Муращенкова Надежда Викторовна



Скачать 358.06 Kb.
Дата21.05.2016
Размер358.06 Kb.



Муращенкова Надежда Викторовна

доцент кафедры общей и социальной психологии Негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Смоленский гуманитарный университет»


Название научной работы:



«Социально-психологические детерминанты представлений молодежи

об экстремизме и патриотизме»

Организация, выдвигающая научную работу

на областной конкурс молодых ученых 2014 г.:

Негосударственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Смоленский гуманитарный университет»


Автор научной работы
Муращенкова Н.В.

Актуальность научной работы. Одна из острейших проблем, с которой столкнулось мировое сообщество на рубеже XX-XXI веков, – это проблема экстремизма, межкультурных войн и междоусобиц, связанная с растущей интолерантностью современного общества, подогреваемой идеями псевдопатриотизма и призывами борьбы с «иными», «чужими» с целью сохранения собственной идентичности. Год от года в России растет количество расистских и неонацистских проявлений (В. Альперович, А.М. Верховский, О.А.Сибирева, Н.Ю. Юдина, 2012), ежегодно пополняется и обновляется Федеральный список экстремистских материалов (URL: http://minjust.ru/ru/extremist-materials), растет количество экстремистских ресурсов в Интернете.

Актуализированная в обществе экстремистская проблематика и распространение экстремистской идеологии стимулируют работу социального мышления личности и запускают механизмы идентификации, способствуя развитию представлений об экстремизме, формированию того или иного отношения к данному явлению, а иногда и готовности людей примкнуть к экстремистской группе. Особенно актуальна данная проблема для молодежи, которая в силу возрастных особенностей является сензитивной к восприятию и трансляции экстремистских идей. Мировоззренческая неустойчивость, недостаточная социально-психологическая зрелость, флуктуирующая идентичность, выраженный поиск себя, склонность к риску и проявлению различных форм социального протеста делают молодежь наиболее уязвимой в отношении экстремизма группой.

Экстремизации массового сознания молодежи способствует обострившаяся в последние годы проблема депатриотизации населения России, двойственность в понимании и оценке патриотизма (И.А. Милюкова, 2008; Н.Ю. Синягина, 2011; А.А. Гостев, 2012; и др.), а также активно пропагандируемая в современном обществе позиция, согласно которой экстремизм трактуется как особая форма патриотизма, как полезная деятельность, направленная на защиту своей страны, своего народа от «чужих». В научном дискурсе патриотизм – это важнейший фактор консолидации общества (С.Ю.Иванова, 2004; Г.В. Здерева, 2004; А.Н.Вырщиков, М.Б. Кусмарцев, 2006; и др.) и профилактики экстремистских проявлений (В.А. Кольцова, В.А. Соснин, 2006; Н.Ю. Синягина, 2011; и др.). Значимая роль патриотизма в профилактике экстремизма отражена также в Государственной программе «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы» (URL: http://archives.ru/programs/patriot_2015.shtml).

Таким образом, борьба с молодежным экстремизмом и воспитание патриотизма – это две взаимосвязанные проблемы, решение которых невозможно без учета содержания представлений молодежи об экстремизме и патриотизме и анализа социально-психологических детерминант этих представлений.



Проблематика научной работы. Тематика работ, связанных с анализом представлений молодежи, в современной отечественной психологии довольно разнообразна, однако изучению представлений молодежи об экстремизме и патриотизме посвящены единичные психологические исследования (Г.Л. Бардиер, Н.В. Суханова, 2004; Ю.С. Бузыкина, 2013; А.В. Забарин, А.С.Иванова, 2013; С.И.Кудинов с соавт., 2013). Отсутствуют работы, направленные на изучение представлений личности об экстремизме и патриотизме во взаимосвязи и взаимовлиянии, редко встречаются труды, посвященные анализу социально-психологических детерминант этих представлений. Гораздо большее внимание проблематике изучения содержания и детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме уделяют социологи (А.В. Сериков, 2005; Т.С.Колябина, 2006; В.А. Воронов, П.Н. Беспаленко, 2008; Б.В. Заливанский, 2008; И.А. Милюкова, 2008; С.Ш. Муслимов, 2011; Г.П. Кулешова, Ю.В. Дадаева, 2012; М.Я. Курганская, 2012; Н.В. Дергунова, 2013; Р.И. Зинурова с соавт., 2013; В.А. Ружа, 2013; и др.).

Изучение содержания и детерминант социальных представлений об экстремизме и патриотизме требует от исследователя знания и понимания сути экстремизма и патриотизма и специфики научных представлений о данных объектах. Поэтому раскрытие сущности экстремизма и патриотизма с позиции социально-психологического подхода – неотъемлемый компонент проводимого исследования, связанный с рядом трудностей, ведь на сегодняшний день тема экстремизма и патриотизма еще не получила системного теоретического социально-психологического истолкования. Наибольшее число работ, посвященных экстремизму, принадлежит философам, социологам, юристам, политологам (Д.И. Аминов, Р.Э. Оганян, 2005; Л.В. Баева, 2010; В.А. Бурковская, 2005; В.И. Красиков, 2006; В.И. Чупров, Ю.А. Зубок, 2009; и др.). Среди отдельных психологических исследований, отражающих проблематику экстремизма, стоит выделить работы Л.Н. Аксеновской (2006), С.Н. Ениколопова и Н.В. Мешковой (2008), Е.Н. Юрасовой (2008), Н.В. Дворянчикова с соавт. (2010), А.А. Оселкова (2011), О.А. Корниловой (2012).

При этом, в психологии накоплен значительный пласт научных работ, являющихся базой для описания экстремизма как социально-психологического феномена. Это – исследования, направленные на объяснение причин человеческой деструктивности и склонности к нарушению социальных норм (Ю.А. Клейберг, 2003, 2005; Р. Лифтон, 1961; М.М.Решетников, 1998; А.В.Сырцев, 2003; Э. Фромм, 1990; и др.), раскрывающие суть человеческой агрессии (Л. Берковиц, 2001; Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 1997; А. Налчаджян, 2007; и др.), описывающие особенности авторитарной личности (М.А. Абалакина с соавт., 1990; Т. Адорно с соавт., 1950; Б. Альтемейер, 1996; Дж. Даккит, 1989; Н.А. Дьяконова, В.В. Юртайкин, 2000; В. Райх, 1997; Дж. Рэй, 1976; и др.), изучающие вопросы миграции, межэтнического взаимодействия и напряженности, толерантности и интолерантности (А.Г. Асмолов, 2007; В.В.Гриценко, 2006; Л.М. Дробижева, 2013; Н.М. Лебедева, 1997; Т.П.Скрипкина, 2002; Г.У. Солдатова, 2001; А.В. Сухарев, 2008; Т.Г. Стефаненко, 1999; В.Ю.Хотинец, 2000; и др.), раскрывающие механизмы самоидентификации и формирования идентичности личности (Г.М. Андреева, 2000; Г. Тежфел, 1978; Дж. Тернер, 1987; Э. Эриксон, 1996; и др.), анализирующие социально-психологические аспекты терроризма (В.А. Емелин, 2010; Ф.М. Мохаддам, 2006; Д.В. Ольшанский, 2002; В.А. Соснин, Т.А. Нестик, 2008; и др.).

Проблема изучения патриотизма тоже не является для психологии традиционной, хотя и признается учеными как актуальная в контексте современных тенденций развития социальной психологии в России (А.Л.Журавлев, 2011). Патриотизм чаще становится объектом философии (Т.В.Беспалова, 2011; С.Ю. Иванова 2004; Н.М. Ильичев, 2002; В.И. Лутовинов, 1998; И.В. Лысак, И.В. Наливайченко, 2013; М.Х. Халимбекова, 2012; и др.), педагогики (А.Н. Вырщиков, М.Б. Кусмарцев, 2006; Г.В. Здерева, 2004; В.И.Руденко, 2005; С.Н. Самтонов, 2008; Н.М. Снопко, 2007; и др.) и социологии (Л. Борусяк, 2004; М.А. Ешев, 2010; Т.С. Колябина, 2006; А.В. Кузнецова, 2004; М.Я. Курганская, 2012; А.Н. Малинкин, 1999; T.B. Пискунова, 2007; В.А. Ружа, 2013; О.Е. Чуйков, 2010; и др.). Тщательному концептуально-терминологическому анализу основных понятий, отражающих проблематику патриотизма, посвящены лишь единичные психологические теоретические исследования (В.А. Кольцова, В.А. Соснин, 2005; А.А. Гостев, 2012). Среди эмпирических психологических работ, отражающих проблематику патриотизма, стоит выделить исследования Н.А. Левиной (2004), С.В. Мещеряковой (2008), А.В. Потемкина (2009), О.Е. Хухлаева с соавт. (2011), С.А. Гаврилушкина (2012), С.И. Кудинова (2012, 2013); С.М. Науменкова (2013).

Таким образом, приходится констатировать, что на данный момент представления об экстремизме и патриотизме и их социально-психологические детерминанты не получили должного отражения в эмпирических психологических исследованиях, не сложилась система изучения экстремизма и патриотизма как связанных социально-психологических феноменов, не раскрыт психологический потенциал патриотизма как фактора профилактики молодежного экстремизма.

Проведенный теоретический анализ позволил выделить ряд противоречий, определивших выбор темы и цели нашего исследования:

– между осознанием важности социальных представлений в детерминации поведения личности и недостатком психологических исследований, направленных на выявление и анализ представлений молодежи об экстремизме и патриотизме и социально-психологических детерминант данных представлений;

– между необходимостью предупреждения экстремистских проявлений, значимостью воспитания патриотизма как фактора профилактики молодежного экстремизма и недостаточной изученностью социально-психологической природы экстремизма и патриотизма;

– между потребностью исследования представлений об экстремизме и патриотизме и детерминант данных представлений во взаимосвязи и взаимовлиянии и отсутствием эмпирических психологических работ соответствующей проблематики.

Цель научной работы: изучение социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме.

Объект исследования: молодежь как субъект социального познания.

Предмет исследования: социально-психологические детерминанты представлений молодежи об экстремизме и патриотизме.

Основная гипотеза исследования: ценностные ориентации, базовые убеждения и этническая идентичность являются социально-психологическими детерминантами представлений молодежи об экстремизме и патриотизме.

Частные гипотезы:

1. Детерминантами позитивных представлений молодежи об экстремизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на индивидуалистические ценности, отрицание значимости коллективистских ценностей, убежденность личности во враждебности мира, этническая гипоидентичность и/или гиперидентичность.

2. Детерминантами позитивных представлений молодежи о патриотизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на коллективистские ценности, убежденность личности в доброжелательности мира, позитивная этническая идентичность.

Задачи научной работы.

Теоретическая задача:

1. Проанализировать основные подходы к изучению содержания и детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, обосновав включение ценностных ориентаций, базовых убеждений, особенностей этнической идентичности личности в число социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме.



Методическая задача:

2. Разработать программу эмпирического исследования, включающую описание логики, процедуры исследования, авторскую анкету по изучению представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, а также комплекс методик, направленных на анализ ценностных ориентаций, базовых убеждений и особенностей этнической идентичности личности.



Эмпирические задачи:

3. Выявить и описать содержание и структуру (ядерные и периферийные компоненты) социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме и содержание представлений об экстремисте и патриоте.

4. Проанализировать особенности ценностных ориентаций, базовых убеждений, этнической идентичности как социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремисте и патриоте.

5. Провести сравнительный анализ ценностных ориентаций, базовых убеждений, этнической идентичности и представлений об экстремизме и патриотизме у респондентов с различными типами отношения к экстремистам, а также у респондентов с различной степенью выраженности экстремистской и патриотической самоидентичности.



Научная новизна. Проведен теоретический анализ сущности экстремизма и выработано определение экстремизма с позиции социально-психологического подхода, согласно которому экстремизм как явление, проявляющееся на уровне личности (субъекта социальных отношений), – это вид насилия, целенаправленное преднамеренное агрессивное поведение личности (речевое или деятельное) по отношению к другому человеку или социальной группе, связанное с нарушением базового чувства доверия к миру, мотивированное идеологией личного превосходства, нетерпимостью и ксенофобией к объекту насилия.

С позиции социально-психологического подхода раскрыт потенциал патриотизма как фактора профилактики молодежного экстремизма, описаны основные различия в проявлениях экстремизма и патриотизма на уровне личности. Теоретически обосновано, что истинный патриотизм как базовое духовно-нравственное личностное образование является фактором профилактики актуализации экстремистского сознания и экстремистских поведенческих практик, так как личность со сформированным патриотизмом обладает духовностью и нравственностью, нацелена на созидание и творчество, проявляет интерес, уважение и доверие к миру и окружающим людям, характеризуется дружелюбностью, гибкостью, толерантностью, позитивной этнической идентичностью, признает значимость коллективистских ценностей, отличается гармоничным сочетанием личных интересов с интересами Отечества.

Теоретически и практически обоснована значимость изучения содержания, социально-психологических детерминант и связи представлений молодежи об экстремизме и патриотизме в контексте формирования патриотизма как фактора профилактики молодежного экстремизма.

Описаны содержание и структура социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме: ядро представления об экстремизме составляют понятия «терроризм», «насилие», «война», «злоба», а периферию – понятия, отражающие негативные эмоции и состояния, связанные с проявлением жестокости личности, применением противозаконных средств достижения целей, повлекших жертвы, смерть и разрушение; ядром представления о патриотизме являются понятия «любовь», «гордость», «Родина», «преданность», «уважение», а периферией – понятия, отражающие позитивные эмоции и состояния, связанные с защитой Отечества, народа, проявлением мужества, героизма, смелости и отваги, военно-историческим прошлым страны.

Обнаружены половые различия в содержании социальных представлений об экстремизме и патриотизме: женщины склонны рассматривать экстремизм и патриотизм сквозь призму эмоционально-нравственной сферы, а мужчины рассматривают данные явления фактологически, описательно, отмечая их характеристики, причины и последствия проявления.

Показано, что образ экстремиста в сознании большей части молодежи связан с такими характеристиками, как выраженная активность, отрицательные эмоции и состояния, враждебность и безнравственность, а образ патриота связан с такими чертами, как спокойствие, доброжелательность, нравственность и активность.

Выявлена связь представлений молодежи об экстремисте и патриоте: позитивная оценка экстремиста сопровождается негативной оценкой патриота, отрицанием межэтнической толерантности как формы проявления истинного патриотизма и акцентированием внимания на протестной активности как его неотъемлемом атрибуте, в то время как позитивная оценка патриота сопровождается негативной оценкой экстремиста и включением межэтнической толерантности в число проявлений истинного патриотизма.

Теоретически обоснована и эмпирически доказана связь ценностных ориентаций, базовых убеждений и этнической идентичности с представлениями молодежи об экстремисте и патриоте. Выявлено, что предикторами позитивных представлений молодежи об экстремисте являются ориентация личности на индивидуалистические ценности «Самостоятельность» и «Гедонизм», отрицание ценности «Безопасность», слабо выраженное базовое убеждение личности в благосклонности мира, слабая определенность и негативная валентность этнической идентичности, выраженные формы этнической гипоидентичности и гиперидентичности; предикторами позитивных представлений молодежи о патриоте являются ориентация личности на коллективистские ценности «Конформность», «Традиция», «Доброта», а также на ценности «Универсализм» и «Безопасность», выраженные базовые убеждения в благосклонности мира и в ценности собственного «Я», позитивная этническая идентичность; предикторами представлений молодежи о межэтнической толерантности как компоненте проявлений истинного патриотизма являются ориентация личности на коллективистскую ценность «Доброта» и на ценность «Универсализм», базовое убеждение личности в благосклонности мира, позитивная этническая идентичность, низкий уровень этнической гиперидентичности, неэкстремистская и патриотическая самоидентичности.

Теоретически обоснована и эмпирически доказана связь ценностных ориентаций, базовых убеждений и этнической идентичности с экстремистской и патриотической самоидентичностями (Я-представлениями о себе как экстремисте и патриоте). Предикторами выраженности экстремистской самоидентичности являются ориентация личности на индивидуалистические ценности «Самостоятельность» и «Власть», отрицание значимости коллективистской ценности «Традиция», низкий уровень позитивной этноидентичности, слабое убеждение в благосклонности мира в сочетании с убежденностью в ценности собственного «Я»; предикторами выраженности патриотической самоидентичности являются ориентация личности на коллективистские ценности «Доброта» и «Традиция», а также на ценность «Безопасность», низкий уровень этнической гипоидентичности, этнофанатизм, выраженные базовые убеждения в благосклонности мира и в ценности собственного «Я».

Выявлены и описаны различия в ценностных ориентациях, базовых убеждениях, особенностях этнической идентичности и представлениях об экстремисте и патриоте у молодых людей с различными типами отношения (негативным, индифферентным и лояльным) к экстремистам и с различной степенью выраженности экстремистской и патриотической самоидентичностей («патриот-неэкстремист», «патриот-колеблющийся экстремист», «непатриот-неэкстремист», «колеблющийся патриот-неэкстремист» и «колеблющийся патриот-колеблющийся экстремист»). Молодые люди с лояльным отношением к экстремистам имеют позитивные представления об экстремисте, отличаются ориентацией на ценности индивидуалистического спектра, выраженным базовым убеждением в ценности собственного «Я», этнической гиперидентичностью. Молодые люди с индифферентным отношением к экстремистам обладают позитивными представлениями об экстремисте, слабо выраженным базовым убеждением в благосклонности мира, этнической гипоидентичностью. Негативное отношение молодых людей к экстремистам имеет связи с негативными представлениями об экстремисте, слабой ориентацией на ценности индивидуалистического спектра, позитивной этнической идентичностью, убежденностью в благосклонности мира и ценности собственного «Я». Обосновано, что просоциальность и нормативность характерна для типа «патриот-неэкстремист», объединяющего молодых людей, отличающихся гармоничным сочетанием коллективистских мотивационных целей с ценностями индивидуалистического спектра, выраженной определенностью этноидентичности, ее позитивной оценкой, признанием самобытности и самоценности других народов, готовностью к продуктивным контактам с представителями различных этногрупп, выраженным убеждением в благосклонности мира, убежденностью в ценности собственного «Я», негативными представлениями об экстремисте, позитивными представлениями о патриоте, представлениями о включенности межэтнической толерантности в структуру проявлений истинного патриотизма.



Ценность научной работы обусловлена обращением к малоизученной и не традиционной для психологии, но актуальной и социально-значимой проблематике теоретического описания экстремизма и патриотизма как связанных социально-психологических феноменов, а также эмпирического изучения социально-психологических детерминант представлений современной молодежи об экстремизме и патриотизме. В результате исследования получены новые для науки эмпирические данные, на их основе сделаны выводы и обобщения, вносящие вклад в предметное поле социальной психологии, психологии личности, этнической, дифференциальной и юридической психологии.

Результаты и выводы научного исследования диктуют необходимость их учета в таких сферах, как образование и молодежная политика. Выявление социально-психологических детерминант, способствующих принятию или отвержению молодежью деструктивно-конфликтного (экстремистского) или конструктивно-созидательного (истинно-патриотического) типа взаимодействия, расширяет возможности прогнозирования и профилактики актуализации экстремистского сознания и поведения в молодежной среде, а также способствует эффективному выстраиванию системы патриотического воспитания. Наряду с этим, есть основания полагать, что проведенное исследование будет способствовать развитию традиции изучения экстремизма и патриотизма как социально-психологических явлений, а также исследования содержания и детерминант представлений об этих явлениях в различных возрастных, этно-религиозных и профессиональных группах.

Ценность научной работы подтверждается актами о внедрении результатов научного исследования: положения и выводы научной работы учтены и используются в профессиональной деятельности сотрудников Межшкольного учебного комбината №1 г. Смоленска, а также включены в содержание дисциплин («Психология безопасности», «Социальная психология», «Психология личности»), преподаваемых в НОУ ВПО «Смоленский гуманитарный университет».

Основные положения и выводы научной работы обсуждались и получили высокую оценку на заседаниях кафедры общей и социальной психологии Смоленского гуманитарного университета (2012, 2013, 2014 гг.), были представлены на экспертном семинаре по социальной психологии в Институте психологии РАН (г. Москва, 20 сентября 2013 г.), а также на I Всероссийском конкурсе научных и публицистических работ «Мы - многонациональный народ России» в Москве в 2013 году (научная статья вошла в число 214-и лауреатов конкурса). Теоретические и практические результаты исследования излагались в рамках докладов на различных научных конференциях: Международная конференция молодых ученых «Психология – наука будущего» (Москва, ИП РАН, 1-2 ноября 2007 г.), I, III и IV Международная научная конференция «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, СГУ, 29-30 мая 2008 г., 24-25 мая 2012 г., 30-31 мая 2014 г.), II Всероссийская научно-практическая конференция «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России» (Ижевск, 25-26 июня 2008 г.), IV Всероссийская научно-практическая конференция «Профессиональное и личностное самоопределение молодежи в современной России» (Самара, 26-27 сентября 2013 г.), Международная научная конференция, посвященная 80-летию А.В.Брушлинского «Человек, субъект, личность в современной психологии» (Москва, ИП РАН, 10-11 октября 2013 г.), Научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия» (Дубна, 17 апреля 2014 г.). Основное содержание научной работы отражено в 14 научных статьях.



Материалы и методы исследования. Теоретические методы исследования: анализ, синтез, сравнение, обобщение. Эмпирические методы исследования: опрос с использованием открытых и закрытых вопросов, метода свободных словесных ассоциаций, психосемантического дифференциала и ряда психодиагностических методик (шкалы, направленные на оценку определенности, валентности этнической идентичности и интолерантности к иноэтническому окружению Н.М.Лебедевой и А.Н. Татарко, вторая часть опросника Ш. Шварца по изучению ценностей («Профиль личности»), Шкала базовых убеждений Р.Янофф-Бульман, методика «Типы этнической идентичности» Г.У. Солдатовой и С.В. Рыжовой). Эмпирическое исследование проводилось в форме очного анонимного анкетирования с использованием авторской анкеты. Методы обработки и анализа данных: методы описательной статистики, контент-анализ, прототипический анализ (по П. Вержесу), угловое преобразование Фишера (φ*-критерий), U-критерий Манна-Уитни, H-критерий Краскела-Уоллиса, факторный анализ (метод главных компонент, вращение факторной структуры по методу Varimax normalized) и множественный регрессионный анализ (метод Forward stepwise). Математическая обработка проводилась в программе Statistica 6.0. Интерпретационные методы: структурный, функциональный, комплексный, системный.

Теоретико-методологической основой исследования являются принципы комплексного (Б.Г. Ананьев), системного (В.А. Барабанщиков, А.Л.Журавлев, Б.Ф. Ломов), субъектного (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, С.Л.Рубинштейн, В.В. Селиванов) и личностного (Е.В. Шорохова) подходов, представленных в отечественной психологии, а также положения психологии социального познания (Г.М. Андреева, П.Н. Шихирев, и др.), концепции социальных представлений (Ж.-К. Абрик, П. Вержес, М.И. Воловикова, А.И.Донцов, Т.П. Емельянова, С. Московичи, и др.), теории социального мышления (К.А. Альбуханова, и др.), теории социальной идентичности (Е.П.Белинская, Л.М. Дробижева, И.С. Кон, Т.Г. Стефаненко, Д. Тейлор, Дж.Тернер, О.А. Тихомандрицкая, Г. Тэжфел, и др.), концепции психологической детерминации социального поведения и социальных представлений личности (К.А. Абульханова, М.И. Воловикова, А.И. Донцов, Р.М. Шамионов, и др.).

Помимо этого, теоретическую основу исследования составили работы, направленные на анализ экстремистского сознания, видов экстремизма, причин его возникновения и детерминант развития (Д.И. Аминов, Ю.М. Антонян, Л.В.Баева, В.А. Бурковская, Л.М. Дробижева, С.Н. Ениколопов, Ю.А. Зубок, О.А.Корнилова, В.И. Красиков, Р.Э. Оганян, В.Н. Томалинцев, В.И. Чупров, Е.Н.Юрасова, М.Я. Яхьев, и др.), на изучение представлений молодежи об экстремизме (Г.Л. Бардиер, Ю.С. Бузыкина, А.В. Забарин, Б.В. Заливанский, А.С.Иванова, Н.В. Суханова, и др.), работы, связанные с анализом патриотизма с позиции социально-психологического подхода (А.А. Гостев, В.А. Кольцова, В.А.Соснин), с выявлением возрастных, социальных, этнических и психологических аспектов проявления и развития патриотизма в современном российском обществе (И.А. Аполлонов, Т.В. Беспалова, А.Н. Вырщиков, С.А.Гаврилушкин, Н.В. Гончарова, М.А. Ешев, Г.В. Здерева, С.Ю. Иванова, О.Р.Тучина, М.Б. Кусмарцев, Н.А. Левина, В.И. Лутовинов, И.В. Лысак, А.Н.Малинкин, С.В. Мещерякова, И.В. Наливайченко, А.В. Потемкин, Н.Ю.Синягина, О.Е. Хухлаев, и др.), с изучением представлений молодежи о патриотизме (Л. Борусяк, Н.В. Дергунова, Т.П. Довгий, М.Я. Курганская, И.А.Милюкова, Е. Омельченко, В.А. Ружа, и др.).

В работе использованы также результаты научных исследований, отражающих проблемы межэтнического взаимодействия, толерантности и интолерантности, вопросы формирования и проявления этнической идентичности и ее роли в детерминации сознания и поведения личности (А.Г. Асмолов, В.В.Гриценко, Л.И. Дробижева, Н.М. Лебедева, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, А.Н. Татарко, Л.А. Шайгерова, Т.П. Скрипкина, А.В. Сухарев, В.Ю. Хотинец, и др.), а также влияния ценностных ориентаций (Н.А. Журавлева, Н.М. Лебедева, Д.А. Леонтьев, Т.Н. Смотрова, А. Маслоу, М. Рокич, Ш. Шварц, и др.) и базовых убеждений личности (А. Бек, А.В. Котельникова, О.А. Кравцова, М.А. Падун, С.Эпштейн, Р. Янофф-Бульман, и др.) на социальное мышление и поведение.

Эмпирическая база исследования. В исследовании приняли участие молодые люди (314 человек, из них 157 мужчин и 157 женщин) в возрасте от 18 до 27 лет (M=21,66 и SD=2,79), постоянно проживающие в Смоленске и Смоленской области, отмечающие свою принадлежность к русской национальности и указывающие на отсутствие опыта участия в экстремистских организациях.

Результаты научной работы.

В ходе проведенного теоретического анализа существующих исследований по теме научной работы получены следующие результаты:

– обосновано, что важным условием эффективности патриотического воспитания и профилактики экстремизма в молодежной среде является учет содержания и социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме;

выявлено, что базовыми психологическими детерминантами формирования экстремистского сознания и поведения личности являются выраженная экстремальность в сочетании с нравственным нигилизмом, нарушением базового чувства доверия к миру, ксенофобией и агрессивностью;

сформулировано авторское определение экстремизма с позиции социально-психологического подхода, согласно которому экстремизм как явление, проявляющееся на уровне личности (субъекта социальных отношений), это вид насилия, целенаправленное преднамеренное агрессивное поведение личности (речевое или деятельное) по отношению к другому человеку или социальной группе, связанное с нарушением базового чувства доверия к миру, мотивированное идеологией личного превосходства, нетерпимостью и ксенофобией к объекту насилия;

показано, что яркими дифференцирующими психологическими особенностями личности, склонной к экстремизму, являются показатели ценностно-смысловой сферы (доминирование ценностей индивидуалистического спектра и отрицание ценностей коллективистского спектра); враждебное отношение к миру и окружающим, обусловленное нарушением базового чувства доверия к миру; противоречивое амбивалентное отношение к себе, к собственному «Я», неадекватная (заниженная или компенсаторно-завышенная) самооценка; этническая гипо- или гиперидентичность;


– подтвержден тезис о том, что патриотизм как базовое духовно-нравственное личностное образование является фактором профилактики актуализации экстремистского сознания и экстремистских поведенческих практик, так как личность со сформированным истинным патриотизмом (в отличие от личности, обладающей экстремистским сознанием и демонстрирующей экстремистское поведение) обладает духовностью и нравственностью, нацелена на созидание и творчество, проявляет интерес, уважение и доверие к миру и окружающим людям, характеризуется дружелюбностью, гибкостью, толерантностью, позитивной этнической идентичностью, признает значимость коллективистских ценностей, отличается гармоничным сочетанием личных интересов с интересами Отечества;

– обосновано, что одним из препятствий на пути формирования патриотизма является двойственность его понимания и оценки молодежью, что во многом обусловлено отсутствием в традиционном определении патриотизма (любовь и преданность Родине) и в представлениях молодежи о патриотизме элемента, отражающего специфику межэтнических и межкультурных отношений, а именно: толерантность, уважение к другим народам и культурам, признание их права на существование и самобытность без конфронтации друг с другом. Отсутствие данного компонента предоставляет возможности для различной содержательной (в том числе и неадекватной) наполняемости и трактовки форм проявления любви к Родине, что провоцирует перерождение патриотизма в национализм, шовинизм и экстремизм;

– выявлено, что ценностные ориентации, базовые убеждения и этническая идентичность являются важными структурными компонентами личности, детерминирующими сознание и поведение, в том числе и содержание представлений об экстремизме и патриотизме;

выдвинуто предположение о специфике связи ценностных ориентаций, базовых убеждений и этнической идентичности с представлениями молодежи об экстремизме и патриотизме: 1) детерминантами позитивных представлений молодежи об экстремизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на индивидуалистические ценности, отрицание значимости коллективистских ценностей, убежденность личности во враждебности мира, этническая гипоидентичность и/или гиперидентичность; 2) детерминантами позитивных представлений молодежи о патриотизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на коллективистские ценности, убежденность личности в доброжелательности мира, позитивная этническая идентичность;

разработана программа эмпирического исследования социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, в которой указано, что в изучении представлений об экстремизме и патриотизме значимыми являются три линии анализа: социальные представления молодежи об экстремизме и патриотизме; представления молодежи об экстремисте и патриоте как субъектах экстремизма и патриотизма; Я-представления молодых людей о себе как субъектах экстремизма и патриотизма (степень выраженность экстремистской и патриотической самоидентичности). Обосновано, что статистическая проверка гипотез, связанная с изучением социально-психологических детерминант представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, должна проводиться в рамках второго и третьего уровней анализа, что обусловлено значимостью для молодежи проблемы социальной идентичности, поиска себя, выбора объектов для самоидентификации. Дополнительными (не менее важными) линиями анализа, отраженными в программе, являются следующие: изучение представлений молодежи об экстремисте и патриоте как детерминант экстремистской и патриотической самоидентичности личности; изучение экстремистской и патриотической самоидентичности как детерминант представлений молодежи об экстремисте и патриоте; изучение связи между представлениями молодежи об экстремисте и патриоте.

В ходе проведенного эмпирического исследования получены следующие результаты, отражающие решение эмпирических задач научной работы:

1. Изучены содержание и структура социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, об экстремисте и патриоте, описаны особенности данных представлений в мужской и женской выборках, выявлена специфика связи представлений молодежи об экстремисте и патриоте.

Ядерными элементами структуры социального представления молодежи об экстремизме являются такие понятия, как «терроризм», «насилие», «война» и «злоба». Согласно содержанию периферической системы, экстремизм в представлениях респондентов имеет негативную эмоциональную окраску, характеризуется применением противозаконных средств достижения целей, влечет жертвы, смерть и разрушение, связан с проявлением жестокости личности. Социальные представления молодежи о функциях экстремизма имеют негативные и позитивные коннотации, причем упоминаний о конструктивных функциях данного явления практически в 2 раза больше, нежели упоминаний о деструктивных функциях и последствиях экстремизма. Тот факт, что в представлении современной молодежи экстремизм является не только средством разрушения, дестабилизации, устрашения, но рассматривается (и значительно чаще) также как средство для позитивных изменений, материального обогащения, получения политических преференций, средство защиты прав и интересов народа, самовыражения и даже повышения патриотического духа, является тревожным сигналом. Данные представления можно рассматривать как пример действия механизмов оправдания экстремистских проявлений, способствующих повышению лояльности молодежи к проявлениям данного феномена, что несет в себе угрозу легитимизации экстремизма в молодежной среде и его использования молодыми людьми в качестве средства достижения значимых целей.

В ходе исследования выявлены половые различия в представлениях молодежи об экстремизме, его функциях и проявлениях. Наиболее информированы о деятельности экстремистских организаций и их разновидностях мужчины, нежели женщины. Отрицание угрозы, исходящей от экстремизма, характерно в большей степени для респондентов-мужчин (φ*эмп=2,082, p<0,05), в то время как среди сомневающихся относительно реальности угрозы, исходящей от экстремистских группировок, преобладают женщины (φ*эмп=2,933, p<0,01). Женщины склонны рассматривать экстремизм сквозь призму эмоционально-нравственной сферы, системы отношений, отмечая личностные характеристики, обуславливающие проявление данного феномена. Мужчины, в свою очередь, склонны рассматривать данное явление фактологически, описательно, отмечая его характеристики, причины проявления, средства исполнения, последствия, указывая на противозаконность данной деятельности.

Образ экстремиста в сознании большей части молодежи имеет отрицательные черты. Более чем для 2/3 респондентов характерно негативное отношение к деятельности экстремистов в нашей стране. Однако, полученные результаты позволили выявить у части молодых людей отличную от большинства позицию, выражающуюся в принятии и позитивной оценке личности экстремиста. Тревожным также является тот факт, что, несмотря на отсутствие у респондентов опыта участия в экстремистских организациях, каждый десятый из опрошенных в той или иной степени ощущает себя экстремистом. Наряду с этим пятая часть респондентов проявляет терпимое отношение к экстремистам, а половина из них (преимущественно мужчины) – лояльна к экстремистским проявлениям, поддерживает экстремистов, считая их деятельность полезной.

Ядерными элементами социального представления молодежи о патриотизме являются понятия «любовь», «гордость», «Родина», «преданность» и «уважение». Содержание периферической системы показывает, что патриотизм в представлениях молодежи имеет позитивную эмоциональную окраску, связан с защитой Отечества, народа, проявлением мужества, героизма, смелости и отваги, военно-историческим прошлым страны. Часто молодежь ассоциирует патриотизм с проявлением героизма в условиях военных действий. Для 87% опрошенных характерны представления о патриотизме как феномене, выполняющем разнообразные конструктивные функции: защитную, развивающую, воспитательную, консолидирующую и другие.

Существуют половые различия в представлениях молодежи о патриотизме и его проявлениях. Мужчины склонны связывать патриотизм с ролевым репертуаром защитника Родины, семьи, государства, возлагая эти функции зачастую на военных людей, воспринимая их как исполнение долга, в некоторых случаях расцениваемое как подвиг. При этом у мужчин проявляется субъектная позиция носителя защитных функций. Женщины рассматривают патриотизм сквозь призму эмоционально-чувственной сферы, как проявление любви к Родине, восхищения, гордости, как гарант защиты и уверенности. Для женщин характерна позиция объекта, ожидающего защиты, надеющегося на нее.

Образ патриота в сознании большей части молодежи имеет позитивные черты и героико-идеализированную окраску. Однако, полученные результаты позволили выявить у части молодых людей отличную от большинства позицию, выражающуюся в отвержении и негативной оценке патриота. Обнаружены половые различия в представлениях молодежи о патриоте и проявлениях истинного патриотизма: мужчинам патриот представляется более властным, богатым и авторитетным, нежели женщинам (p<0,01), а значимыми проявлениями истинного патриотизма, по мнению мужчин, являются те, которые отражены в деятельности и поведении (p<0,01) и связаны с толерантным отношением к представителям других народов и культур (p<0,05). Женщины же склонны рассматривать истинный патриотизм сквозь призму его когнитивно-эмоционального наполнения (p<0,05) и активного критико-протестного поведения (p<0,05). Устойчивая патриотическая самоидентичность характерна в большей степени для мужчин (φ*эмп=4,589, p<0,01), в то время как флуктуирующая патриотическая самоидентичность (φ*эмп=3,579, p<0,01) и непатриотическая самоидентичность (φ*эмп=1,719, p<0,05) выражены в большей степени у женщин.

В ходе исследования обнаружена связь между представлениями молодежи об экстремисте и патриоте. Позитивная оценка экстремиста сопровождается негативной оценкой патриота (p<0,001), отрицанием межэтнической толерантности как формы проявления истинного патриотизма (p<0,001) и акцентированием внимания на протестной активности (p<0,05) как его неотъемлемом атрибуте. Позитивная оценка патриота сопровождается негативной оценкой экстремиста (p<0,001) и включением межэтнической толерантности в число проявлений истинного патриотизма (p<0,001).

2. Изучены особенности ценностных ориентаций, базовых убеждений, этнической идентичности, экстремистской и патриотической самоидентичности как детерминант представлений молодежи об экстремисте и патриоте.

Согласно полученным результатам, позитивный образ экстремиста представлен в сознании людей, обладающих выраженной экстремистской самоидентичностью (β=0,204, p=0,000), этнонигилизмом (β=0,171, p=0,003), этноэгоизмом (β=0,120, p=0,041), этноизоляционизмом (β=0,141, p=0,016) и этнофанатизмом (β=0,165, p=0,005), неопределенностью (β=-0,151, p=0,010) и негативной валентностью этнической идентичности (β=-0,136, p=0,021), убежденных во враждебности окружающего мира (β=-0,196, p=0,001), ориентированных на индивидуалистические ценности «Самостоятельность» (β=0,135, p=0,021) и «Гедонизм» (β=0,122, p=0,039), отрицающих значимость ценности «Безопасность» (β=-0,117, p=0,046).

Социально-психологическими детерминантами выраженности экстремистской самоидентичности являются ориентация личности на индивидуалистические ценности «Самостоятельность» (β=0,179, p=0,018) и «Власть» (β=0,155, p=0,009) в сочетании с отрицанием значимости коллективистской ценности «Традиция» (β=-0,198, p=0,001); низкий уровень позитивной этноидентичности (β=-0,140, p=0,019); отсутствие веры в благосклонность мира (β=-0,252, p=0,000) в сочетании с убежденностью в ценности собственного «Я» (β=0,179, p=0,006); представления об экстремисте как о человеке спокойном, доброжелательном и нравственном (β=0,204, p=0,000), успешном и обладающем властью (β=0,197, p=0,001); представления о патриоте как человеке тревожном и враждебном (β=-0,176, p=0,002), безнравственном и пассивном (β=-0,178, p=0,006); представления об истинном патриотизме, как явлении не связанном с поведением, направленным на развитие страны и пропаганду патриотизма (β=-0,194, p=0,002) и межэтнической толерантностью (β=-0,175, p=0,002). Полученные результаты позволяют обосновать включение молодых людей с экстремистской самоидентичностью в группу риска с высокой вероятностью проявления экстремистского поведения.

Позитивный образ патриота представлен в сознании людей, ощущающих себя патриотами (β=0,267, p=0,000) и не ощущающих себя экстремистами (β=-0,176, p=0,003), ориентированных на коллективистские ценности «Конформность» (β=0,183, p=0,002), «Традиция» (β=0,141, p=0,017), «Доброта» (β=0,173, p=0,003), а также на ценности «Универсализм» (β=0,182, p=0,002) и «Безопасность» (β=0,166, p=0,005), обладающих позитивной этнической идентичностью (β=0,149, p=0,011), убежденных в благосклонности мира (β=0,166, p=0,005) и ценности собственного «Я» (β=0,151, p=0,010).

Социально-психологическими детерминантами выраженности патриотической самоидентичности являются ориентация личности на ценности коллективистского спектра «Доброта» (β=0,192, p=0,008), «Традиция» (β=0,143, p=0,042) и ценность «Безопасность» (β=0,272, p=0,000); низкий уровень этнонигилизма (β=-0,269, p=0,000) и этнической индифферентности (β=-0,237, p=0,000) в сочетании с выраженной позитивной этноидентичностью (β=0,157, p=0,007) и этнофанатизмом (β=0,229, p=0,000); убежденность в благосклонности мира (β=0,229, p=0,001) в сочетании с убежденностью в ценности собственного «Я» (β=0,139, p=0,033); представления о патриоте как о человеке спокойном и доброжелательном (β=0,267, p=0,000), нравственном и активном (β=0,242, p=0,000); представления об истинном патриотизме, как феномене, значимыми проявлениями которого являются принятие, причастность к судьбе, гордость и позитивное отношение к своей стране и народу (β=0,157, p=0,007), а также межэтническая толерантность (β=0,265, p=0,000).

Социально-психологическими детерминантами представлений молодежи о межэтнической толерантности как компоненте проявлений истинного патриотизма являются ориентация личности на коллективистскую ценность «Доброта» (β=0,167, p=0,004) и на ценность «Универсализм» (β=0,193, p=0,000); базовое убеждение личности в благосклонности мира (β=0,153, p=0,009); позитивная этническая идентичность (β=0,244, p=0,000); низкий уровень этнической гиперидентичности (этноэгоизма (β=-0,176, p=0,003), этноизоляционизма (β=-0,172, p=0,003) и этнофанатизма (β=-0,148, p=0,012)); неэкстремистская (β=-0,118, p=0,045) и патриотическая самоидентичности (β=0,265, p=0,000).

3. Проведен сравнительный анализ ценностных ориентаций, базовых убеждений, особенностей этнической идентичности и представлений об экстремисте и патриоте у молодых людей с различными типами отношения к экстремистам, а также у молодых людей с различной степенью выраженности экстремистской и патриотической самоидентичностей.

В ходе исследования выявлены три типа отношения респондентов к деятельности экстремистов в нашей стране: негативный, индифферентный и лояльный. Наиболее выпуклыми (в сравнении с другими типами) являются психологические особенности респондентов с лояльным (позитивным) типом отношения. Для них характерны наибольшие средние значения всех ценностей индивидуалистического спектра и значимые различия (относительно представителей негативного (p<0,01) и индифферентного (p<0,05) типов отношения) в выраженности практически всех из них (за исключением ценности «Самостоятельность», различия в выраженности которой обнаружены лишь с представителями негативного типа отношения (p<0,001)). Лояльные к экстремистам респонденты отличаются также выраженной экстремистской самоидентичностью (p<0,001), этноизоляционизмом (p<0,05), этнофанатизмом (p<0,05), большей убежденностью в ценности собственного «Я» (p<0,001) в сравнении с молодыми людьми, относящимися к экстремистам негативно. Помимо этого, в сознании респондентов с лояльным типом отношения (в отличие от представлений респондентов с негативным отношением) экстремисты являются спокойными, доброжелательными и нравственными (p<0,001), а также (в отличие от представлений респондентов с негативным и индифферентным отношением), властными и успешными (p<0,01 и p<0,05 соответственно).

Индифферентная к экстремистам молодежь также имеет свои психологические особенности. От представителей лояльного типа их отличает меньшая ориентация на ценности индивидуалистического спектра «Стимуляция», «Гедонизм», «Достижение» и «Власть» (p<0,05) и меньшая убежденность в ценности собственного «Я» (p<0,05), а экстремиста они рассматривают как менее властного и успешного (p<0,05). В сравнении же с теми, кто относится к экстремистам негативно, большее число представителей индифферентного типа обладает выраженной экстремистской самоидентичностью (p<0,001), склонно к проявлению этнонигилизма (p<0,05) и в меньшей степени – к проявлению позитивной этноидентичности (p<0,05), отличается слабой убежденностью в благосклонности мира (p<0,01), а также позитивной оценкой экстремиста и приписыванием ему таких качеств как спокойствие, доброжелательность и нравственность (p<0,001). Полученные результаты свидетельствуют о сходстве психологического профиля экстремистов и молодых людей с лояльным типом отношения к ним, что позволяет включить данных респондентов в группу риска с высокой вероятностью проявления экстремистского поведения. Молодые люди, демонстрирующие индифферентное отношение к экстремистам, могут быть включены в группу риска, в связи с высокой вероятностью формирования у них лояльного типа отношения и экстремистского типа поведения.

Молодые люди, негативно оценивающие деятельность экстремистов в нашей стране (в сравнении с представителями других типов отношения), отличаются тем, что не ощущают себя экстремистами, характеризуются меньшей ориентацией на ценности индивидуалистического спектра, демонстрируют выраженность позитивной этноидентичности и меньшую степень проявления этнонигилизма, этноизоляционизма и этнофанатизма, отличаются выраженным убеждением в благосклонности мира, но меньшей убежденностью в ценности собственного «Я», склонны приписывать экстремисту такие характеристики, как тревожность, враждебность, безнравственность, зависимость и неуспешность.

Эмпирически выделенные типы респондентов с разной степенью выраженности экстремистской и патриотической самоидентичности («патриот-неэкстремист», «патриот-колеблющийся экстремист», «колеблющийся патриот-неэкстремист», «колеблющийся патриот-колеблющийся экстремист», «непатриот-неэкстремист») имеют значимые различия в ценностных ориентациях, базовых убеждениях, этнической идентичности и представлениях об экстремисте и патриоте. Просоциальность и нормативность характерна для типа «патриот-неэкстремист», объединяющего молодых людей с выраженными патриотической и неэкстремистской самоидентичностью, отличающихся гармоничным сочетанием коллективистских мотивационных целей с ценностями индивидуалистического спектра; выраженной определенностью этноидентичности, ее позитивной оценкой; признанием самобытности и самоценности других народов; готовностью к продуктивным контактам с представителями различных этногрупп; выраженным убеждением в благосклонности мира; убежденностью в ценности собственного «Я»; негативными представлениями об экстремисте; позитивными представлениями о патриоте; представлениями о включенности межэтнической толерантности в структуру проявлений истинного патриотизма.

Таким образом, согласно полученным результатам, цель научной работы достигнута, сформулированные теоретическая, методическая и эмпирические задачи решены, а выдвинутые гипотезы нашли свое подтверждение.

В результате проведенного научного исследования:

1. Выработано авторское определение экстремизма с позиции социально-психологического подхода.

2. С позиции социально-психологического подхода раскрыт потенциал патриотизма как фактора профилактики молодежного экстремизма.

3. Обосновано включение ценностных ориентаций, базовых убеждений и этнической идентичности в число социально-психологических детерминант представлений личности об экстремизме и патриотизме.

4. Разработана модель и программа эмпирического исследования (базирующаяся на синтезе положений теории социальных представлений С.Московичи и его последователей и личностно-ориентированной теории социальных представлений К.А. Абульхановой), сформулированы и проверены гипотезы.

5. Выявлены содержание и структура социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме и половые различия данных представлений.

6. Обнаружены специфические связи представлений об экстремисте и патриоте в молодежной среде.

7. Выявлено, что Я-представления молодых людей о себе как субъектах экстремизма и патриотизма и их представления об экстремистах и патриотах, имеют выраженные связи и обуславливают друг друга.

8. Обосновано, что молодые люди, демонстрирующие различные типы отношения к экстремистам, а также обладающие разной степенью выраженности экстремисткой и патриотической самоидентичности, имеют различия в ценностных ориентациях, базовых убеждениях, особенностях этнической идентичности и представлениях об экстремисте и патриоте.

9. Изучены особенности ценностных ориентаций, базовых убеждений, этнической идентичности как детерминант представлений молодежи об экстремисте и патриоте и проявлениях истинного патриотизма. В результате, сформулированные гипотезы нашли свое подтверждение:

1) детерминантами позитивных представлений молодежи об экстремизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на индивидуалистические ценности, отрицание значимости коллективистских ценностей, убежденность личности во враждебности мира, этническая гипоидентичность и гиперидентичность.



2) детерминантами позитивных представлений молодежи о патриотизме как социально-психологическом явлении выступают ориентация личности на коллективистские ценности, убежденность личности в доброжелательности мира, позитивная этническая идентичность.

Теоретическая значимость научной работы заключается в комплексном и системном подходе к изучению социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме, в многостороннем анализе разнообразных связей и отношений, в которые включены изучаемые феномены, а также в обращении к проблеме социально-психологической детерминации представлений об экстремизме и патриотизме и обосновании роли изучаемых представлений в профилактике молодежного экстремизма и формировании истинного патриотизма личности. Теоретическая значимость заключается также в дополнении и углублении научных представлений об экстремизме и патриотизме как о взаимосвязанных социально-психологических феноменах. Полученные результаты и сделанные выводы вносят вклад в предметное поле социальной психологии, психологии личности, этнической, дифференциальной и юридической психологии.

Практическая значимость научной работы заключается в возможности учета результатов исследования авторами учебных пособий по социальной психологии, этнической психологии, психологии и психокоррекции девиантного поведения молодежи. Положения диссертационного исследования могут быть учтены при разработке методических рекомендаций, мероприятий и программ по формированию патриотизма в молодежной среде, психопрофилактики и психологической коррекции экстремистских проявлений.

Список публикаций по теме научной работы.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Муращенкова Н.В. Структура социальных представлений молодежи об экстремизме и патриотизме // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2012. №12(20). URL: http://sisp.nkras.ru/e-ru/issues/2012/12/murashchenkova.pdf  (дата обращения: 03.03.14).

2. Муращенкова Н.В. Выраженность экстремистской и патриотической самоидентичности как типообразующие показатели гражданской идентичности молодежи // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2013. № 9(29). URL: http://journal-s.org/index.php/sisp/article/view/9201362 (дата обращения: 03.04.14). DOI: 10.12731/2218-7405-2013-9-62

3. Муращенкова Н.В., Гриценко В.В. Экстремизм как социально-психологическое явление // Национальная безопасность / nota bene. 2014. № 2. С. 338-350. DOI: 10.7256/2073-8560.2014.2.10881

4. Муращенкова Н.В. Ценности, убеждения и этническая идентичность как детерминанты выраженности экстремистской идентичности личности // Известия Смоленского государственного университета. – 2014. – №2(26). – С. 456-464.

5. Муращенкова Н.В. Социально-психологические детерминанты представлений молодежи о проявлениях истинного патриотизма // Психология и Психотехника. – 2014. – № 5. – С. 468-482. DOI: 10.7256/2070-8955.2014.5.11678



Публикации в других изданиях:

6. Муращенкова Н.В. Психология экстремистского сознания: постановка проблемы и теоретические подходы к изучению // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Сер.: Психологические науки, Акмеология образования. – 2008. – Том 14. – №4. – С. 15-21.

7. Целуева (Муращенкова) Н.В. Молодежный экстремизм как социально-психологический феномен // Психология – наука будущего: Материалы международной конференции молодых ученых «Психология – наука будущего» 1-2 ноября 2007 года Москва / Под ред. А.Л. Журавлева Е.А.Сергиенко. – М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2007. – С. 456-458.

8. Целуева (Муращенкова) Н.В. Этничность и экстремизм: характеристика и взаимосвязь // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы Международной научной конференции 29-30 мая 2008 г. – В 2 т. / Отв. Ред. В.В. Гриценко. – Смоленск: Универсум, 2008. – Т.2. – С. 307-312.

9. Целуева (Муращенкова) Н.В. Экстремизм как форма группового сознания // Социальный мир человека. – Вып. 2: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России», 25-26 июня 2008 г. / Под ред. Н.И. Леонова. – Ижевск: ERGO, 2008. – С. 352-353.

10. Муращенкова Н.В. Исследование социальных представлений о патриотизме: постановка проблемы // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы Третьей Международной научной конференции 24-25 мая 2012 г. – В 2 т. / Отв. Ред. В.В. Гриценко. – Смоленск: Маджента, 2012. – Т.2. – С. 144-149.



11. Муращенкова Н.В. Связь степени выраженности экстремистской и патриотической идентичности с ценностями, убеждениями и типами этнической идентичности личности // Профессиональное и личностное самоопределение молодежи в современной России: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, Самара, 26-27 сентября 2013 г. / Отв. ред. А.В.Капцов. – Самара: СамЛюксПринт, 2013. – С. 153-157.

12. Муращенкова Н.В. Образы экстремиста и патриота в сознании молодежи: связь с экстремистской и патриотической идентичностью личности // Человек, субъект, личность в современной психологии. Материалы Международной конференции, посвященной 80-летию А.В. Брушлинского. Т.2. /Отв. ред. А.Л.Журавлев, Е.А. Сергиенко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2013. С. 75-78.

13. Муращенкова Н.В. Ценности, убеждения и этноидентичность как детерминанты патриотической идентичности личности // «Психология третьего тысячелетия»: I международная научно-практическая конференция: сборник материалов. / Под общ. Ред. Б.Г. Мещерякова. Дубна: Международный университет природы, общества и человека «Дубна», 2014. С. 173-176.

14. Муращенкова Н.В. Образ патриота в сознании молодежи: связь представлений с ценностями, убеждениями, типами этноидентичности // Теоретические проблемы этнической и кросскультурной психологии: Материалы Четвертой Международной научной конференции 30-31 мая 2014 г. – В 2 т. / Отв. ред. В.В. Гриценко. – Смоленск: Смоленский гуманитарный университет, 2014. – Т.2. – С. 37-40.



Каталог: user -> sgma -> MMORPH -> N-44-html -> konkurs-2014
user -> Темы рефератов по дисциплине «Социальная психология»
user -> Внутрибольничное агрессивное поведение психически больных и пути его профилактики. 14. 01. 06 психиатрия
MMORPH -> Студентов и молодых ученых с международным участием актуальные проблемы науки
MMORPH -> Самсонова Г. О. Звукотерапия. Музыкальные оздоровительные технологии. 2009. 248 с
konkurs-2014 -> Муращенкова Надежда Викторовна
MMORPH -> Отражение нормативно правовых аспектов при проведении аттестации медработников  2007 г. Ястребова Е. А
MMORPH -> Дипломный проект Авдюшина О. Г. Специальность станковая живопись Руководители проекта
MMORPH -> Vi всероссийский съезд агэ


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница