Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”



страница5/19
Дата11.05.2016
Размер4.09 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Литература


  1. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире [Электронный ресурс] // Режим доступа: <http://www.i-u.ru/biblio/archive/valerstyn_analis.zip/>. Дата доступа: 13.05.2009.

  2. Бауман З. Индивидуализированное общество / перевод с англ. под ред. В.Л. Иноземцева 2002 [Электронный ресурс] // Режим доступа: <http://www.i-u.ru/biblio/archive/bauman_in/>. Дата доступа: 13.05.2009.

  3. Юнг К.Г. Избранное / Пер. с нем. Е.Б. Глушак, Г.А. Бутузов, М.А. Собуцкий, О.О. Чистяков; Отв. ред. С.Л. Удовик; Худ. обл. М.В. Драко. – Мн.: ООО «Попурри», 1998. – 448 с.

  4. Белла Р.Н. Социология религии // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы (Сборник статей). Сокр. Пер. с англ. В.В. Воронина и Е.В. Зиньковского. Ред. и вступит. статья (с. 5 - 24) д-ра филос. наук Г.В. Осипова. М., «Прогресс», 1972. – С. 265 - 281.

  5. Каариайнен К., Фурман Д.Е. Религиозность в России на рубеже ХХ – ХХI столетий // Общественные науки и современность. – 2007. – №1. – С. 103 – 119.

  6. Каариайнен К., Фурман Д.Е. Религиозность в России на рубеже ХХ – ХХI столетий // Общественные науки и современность. – 2007. – №2. – С. 78 – 95.

  7. Рязанова Л. Религиозный ренессанс: попытка социологической диагностики // Социология: теории, методы, маркетинг. – 2001. – №4. – С. 114 – 126.

  8. Петров В. российская газета – Федеральный выпуск №3451 от 9 апреля 2004 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: <http://www.rg.ru/2004/04/09/platok.html/>. Дата доступа: 20.10.2008.

  9. Авиакомпания British Airways отказывается от запрета религиозных символов 23.01.2007 [Электронный ресурс] // Режим доступа: . Дата доступа: 20.10.2008.



УДК 140.8

Лобас В.Ф.,

доктор философских наук,

профессор Университета экономики и права «КРОК» (Киев)
Классический и неклассический

рационализм в мировоззрении
The author considers outlook transformations from rational to mythological and possibilities for backward changes.

Key words: category, outlook, mythology, consumer society.
В статье рассматриваются процессы преобразования рационалистического мировоззрения в мифологическое и возможности обратной трансформации.

Ключевые слова: категории, мировоззрение, мифология, потребительское общество.
В статті розглядаються процеси перетворення раціоналістичного світогляду в міфологічний та можливості зворотної трансформації

Ключові слова: категорії, світогляд, міфологія, споживацьке суспільство
Категоризация явлений действительности с помощью языковых форм и культурных стандартов обеспечивает ориентацию людей в бесконечно сложном и меняющемся мире. Радикальные технологические и социальные изменения трансформируют категориальную сеть. Часть категориальных оппозиций исчезает, появляются новые противопоставления. Люди, которым приходиться жить во времена радикальных трансформаций, испытывают ощущения бессмысленности бытия. Распад Советского Союза и разрушение социалистической программы поведения вызвали у миллионов советских людей состояние социального шока. Неполных два десятилетия, которые прошли после этого события, еще не сформировали устойчивую систему категориальных и ценностных ориентаций. Выявление предпосылок такой устойчивой системы является актуальной задачей.

Решение этой задачи предполагает анализ категориальных структур общественного сознания, выявление в составе этих структур мировоззренческой составной. Целью статьи поэтому является сравнение мировоззренческих категорий советского и постсоветского времени, поиски инвариантов и необратимых трансформаций.

Достижение такой цели возможно с учетом исследований, которые проводились в Луганском педагогическом институте под руководством профессора Жданова Д.А. Результаты этих исследований были опубликованы в коллективной монографии [10] и использовались в практической деятельности преподавателей философии и естественно-научных дисциплин.

Осознание мировоззренческих изменений современным вузовским педагогом делает перспективной учебно-воспитательную работу в современных условиях.

Итак, мировоззрение, т.е. представление о мире в целом и месте человека в этом мире. Это очень важная составная сознания общества и человека. Не бывает общества без мировоззрения, а для отдельного человека потеря уверенности в упорядоченности мира равносильна потере смысла бытия.

Существует несколько уровней мировоззрения. Исходным есть уровень здравого смысла. Это уровень обобщенного опыта. Он вырастает из успешных схем практической деятельности, выходит за пределы непосредственной деятельности и существует в виде крылатых фраз типа «яблоко от яблони недалеко падает» и «куй железо, пока горячо». Таких схем в разных культурах существует от нескольких сотен до двух тысяч. Они спасают людей от отчаяния в экстремальных ситуациях.

Мифологический уровень мировоззрения охватывает те ситуации, которые выходят за пределы здравого смысла. Он формируется путем гиперболизации тех же успешных практических схем и приписывания их каким-то чрезвычайным персонажам типа «богов», «титанов» или «невидимой руки рынка». Последний пример свидетельствует о том, что мифологические ориентации присущи и современным людям. В отличие от первобытных мифов, их можно назвать вторичными мифами.

Религиозное мировоззрение возникает в классовом обществе и помогает угнетенным классам надеждой на преодоление несправедливости земного мира в потустороннем.

Философское мировоззрение возникает в трех цивилизациях (Индия, Китай, Греция) почти одновременно (VI-V до н.э.) вследствие столкновения первичной и вторичной цивилизаций [см. 8]. Конфликт цивилизаций разрушает слепое доверие к мифологическим и религиозным стереотипам, порождает множество интеллектуальных конструкций, которые можно оспаривать в процессе поиска инвариантов. Так возникает «ось мировой истории» (К. Ясперс), рационалистическое мировоззрение.

В Советском Союзе воплощался рационалистический проект Просвещения и ставилась задача «обогатить память достижениями человечества». Эта задача решалась на идеологическом уровне и на уровне общественной психологии. На идеологическом уровне формировалось научное, диалектико-материалистическое мировоззрение, тяготеющее к однозначности. В условиях вуза стремились наполнить философские категории естественно-научным содержанием. И делалось это сознательно, акцентируя внимание на объективности природных и социальных процессов, на идее восходящего развития, на роли революционной практики. Так, в указанной выше коллективной монографии, преподаватели физики, математики, генетики, ботаники, географии демонстрировали эффективность философских категорий «материя», «движение», «пространство», «время», «противоречие», «устойчивость» и «изменчивость» в объяснении сложных специальных проблем соответствующих наук. Это был рационализм классического типа, близкий к дедуктивному стилю мышления.

На уровне общественной психологии коммунистическое мировоззрение формировалось средствами искусства, использовавшими метод социалистического реализма. Согласно этого метода следовало обнаружить в противоречивой действительности элементы прогрессивного будущего и представить их в художественной форме. Альтернативные модели воспринимались как враждебные.

Из всех искусств важнейшим считалось кино. Значение этого искусства можно показать на примере двух фильмов режиссера В. Меньшова «Москва слезам не верит» и «Зависть богов». Первый из них был снят в 1980 году. За этот год его посмотрело 90 миллионов советских зрителей. А на следующий год фильм получил «Оскара». Этот фильм о том, как девушка-провинциалка покорила Москву своим трудом и настойчивостью, стала директором завода. Актриса В. Алентова, которая играла роль главной героини, говорит о том, что во время выездов за границу смотрела фильм «вместе с людьми разных национальностей, и везде реакция была практически одинаковой: что в Москве, что в любой точке мира. Даже на Черном континенте ко мне подходили женщины с кольцом в носу и говорили, что это абсолютно их судьба» [4,9].

Такова была реакция трудящихся, которые узнавали детали быта, элементы собственной судьбы и были согласны с оптимистическим пафосом фильма. Но представители московской кинематографической интеллигенции фильм не приняли. Они считали, «что чем больше зрителей посмотрело фильм, тем он хуже» [5,10]. Такое странное отношение к своему зрителю московская интеллигенция 80-х годов сформировала потому, что перестала уважать свой народ и страну. Как говорит В. Меньшов, «к тому времени в киносреде уже сложилось четкое убеждение, что в этой стране жить нельзя: сейчас очень плохо, а потом будет еще хуже» [5,10].

Очень четко это настроение представлено в фильме «Зависть богов», который был снят в 1990 г., но излагает события 1 сентября 1983 года. В этот день был сбит советским истребителем южнокорейский авиалайнер, нарушивший воздушное пространство СССР и не подчинившийся команде сделать посадку. Президент США Р.Рейган выступил с гневным протестом и заклеймил СССР ярлыком «империя зла». Московская интеллигенция, которая представлена в фильме, в большинстве своем согласилась с Рейганом. Участвовавшие в войне с фашизмом старшее поколение не смогло переубедить поколение, жаждущее жить в Париже или хотя бы смотреть порнофильмы о Париже. Советское общество явно раскололось, и через несколько лет СССР перестал существовать.

К этому времени стало известно, что в южнокорейском лайнере не было пассажиров, и, наверное, даже экипажа. Автопилот не мог подчиниться требованиям истребителей. Действовала в автоматическом режиме фотоаппаратура, снимавшая советскую ракетную оборону в момент тревоги. Это была хорошо спланированная американская провокация. И вопрос о том, где находится «империя зла», стал риторическим. Но СССР уже распадался, и такие вопросы некому было ставить.

Постоянно ставились вопросы об осмысленности советского строя, о правомерности существующих категориальных оппозиций и адекватности имеющейся шкалы ценностей. В 1990 году на сценах московских театров шел спектакль «Крутой маршрут» о репрессиях 1937 года и в зале звучали возгласы: «Коммунистов к стенке»! Прекратилось посещение мавзолея Ленина, но открылся «Макдональдс» и к нему стояли многокилометровые очереди. Советские граждане, как когда-то древние римляне, потеряли доверие к своим богам и искали новых.

В Киеве каждую субботу проходили митинги, на которых обличали власть. Киевский журналист В. Коротич возглавил журнал «Огонек», специализировавшийся на дискредитации существующих порядков. Журнал имел миллионный тираж.

В большинстве СМИ, включая партийные журналы типа «Диалог», подвергались сомнению основные мировоззренческие оппозиции, защищавшиеся идеологически и психологически на протяжении предыдущих десятилетий. Прежде всего, было подвергнуто сомнению понятие «плановой экономики». Ему противопоставлялось понятие «рыночного общества». Плановое общество получило ярлык «тоталитарного», а рыночное – «свободного». Позже, «свободное» общество обрело множество дополнительных коннотаций типа «цивилизованное», «демократическое» и даже «справедливое», т.к. в нем самые способные (особенно деятели шоу-бизнеса) имеют максимум доходов. Оппозиции «занятость-безработица», «бесплатная медицина – платная», «бесплатное жилье – платное», «интернационализм-национализм» были подвергнуты инверсии. Такая вот постмодернистская деконструкция, которая ошеломила рабочих и инженеров индустриального общества. Они приняли мифы о приоритете «частного» над «общественным», «хозяина» над «коллективом», приняли иллюзорные ваучеры, оставили свои рабочие места на заводах, безропотно согласились с разграблением заводов новыми «хозяевами» и разъехались по миру в роли «батраков». Часть остались торговать в киосках. Тоже «хозяева»!?

Очень трудно дать краткое объяснение тому, что произошло в сознании советских людей, как они согласились с потерей уверенности в завтрашнем дне, произвели переворачивания категориальных структур и ценностных ориентиров во имя иллюзий.

Согласно марксистской теории общественной жизни определяющими есть экономические отношения. Но есть в этой теории тезис о том, что «идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами». Когда большевики провозгласили, что заводы, должны принадлежать рабочим, земля – крестьянам, а мир – народам, то такие идеи были обречены на успех.

Но что привлекательного предложили реформаторы, а затем могильщики социализма? Они пообещали, что народ будет жить так богато, как в развитых странах Запада. Будет иметь 40 сортов колбасы (от вида такого изобилия в западных магазинах многие граждане СССР теряли сознание) и любые модные вещи. Писатель В. Аксенов в повести «Остров Крым» перечислил 70 видов безделушек, которые его персонаж должен был привезти московским подругам из Парижа.

Но почему-то это изобилие стало доступно, как и до революции 1917 года, незначительному меньшинству. На Украине руховцы обещали, что Украина превзойдет ФРГ по объему производства и жизненному уровню, когда перестанет кормить москалей салом. Они при этом отталкивались от советского технического потенциала. Его уже нет. Остались только грязные производства, продукцию которых покупал Запад. Но финансовый кризис Запада аукнулся и здесь. Что же остается постсоветским гражданам? Советские квартиры и дачные участки да разрушающаяся инфраструктура городов. Политические реалии, как показали последствия «оранжевой революции», тоже вызывают сплошной пессимизм.

Таким образом, проект реформаторов – разрушителей социализма оказался несостоятельным. А в Китае почему-то реформы идут успешно. Когда этот вопрос был поставлен на Московском телевидении в 1998 г. двум реформаторам (Ф. Бурлацкому и В. Никонову) они дуэтом ответили, что славянский народ плохой, он ворует. И это было сказано после того, как сформировались миллионные и миллиардные состояния российских и украинских олигархов. Такое заявление исследователь манипуляции сознанием называет мифом, который создали реформаторы, гиперболизировав масштаб бытового воровства и противопоставив тому, что наблюдается в «цивилизованных странах». Ведь в США, как следует из доклада Министерства юстиции США «за пятилетку 1990-1994 г. только в одной отрасли, в системе здравоохранения США, хищения составили 418 млрд. долларов [7, 199].

Создание мифов с помощью СМИ есть новация, которая возникла на границе между индустриальным и постиндустриальным уровнем цивилизации. Советская идеология не была к этому готова. Тысячи лекторов выступали в трудовых коллективах и рассказывали рационально, с фактами в руках о борьбе двух социальных систем, об экологических проблемах человечества, об обществе, в котором труд станет потребностью. А люди физического, тяжелого, однообразного труда, нуждались в сказке в виде магазина, заполненного продуктами или экзотическими промтоварами. Шофер, который побывал по турпутевке в Финляндии, говорил: «Я видел коммунизм». Инженер, который на территории ФРГ регулировал транспортировку газа, говорил с восторгом: «У них даже мужские колготки есть».

И люди получили эту сказку, вернее, миф, который выше реальности. Это вторичный миф, в отличие от первобытных мифов, он не дополняет уровень здравого смысла, а гиперболизирует его. Он бытовые потребности превращает в структуру мира. Как отмечал Р. Барт, мелкая буржуазия «владеет здравым смыслом как предметом собственности, как неким волшебным придатком, особым органом восприятия, только странный это орган – ведь, чтобы нечто разглядеть, он должен сперва ослепнуть, перестать вглядываться в глубь вещей» [1,129].

И наши граждане перестали вглядываться в глубь вещей. Они побежали за призраком потребительского общества. Они приняли рекламу и демонстрацию моды за высшую реальность. Такие ориентации на неподлинные, фальшивые смыслы Жан Бодрийяр обозначил термином «симулякры» [см. 3]. Среди этих симулякров первое место занимают деньги. Они выходят за пределы рынка, приобретают статус самодовлеющей силы или, как говорит Бодрийяр, «они превращаются в автономный симулякр, не отягощенный никакими сообщениями и никаким меновым значением, ставший сам по себе сообщением и обменивающийся сам в себе» [3,76]. Ориентация на деньги и потребление с их помощью вещей, людей (секс вместо любви) и развлечений подкрепляется игровыми технологиями (деловые игры, компьютерные ''стрелялки'' и телевизионные соревнования), которые ''преодолевают'' объективные закономерности и соответствующие им категории, предлагая неограниченные возможности виртуального мира.

Таким образом, рационалистическая категориальная сеть, которая формировала мировоззрение советских людей, превращается в игровые конструкции вторичных мифов, сформированные по запросам общества потребления. Постсоветское массовое сознание захватило наживку потребительского общества и теперь с помощью иронии пытается сохранить смысл жизни. Западные социологи уже три десятилетия пишут о симулякрах и насилии в виде соблазна. Они живут в условиях новой формы эксплуатации и поражаются тем, что потребители общества потребления жаждут быть соблазненными. Если их предки жили от одного шага конвейера к другому, то их потомки живут «от приманки к приманке, от соблазна к соблазну, от овладения одним лакомым куском к поискам другого; проглотив одну наживку, они стремятся к следующей, – при этом каждый раз это новая, отличная от предыдущей и значительно более привлекательная приманка, соблазн, кусочек и наживка» [2,69].

Это состояние общества получило в западной философии и социологии название ”постмодерн” и соответствующую постмодернистскую интерпретацию. Согласно этой интерпретации рационализм Просвещения, который был порождён процессом производства, неадекватен в условиях потребительского общества, в котором свирепствует неукротимое ”желание”. Это желание можно описывать только метафорами, типа ”складка”, ”ризома”, ”тело без органов” и т.п., а не категориально. Но интересным является тот факт, что в противопоставлении постмодерна модерну используется противопоставление первого начала термодинамики (закона сохранения энергии) его второму закону, согласно которого энтропия (рассеивание энергии) является доминирующей тенденцией. Постмодернисты с восторгом отсюда выводят право на замену развития (и соответствующей диалектики) распадом, деградацией. При этом не учитывается то обстоятельство, что классическая термодинамика ХІХ века, на которую опираются постмодернисты, описывает только замкнутые системы. Анализ же открытых систем, выполненный в 70-е годы ХХ века синергетикой, показал, что при определённых условиях энтропия становится прародительницей порядка.

Этот новый порядок возникает из хаоса в процессе самоорганизации. Интересно то обстоятельство, что идеи самоорганизации, возникшие в среде физхимиков, были сразу же подхвачены теоретиками менеджмента. А книга члена Римского клуба Б. Гаврилишина о неэффективности экономик США и СССР и необходимости перехода к самоорганизующейся кооперативной экономике была опубликована впервые [см. 6] в том же 1979 году, что и работа И. Пригожина и И. Стенгерс о порядке из хаоса [9].

Так происходит возвращение к рационализму нового уровня, учитывающего элемент случайности, фактор времени, множественность участников развития. Это можно считать неклассическим рационализмом.

Объективной предпосылкой этого рационализма можно считать то обстоятельство, что пределы потребительскому обществу ставят исчерпывающееся ресурсы планеты, изменения в технологической подсистеме культуры (возрастающая роль информации, которая несовместима с частной собственностью) и опыт выравнивания уровня доходов в сочетании с ориентацией на развитие личности (шведский социализм). Постсоветскому идеологическому и массовому сознанию предстоит следующая мировоззренческая трансформация, освобождение здравого смысла от мифологических наслоений, формирование общечеловеческих мировоззренческих категорий и ценностей на основе неклассического рационализма, описывающего процессы самоорганизации.

Литература

1. Барт Р. Мифологии. – М.: Изд.-во им. Сабашниковых, 1996. – 312 с.

2. Бауман, Зігмунт. Глобалізація. Наслідки для людини і суспільства. – К.: Вид. дім. «Києво-Могилянська академія», 2008. – 109 с.

3. Бодрийяр Жан. «Символический обмен и смерть». – М.: «Добросвет», 2000. – 387 с.

4. Бульвар Гордона, 2009, № 3.

5. Бульвар Гордона, 2009, № 1.

6. Гаврилишин Б. Дороговкази в майбутнє. – К.: Основи, 1993. – 238 с.

7. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – К.: Оріяни, 2000. – 448 с.

8. Павленко Ю.В. Зародження філософії // Філософська і соціологічна думка. – 1989. – № 11. – С. 71-78.

9. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. – М. Прогресс, 1986. – 432 с.

10. Формирование диалектико-материалистического мировоззрения в процессе преподавания естественных наук. – К.: Вища школа, 1985.-220 с.

УДК 316

Падалка Г.М.,

аспірант

Донецького державного

університету управління


ЕЛЕКТОРАЛЬНІ ТЕНДЕНЦІЇ У СУСПІЛЬСТВАХ ДРУГОГО МОДЕРНУ
Electoral tendencies which are formed in societies of the second modern are examined in the article. On the basis of these elections to the European Parliament, the tendency of decline of level of electoral activity is examined. Such social conduct of electorate specifies, at first, not heterogeneity of acceptance of values and traditions of European Union by the countries-members of new and old Europe, secondly, the increase of amount of public passive or indifferent voters, and in the third, impossibility and incompetence of acceptance of decisions by most voters of simple population. But along with that, it can stipulate for the selection of active part of population, which realizes necessities and interests of all society, and which is able to achieve unique objective by development of democracy.

Key words: electoral tendencies, electoral appearance, social conduct, reasons, values.
В статье рассматриваются электоральные тенденции, которые складываются в обществах второго модерна. На основе данных выборов в Европарламент, рассматривается тенденция снижения уровня электоральной явки. Такое социальное поведение электората указывает, во-первых, на неоднородность принятия ценностей и традиций Евросоюза странами-членами новой и старой Европы, во-вторых, увеличение количества общественно пассивных или индифферентных избирателей, и в третьих, невозможность и не компетентность принятия решений большинством голосов простого населения. Но наряду с тем, это может обусловить толчок для выделения общественно активной части населения, которая осознает потребности и интересы всего общества, и которая способна достичь единственной цели путем развития демократии.

Ключевые слова: электоральные тенденции, электоральная явка, социальное поведение, мотивы, ценности.
У статті розглядаються електоральні тенденції, що складаються у суспільствах другого модерну. На основі даних виборів до Європарламенту, розглядається тенденція зниження рівня електоральної явки. Така соціальна поведінки електорату вказує, по-перше, на неоднорідність прийняття цінностей та традицій Євросоюзу країнами-членами нової та старої Європи, по-друге, збільшення кількості суспільно пасивних чи індиферентних виборців, й по третє, неспроможність та не компетентність прийняття рішень більшістю голосів простого населення. Але поряд з тим, має надати поштовх для виділення суспільно активної частини населення, яка усвідомлює потреби та інтереси усього суспільства, та яка спроможна досягнути єдиної мети шляхом розвитку демократії.

Ключові слова: електоральні тенденції, електоральна явка, соціальна поведінка, мотиви, цінності.
Актуальність. Постановка проблеми. Вважається, що високий показник участі населення держави у процесі ухвалення рішень шляхом голосування показує високий рівень демократичності такої держави. Проте просте складання цифр у більшість голосів може визначити лише кількість населення, яка взяла участь чи яка проігнорувала голосування. Але найголовніше, подібний підхід з підсумовуванням голосів не може відображати демократичність держави у її суті.

На сучасному етапі демократичного розвитку держав, в епоху суспільства другого модерна, обкреслюється тенденція, яка показує не здатність звичної формули більшості 50 + 1 голос працювати та відображати реальні соціальні потреби електорату.

Таким чином, виникає необхідність розглянути значення «більшості голосів» за нових умов зниження виборчої явки у демократичних державах. (На прикладі виборів до Європарламенту).


Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет
files -> Примерная тематика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница