Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”



страница4/19
Дата11.05.2016
Размер4.09 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

УДК 316.752.4

Кувычка С. А.,


аспирант кафедры философии

и социологии Луганского

национального университета

имени Тараса Шевченко


ПРОБЛЕМА ПРИМИРЕНИЯ СВЕТСКОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИЙ В ОБЩЕСТВАХ ВТОРОГО МОДЕРНА
The article analyzes development of the relations and civil ideologies in the societies of the First and Second moderns.

Key words: ideology, religion, modern, civil, social mind.
В статье анализируется развитие отношений религиозных и светских идеологий в обществах первого и второго модерна.

Ключевые слова: идеология, религия, модерн, светское, духовное, общественное сознание.
У статті аналізується розвиток відносин релігійних і світських ідеологій у суспільствах першого і другого модерну.

Ключові слова: ідеологія, релігія, модерн, світське, духовне, суспільна свідомість.
В современном мире очень актуально и важно изучение идеологической составляющей общественного сознания. Существуют как светские, так и религиозные идеологии. Деление человеческой деятельности на светскую и духовную существует с самого появления первых религиозных форм. Поначалу это деление было практически неразличимым. Однако с течением времени постепенно происходило взаимное отчуждение светского и духовного, которое максимизировалось на стыке ХIХ – ХХ вв. В данный момент можно констатировать процесс сакрализации, который может обусловить примирения светской и религиозной идеологии в общественном сознании.

Взаимодействие духовного и светского в общественной деятельности рассматривали в своих работах такие ученые как Д. Фрезер, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Р. Белла.

Целью этой работы является изучение проблемы примирения светской и религиозной идеологий в обществах второго модерна.

Важность любой идеологии заключается в тех социальных функциях, которые она выполняет: мировоззренческой, нормативно-регулятивной, интегрирующе-дезинтегрирующей. Основные составляющие идеологии – это набор ценностей, норм, символических образов, которые регулируют жизнь индивида и группы в соответствии с определенной идеей (справедливости, «вечной жизни», «спасения», «светлого будущего», коммунизма и т.д.), а также целевая установка со временем достичь воплощения центральной идеи в жизнь. Немаловажная особенность идеологии – это утопичность достижения конечной цели. Основную идею никогда нельзя полностью воплотить в жизнь, но можно приблизиться к этому настолько, чтобы получить определенное удовлетворение от достигнутого. Идеология направляет, дает цель и смысл жизни, понимание своего места в обществе. Но она же служит и орудием манипуляции массами.

В основном, активное противостояние религиозных и светских идеологий происходило в христианском мире. В традиционных обществах христианского мира доминировала религиозная идеология. Однако с укреплением института государства и появлением тенденций к установлению индустриального общества растет соперничество между государством и религией за власть над людьми.

Эпоха модернити – начало открытого противостояния. Все существующие на данный момент светские идеологии органично связаны с эпохой модерна. Собственно ростки отрицания доминирования религиозной идеологии зародились еще в эпоху Возрождения, окрепли в Новое время и, наконец, принесли свои плоды в эпоху Просвещения.

Научные открытия порождали все нарастающую веру в возможности человека, и все более притупляли религиозные чувства. Теоретики Просвещения, опьяненные стремительным развитием научного знания и социальными изменениями, породили несколько концепций, которые определили развитие общества вплоть до нашего времени и до сих пор сохранили вес в определенных аспектах общественной жизни. Это, например, термин «прогресс», идея «общественного договора» и т.д. На самом деле, строго говоря, некоторые концепции положенные в основу проекта модерна были прямо позаимствованы из христианской идеологии и, иногда, переработаны в соответствии с достижениями философской и научной мысли. Например, три принципа демократии: «свобода, равенство, братство»; идея «естественных прав человека»; принципы гуманизма. И, наконец, идея «светлого будущего» или «государства всеобщего благосостояния» (формально – «царствия Божьего на земле», но построенного человеческими руками).

Как неоднократно в своих работах отмечает И. Валлерстайн, основные учения, выкованные теоретиками Просвещения, социально институализировались благодаря Французской революции, которая способствовала «принятию двух новых мировоззренческих идей: что политические изменения являются нормой, а не исключением; и что источником суверенитета является «народ», а не монарх» [1, 147]. Именно изменения (политические, технические, социальные) лежат в основе проекта «модерна». Об этом говорит И. Валлерстайн, исследуя понятие «современность». Он отмечает, что у этого понятия четко прослеживаются два оттенка значения: 1) «Современное означало самые передовые технологии» и 2) основной оттенок, не материальный, а скорее идеологический: «быть современным означало быть антисредневековым, в антиномии, где понятие средневековый воплощало в себе узость мысли, догматизм и, прежде всего, власть авторитета» [1, 76].

Таким образом, можно сказать, что Французская революция была началом реализации проекта модерна, а просуществовал он в развитых странах приблизительно до 70-х годов ХХ века, а в странах социалистического лагеря вплоть до 90-х годов ХХ века.

Основными чертами общества модерна были инициированные Просвещением вера в прогресс и в то, что человечество обречено на победу цивилизации (цивилизации в смысле высокого технологического и социального развития), вера в «светлое будущее», путь к которому обеспечит государство. Об этом пишет Зигмунд Бауман в своей работе «Индивидуализированное общество»: «Модернити обещала всеобщее счастье и уничтожение любых неоправданных мук и лишений... Основополагающие документы эпохи модернити – американская Декларация независимости и французская Декларация прав человека и гражданина – провозглашали право каждого человека на достижение счастья. При этом считалось, что обеспечение этого права есть важнейшая функция государства» [2, 3]. В результате тоталитарное государство стало считаться идеально подходящим для достижения «царствия Божьего на земле». Видимо, основной причиной этому можно считать популярность в то время механистической, а потом органической картины мира.

Согласно И. Валлерстайну в ХIХ веке сформировались три основные светские идеологии, которые, несмотря на некоторые, иногда весьма существенные разногласия, обеспечили реализацию и развитие проекта модерна - это консерватизм, либерализм и социализм. Консерватизм возник как реакция на социальные изменения, порожденные Французской революцией, он был против суверенитета народа и за предельную осторожность в общественных действиях. Полную противоположность консерватизму составлял социализм, призывавший «решительно разрушать структуры, построенные на неравенстве». Либерализм, так сказать, стал «срединным путем». Он предполагал «не слишком быстрые и не слишком медленные изменения, а как раз с правильной скоростью… Строго говоря, либералы верили, что политические изменения неизбежны, но они верили также, что к хорошему обществу они ведут лишь постольку, поскольку процесс является рациональном, то есть общественные решения являются результатом тщательного интеллектуального анализа. Отсюда особая важность принадлежала тому, чтобы текущая политика вырабатывалась бы и осуществлялась теми, кто обладает наибольшими возможностями осуществлять такие рациональные решения, то есть экспертами и специалистами».

Далее И. Валлерстайн отмечает: «В этой троице идеологий особенно интересны две вещи. Во-первых, хотя все три идеологии формально были антигосударственными, на практике все три работали на укрепление государственных структур. Во-вторых, из всех трех постепенно и очевидно восторжествовал либерализм, что может быть наблюдаемо в двух политических процессах: со временем, как консерваторы, так и социалисты сдвигали свои действующие программы скорее в направлении к либеральному центру, чем от него…» [1, 87 – 88].

Проект модерна, как уже отмечалось, предполагал построение государства с учетом отрыва от религии и даже прямого ей противопоставления. В основном западноевропейские государства создавались по этому принципу. Исключением является только США, где на время формирования собственного независимого государства основное гражданское население состояло из протестантов, эмигрировавших из Европы. Также в этом отношении непонятен статус СССР, где, с одной стороны, активно реализовалась программа по искоренению религии, а, с другой – коммунистическая идеология сама превратилась в псевдорелигию.

Таким образом, в эпоху модернити религия отходит на второй план, выполняя в большей степени компенсаторно-терапевтическую функцию. Однако К. Юнг, анализируя психическое состояние представителей западного общества второй половины 50-х г.г. ХХ века, отмечал, что религия остается главным соперником государства в борьбе за власть над сознанием людей [3, 79 – 80].

Как психолог К. Юнг отмечал, что вредны любые крайности. Государство, которое унифицирует людей, сводя их в общую массу, вредит целостности личности. Религия, главным образом традиционная (имеется в виду католическая), несущая в себе еще языческие архетипы, соответствующие психике западного человека, может дать человеку защиту, помочь найти успокоение и целостность личности. Но только до тех пор, пока человек не растворил свое сознание в делах религиозной общины. И в этом случае, чем больше община или религиозная группа, тем хуже.

К. Юнг констатировал западное общество второй половины 50-х г.г. ХХ века как кризисное. И отмечал как один из важнейших факторов психического напряжения холодную войну [3, 65 – 139]. Возможно, именно ситуация холодной войны существенно продлила жизнь светским идеологиям проекта модерна и существование самого этого проекта.

Надлом в легитимности основных светских идеологий. Проект модерна заключал в себе определенные противоречия. 1) С одной стороны, укреплялся государственный аппарат, так как идеалом модернити было государство всеобщего благосостояния, по сути своей тоталитарное, в котором постоянно велась работа по унификации человека, превращения индивидов в безликую массу, которой легко управлять. С другой стороны, постоянно декларировались свобода личности и т.д. 2) Как уже отмечалось, кроме либерально-демократических ценностей важным элементом проекта модерна была вера в прогресс, в возможности науки приблизить «светлое будущее». Эти элементы были важнейшими в структуре проекта модерна, они давали энергию для его развития. Но они же, со временем, стали очагами хаоса внутри идеологической системы. Модель модерна была эффективна в то время, когда, несмотря на научные достижения, во многих областях общественной жизни были необходимы усилия многих людей: «один в поле не воин». Но со временем, достижения науки и техники снизили уровень массовости человеческих усилий во многих сферах. Прогресс, если так можно сказать, сделал реально возможным действительно обрести личностную свободу и усилил тенденцию к индивидуализму.

По И. Валлерстайну, надлом легитимности основных светских идеологий начался с 1968 г., этот период он настойчиво называет «всемирной революцией». Студенческие восстания и другие события по всему миру были выступлением против так называемых «старых левых» антисистемных движений, по сути ставших различными вариантами либерализма. Причиной было видимое несоответствие артикулируемых ценностей представителей этих идеологий с реальными действиями партий, получивших власть, и результатами этих действий. Изначально и либералы, и социалисты декларировали демократические ценности (отстаивали права и свободы человека, а потом и наций), но где-то в силу обстоятельств, где-то в силу нежелания они не всегда выполняли свои обещания или выполняли, с точки зрения бунтующих, недостаточно быстро [1, 102 –111].

Основным контингентом бунтующих были молодые люди. Известно, что в юношеском возрасте обостряется чувство справедливости, резче видны системные противоречия. Молодым также присущ максимализм и желание перемен. Всплеск энергии протеста вылился в появлении различного рода контркультурных движений.

Бунтующие движения выражали протест системе как таковой, как светской, так и религиозной. Бунт против системы моральных и религиозных норм проявился в сексуальной развязности; демонической и сатанинской тематике тяжелого рока, ухода от действительности посредством употребления наркотиков; отказ от социальных рамок в движении хиппи и т.д.

Эти движения можно сравнить с компенсирующим прорывом бессознательного, спровоцированным чрезмерным давлением социальных запретов. Известно, что большинство участников этих движений впоследствии, чуть повзрослев, стали добропорядочными гражданами. И хотя утверждение И. Валлерстайна о том, что эти процессы были революцией можно оспорить, но нельзя и недооценивать ту роль, которую они сыграли в высвобождении демократических свобод. Большинство контркультурных движений существуют и сейчас в качестве отдушины для антисистемных душевных порывов. И можно с уверенностью сказать, что приблизительно со времени тех событий берет начало становление общества второго модерна.

Краткая характеристика общества второго модерна. Общество второго модерна начинает формироваться приблизительно с 70-х годов ХХ века. Основной характерной чертой общества второго модерна является противостояние и критика всех идеологических положений эпохи модернити. Это проявилось, во-первых, в отказе от веры в «светлое будущее» и вообще от какой-либо долгосрочной перспективы. Жизнь сегодняшним днем превратилась в норму. Во-вторых, подверглась сомнению непогрешимость и исключительная благость науки, и ее способность к улучшению жизни общества. Свидетельством этому является популярность произведений кинематографа на апокалиптические темы, где всемирные катастрофы являются прямым следствием научных разработок. В-третьих, превалирование гедонизма, ситуативной морали, подтверждением чему является популярность различного рода реалити-шоу, и фильмов, дающих «острые ощущения», наполненных спецэффектами, максимально приближающих ощущение реальности: фильмов-катастроф, фильмов ужасов с весьма вольной трактовкой религиозных догм и сюжетов, боевиков. В-четвертых, в противовес коллективизму модерна развивается индивидуализм. В-пятых, ситуация потребления товаров во многом стала детерминироваться престижностью, то есть не удовлетворением реальных потребностей, а желанием подчеркнуть свой социальный статус или стремлением приобщиться к типу людей, находящихся статусом выше.

Религиозная и светская идеологии в обществах второго модерна. Последним государством, имеющим мировое значение, в котором действовала в полной мере ценностная система общества модерна, идеология модерна и, наконец, осуществлялись практики, связанные с реализацией этого проекта, был СССР. Распад СССР сопровождался дискредитацией коммунистической идеологии, падением «железного занавеса» и серьёзными изменениями в мировой системе.

На постсоветском пространстве во вновь образовавшихся независимых странах для управления государством попытались использовать западные идеологические системы. В основном лидировали националистические идеологии. Строго говоря, всплеск национализма произошел во всех республиках бывшего СССР, кроме России. Но со временем, когда в большинстве республик национализм постепенно терял доминирующие позиции, в России он, наоборот, усиливался до уровня нацизма и расовой нетерпимости.

Ориентация политической элиты на западные идеологии не получила поддержки широких масс населения. Это можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, после дискредитации коммунизма к любой идеологии люди стали относится с опаской. Термины «идеология», «идейность», «партийность» и т.д. стали нарицательными. Мгновенное перевоплощение государственных деятелей из коммунистов в представителей других идеологий; кризисные ситуации, как наглядный результат работы новых партий, – проводников новых идеологий – все это никоим образом не способствовало появлению доверия у населения.

Во-вторых, все существующие на данный момент светские идеологии были порождены эпохой модерна и были призваны обеспечить реализацию проекта модерна. Следовательно, они не способны адекватно объяснить современную ситуацию, предложить эффективную стратегию выхода из кризиса, как на локальном, так и на глобальном уровнях. Ни одна современная светская идеология не способна представить цель, способную мобилизовать большие массы людей и обеспечить выживание общества в ситуации второго модерна.

В-третьих, какую бы идеологию ни представляли политические лидеры, по словам З. Баумана, реальная власть в обществах второго модерна сейчас находится не у государства, а в руках представителей большого бизнеса, которым мобильность и независимость от пространственных ограничений позволяет диктовать свои условия [2, 48 – 56]. В результате, государственная политика отдалилась от общества, превратилась в одно из распространенных сейчас реалити-шоу, в котором основная борьба идет за рейтинг.

В-четвертых, в обществах второго модерна коллективизм давно перестал быть ценностью, нормой стал индивидуализм. Это произошло, по мнению З. Баумана, в большей мере по причине того, что государство, потерявшее реальную власть, переложило ответственность за жизнь и успех индивида на самого индивида. [2, 81 – 90]. Появились даже психологические направления, которые предлагают «исцеление» человека от стереотипов общества модерна – уже не эффективных в современной ситуации, где каждый сам за себя.

Сейчас только религия, так же как и многие столетия назад, сохранила объяснительную способность и обещание щедрой награды в будущем за усилия, приложенные в реализации предлагаемых ею практик и стратегий поведения. Соответственно, наблюдается повышение религиозности и в развитых странах и в бывших советских республиках.

В частности, в Украине и России религиозный ренессанс был обусловлен рядом таких факторов: 1) включение религии в новую государственную идеологию с целью максимально дистанцироваться от периода правления коммунизма, 2) повышение религиозности как адаптации населения в кризисной ситуации постсоветского периода, 3) идеологический вакуум и кризис идентификации, 4) религия может быть использована в качестве эффективной социальной технологии.

Однако религиозность обществ второго модерна приобрела специфическую форму. Американский социолог Р. Белла такую религиозную ситуацию называет «современным» этапом развития религиозной символической системы (всего он выделяет пять этапов: примитивный, архаический, исторический, раннесовременный и современный). Он отмечает, что в современной религии вновь переосмысливаются прежние утверждения, принимаются и не принимаются в зависимости от предпочтений верующих. Более сильны гражданские культы. Религия не отделена от мирской жизни. [4, 274]. К этому можно добавить распространение восточных религиозных систем в западном мире (буддизма, кришнаизма и т.д.); развитие интереса к магии, мистике, астрологии, гаданиям; существование учений, синтезирующих в себе не только идеи и практики различных религий, но и современные научные разработки; возрождение языческих культов.

В сущности, современное общественное сознание представляет собой мозаику, составленную из разрозненных элементов различных идеологических и религиозных символических систем. О религиозности сейчас можно говорить, зачастую, только в самом широком смысле слова. В строгом смысле слова, мозаичность сознания предполагает скорее доминирование магического мировоззрения, в котором для достижения цели может использоваться не только предписания какой-то одной религии, а наиболее удобные и результативные, на взгляд индивида, практики.

Подводя итоги, попробуем рассмотреть возможность примирения светских и религиозных идеологий в ситуации второго модерна. Характерной особенностью мировоззрения второго модерна является отрицание принципа жесткой дихотомии, что проявляется в размывании понимания добра и зла, светского и духовного и т.д. В связи с этим, общественное сознание включает в себя одновременно все существующие идеологии, и светские и религиозные, не допуская доминирования какой-либо из них. Поэтому, общественное сознание можно представить в виде мозаики – смеси элементов различных идеологий и религиозных учений. Приверженность к какому-либо идеологическому положению, в основном, отличается ситуативностью и диктуется крайним прагматизмом.

Если принять во внимание отсутствие острого противостояния между светскими и религиозными идеологиями, создается впечатление их полного примирения. Однако есть факты, говорящие не в пользу подобных выводов. Например, как уже отмечалось, в Украине и России одним из факторов, религиозного ренессанса было включение религии (имеется в виду православия) в качестве элемента новой национальной идеологии с целью легитимации новой государственной власти. Однако, как показали социологические опросы, идентификация граждан Украины и, в особенности, России как православных, на деле, оказывается часто лишь культурным и идеологическим стереотипом. У индивидов, считающих себя православными, часто отсутствуют всяческие представления об основных положениях христианства вообще, не говоря уже о православии [5; 6; 7].

Как уже отмечалось, в России все больше усиливается приверженность к идеям нацистского характера, что в принципе также характерно для западных государств, столкнувшихся с проблемой чрезмерной миграции и исламского терроризма. В этом контексте проявилась еще одна ситуация, говорящая не в пользу примирения светских и религиозных идеологий: в период с 2004 по 2007 год по странам Западной Европы прокатилась волна запретов ношения в общественных местах и учебных заведениях украшений в виде религиозных символов [8; 9].

Таким образом, можно констатировать, что в обществах второго модерна произошли некоторые сдвиги по направлению к примирению светских и религиозных идеологий, что связано с особенностью структуры общественного сознания, которую можно представить в виде мозаики составленной из элементов, как светских идеологий, так и религиозных учений. Однако некоторые факты из жизни обществ второго модерна говорят о том, что о полном примирении говорить рано.



Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет
files -> Примерная тематика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница