысли и жизни, обладающая своей собственной истинностью, закономерностью и структурой и в то же время содержащая в себе возможность отрешённости от нормального хода событий, возможность существования, иерархии бытия» (24). Если вдуматься в это определение, то станет понятно, что миф – это и есть человеческая жизнь, не зависимо от того, в какую историческую эпоху он живет.


    1. Особенности взаимодействия мифа и человеческой культуры

Человек, существо социобиологическое, и потому он вынужден жить в «Двух природах»: биологической и искусственно созданной человеком, необходимой ему для жизни его второй природе - культуре (Понятие природа, в данный момент включает в себя всю вселенную). Между ними происходит постоянное противоборство и человек ищет компромисс с помощью трех присущих ему реальностей: физическая, метафизическая и магическая, которые воплощаются в мифе.

История мифа – это история поиска гармонии с природой, культурой и самим собой. И ее можно разделить на три периода: первый – синкретический, второй – дифференцированный, третий – целостный.



Синкретический период.

В противоборстве «хаоса» и «космоса» проявляется двойственность человеческой натуры. «Космос» - это порядок, он познаваем, олицетворяет истину, доброту, красоту. «Хаос» - это, он непостижим, безобразен (без-образен). И хотя мир двойственен, для первобытного человека он един. Их постоянное противоборство и есть та сила, которая и позволяет ему существовать, предавая смысл существованию. Человек определяет законы своего общества как законы окружающего мира животных и растений, то есть проецирует на свое общество законы природы. И обратно проецирует на природу свои отношения.

Это единство нашло свое отражение в первобытном мифе и сложилось в чувственно-конкретное мировоззрение. Сущность его состоит в его синкретичности т.е. слитности знаний, эмоций и действий. Эти особенности мифа рассматривают в своих трудах: Э. Тайлор, Дж. Фрейзер, Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, Э. Кассирер. Все исследователи неизменно указывают на отождествление первобытными людьми объекта и субъекта, природы и человека, реального и идеального, естественного и сверхъестественного.

Можно говорить о совпадении, наложении друг на друга и их полном слиянии трех реальностей (телесной, душевной, духовной), в которых свойственно жить человеку и которые помогают ему ощущать мир в единстве. Боги и люди, чудеса и повседневные заботы были естественны для первобытного сознания и воплощались в мифе.

Причины синкретизма нужно искать в особенностях человеческого мышления, таком как антропоморфизм (наделение человеческими свойствами явления природы, животных, предметов, а также представление богов в человеческом образе) и символизм. Характеризуя антропоморфную природу символов А.П. Флоренский пишет: «Бытие, которое больше самого себя, - таково основное определение символа. Символ – нечто являющее собою то, что не есть он сам, больше его, и однако, существенно через него объясняющийся» (35).

К.Г. Юнг так характеризует символ: «Таким образом, слово или изображение символичны, если они подразумевают нечто большее, чем их непосредственное и очевидное значение. Они имеют более широкий «бессознательный» аспект, который всякий раз точно не определен или объяснить его нельзя… Существуют символические мысли и чувства, символические поступки и ситуации. Порой кажется, что даже неодушевленные предметы сотрудничают с бессознательным по части образования символических образов… Символы дают пережитому фору и при этом его сущности, без ущерба для высшей значимости» (38).

Итак, пережитое или переживаемое, благодаря символам, входит в мир человеческих отношений, в мир его реальности. Встречаясь, таким образом, с символом, она превращается в миф, «Ибо миф есть не что иное, как конкретно-чувственное, постоянно переживаемое человеком обобщение разнообразных явлений природы и общества, «упаковывание» в единую картину мира» (30).

Из всего сказанного о символе и мифе следует выделить два момента. Первое, символизм есть оборотная сторона антропоморфизма и оба они характеризуют мифологическое сознание, то есть миф символичен. И второе, что символ, а значит, и миф, представляет единство бессознательного и сознательного, иррационального и рационального, образа и идеи, непонятного и понятного.

Но не будем забывать о противоречивости мифа. Развивая тему амбивалентности, нужно обратиться и к другой его стороне. В основе всякой мифологии лежат «Оборотные» силы природы, вызванные деятельность человека. «Благодаря культурной провокации, природа, как объект, приобретает статус субъекта, сопротивляясь человеку». (24) И магические действия человек осуществляет как «искупительные человеческие действия, в основе которых лежат «темное осознание не равновесия, созданного человеком в природе». (24) Боязнь осознать себя в качестве субъекта, по мнению М. Лившица, и составляет «духовную доминанту жизни в мифе» (24). Долгое время в истории человечества именно борьба за приоритет называться субъектом или творцом подогревала ошибочные выводы о несовершенстве природы и всемогуществе человека. Такой подход к природе оказал медвежью услугу человечеству, лишив его ощущения гармонии с природой и создаваемой им культурой.

Но, несмотря на все противоречия, миф остается «атрибутивной характеристикой» человеческой жизни, находящейся между миром природы и миром культуры, устанавливает между ними равновесие. Миф соединил в себе протест природы против ограничивающей ее культуры и дал возможность человеку ощутить свободу. «Миф – это символ ситуации, которая сложилась на горячей границе между человеческим миром и Вселенной, между свободой и необходимостью» (24).

Противоборство между природой и миром культуры, а также между двумя ипостасями культуры, стало более заметно с появлением критической оценки бытия и попытки расчленить мир на составляющие. В научном мировоззрении явственно проступает стремление к порядку, причем структурные особенности этого порядка может объяснить сама наука имеющимися у нее способами. При, этом претендуя на единственность, каждый метод может стать догмой, а от нее, как считает А. Лосев, недалеко и до мифа. Научное познание стремиться обосновать и углубить полученные путем «просеивания» знания, но при этом утрачивает целостность восприятия мира. Заостряя внимание на чем-либо, упускаешь из виду многое другое. «Применяя разработанные ею методы познания, наука, как иглой, прокалывает ткань реальности и добывает хотя и глубокие, скрытые под покровом бытия, но отрывочные и точечные знания» (15). Наука, используя рациональный подход к изучению человека, отказала ему в одной из его реальностей. Дух как проявление непознанного и недоступного для изучения средствами науки перестал для нее существовать и остался только в религии. Но это не примерило человека с действительностью, он еще больше ощутил свое одиночество в окружающем его мире. Мир перестал быть для человеком домом и стал лабораторией, в которой человек производит бесконечные опыты над собой и тем, что его окружает. Он перестал считать себя частью природы и возомнил себя ее творцом, но созданная им культура очень хрупкая и не дает человеку ощущение защищенности. Понимание мифа как особого мировосприятия человека любой культуры не принимается наукой. Исследователи мифологии пришли к выводу, что миф присущ только первобытным культурам и стал считаться сказкой, а в современных культурах он проявляется только в фольклоре или искусстве. Иначе и не может быть, так как человек не осознает миф, а живет в нем. И, если миф начинают распознавать, то это означает его гибель и появление других разновидностей, которые будут опознаны после того, как они сослужат свою службу.

Но, как бы то ни было, человек целостен по своей натуре и все время стремится ее поддерживать. Это стремление выражается в постоянных попытках объединить в обыденном сознании всевозможные отрывочные научные знания. За мифом сохраняется место посредника «медиатора» между научным познанием (рационалистическим, абстрактно-логическим) и обыденным, наполненный, прежде всего, иррациональным, чувственным. Миф призван создавать не только образы, но и смыслообразы, они позволяют формировать целостную картину мира, соединить обыденный и научно-рационалистический способ освоения действительности. Смыслообразы органично вплетены в произведения великих писателей-мыслителей таких, как Данте, Гете, Толстой, Достоевский, оказавших и оказывающих значительное влияние на формирование общественных культурных ценностей. Они первыми почувствовали все несовершенство рационального подхода в понимании положения человека в мире природы и культуры. И напомнили человеку о том, что человека не только существо земное, но и космическое, и для того, чтобы обрести гармонию с самим собой и окружающим его миром, он должен выйти за рамки полученных им технологий «в сфере физической реальности» и пристальнее присмотреться к мифологии, «несущей знания в сфере внеэмпирической (сверхчувственной, метафизической) и даже надэмпирической (мистической, трансцендентной)» (15) И, если синтез между ними будет возможен, то это уже будет новый период взаимоотношений человека с мифом, который будет возможно назвать целостным.

Разные культуры воспринимают окружающую человека реальность по-разному: всякую реальность – и физическую, и метафизическую, и трансцендентную. Каждая составляющая этой триединой реальности воспринимается соответствующей психической структурой: эмпирическая сознанием, а две другие – подсознанием. Первая воспринимается при помощи пяти известных органов чувств. А вот каков механизм восприятия двух последних наука не знает. Ответ на этот вопрос есть только в религиозных учениях. П. Флоренский пытается объединить переход от одной реальности к другой так: «При достаточно глубоком погружении в подсознание, вероятно, срабатывает механизм переключения восприятия метафизической реальности на трансцендентную. Это значит, что информация снимается с разных реальностей, по виду своему неотличима одна от другой: каждая воспринимается в виде чувственных образов. Это делает неразличимыми для человека и три стоящие за ними реальности: он воспринимает их как одну» (34).

Способом соединения столь разных, казалось бы, реальностей является символ. В отличие от абстрактного понятия, которое вычленяет лишь отдельные стороны или свойства вещей, символ схватывает вещи в их целостности. Понятие однозначно, символ же многозначен. Он уступает понятию в точности, но зато выигрывает в полноте. «Соединяя эмпирическую реальность с внеэмпирической, символ утверждает человека в вечности» (14), «служит надеждой и опорой его извечному стремлению к бессмертию» (6).

Нужно отметить , что человек сам по себе является символом, поскольку вмещает в себя две реальности – внутреннюю и внешнюю, «Эмпирическую и внеэмпирическую» (Лосев), «физическую и метафизическую» (Флоренский). С наибольшей полнотой символическая природа человека реализуется в мифе: «миф всегда символичен, а символ мифичен» (Голосовкер). Символ понимается не умом, а сердцем, но не осознается, а переживается. Рационалисты извлекают из него свои понятия и категории, иррационалисты – свои идеи и образы. Человек способный воспринимать и ту и другую, воспринимает их как одну.

Таким образом, можно сделать вывод: отражением или выражением этой целостной реальности является миф. Человек стремится жить в едином, целостном, лишённом противоречий мире. Совмещая в себе указанные реальности, миф как бы балансирует, уравновешивает противоречие между ними и устраняет противоречия и внутри человека. В этом, надо полагать, и состоит главное предназначение всякого мифа, в том числе и современного: придумать целостность и, следовательно, смысл человеческому существованию.

«Коль скоро существует одна триединая реальность, ей должна соответствовать и единая, схватывающая ее целиком, форма мышления; такова мифология. Для каждой реальности должна существовать своя особая форма познания, свой особый способ мышления. Так оно и сложилось: физическую реальность изучает наука (и технология), метафизическую – философия (и психология), трансцендентную - теософия (и религия)» (35). Каждая занимается своей областью и в одиночку не в состоянии решить возникающих проблем на пути достижения целостности человеческого существования.

Для того, чтобы преодолеть разорванность в восприятии человеческой природы, созданной им культурой и самим себе, необходимо пересмотреть накопленные человечеством знания в науке, религии, мифологии и попытаться представить их целостно.




Каталог: doc -> NMC -> pedagog goda
doc -> «уровень жизни населения регионов россии»
doc -> -
doc -> В сборнике представлено сокращенное изложение программ курсов, разработанных и преподаваемых членами кафедры журналистики кфу
doc -> Продуктивность реализации Программы развития учреждения
doc -> Примерная программа подготовки к государственной итоговой аттестации по специализации «психология развития»
pedagog goda -> Комплект контрольно-оценочных средств по дисциплине оп. 02 Психология
pedagog goda -> Рабочая программа учебной дисциплины оп. 02 Психология 2014
pedagog goda -> Рабочая программа учебной дисциплины оп 11. Психология и этика профессиональной деятельности


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница