Н. А. Тадина (Горно-Алтайск) Православная святыня «Патмос» как туристический брэнд Чемала



Скачать 102.1 Kb.
Дата15.05.2016
Размер102.1 Kb.
#13279

Н.А. Тадина


(Горно-Алтайск)

Православная святыня «Патмос» как туристический брэнд Чемала


(Работа проведена при финансовой поддержке проекта РГНФ (№ 08-02-61202а/Т)

В целях реализации регионального проекта РГНФ «Сельскохозяйственный туризм и пути интеграции этнокультурного наследия в инфраструктуру Республики Алтай» (№ 08-02-61202а/Т – руководитель Л.И. Суртаева) совместно с научной группой сельхозяйственного факультета ГАГУ мы проводим исследование специфики развития туризма и его перспектив. В летний период 2008 г. – первого года работы над проектом этнографической подгруппой был собран полевой материал по основным проблемам развития этнокультурного туризма, одной из которых было выявление так называемого «брэнда Алтая».

С этой целью были применены такие методы исследования как этнографическое наблюдение, стандартизированные опросы и интервью. Выяснилось, что сегодня туризм в республике еще не приобрел отдельную специализацию, хотя такая тенденция наблюдается. В современных условиях глобализации экономики появляется угроза стирания этнокультурных границ и увеличение коммерциализации культуры.

Новое понимание культуры в современном обществе и осознание необходимости сохранения ее многообразия расширяет перспективы развития этнокультурного туризма. Для специалистов и вовлекаемого в туристское обслуживание местного населения – это источник занятости, активный фактор регионального развития. Для функционирования объектов и мероприятий этнической культуры туризм выступает гарантом сохранности и наполняемости научных исследований. Для гостей этнокультурный туризм выступает притягательной сферой общения, способом «прямого вхождения» в другую культуру, импульсом к взаимообогащению и взаимоуважению представителей различных культур, представленных в нашей республике.

Выстраиванию образа Алтая как одного из уникальных мест в России способствуют природные и историко-культурные ресурсы региона, при этом наблюдается несколько уровней брэнда Алтая. В качестве брэнда местного масштаба, намечено развитие перспективных туристических территорий: «Верхняя Катунь» – Усть-Коксинский район» в верховьях р. Катуни, «Север республики» – Чойский и Турачакский районы в окрестностях Телецкого озера и верховий р. Бии, «Нижняя Катунь» – Майминский и Чемальский районы.

В последнее десятилетие райцентр Чемал стал «Меккой» для туристов, основным брэндом которого выступают Алтайский Культурный центр как символ алтайской культуры и православные храмы как конфессиональный символ русской культуры. Тот и другой символы некоторое время были непривычным, насколько помнят наши информаторы, «в селе не стояли церкви и юрты как в центре А.К. Бардина».1

Изучение сведений о развитии туризма из республиканских СМИ было проведено этнографом В.Я. Кыдыевой и выявлены основные причины формирования имиджа республики с богатым историко-культурным наследием.2 Спрос на экзотику и уникальные природные особенности Чемала породил новый этап развития туризма. Он пришелся на вторую половину 1990-х гг., когда в Республике Алтай развернулся строительный бум. За одно десятилетие произошла быстрая и беспорядочная застройка берегов по нижнему течению р. Катуни, вдоль Чуйского тракта как основной дорожной магистрали. По сведениям Министерства туризма Республики Алтай на промежутке 9-11 км автодороги Усть-Сема – Чемал расположены базы с одновременным пребыванием до 1000 человек. Если за последние полвека были известны всего две государственные турбазы на берегу р. Катуни – это «Катунь» и «Юность», то сегодня насчитывается около 200 частных как крупных, так и рядовых турбаз, отстроенных по последнему слову сервиса. Так в окрестностях с. Чемал открыты многочисленные турбазы – «Ареда», «Берель», «Каменный остров», «Марьин остров», «Красные купола» и пр. Если в 2000 г. их посетило около 100 тысяч человек, то в 2008 г. это число увеличилось в три раза. Существует тенденция к тому, что крестьянские хозяйства используют земельные участки для развития туризма, пользуясь льготным налогообложением в отношении земельного налога.3

Чемал является местом, где прошли мои детские и школьные годы. Здесь я слышала о том, что в здании школы когда-то был «монастырь и в нем жили и учились воспитанницы». Наша школа размещалась в большом двухэтажном здании, строение которого было необычным и в советское время ассоциировалось с церковными великолепиями. У него было высокое каменное основание, сложной конструкции многогранная крыша, стены поставлены из толстых лиственниц. Эта школа, в которой прошли мои неповторимые и сложные школьные годы, сгорела около десяти лет назад. Она находилась недалеко от берега р. Катуни, на который мы бегали во время большой перемены и после уроков. Этот берег был притягателен тем, что открывался вид на буйную реку, о которой ходила разная молва, и в ней купаться никто из сельчан не насмеливался. Всего поразительнее были скалы, из которых состояли берега, камни «сланцы» отдавали отливом и были слоистыми.

Когда р. Катунь мелела, мы могли добраться в брод до острова, который назывался «Плач-скала» и о нем была сложена легенда «про девушку, которая из-за несчастной любви бросилась со скалы в реку».4 По проторенной тропке мы взбирались на эту скалу, но она действительно стояла высоко, и смотреть вниз было боязно, поэтому мы ложились на край ее и смотрели в реку. Мы, дети этих мест, умели карабкаться по скалам, облазили ни одну гору в походе за цветами или ягодами, исходили вдоль и поперек ни одну ложбину в окрестностях села в поисках своих коров и телят или по другим поручениям родителей.

Летом 2008 г. я приехала в с. Чемал, чтобы посмотреть на него глазами туриста, и попала в окрестности бывшей школы, на остров Патмос, который я помню как Плач-скала. Стояли, отливаясь на солнце, те же скалы, которые я вновь увидела через 30 лет. Теперь была уже другая атмосфера, в воздухе парил туристический настрой, предлагалось пройти на остров по подвесному мосту, на который пропускали группой – по шесть человек, инструктируя, на каком расстоянии держаться друг от друга, и как следует шагать, чтобы не раскачаться.

Один из авторов предыдущего выпуска «Макарьевского» сборника – Ю.А. Крейдун пишет, что «по рассказам старожил, храм-памятник на острове после революции хоть и не действовал, но был цел. Но в Чемале, в числе многочисленных туристов и «кумысников» оказался один москвич-художник. У него были с собой краски и холст. По преданию, живописец сделал пейзаж с видом реки, острова и храма. Собственная работа ему настолько понравилась, что «творец» приревновал холст реальному пейзажу. И перед отъездом, чтобы вид храма на острове остался только на его картине, художник решил поджечь храм. Это и было сделано. Сегодня никто не может сказать наверняка, каким образом был в действительности уничтожен храм. Однако спустя 70 лет тщанием другого коренного москвича, а ныне жителя Чемала – Виктора Николаевича Павлова – на острове храм был вновь построен в немного уменьшенном размере, так что теперь вокруг небольшого храма можно пройти крестным ходом, а архитектурную композицию добавила колокольня с металлическими билами. Также был восстановлен мост на острове. Только теперь он сделан не с восточной, а с южной стороны острова, и не на лиственничных подпорках, а на стальных тросах».5

Сегодня Патмос привлекает туристов и каждый, кто был в Чемале, обычно спрашивает, как проехать к этому острову и старается посетить восстановленную православную святыню. С 2001 г. этот остров является женским скитом Барнаульского Знаменского монастыря. На самом острове никто не живет, но здесь можно увидеть монахинь в темных одеяниях и с покрытой головой. Храм действующий, и в нем можно поставить свечку, заказать молитву. Кельи монашек, а их в монастыре около десятка, находятся с левой стороны на подходе к подвесному мосту. В одном из путеводителей, написанном для туристов, посетивших Чемальский район, сказано, что «остров был назван Патмасом потому, что в 1855 г. он был освещен епископом Парфением в честь ученика Иисуса Христа – апостола Иоанна Богослова. Ему в Средиземном море на острове с таким же названием, было явлено Господом откровение, позволившее написать Апокалипсис».6

История храма, перенесенного на остров, который местными жителями зовется Плач-скала, такова. Первый миссионерский храм Иоанна Богослова был построен в с. Чемал в 1855 г., затем недалеко от него в 1914 г. была построена новая церковь «Всех Скорбящих Радость», а в 1915 г. рядом здание женской второклассной школы.7 Эта школа в советское время стала средней школой с. Чемал. Первый храм стал пустовать, так как появился другой новый, и решено было старый храм перенести на остров «Патмос». На скале расчистили площадку и 9 августа 1915 г. установили храм Иоанна Богослова. Тогда этому храму, освещенному епископом Иннокентием Бийским, было 60 лет, и он просуществовал до 1926-1927 гг.8

Остров «Патмос» связан с именем двух отцов Макариев. Дело в том, что в истории Чемальского миссионерского стана Макариев было двое. Они в разное время служили в Чемальском стане, и каждый из них сыграл свою роль в деятельности Алтайской Духовной миссии. По воспоминаниям старожилов Чемала, поколение их дедов и отцов называли остров «Макарьевским» – в честь о. Макария (Глухарева), явившимся первооткрывателем Чемальского миссионерского стана, и Макария (Невского), прожившего здесь 15 лет. В последний раз о. Макарий Невский был на острове «Патмос» в 1916 г.9

Чемал расположен на берегу Катуни на гладкой и сухой равнине, с трех сторон окруженной высокими отвесными скалистыми горами. С их высоты равнина кажется маленькой, сдавленной. Как предполагал о. П. Сысуев, название Чемала происходит от слова «чумалы» - муравей, поскольку скученные аилы и скот в долине с высоты близлежащих гор кажутся муравейниками.10 Похожее объяснение происхождения названия села мне приходилось слышать в детстве: дескать, раз один приезжий поднялся на самую гору и увидел – в одном варианте, множество овец алтайцев, другом – огромное количество работающих, как муравьи, людей. Отсюда и название «муравьи», что на алтайском языке «чымалы», от чего и появилось название села «Чемал». Наивность такого объяснения легко узнаваема: огромное количество овец не может пастись в этой гористой местности, поросшей высокой травой, сырость которой уязвима овечьим копытам, не то, что усть-канские благодатные просторы для овец. И еще, данная территория стала густонаселенной лишь за последние двадцать-тридцать лет.

Для объяснения этимологии названия «Чемал», следует обратиться к историко-этнографическую материалу. Здесь не обойтись без знания тюркских языков и истории тюркских народов. Еще на историческом факультете Алтайского госуниверситета (в Барнауле) меня заинтересовала тюркология, происхождение тюркских народов, их общий древнетюркский «корень». Познакомившись с трудами отечественных тюркологов С.Г. Кляшторного, Л.Н. Гумилева, лингвиста Н.А. Баскакова, фольклориста С.С. Суразакова, этнографов Л.П. Потапова, Е.М. Тощаковой, А.В. Анохина11 и др., мне стала понятна преемственность культур народов. В подтверждение этого обычно приводятся древнетюркские слова, и одним из таковых было слово «шамал», обозначающее «место, где активно дует ветер», «северная сторона».

Мне в детстве запомнилось произношение названия «Чемал» из уст старшего поколения алтайцев. Те обычно говорили так: «Чамал», «Чамалда», именно через букву «а». Это характерная особенность, когда в каждом слоге одна и та же гласная, лингвистами называется «аглюнативность» и она присуща тюркским языкам. Вспомним всем известные тюркизмы в русском языке: например, халат, карман, калач. Это древнетюркское происхождение названия села оправдывает свое значение. Живущим в с. Чемал известны высокие столбы пыли, поднимаемые ветром по центральной дороге из одного конца села в другой.12

Туристский образ Горного Алтая стал формироваться еще в начале прошлого века. О специфике развития туризма того времени рассказывал известный этнограф, профессор Л.П. Потапов в годы моей учебы в аспирантуре Ленинградского Отделения Института этнографии (Кунсткамера). В одной из поездок на его дачу, находившейся в Комарово под Ленинградом, Л.П. Потапов вспоминал, как, будучи учеником А.В. Анохина, наблюдал за «турбизнесом» в с. Узнезя (современного Чемальского р-на). Туристы в те времена назывались «дачниками» и приезжали на отдых в горы на весеннее и летнее время из сибирских городов – Барнаула, Томска, Тюмени, Омска и даже из столиц. Местные жители доставляли приезжих из г. Бийска на телегах, запряженных одной или двумя лошадьми… В то время лошади были выносливы, и на телеге можно было вернуться за сутки. Излюбленным местом туристов было с. Узнезя и с. Чемал.13

Тогда среди приезжающих на отдых село Чемал приобретало большую популярность. В 1905 году летом в Чемале и Эликманаре проживало более 250 отдыхающих. Их здесь называли «дачниками», «воздушниками» или «саламдары» (соломенники – от соломенных шляп).14 По другим сведениям приезжающих также называли «дышальщиками», потому что Чемал расположен около соснового бора Бешпек, сам воздух в котором выступает основной составляющей в лечении и профилактике туберкулеза.15

Туристско-рекреационный историко-культурный потенциал региона богат и достаточно интересен, познавателен и информативен. Это часть истории и культуры народов, проживающих на данной территории: русских и алтайцев, эпох прожитых совместно – «при царе» и «при Советах». Поскольку туризм становится элементом массовой культуры, мы полагаем, что заметное влияние на выбор маршрута действительно оказывает мода и реклама. Организаторы туристского бизнеса утверждают, что туристы сами не знают, чего хотят, и охотно принимают их советы. В дорожных ларьках, среди разнообразного товара, предлагаемого туристам, можно приобрести следующие символы. Например, изображение политических символов герба, флага Республики Алтай в виде настольных или настенных сувениров из камня, кости или дерева. Обращает внимание настенное экзотическое панно, изготовленное из выделанной шкурки ягненка с нарисованной на ней картой регионов туристических мест. По сведениям опрошенных продавцов особым спросом у туристов пользуются изображение православной святыни Патмос – одного из основных брэндов с. Чемал.



_______________________________________
1 Тадина Н.А. О роли алтайского культурного центра в диалоге этнических культур Республики Алтай // Этносоциальные процессы в Сибири (сб. ст.). Новосибирск, 2007. Вып.8. С. 255-256.

2 Кыдыева В.Я. О развитии туризма в Республике Алтай по материалам республиканских газет «Алтайдын־ Чолмоны» и «Звезда Алтая» // Материалы научно-практической конференции «История и современность Чемальского района», посвященной 15-летию образования района. Горно-Алтайск, 2008. С. 116-129.

3Кыдыева В.Я. Чемал – лечебница, зона отдыха и туризма в XX в. // Г.Н. Потанин и народы Алтае-Саянского горного региона: через поколения в будущее. Горно-Алтайск. 2005. С. 246-258.

4 Полевые материалы автора (лето, 2008 г.).

5 Крейдун Ю.А. Чемальский миссионерский стан // Макарьевские чтения. Горно-Алтайск, 2007. Вып. 7. С. 35-36.

6 По Чемальскому тракту от Усть-Семы до Куюса. Барнаул, 2006. С. 120.

7 Крейдун Ю.А. Чемальский миссионерский стан… С. 32-35.

8 Там же. С. 34.

9 По Чемальскому тракту от Усть-Семы до Куюса… С. 114.

10 От Улалы до Чемала и Чопош // Томские епархиальные ведомости. 1905. № 18. С. 3.

11 Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. М., 1964; Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., 1967; Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1981; Суразаков С.С. Алтайский героический эпос. М., 1985; Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев. М.-Л., 1953; Тощакова Е.М. Традиционные черты народной культуры алтайцев. Новосибирск, 1979; Анохин А.В. Материалы по шаманству у алтайцев. Л., 1924.

12 Тадина Н.А. Село Чемал как этнокультурный центр по архивным материалам Кунсткамеры Санкт-Петербурга // Материалы научно-практической конференции «История и современность Чемальского района», посвященной 15-летию образования района. Горно-Алтайск, 2008. С. 29.

13 Тадина Н.А., Суртаева Л.И. Опыт и перспективы развития этнокультурного туризма в Республике Алтай // Анохинские чтения (матер. конф.). Горно-Алтайск, 2008. С. 161.

14 Цит. по Крейдуну Ю.А. Чемальский миссионерский стан… С. 33.

15 Полевые материалы автора.
Каталог: konf -> mak -> arhiv
konf -> Экзаменационные билеты по дисциплине «Конфликтология»
konf -> Анализ педагогического конфликта и пути его разрешения
konf -> Конфликт и взаимодействие в педагогическом процессе
konf -> Конфликт в педагогическом процессе
konf -> Методы диагностики организационных конфликтов
konf -> Темы контрольных работ по учебной дисциплине «Конфликтология»
arhiv -> В. А. Матвиенко (Елец) Этноконфессиональная ситуации в Липецкой области
arhiv -> Ю. В. Хвастунова (Горно-Алтайск)
arhiv -> Е. Б. Манузина (Бийск) Развитие системы ценностных ориентаций у будущих педагогов

Скачать 102.1 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница