Монография Под редакцией Г. В. Дыльнова Саратов 2008


Функции и специфика проблем современной российской семьи



страница4/20
Дата16.05.2016
Размер4.44 Mb.
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

1.3. Функции и специфика проблем
современной российской семьи


Семья представляет собой основной связующий компонент взаимодействия личности и общества. Общество нуждается в развитии собственного потенциала, сохранении и укреплении здоровья, улучшении генофонда, в социально-экономическом прогрессе, исключая губительное воздействие на экологию, обеспечивая сохранение природного богатства и биоресурсов. Выполнение многих компонентов социального развития возможно лишь через воздействие на индивида через семью.

Семья всегда выполняет целый ряд функций, которые выражаются


в общественных результатах жизнедеятельности миллионов семей и обнаруживаются на уровне общества, имеют общезначимые последствия
и характеризуют роль семьи как социального института.

Термин «функция» до его распространения в социологии употреблялся как в научных дисциплинах, так и в повседневной речи. Существует множество определений данного понятия. Так, А. Р. Редклифф-Браун


в своей рабочей концепции социальной функции пишет, что «функция — эта та роль, которую она играет в социальной жизни как в целом, и тот вклад, который она вносит в сохранение структурной преемственности»71. В. Г. Афанасьев определяет функцию как «форму, способ проявления активности, жизнедеятельности системы и ее компонентов»72.
Э. Дюркгейм рассматривает ее в двух довольно различных значениях. «То оно [понятие «функция»] означает систему жизненных движений, — отвлекаясь от их последствий, — то выражает отношение соответствия, существующие между этими движениями и известными потребностями организма…»73. Наиболее развернутое определение социальной функции мы находим у И. Ю. Новичковой, которая трактует ее как «внешнее проявление свойств какого-либо социального органа, объекта или звена
в данной системе отношений. Она постоянна, устойчива, наблюдаема
и служит саморегуляции данной системы или приспособлению ее к среде. Совокупность наблюдаемых социальных последствий того или иного элемента общественной структуры способствует поддержанию упорядоченности внутри структуры и баланса между этой структурой и внешней средой»74.

Невозможно выделить главные и второстепенные функции семьи, однако существуют такие, которые позволяют отличить семью от других социальных институтов. Так, например, Г. М. Свердлов, В. А. Рясенцев


в своих работах в качестве важнейших функций семьи называют функцию продолжения рода; воспитательную, хозяйственную и функцию взаимопомощи75. По мнению С. Д. Лапненка, наиболее существенными являются хозяйственно-бытовая, воспроизводства населения, воспитательная, функция организации досуга членов семьи76. С точки зрения Н. Г. Юркевича, основополагающими семейными функциями выступают функция духовного общения, рождение детей, сотрудничество в процессе воспитания, добывание необходимых средств для ведения домашнего хозяйства, организация досуга77. Согласно В. А. Сысенко, главными функциями семьи являются воспитательная, воспроизводительная, функция, связанная
с домашним трудом и обслуживанием78. Основными функциями семьи, по мнению И. В. Гребенникова, являются:

  • репродуктивная (воспроизводство жизни, то есть рождение детей, продолжение человеческого рода. Исходя из того, что семья разрастается «изнутри» путем удовлетворения сексуальных потребностей и родительских стремлений, многие общества считают сексуальные внебрачные отношения преступлением, нарушением моральных норм или табу);

  • экономическая (общественное производство средств к существованию, восстановление истраченных на производстве сил взрослых членов, ведение хозяйства, наличие бюджета, организация потребительской деятельности);

  • воспитательная (формирование личности ребенка, систематическое воспитательное воздействие семейного коллектива на каждого своего члена в течение всей его жизни; постоянное влияние детей на родителей
    и других взрослых членов семьи);

  • коммуникативная (посредничество семьи в контакте своих членов со средствами массовой информации, литературой и искусством; влияние семьи на многообразные связи своих членов с окружающей природной средой и на характер ее восприятия; организация внутрисемейного общения, досуга и отдыха)79.

Достаточно подробно функции семьи были рассмотрены М. С. Мацковским, который выделил десять основных функций современной семьи (общественных и индивидуальных) и представил их в связи с основными сферами ее жизнедеятельности: хозяйственно-бытовую, социально-статусную, эмоциональную, сексуальную, сферу первичного социального контроля, сферу духовного общения80.

Некоторые авторы выделяют специфические и неспецифические функции семьи81. Согласно А. Г. Харчеву, специфические функции семьи вытекают из ее сущности, отражая особенности как социального явления, тогда как неспецифические функции — это те, к выполнению которых семья оказалась принужденной или приспособленной в определенных исторических обстоятельствах.

Специфические функции семьи, к которым относятся рождение (репродуктивная функция), содержание детей (экзистенциальная функция)
и их воспитание (функция социализации), остаются, по мнению автора, при всех изменениях общества, хотя характер связи между семьей и обществом может изменяться в ходе истории.

Неспецифические функции семьи, связанные с накоплением и передачей собственности, статуса, организацией производства и потребления, отдыха


и досуга, с заботой о здоровье и благополучии членов семьи, с созданием микроклимата, способствующего снятию напряжений и самосохранению. Все эти функции отражают исторический характер связи между семьей
и обществом, раскрывают исторически преходящую картину того, как именно происходит рождение, содержание и воспитание детей в семье82.

Г. Навайтис в качестве наиболее важной особенности функций семьи выделяет комплексность. Каждая потребность, удовлетворяемая семьей, может быть реализована и без нее, но только семья позволяет осуществить их в комплексе, который в случае сохранения семьи не может быть раздроблен или распределен между другими людьми. Такое понимание функций семьи, по мнению автора, позволяет обоснованно отделить семью от других, похожих на нее по некоторым признакам малых групп (например, пар, поддерживающих постоянные сексуальные отношения). Кроме того, исходя из семейных функций, Г. Навайтис перечисляет


несколько групп потребностей, удовлетворяемых семьей: потребности, связанные с отцовством и материнством, потребности, связанные с созданием и поддержанием некоторых материальных условий жизни семьи,
и потребности в физической и психической интимности83.

Помимо вышеназванных следует упомянуть о функции семьи, посредством которой она поддерживает культурную непрерывность общества путем передачи культурного наследия последующим поколениям, т. е. осуществляет функцию первичной социализации личности; осуществляет экономическую поддержку несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи; предотвращает дезинтеграцию личности, обеспечивая индивидам удовлетворение эмоциональных и интимных потребностей, духовного взаимообогащения; а также выполняет функцию социального контроля и моральной регламентации поведения ее членов, в частности сексуального поведения молодого поколения.

Сплоченная, уравновешенная семья успешно противодействует отклонениям от норм поведения почти во всех областях общественной
жизни, ибо эти отклонения могут иметь негативные последствия на функционирование, как самого социального института семьи, так и на стабильность и безопасность общества в целом.

Будущее семьи как эволюционно возникшего института, снимающего противоречие между личной потребностью супругов в детях и обезличенной потребностью социума в работниках (поскольку именно здесь кроются корни рассогласования и депопуляции населения), зависит от способности социальной системы сохранить семью вместе с личностной вовлеченностью супругов в реализацию ее специфических функций.

Функции семьи, связанные с накоплением и передачей собственности, статуса, организацией производства и потребления, домохозяйства, отдыха и досуга, с заботой о здоровье и благополучии членов семьи, с созданием микроклимата, способствующего снятию напряжения и т. д. — отражают исторический характер связи между семьей и обществом.

Следует заметить, что количество и специфика функций семьи во многом зависят от временных, исторических и культурных обстоятельств, которые регулируют их соотношение — одни утрачиваются, другие видоизменяются в соответствии с новыми социальными, экономическими, политическими и другими условиями. Так, например, после революции 1917 г. регрессирована такая функция, как передача по наследству частной собственности, а с введением пенсионной системы другое значение приобрела функция поддержания людей пожилого возраста и нетрудоспособных членов общества. Из-за ломки классовых и социальных различий была утрачена статусная функция; претерпела существенное изменение функция социального контроля, приобретя тенденцию к более лояльному отношению к нарушениям норм поведения в сфере семейно-брачных отношений (супружеским изменам, рождению детей вне брака


и т. д.).

Из вышеизложенного видно, что на каждом этапе исторического развития общества функции семьи модернизируются, трансформируются, изменяются, то есть имеют историческую детерминанту. В отдельные периоды истории семья выполняет все или почти все вышеназванные функции, в другие периоды часть из этих функций берет на себя государство. К началу ХХ в. социальные институты все более совмещаются


с семьей и берут на себя ее функции по образованию и воспитанию детей (детские дошкольные учреждения, школы), защите и охране (органы внутренних дел, армия), обеспечению питанием, одеждой, досугом (сфера обслуживания), передаче социального статуса (индустриальный наемный труд). Таким образом, у нас есть все основания согласиться с Н. Г. Юркевичем, утверждающим, что «…функции семьи никогда не остаются неподвижными, они постоянно эволюционируют вместе с семьей. Можно даже сказать, что эволюция семьи в значительной мере тождественная эволюции ее функций»84.

Анализ проблем современной семьи показывает, что изменения


в жизни российского общества приводят к трансформации семьи, в результате которой происходит изменение системы ценностей и социальных норм брака и семьи, ее функций.

В настоящее время семья сталкивается с рядом социально-экономи-ческих, демографических, культурно-нравственных и других проблем. Одними из важнейших являются:



  • социально-экономическая нестабильность, социальное расслоение общества, значительные расхождения в уровне оплаты труда и т. д.;

  • социально-демографические проблемы, связанные с низкой рождаемостью, отрицательным естественным приростом, высоким уровнем смертности, особенно среди молодежи и людей репродуктивного возраста, ослаблением показателей здоровья граждан;

  • кризисные явления в самой семейной структуре: рост разводов,
    неполных семей, рост алкоголизма, наркомании, правонарушений, совершаемых на семейно-бытовой почве; проявление семейного насилия
    к детям, женщинам, людям пожилого возраста;

  • появление большого числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; увеличение числа беспризорных и безнадзорных детей.

Проблема материального благополучия семьи занимает одно из центральных мест. Согласно исследованию, проведенному Российской академией управления в регионах России, каждый четвертый респондент
в числе четырех важнейших факторов, которые могут повлиять на судьбу государства, указывал на «распад семьи», а на вопрос «Что Вас в первую очередь беспокоит?» 30 % опрошенных отметили «материальную и правовую необеспеченность развития семьи»85. Экономическая зависимость членов семьи друг от друга предполагает и зависимость от общества
в целом, в развитии которого супруги вносят свой вклад. Таким образом, экономические проблемы порождают социальные и психологические. Положение семьи занимает незначительное место в социально-эконо-мических исследованиях, хотя сама семья выступает субъектом широкого вида экономической деятельности и через нее включена во всю систему общественных отношений.

Существенной проблемой демографического развития общества являются дисфункция, дестабилизация института семьи, происходящие на фоне социально-экономической трансформации российского общества. Анализ материалов переписей населения и демографической статистики позволяет утверждать, что динамика числа семей и семейной структуры населения в России характеризовалась в последнее время тремя основными процессами: нуклеризацией семей, снижением рождаемости и числа детей в семьях, ростом количества разводов и неполных семей. Кроме того, увеличивается доля детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей из-за их пьянства, алкоголизма, наркомании, асоциального поведения, жестокого обращения, что в свою очередь порождает рост преступности и правонарушений среди несовершеннолетних, приводит


к суицидальным попыткам, детской беспризорности, безнадзорности, социальному сиротству.

Названные процессы не только имеют негативное влияние на функционирование зрелых семей, но и приводят к снижению ценности института семьи, супружества, родительства в молодежной среде. Это подтверждается и результатами социологического исследования репродуктивных установок студенческой молодежи, проведенного диссертантом в 2007 г. на территории Саратовской области, основным методом которого выступало анкетирование. Объектом исследования являлась студенческая молодежь в возрастном интервале от 17 до 30 лет. Размер выборочной совокупности составил 241 человек. Все респонденты на момент проведения исследования проходили обучение в высших и средних специальных учебных заведениях: Балашовском филиале Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского (БФСГУ), Балашовском филиале Саратовского государственного социально-экономического университета (БФ СГСЭУ), Балашовском филиале Саратовского аграрного университета им. Н. И. Вавилова (БФ СГАУ), Поволжской академии государственной службы (ПАГС), техникуме легкой промышленности, техникуме сельского хозяйства.

Задачи исследования включали выявление репродуктивных установок молодежи на последующие пять лет; их приоритеты; оценку статуса семьи и желание иметь детей; изучение мнения молодежи о проведении государственной демографической политики, а также роли социозащитных учреждений, призванных оказывать квалифицированную помощь семье при решении социально-экономических и бытовых проблем.

Исследование было представлено широкой географией, поскольку большинство студентов проживали в различных городских и сельских населенных пунктах, расположенных на территории Саратовской области, включая города Балашов, Ртищево, Аркадак, поселки городского типа Романовка, Екатериновка, села Красное знамя, Репное, Лесное и другие.

Возрастной состав респондентов варьировался в следующих пределах: 17—20 лет — 61 %, 21—25 лет — 35,7 %, 26—30 лет — 3,3 %. В анкетировании принимали участие 78,4 % девушек и 21,6 % юношей, подавляющее число которых имели высшее/незаконченное высшее образование — 64 %, среднее — 22,4 %, среднее профессиональное — 6,6 %, среднее специальное — 7 %. На момент опроса были женаты/замужем — 13,2 %, не замужем/неженаты — 77,6 %, состояли в разводе — 1,2 %, проживали в незарегистрированном браке — 7,9 % респондентов. Указали на наличие полной родительской семьи — 39,4 %, неполной — 5,4 %.

На вопрос анкеты «Есть ли у Вас дети?» респонденты ответили следующим образом: да — 5,4 %, нет — 33,2 %, нет, но ждем ребенка — 4,1 %, затрудняюсь ответить — 81 %. На момент опроса один ребенок в семье был у 3,3 % опрошенных, два ребенка у 2,1 % респондентов.

По поводу основной причины рождения детей в семье мнение респондентов разделились практически поровну. Так, 46,5 % опрошенных утверждают, что рождение детей связано с гарантией родителей на обеспеченную старость, в то время как 53,5 % опрошенных отрицают подобное явление.

В случае наступления беременности у несовершеннолетней девушки подавляющее число респондентов — 75,5 % советует ей сохранить


ребенка, 13,3 % — рекомендует добиться вступления в брак, а 11,2 % — сделать аборт.

Молодежь, принимавшая участие в анкетировании, считает, что среднестатистическая российская семья имеет одного-двоих детей. Для сохранения имеющейся численности населения такого количества детей: достаточно — 19,5 %, недостаточно — 37 %, совершенно недостаточно — 12 %, затруднились ответить — 12 % респондентов. С точки зрения опрошенных, для сохранения численности населения страны семье необходимо иметь: одного ребенка — 11,2 %, двух детей — 58,1 %, трех детей — 17 %, затруднились с ответом — 4,1 %.

С целью выявление приоритетов респондентов о количестве планируемых детей в семье в течение пяти последующих лет нами были получены следующие ответы: не собираюсь иметь детей — 17,4 %, одного ребенка — 17,8 %, двух детей — 37,3 %, трех детей — 4,6 %, четырех детей — 4,1 % респондентов. Для изучения ближайших планов учащейся молодежи по поводу рождения ребенка/детей в течение следующего года ответы респондентов распределись таким образом: не собираюсь иметь детей —
15,5 %, одного ребенка — 14,9 %, двух детей — 31,1 %, трех детей — 7,9 %, затрудняюсь ответить — 30,7 % опрошенных.

При наличии всех необходимых условий, например, собственного жилья, высокого уровня дохода, помощи со стороны родственников и государства хотели бы иметь: одного ребенка — 16,1 %, двух детей — 51,9 %, трех детей — 19 %, затруднились с ответом — 12,8 % респондентов.

Социально-экономический статус респондентов, основанный на совокупном среднемесячном доходе всех членов их семьи, ранжировался
в следующих пределах: 501—1 000 р. — 2,5 %, 1 001—1 500 р. — 5,4 %, 15 001—2 000 — 7,5 %, 2 001—3 000 — 12 %, 3 001—5 000 — 18,7 %, 5 001—7 500 — 14 %, 7 501 — 10 000 — 15,3 %, 10 001 — 20 000 — 9,1 %, более 100 000 р. — 3,7 %, не знаю — 11,6 %. Из анкеты было выявлено, что уровень материального благосостояния опрошенных их: не устраивает — 48,5 %, абсолютно не устраивает — 16,7 %, устраивает — 7 %, вполне устраивает — 2,9 %, трудно сказать — 24,9 %. Таким образом, 65,2 % респондентов указывают на несоответствие уровня доходов со своими потребностями, отмечая низкий материальный достаток.

Планы молодых людей на ближайшую перспективу варьировались следующим образом: большинство опрошенных — 54 % — собирались продолжить обучение, 34,9 % собирались в ближайшее время устроиться на работу и сделать карьеру, 4,1 % хотели выйти замуж/жениться, 7 % — посвятить себя семье, рождению и воспитанию детей.

Интересным представляются ответы респондентов на вопрос «Как скоро Вы планируете иметь ребенка?»: в течение первого года создания семьи хотят родить ребенка 12,4 %; через год — 19,5 %, через два года — 15,3 %, через три года — 17,8 %, через четыре-пять лет — 22 %, затруднились ответить 12,9 %. Данный факт говорит об устойчивой тенденции молодых людей откладывать рождение первого ребенка на долгосрочную перспективу, действуя по западному образцу: материальное благосостояние — карьера — создание семьи — рождение ребенка/детей. Если принять во внимание то, что подавляющее большинство участвующих в опросе молодых людей (61 %) попадают в возрастную группу 17—20 лет, то около 40 % из них собирается иметь первого ребенка в возрасте от 20 — 22 лет до 23—25 лет. Одним из объяснений подобного явления может служить то, что 9,5 % респондентов утверждают — создание семьи может помешать их личностному и профессиональному росту, 44,5 % не исключают такую возможность, хотя 46 % молодых людей высказывают совершенно противоположную точку зрения.

В случае высокой материальной обеспеченности семьи 27,4 % респондентов предпочли бы не работать, воспитывать детей, уделяя внимания семье и ведению домашнего хозяйства; 42 % выразили устойчивое желание работать вне дома; 14 % хотели бы сделать карьеру и не выходить замуж/не жениться; 10,4 % желали бы успешно совмещать семью и карьеру; а 6,2 % затруднились ответить.

Наилучшим возрастом для рождения ребенка, по мнению респондентов, является возрастной период: 21—25 лет — 69,7 %, 26—30 лет — 14 %, 18—20 лет — 5 %, старше 35 лет — 3,7 %, затруднились ответить 3,3 % опрошенных.

Анализ отношения молодежи к незарегистрированным бракам позволил выявить следующее: 34 % респондентов считают гражданский брак нормой современной семьи; 45,2 % придерживаются нейтральной позиции; 12,9 % считают это неприемлемым, хотя и довольно распространенным явлением; и лишь 3,7 % категорически осуждают гражданский брак; 4,1 % не смогли ответить на поставленный вопрос.

Для повышения статуса социального института семьи в современном обществе, культивирования у молодежи семейных ценностей и образа жизни, по мнению 57,7 % самих опрошенных, существует необходимость введения в общеобразовательных школах обязательной программы по основам семейного воспитания, тем не менее, 38,3 % респондентов выступают против этого, а 4,2 % затруднились с ответом. Результаты исследования говорят о необходимости педагогического просвещения молодежи относительно норм, принципов, методов регулирования репродуктивного поведения, создание установок для ответственного родительства.

В свете реализации Концепции демографической политики России на период до 2015 г. был принят ряд федеральных законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, направленных на поддержку семьи, материнства и детства. Одним из них является № 256 «О дополнительных мерах государственной поддержки семьей, имеющих детей»86, вступивший в силу 1.01.2007, который устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих им достойную жизнь и свободное развитие.

Исходя из этого, перед исследователями стояла задача по выявлению отношения молодежи как будущих «потребителей» данного федерального закона к его разработке и принятию. Анализ результатов показал следующее: 26,9 % считают, что ФЗ-№ 256 ничего не изменит в сфере повышения рождаемости; 37,7 % утверждают, что он дает дополнительные гарантии семьям с детьми и может, если не кардинально улучшить, то, по крайней мере, стабилизировать демографическую ситуацию в стране; 18,2 % респондентов заявили, что данный закон будет способствовать увеличению рождаемости преимущественно в социально-неблагополучных семьях; 9,5 % надеются на повышение рождаемости в благополучных семьях, 7,5 %
не смогли ответить на этот вопрос.

С точки зрения учащейся молодежи, принимавшей участие в анкетировании, наиболее действенными мерами по улучшению социально-демографической ситуации в стране являются повышение размера пособий на детей; совмещение семейных обязанностей с возможностью сделать карьеру, особенно для женщин; социально-экономическая и политическая стабильность в обществе; ипотечное кредитование; повышение заработной платы в бюджетной сфере; получение беспроцентных кредитов


и ссуд на образование, а также снижение темпов роста инфляции.

Оценивая статус современной российской семьи, респонденты характеризуют его следующим образом: очень низкий — 21,6 %; с тенденцией к повышению за последнее время — 19,5 %; неизменный — 9 %; заметно повысился — 0,4 %; затруднились ответить 49,4 %. Результаты исследования отражают достаточно типичную картину социального развития общества: низкий статус семьи в иерархии жизненных ценностей современной молодежи, где приоритетные места занимают финансовое благополучие и карьера.

Среди нормативно-законодательных актов, защищающих права и интересы семьи в обществе, респонденты называют Конституцию РФ, Семейный и Гражданский кодексы РФ, Декларацию прав человека, Конвенцию ООН о правах ребенка, 70 % затруднились ответить на этот вопрос, что свидетельствует о низкой правовой грамотности молодежи. Недостаточная осведомленность в сфере федерального и регионального законодательства влечет за собой незнание своих прав и обязанностей, невозможность проконтролировать их соблюдение, отсутствие квалифицированной профессиональной помощи со стороны специалистов социально-меди-цинских и социозащитных учреждений при решении сложных семейно-бытовых проблем, что в свою очередь приводит к правонарушениям
и различного рода девиантному поведению молодежи.

На вопрос «Какова на Ваш взгляд роль социальных служб в решении семейных проблем?» 63,5 % респондентов считают, что они оказывают помощь лишь частично; 15,4 % заявляют, что социальные службы оказывают реальную помощь гражданам по стабилизации детско-родительских и супружеских взаимоотношений; 12,4 % указывают на полное отсутствие такой помощи; и 8,7 % не смогли ответить на этот вопрос.

Таким образом, исследование показало, что экономический кризис
в России в 1990-е гг. усилил негативные тенденции в развитии института семьи, сложившиеся еще в 1960—1980-е гг. ХХ в. К ним относятся снижение рождаемости и переход от среднедетной к малодетной семье.
Недостаток материальных средств вынуждает молодые семьи отказываться от рождения второго и третьего ребенка и откладывать появление первого. Семьи с двумя и более детьми чаще попадают в зону бедности,
и в этой ситуации не могут обеспечить своим детям полноценного питания, достойного образования. В категорию бедных семей попадают сегодня не только традиционно уязвимые (семьи пенсионеров, многодетные, неполные, с инвалидами, с безработными), но и семьи работающих родителей
с детьми. Именно дети сегодня становятся главным демографическим фактором бедности (а отказ от их рождения — методом социальной самозащиты).

Наряду с этим, растет число детей, рожденных матерями, не состоящими в браке и имеющими право на повышенный размер пособия на детей (с 14,6 % в 1990 г. до 19,6 % в 1994 г.).

Параллельно со снижением рождаемости имеет место сокращение брачности и увеличение числа разводов (1990 г. — 560 тыс. разводов, 1994 г. — более 680 тыс., 1995 г. — 666 тыс.). Если в 1990 г. их было 3,7 на 1 000 человек населения, то в 1994 г. — 4,6 (в 1995 г. — 4,5)87. За последние годы резко вырос показатель, характеризующий соотношение числа регистрируемых разводов и числа регистрируемых браков — с 424 разводов на 1 000 браков в 1995 г. до 619 разводов на 1 000 браков в 1995 г.,
а за первую половину 1996 г. это соотношение составило 807. Новое
и даже уникальное явление — преобладание в ряде регионов числа разводов над числом браков. Это явное свидетельство тенденции к нестабильности браков.

По мнению отечественных социологов, основные условия, предопределяющие развод, — это урбанизация образа жизни, миграция населения, индустриализация страны, эмансипация женщин. «Эти факторы снижают уровень социального контроля, делают жизнь людей в значительной степени более анонимной, у них атрофируются чувства ответственности, устойчивой привязанности, взаимной заботы друг о друге»88.

По оценкам экспертов, за последние два десятилетия роль материальных факторов в заключении брака почти не изменилась: «57 % вступают в брак, чтобы жить рядом с любимым человеком, а 19 % — по расчету. Зато роль экономики в разводах выросла многократно. Так, если в 1990 г. отсутствие собственного жилья разрушало ячейку общества в 21 % случаев, то в 2007 г. — уже в 41 %. Невозможность материально обеспечить семью как причину развода в 1990 г. назвали 8 % опрошенных, в то время как в 2007 эта цифра составила 29 %. Таким образом, в сумме экономические причины в советское время принуждали к разводам в 29 % случаях, в настоящее время — в 70 %»89.

Однако данные Росстата показывают, что количество разводов в год на 100 тыс. человек в 1995 г. равнялось 4,5, также, как и в 2007 г. Социологические исследования показывают, что по сравнению с советским периодом изменившиеся экономические условия и отношение россиян


к материальным ценностям стали не только чаще разрушать брак, но одновременно стали и препятствовать разводам. Если в 1990 г. лишь 10 % супружеских пар не разводились потому, что не могли поделить жилье, то в 2007 г. — уже 32 %. Раньше материальная зависимость одного из супругов мешала разводу в 7 % случаев, а сейчас — в 24 %90.

Следствием увеличения числа разводов является то, что ежегодно около 500 тыс. детей остаются с одним родителем, сопровождаются ростом детской беспризорности и безнадзорности, девиациями в семейной структуре.

Наряду с этим, уровень благосостояния семьи играет исключительную роль при создании условий для полноценного развития, роста, поддержания и сохранения здоровья детей. Из 42 млн российских детей до 18-летнего возраста только 10 млн можно считать абсолютно здоровыми. Так,
«в 2002 г. под наблюдением наркологических диспансеров находилось более двух миллионов больных алкоголизмом, а реальное число потребляющих наркотики достигло 3,5—4 млн человек, две трети которых — дети и молодежь до тридцати лет. …По данным Института мозга РАН, проблемы с психическим здоровьем имеют 15 % детей, 25 % подростков и до 40 % призывников»91.

Кроме того, по данным за 2000 г., примерно 180 млн детей в возрасте от 5 до 17 лет (или 73 % работающих детей) были заняты опасными видами работ и наихудшими формами детского труда, включая принудительный труд, рабство, незаконный оборот наркотиков, долговую кабалу, участие в вооруженных конфликтах, проституцию и порнографию92.

По аналогии с федеральными статистическими данными, показатели физического и психического здоровья подрастающего поколения в Саратовской области также продолжают ухудшаться. Только за 2007 г. численность детей, состоящих на диспансерном учете, возросла на 25 тыс.
и составила более 208 тыс. человек или 37 % от их общей численности. Кроме того, обострение криминогенной обстановки особенно в молодежной среде (общее количество зарегистрированных преступлений при участии несовершеннолетних увеличилось с 7,7 % в 2001 г. до 9, 1 % в 2005 г.); увеличение разводов, 67 % которых приходится на семьи с детьми; повышение в 2,5 раза доли детей, рожденных вне брака за последние пять лет; рост заболеваемости наркоманией и токсикоманией (за последние три года число детей и подростков-наркоманов возросло в 3,8 раза, токсикоманов в 3,5 раза) в настоящее время являются весьма актуальными93. Понятия «ответственное родительство» подразумевает не только заботу
о здоровье ребенка, удовлетворение потребностей реализации способностей, создание условий для его всестороннего развития, но и овладение навыками по применению основ психолого-педагогических знаний.

Широкое распространение насилия и жестокости во всех сферах жизнедеятельности современного общества — на улице, в средствах массовой информации, в школе, в семье — представляет собой одну из наиболее актуальных социальных проблем. Насилие к женщинам и детям в семье является распространенным явлением во всех странах, независимо от уровня их социально-экономического и культурного развития. Данный феномен обусловлен целым рядом причин, которые необходимо рассматривать в контексте конкретных социокультурных условий, уровня социально-экономической и правовой защищенности человека в обществе.

По данным сравнительных исследований, уровень насилия в семьях
в России в 45—70 раз выше, чем во Франции и Великобритании и в 7 раз выше, чем в Пакистане с его почти легализованными убийствами женщин. Необходимость решения вопросов, связанных с насилием в семье, во многих развитых зарубежных странах хорошо осознается государством и обществом в целом, о чем свидетельствует наличие скоординированной системы государственных, негосударственных, частных и благотворительных организаций и учреждений, оказывающих необходимую помощь семье и детям. К сожалению, в нашей стране решение проблемы семейного насилия остается неудовлетворительным до настоящего времени, о чем говорит отсутствие необходимого учета и контроля за выявлением случаев насилия в семье по отношению к детям, женщинам, пожилым, людям с ограниченными физическими и умственными возможностями; несформированность системы учреждений по оказанию различных видов помощи потерпевшим; слабое юридическое поле по защите прав жертв насилия; недостаток квалифицированных специалистов, включенных в систему профилактики жестокого обращения в семье.

По мнению отечественных специалистов, уровень смертности населения в результате неестественных причин, в том числе и от насилия «соответствует аналогичным показателям в России столетней давности и почти в 2,5 раза превышает показатели, сложившиеся в развитых странах, в 1,5 раза — в развивающихся»94.

В настоящее время семейное насилие в его различных формах приобрело в России такие масштабы и глубину, которые представляют угрозу основам безопасности и существованию общества. По данным российской статистики: около 2 млн детей в возрасте до 14 лет ежегодно избиваются родителями; более 50 тыс. детей убегают из дома, спасаясь от жестокого обращения в семье; 25 тыс. из них находятся в розыске; около 2 000 детей ежегодно сводят счеты с жизнью; более 50 % преступлений
в быту совершается в присутствии детей; 30—40 % всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье; 70 % всех жертв тяжких насильственных посягательств составляют женщины и дети; около 70 % преступлений в сфере семейно-бытовых отношений совершается в состоянии алкогольного опьянения; более трети (38 %) всех убитых на почве нездоровых семейно-бытовых отношений составляют дети, престарелые, инвалиды95.

Как известно, в семье закладываются основы любви, уважения, нравственности и терпимости. Дети, ставшие жертвами или свидетелями семейного насилия, нередко сами проецируют подобную модель поведения на членов своей семьи во взрослой жизни, тем самым, способствуя распространению и передаче жестокого поведения через поколения. Данный факт находит свое научное и практическое подтверждение, поскольку более половины обидчиков, агрессоров, преступников вырастают в семьях, где имели место насилие и жестокость.

Актуальность данной проблемы позволила диссертанту провести
в 2007 г. пилотажное социологическое исследование в г. Балашове с целью изучения общественного мнения молодежи по проблеме семейного насилия. Эмпирическую базу научного исследования составили статистические данные социозащитных учреждений, результаты и материалы социологического исследования, проводимого среди студентов 2, 3 и 4 курсов Саратовского государственного социально-экономического университета Балашовского филиала (БФ СГСЭУ), Поволжской академии государственной службы (ПАГС), Балашовского филиала Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского (БФСГУ). Выборочная совокупность респондентов составила 181 человек в возрасте от 18 до 23 лет. В ходе исследования были использованы анкетный опрос, анализ документов, стандартизированное интервью, различные методы группировки первичных эмпирических данных и измерения социальных показателей. Анкета состояла из 22 вопросов закрытого и открытого типа с несколькими вариантами ответов. В анкетировании принимали участие 27,6 % юношей и 72, 4 % девушек, не замужем/неженаты — 95,5 %, замужем/женаты — 0,5 %, свое материальное положение оценили как среднее — 31,6 %; хорошее — 25,1 %; ниже среднего — 5,5 %; высокое — 2 % и выше среднего — 1,5 %.

В ходе опроса было установлено, что содержание понятия «насилие» молодые люди рассматривают как: унижение достоинства другого человека — 54,7 %; причинение вреда другому человеку — 43,7 %; принуждение другого человека совершать не характерные для него поступки — 27,1 %; ситуация власти одного человека над другим — 13 %; способ


самоутверждения — 5 %; способ контроля эмоций и поведения другого человека — 3 %.

При обработке результатов анкетирования было выявлено, что подавляющее большинство молодежи — 89,4 % осуждают любые формы проявления насилия, 12,5 % заявили, что решительно отстаивают права тех, кого унижают. Тем не менее 7,5 % молодых людей рассматривают насилие как приемлемую форму решения конфликтов в определенных ситуациях


и 1 % респондентов относятся к насилию нейтрально.

В отношении наибольшей распространенности видов насилия в современной российской семье были названы психологическое насилие — 58,7 %; физическое — 57,2 %; сексуальное — 20,1 % и экономическое — 10 %.

На вопрос анкеты «В отношении кого, с Вашей точки зрения, чаще всего совершается насилие в семье?» лидирующие позиции были отданы детям — 68,3 %; женщинам — 60,7 %; реже пожилым — 10 % и мужчинам — 2,5 %. Интересным представляются результаты анкетирования, связанные с оценкой физических наказаний по отношению к детям как акта насилия. Положительно на вопрос «Рассматриваете ли Вы наказания детей как акт насилия?» ответили 15 %; «скорее да, чем нет» — 27,6 %; отрицательно ответили 20,1 %; «скорее нет, чем да» — 38,1 %. Полученные данные позволяют судить о достаточном распространении насилия
в семье, его закреплении в культурных традициях, стереотипах поведения и мышления людей, поскольку больше половины (58,2 %) молодых людей считают физические наказания детей приемлемой формой воспитания и не рассматривают их как проявление насилия. Данная тенденция приводит к тому, что часто ребенок воспринимает жестокое обращение с ним как «заслуженное», а некорректные методы воспитания — оправданными и правомерными.

При ответе на вопрос «Какие виды наказаний ребенка в семье Вы можете отнести к акту насилия?» ответы респондентов распределились следующим образом: физическое воздействие (побои, порка ремнем, нанесение телесных повреждений) отметили 74,8 %; сексуальные домогательства по отношению к ребенку — 71,3 %; оскорбления — 30,6 %; запрет на деятельность, приносящую удовлетворение — 10 %; лишение удовольствия — 8 %. При сравнении результатов, полученных на два предыдущих вопроса, можно отметить, что насилие в сознании и восприятии респондентов ассоциируется с побоями, травмами, сексуальными домогательствами, тогда как «легкие» наказания (шлепки, толчки, пощечины, ограничение свободы) не рассматриваются как проявление насилия над детьми.

Что касается оценки действий, расцениваемых респондентами как
насильственные по отношению женщинам, были названы следующие: физическое насилие — 84,9 %; психологическое насилие, включающее угрозы, шантаж, запугивание, принуждение — 64,8 %; сексуальные домогательства — 62,3 %; контроль за отношениями с другими людьми — 9,5 %; экономическое насилие — 8,5 %; контроль за поведением женщины, включая выбор одежды, прически, макияжа и т. д. — 5,5 %.

В качестве насильственных действий по отношению к мужчинам были названы следующие: физическое воздействие — 63,8 %; психологическое воздействие — 56,2 %; сексуальные домогательства — 29,1 %; контроль за отношениями с другими людьми — 15 %; контроль за поведением — 9 %; экономическое воздействие посредством лишения денег; контроль за расходованием средств назвали 8,5 % респондентов. Из результатов опроса видно, что насилие по отношению к «сильному» полу в семье также имеет место и не вызывает у опрашиваемых затруднений или недоумений при ответе на данный вопрос. Более того, респонденты указывают на широкий спектр проявления насильственных действий по отношению к мужчинам, где присутствуют все основные виды насилия, включая физическое, сексуальное, психологическое (эмоциональное) и экономическое.


С одной стороны, на наш взгляд, это может быть связано с все большим «раскрепощением» женщин, приобретением ими независимости, повышением их социального статуса, как в самой семье, так и за ее пределами (более высокое служебное положение, заработная плата, образование по сравнению с мужчинами), с другой стороны, с тенденцией к обращению общества к проблеме насилия не только по отношению к женщинам
и детям как наиболее уязвимым категориям населения, но и к мужчинам как исторически более сильным представителям человеческого рода, которым традиционно предписано быть мужественными, агрессивными, настойчивыми и т. д.

На вопрос анкеты «Наказывали ли Вас родители, когда Вы были


ребенком? Если да, то как именно?» были получены следующие ответы: отрицательно ответили 30,6 %, положительно — 42,7 % респондентов, 26,7 % — затруднились с ответом. В качестве методов семейного воспитания были названы такие воздействия: стояние в уголу — 36,1 %; лишение денег — 2,5 %; прогулок — 1,5 %; развлечений — 1 %; побои с использованием ремня — 1,5 %; крик — 1 %; ограничение свободы (закрывали в комнате) — 0,5 %; беседы (воспитывали без применения насилия) — 0,5 %.

Несмотря на то, что большая часть респондентов указывают на наличие опыта физических наказаний в родительской семье, абсолютно не считают себя жертвой насилия 47,7 %, с некоторой долей сомнения скорее нет, чем да — 14,5 %; скорее да, чем нет — 3,5 % и, наконец, 1,5 % участвующих в анкетировании, признают себя жертвой насилия. Основными видами семейного насилия по отношению к себе 26,6 % респондентов называют психологическое насилие; 22,1 % — экономическое; 9,5 % — пренебрежение их нуждами и потребностями; 8,5 % опрошенных имели опыт физического насилия; 4 % — сексуального. Однако на вопрос «Ощущаете ли Вы себя защищенным и любимым в своей семье?» 86,9 % респондентов ответили утвердительно, 13 % — отрицательно.

В качестве основных причин насилия в семье молодые люди указывают на склонность личности к насилию — 61,3 %; неуравновешенность эмоциональной сферы — 56,7 %; демонстрацию насилия в печатных и телевизионных СМИ — 29,1 %; жизненные проблемы — 22,1 %; традиции воспитания человека в родительской семье — 18 %; ситуацию безысходности и отчаяния — 14 %; неурядицы на работе — 9,5 %.

Помимо вышеперечисленного респонденты отмечают наличие следующих факторов, влияющих на рост и эскалацию насилия в семье: снижение уровня нравственности и морали в обществе — 69,3 %; увеличение фильмов и телепередач на ТВ, основной темой которых является насилие и жестокость — 51,7 %; снижение уровня материального обеспечения населения — 21,6 %; увеличение количества неполных семей — 13,5 %;


а также появление тенденции к росту гражданских браков — 4,5 %. Из-за усиливающейся конкуренции между телевизионными каналами журналисты в погоне за сенсацией демонстрируют главным образом сцены насилия, агрессии, несчастные случаи, катастрофы и войны, которые сопровождаются видом разрушений и смерти. Зачастую сама культура отражает скрытое санкционирование жестокости на телевидении и в средствах массовой информации, в выборе героев и сюжетов. Эти факторы могут частично объяснить силовой эффект демонстрации жестокости и насилия на телеэкране, где герои чаще вознаграждаются, чем наказываются за свое агрессивное поведение. Поощрение жестокости приводит к неоднократному повторению подобного поведения и, наоборот, наказание ведет к контролю агрессии.

О необходимости проведения информационно-профилактической работы по предотвращению семейного насилия говорит и тот факт, что подавляющая часть опрошенных либо затрудняются с ответом на вопрос «Какие из учреждений помощи семье Вы знаете?» — 20,6 %; либо указывают известные им учреждения социального обслуживания населения, часто независимо от их реальной деятельности. Так, среди ответов фигурируют: центр «Семья» — 36,1 %; «ЦСОН», «Красный крест», «суд по правам человека» — 3,5 %; Молодежь плюс — 2,5 %; «центр реабилитации» — 1,5 %; «комитет по семейным делам» — 1,5 %; органы внутренних дел — 1,5 %.

Кроме того, об актуальности информирования населения по проблеме насилия в семье свидетельствует и низкая правовая грамотность молодежи, что отражается в результатах анкетирования. Так, на вопрос анкеты «Какие правовые документы по защите семьи от насилия существуют в современном российском законодательстве?» ответ «не знаю» дали 30,1 % респондентов; Семейный Кодекс назвали 19,5 % опрошенных; Конституцию РФ — 14 %; УК РФ — 7,5 %; Конвенцию ООН по правам ребенка — 4,5 %; Гражданский кодекс — 4 %. На основании полученных результатов можно утверждать, что молодежь недостаточно осведомлена не только о своих правах, которые закреплены в действующих международных и федеральных законах, но и часто не знает о наличии в своем населенном пункте соответствующих служб, организаций и учреждений, куда можно обратиться за квалифицированной защитой и помощью в случае семейного насилия.

Ответы молодежи на вопрос о вероятности существования семейного насилия в благополучных, материально обеспеченных, полных семьях не оставляют сомнения в том, что данная проблема является мультидисциплинарной и напрямую не коррелирует с низким материальным статусом семьи, алкоголизмом или отсутствием одного из родителей: да — 41,2 %; скорее да, чем нет — 29,6 %; скорее нет, чем да — 33,1 %; нет — 4,5 %.

Отсутствие полноценной информации по проблеме насилия в семье, его видов, форм, причин, последствий осознается и самой молодежью. Так, на вопрос «Нужны ли учебные дисциплины (курсы по выбору, спецкурсы, факультативы) в учебной программе вуза по проблеме семейного насилия?» были получены следующие ответы: да — 10 % респондентов; скорее да, чем нет — 37,6 %; нет — 6 %; скорее нет, чем да — 7 %. Это подтверждается и ответом на другой вопрос анкеты «Что бы Вам хотелось узнать о семейном насилии?», где респонденты высказывают следующие суждения: «все», «побольше», «причины возникновения», «какие учреждения могут оказать помощь», «каким образом можно избежать семейного насилия», «мера наказания», «все знаю», «ничего», «чем больше знаешь, тем вероятнее насилие» и т. д. Эти ответы говорят о необходимости проведения просветительской, информационной и профилактической работы, направленной на повышение знаний населения о проблеме семейного насилия, его видах, формах, причинах и последствиях, учреждениях социальной сферы, оказывающих квалифицированную помощь пострадавшим.

Таким образом, несмотря на положительные сдвиги в сфере проведения социальной политики в городе и районе, существует необходимость повышения социально-психологической, правовой компетентности и культуры населения, в том числе и информированности общества по проблеме семейного насилия.

Для решения этой проблемы правительство Российской Федерации предприняло ряд активных действий, направленных на защиту интересов семьи и детей в лице национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, социального развития, что несет в себе положительные тенденции к стабилизации и укреплению социального института семьи. Главной целью этой политики является деинституциализация детей.
В настоящее время существует уже несколько программ по переводу детей из детских домов под опеку или на воспитание в семью. Более подробно эта проблема будет освещена в следующих главах диссертационной работы.

Таким образом, очевидно, что в настоящее время семья претерпевает целый комплекс изменений. Необходима новая концепция более эффективной адаптации семьи в современную систему общественных связей. Требуется и новая этика в отношении детей, согласно которой ребенок — это самоценный субъект, имеющий льготные, приоритетные права для своего развития. Необходимо предотвратить ситуацию, когда социальное переустройство общества обеспечивалось бы ценой выживания каких бы то ни было групп населения.

В современных условиях крайне важно развивать внутренний потенциал семьи. Но для этого необходимо проинвентаризировать этот потенциал применительно к региону и типу семьи и уже затем вырабатывать механизм его реализации, имея в виду более эффективное использование местных возможностей. Кризисные явления не должны проецироваться на семью, поскольку семья — это тот общественный механизм, который может обеспечить выживаемость современного гражданского общества
и его государственных институтов.

Исходя из вышесказанного, можно сделать выводы: семья по-прежнему остается одним из самых действенных агентов социализации подрастающего поколения, хотя и претерпевает различные трансформации и изменения. В отличие от действующей прежде единой государственной системы социального обеспечения в настоящее время социальная защита семьи представляет собой разноплановую деятельность, дифференцированную по отношению к различным группам населения и подведомственную разным министерствам и ведомствам, общественным организациям


и учреждениям. Новые социально-экономические условия предопределяют модификацию содержания, методов и форм по социальной защите. Недостаточность серьезных концептуальных разработок в области демографической и семейной политики значительно снижает их действенность и результативность, сводя их к бессистемному набору разовых мероприятий, «неотложной помощи» деприватным семьям. В частности, по мнению ряда ученых, политика в отношении семьи в немалой степени деформирована, ориентирована на индивидуума, и, по существу, недооценивает ее роль в качестве интегрирующей основы адаптационных процессов населения страны.

Тем не менее нельзя не отметить и целый ряд положительных сдвигов в экономической, социальной и демографической сфере современной России. Так, по оценкам некоторых экспертов, «в 2007 году ВВП составил 107,6 %. Индекс промышленного производства достиг 106,3 % против 104,9 % в 2006 году, уровень развития сельского хозяйства вырос на 3,3 %. Розничная торговля увеличилась на 15,2 %. Инвестиции в основной капитал повысились на 21 %. Реальные располагаемые доходы населения выросли на 10,4 %, за вычетом инфляции. Продолжает сокращаться безработица, которая уменьшилась на 13 % и составляет сегодня чуть больше 4 миллионов человек»96.

По данным института демографических исследований, «в 2007 году
в России родилось 1 миллион 602 тысячи 387 детей, что на 122,75 тысячи больше, чем в 2006 году. На тысячу населения коэффициент рождаемости составил 11,3 против 10,4 в 2006 году. Все чаще в семьях появляются вторые и третьи дети, доля которых увеличилась с 33 % в начале 2007 года до 42 % в конце года»97.

Статистические данные говорят о том, что меры, принимаемые на государственном уровне, оказались своевременными и эффективными: увеличены пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет, впервые введены пособия по уходу за ребенком для неработающих женщин. Кроме того, с 2007 г. введены компенсационные выплаты родителям, чьи дети посещают детские сады, выплачивается единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в приемную семью. Для того чтобы не допустить снижения реального уровня социальных пособий и выплат с 2008 г. вводится механизм их индексации, чего ранее предусмотрено не было. Новым инструментом поддержки стал «материнский капитал», который выплачивается семьям, принявшим решение родить второго или третьего ребенка. Положительная динамика демографического развития характеризуется также показателем естественной убыли населения, который за 2007 г. снизился на одну треть.

Тем не менее, на наш взгляд, для более эффективной реализации мер государственной демографической и семейной политики, необходимо продолжать активную работу в данном направлении. Для этого необходимо разработать целый комплекс мероприятий, включающий:


  • экономическое стимулирование рождаемости (повышение пособий на детей; расширение возможностей для женщин сочетать материнство
    и карьеру; создать условия для самореализации, снижения «двойной занятости»; обеспечить доступность и качество работы детских дошкольных
    учреждений; повысить оплату труда представителей бюджетной сферы и т. д.);

  • достижение политической и социально-экономической стабильности в обществе как необходимого условия для минимизации депопуляционных тенденций;

  • обеспечение нормативно-законодательного регулирования прав
    и свобод семьи как самостоятельного юридического института общества;

  • целенаправленное и планомерное формирование фамилистического сознания и семейных ценностей взамен гедонистического мировоззрения и потребительства у подрастающего поколения на всех уровнях профессионального образования. Поскольку под воздействием негативных образцов западной культуры происходит отход молодежи от национальных культурных ценностей, норм и образцов поведения, утрата «точек соприкосновения» между поколениями, снижение авторитета родителей в структуре межличностных отношений в семье. Проведение воспитательной работы поможет сформировать такой тип личности, который позволит юношам и девушкам реализовать их личностный потенциал, который, вместе с тем, отвечал бы интересам российского общества в решении современных демографических проблем.


Каталог: elbibl -> direction -> prochee
direction -> Учебное пособие в помощь студентам
direction -> Практикум учебно-методическое пособие для студентов факультетов
direction -> Учебно-методическое пособие для студентов педагогических факультетов Балашов 2004 ббк 74. 3 Ф15
direction -> Учебное пособие для студентов педагогических вузов
direction -> Учебное пособие для студентов психологических специальностей Балашов 2007 ббк 88. 40я73 С44
direction -> Г. Чернышевского Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе
direction -> Психология травматического стресса
direction -> Сборник научных статей Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009 ббк 60. 992 С69
direction -> Материалы Региональной научно-практической конференции Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009
prochee -> Н. Г. Чернышевского коповой андрей сергеевич агрессивное поведение подростков монография


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница