Научная новизна исследования. Основной вопрос



Скачать 483.32 Kb.
страница1/5
Дата14.05.2016
Размер483.32 Kb.
  1   2   3   4   5

Введение


России принадлежит печальное первенство: треть всех сирот мира живет здесь. В то же время, только 1% россиян заявляет о своем желании усыновить или взять на патронатное воспитание ребенка из детского дома (ссылка). По официальным данным, 62% всех усыновлений в России приходится на иностранных граждан(ссылка).

Иностранные усыновители сталкиваются со специфическими проблемами, когда берут в свои семьи детей из российских учреждений. Приемные родители говорят о том, что дети плохо адаптируются к новым условиям жизни и к самой ситуации усыновления. Повышенная агрессивность, возбудимость, зависимость создают множество дополнительных сложностей в и без того сложной ситуации. Таким образом, актуальность темы определяется необходимостью оказывать психологическую поддержку иностранным семьям, усыновляющим сирот из России.

По данной теме практически отсутствует научная литература, зато массовая пресса регулярно публикует шокирующие и скандальные статьи и телевизионные репортажи, связанные с международным усыновлением, тем самым провоцируя негативное отношение общества как к приемным родителям, так и к явлению в целом. Нами не было обнаружено ни одного сколько-нибудь полного исследования особенностей адаптации детей в международных семьях. Этим определяется научная новизна исследования.

Основной вопрос, на который мы искали ответ – почему некоторые дети приспосабливаются к изменениям быстрее и легче, чем другие. От чего зависит, будет ли ребёнок демонстрировать агрессивные реакции или станет зависимым? Связано ли это с возрастом усыновления или с возрастом потери родителей? Мы предположили, что в основе различий будет лежать нервно-психический статус ребенка, включающий как медицинские диагнозы (такие, как эписиндром, задержка психического и речевого развития, мышечный гипер- и гипотонус, различные парезы), так и характеристики темперамента (возбудимый, вялый, заторможенный, импульсивный). Кроме того, необходимо было учитывать наличие сопутствующих соматических диагнозов, которые могли отражать органические (одна нога короче другой, астигматизм) и функциональные нарушения (нарушения в работе желудочно-кишечного тракта).

В нашей работе мы постарались выяснить, какие нарушения психики, соматического здоровья и поведения характерны для детей в возрасте от 6 месяцев до 8 с половиной лет, усыновленных в иностранную семью. Мы опирались на теорию привязанности Боулби/Эйнсуорт, понятие «базового доверия» Э.Эриксона, научные взгляды Франсуазы Дольто, Д.В.Винникотта, а также современные исследования происхождения детских неврозов и психосоматических заболеваний.



Практическая значимость работы заключается в создании основы для рекомендаций родителям и воспитателям. В дальнейшем планируется продолжение исследований и написание методического пособия по адаптации детей в мультикультурных семьях.

Теоретическое значение: исследование вносит вклад в решение проблем связи между нервно-психическим статусом ребенка, состоянием соматического здоровья и его адаптацией в новых условиях жизни.

Объектом исследования являются приёмные семьи.

Предмет исследования – адаптация усыновленного ребёнка в иностранную семью.

Цель исследования – выявить факторы, влияющие на успешность адаптации приёмных детей.

В нашей работе была выдвинута гипотеза о том, что важным фактором, влияющим на адаптацию ребёнка в приемной семье, является нервно-психический статус, а также состояние соматического здоровья. Кроме того, проверялась гипотеза о влиянии возраста на характер проблем в поведении ребенка.

Исходя из гипотезы и целей исследования, были выдвинуты следующие задачи:


  1. Провести теоретический анализ литературы по указанной теме.

  2. Выявить состояние нервно-психического и соматического здоровья детей.

  3. Разработать критерии оценки здоровья.

  4. Определить маркеры наличия проблем при адаптации.

  5. Провести сопоставление характеристик состояния ребенка и адаптивных реакций (проблем).

Методы исследования

Анализ отчетов о ходе адаптации приемных детей из России в иностранные семьи. Корреляционный анализ данных.


ГЛАВА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ ВОПРОСА, ПРОБЛЕМА РАННЕЙ ДЕТСКОЙ ДЕПРИВАЦИИ, ПОНЯТИЕ АССИМИЛЯЦИИ


  1. ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАМЕЩАЮЩЕЙ ЗАБОТЫ В РАЗНЫЕ ПЕРИОДЫ ИСТОРИИ

Рост числа детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей, во времена социальных потрясений и экономических катаклизмов имел место во всех странах, это приводило к созданию учреждений сиротского типа. В первой половине XX столетия деинституционализация стала наиболее устойчивой тенденцией в организации заботы о детях. Так, например, в период с 1928 по 1940 г. в США было закрыто 300 учреждений сиротского типа. После знаменитого исследования Дж. Боулби [27], выявившего депривацию развития детей в условиях сиротского учреждения, эта тенденция стала нарастать. Научные данные о тяжелых последствиях материнской депривации и сепарации привели к тому, что в некоторых странах было запрещено институциональное воспитание младенцев и маленьких детей. В то же время, в СССР, а позже в России, число детских учреждений неуклонно росло. В настоящий момент количество детей, находящихся на попечении государства, варьируется от 400 до 700 тысяч по данным из разных источников.

1.2. РАННЯЯ ДЕПРИВАЦИЯ.

В 1936г. Дж. Боулби стал интересоваться нарушениями у детей, воспитываемых в детских домах [4]. Он обнаружил, что дети, которые растут в детских домах и сиротских приютах, часто страдают различными эмоциональными проблемами, включая неспособность установить близкие и продолжительные отношения с окружающими. Боулби предположил, что такие дети неспособны любить потому, что на раннем этапе жизни упускают возможность крепко привязаться к материнской фигуре.

Боулби также наблюдал подобные симптомы у детей, которые в течение некоторого времени росли в нормальных семьях, но затем были надолго разлучены с родителями. Казалось, что эти дети были настолько потрясены, что навсегда отказались от тесных человеческих связей.

Боулби особенно поразила неспособность многих детей, воспитывавшихся в детских домах, установить в дальнейшей жизни глубокие отношения привязанности. Он называл этих индивидуумов «личностями, лишенными любви»; такие индивидуумы используют людей только в собственных интересах и кажутся неспособными завязать с другим человеком любящие, продолжительные отношения. Возможно, эти люди в детстве были лишены возможности выработать импринтинг на какую-либо человеческую фигуру - установить отношения любви с другим человеком. Поскольку у них не развилась способность к близким связям в течение нормального раннего периода, во взрослой жизни их отношения остаются поверхностными.

Условия во многих детских домах действительно кажутся неблагоприятными для формирования близких человеческих связей. В основном, в детских домах о малышах заботятся несколько нянечек, которые могут удовлетворять их физические потребности, но у которых мало времени на то, чтобы общаться с ними. Часто рядом нет никого, кто мог бы откликнуться на плач малышей, улыбнуться им в ответ, поговорить с ними, когда они лепечут, или взять их на руки, когда они этого хотят. Поэтому малышу трудно установить прочную связь с каким-то определенным человеком.

Исследование Боулби показало важность установления именно ранних отношений привязанности, хотя существуют данные о возможности компенсации ранней детской депривации. Работа Hodges and Tizard [30] доказывает, что, несмотря на жестокую (strong) депривацию в младенчестве, детям, усыновленным в приемные семьи удалось к 16 годам создать теплые и близкие отношения другими людьми. (Было обследовано 65 детей, которые были помещены в специальное заведение, когда им было меньше 4-ех месяцев. Существовало явное запрещение формирования отношений между детьми и теми, кто о них заботился. Это предполагает, что дети все страдали от депривации. До 4 лет часть детей была усыновлена, а часть – возвращена в прежнюю среду.) Отчасти это может быть объяснено тем, что приёмные родители ОЧЕНЬ хотели иметь детей, так что количество любви и заботы перешло в качественные изменения.



1.3. ТЕОРИЯ БАЗОВОГО ДОВЕРИЯ.

Понятие «базового доверия», введенное Эриком Г.Эриксоном [24], является ключевым для понимания многих проблем современного человека. Эриксон считает, что большинство фобий, неврозов, некоторые виды криминального поведения объяснимы, если подходить к ним с точки зрения доверяет или нет индивид миру, людям и, в конечном итоге, себе самому. Человек, доверяющий себе и миру, строит долговременные теплые отношения, он более успешен в работе, его поведение отличается большей гибкостью, он легче воспринимает все новое.

Практически во всех проанализированных нами отчетах фигурирует эта позиция: доверяет ли ребенок родителям, может ли он оставаться один в комнате, соглашается ли он попробовать новую пищу, просит ли оставить свет в спальне ночью. В настоящее время для большинства психологов вопрос «доверия-недоверия» ребёнка к миру является важнейшим показателем его душевного здоровья и благополучия. (См. Приложение 2, примеры отчетов).

Однако Эриксон подчеркивает, что такое положение дел не фатально, и дефицит доверия можно восполнить на каждой из следующих стадий развития. В дальнейшем, этот тезис получил экспериментальное подтверждение в работе Hodges and Tizard, упоминавшейся нами ранее.


1.4. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ.

Все авторы, обращавшиеся к теме периодизации детского развития, выделяют несколько важнейших «контрольных пунктов», успешность прохождения которых влияет на формирование психики ребенка. Нам представляется, что то, в каком возрасте произошло усыновление, может определять некоторые характерные трудности.

Согласно теории привязанности Боулби, в период с 0 до 3 месяцев ребенок никого особенно не выделяет, он улыбается любому лицу, появившемуся в поле его зрения, он в достаточной степени погружен в себя.

С 3 до 6 месяцев младенец фокусирует внимание на знакомых лицах, демонстрирует «комплекс оживления» на появление родных, изучает внешний мир на вкус и на ощупь. Начинается некоторое отделение себя от внешнего мира, появляется первое представление о времени: малыш в состоянии подождать несколько секунд до исполнения своего желания. В это же время мы можем наблюдать и первые проявления госпитализма: отсутствие комплекса оживления, полная пассивность при переодевании, вялость.

От 6 месяцев до 3 лет происходит формирование интенсивной привязанности и активный поиск близости. Начиная примерно с 6-месячного возраста, привязанность младенца к определенному человеку становится все более интенсивной и исключительной. Наиболее примечательно то, что младенцы громко плачут, демонстрируя тревогу разлучения (separation anxiety), когда мать покидает комнату. В то же время, интернатские дети никак не реагируют на оставление их обслуживающим персоналом, очень часто не выделяют своих и чужих.

Э.Эриксон выделяет второй и третий год жизни как стадию самостоятельности на основе развития его моторных и психических способностей. В этот период важно предоставлять ребенку свободу движений и экспериментов с окружающим миром и собственным телом. Если из этой стадии ребенок выйдет с большой долей неуверенности, то это неблагоприятно отзовется в дальнейшем на самостоятельности и подростка и взрослого.



Дошкольный возраст характеризуется инициативностью и развитием социальных навыков. В это время очень важна родительская поддержка предпринимательской активности и интеллектуальной предприимчивости, другими словами – ответы на вопросы и предоставление свободы в выборе занятий. Положительное развитие этой стадии приводит к уверенности и предприимчивости, а отрицательное – к развитию чувства вины (по Э.Эриксону).

Младший школьный возраст (6-9 лет) – латентная фаза в классическом психоанализе, или время умелости и полноценности по Эриксону. Дети становятся очень приятными в общении, говорят комплименты и всячески помогают родителям, очень стараются в школе; им нравятся игры с четкой структурой, а также овладение различными инструментами и навыками практического труда.

В соответствии с теорией Эриксона, при отрицательном течении этой фазы отмечается низкий самоконтроль, неуверенность в себе, в некоторых случаях – агрессия или аутоагрессия.



1.5. ГОСПИТАЛИЗМ

Наблюдения Рене Шпитца [33] наглядно демонстрируют, какие драматичные и опустошительные воздействия оказывает на ребенка недостаточная стимуляция в течение первого года жизни. У детей из приюта, которых он изучал, всегда удовлетворялось чувство голода, но так как на длительные промежутки времени они были предоставлены сами себе, то сосание и другие удовольствия в контексте эмоционального взаимодействия с ухаживающим лицом в большей степени отсутствовали. Эти дети испытывали глубокие задержки во всех сферах развития, а часть синдрома, характеризующего это явление, получило название «госпитализм».



1.6. ПРОБЛЕМА АККУЛЬТУРАЦИИ.

В классическом труде Эрика Г. Эриксона «Детство и общество» автор говорит о специфических проблемах, с которыми сталкиваются люди, покинувшие страну или культуру своих предков. Он изучает переживания, сопровождающие ассимиляцию человека в другую культуру.

Очевидно, что дети, усыновленные в иностранные семьи должны переживать нечто подобное: отрыв от корней, неопределенность в вопросе «кто я?» и «откуда?». Зачастую, тайна рождения становится причиной девиантного поведения у подростков, есть данные, подтверждающие связь между побегами из дома и поиском отсутствующего родителя.

Понятие «аккультурация» определяется как смена культуры, происходящая в процессе постоянного прямого контакта между двумя различными культурными группами [31]. Дж. Берри выделяет 4 типа (стратегии) аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация и маргинализация [26]. Для маленьких детей, усыновленных в инокультуру, наилучшей стратегией является ассимиляция (то есть отказ от прежних норм и правил социального поведения и усвоение новых; также это касается и языка). Подростки могут выбрать интеграцию – сохранение элементов прежней культуры и языка, поддерживание контактов с исторической родиной, с соотечественниками. Как мы увидим далее в отчетах, в семьях, где родители ведут продуманную политику (нанимают педагогов по языку, дают возможность звонить в детский дом, разговаривают о биологической семье ребенка), гораздо быстрее и легче проходит адаптация детей в социальную среду.


1.8. ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА И СТРЕСС.

Дети, оставленные родителями, испытывают сильнейший стресс, некоторые из них – с самого рождения. По устоявшемуся к настоящему времени мнению, психологический стресс является причиной многих соматических заболеваний. Д.Н.Исаев приводит список психотравмирующих обстоятельств, влияющих на развитие у детей различных неврозов и психосоматических заболеваний. Отметим некоторые из них.



«6) пребывание в круглосуточных яслях, домах ребенка, детских домах, больнице или санатории;

7) изолированность семьи от ближайшего окружения;

8) неправильное воспитание одним родителем, отсутствие или неадекватность родительской заботы, чрезмерное давление родителей» [7].

Длительный стресс, как уже было сказано, приводит к развитию психосоматических заболеваний. В одной из принятых классификаций выделяются 3 группы, из которых обратим внимание на первую и вторую:

«В первую группу отнесены психосоматические функциональные нарушения, т.е. соматические синдромы, при которых не обнаруживаются органические поражения органов и систем: психогенные нарушения у грудных детей и детей раннего возраста; нарушения сна; энурез; энкопрез; запор; конверсионные неврозы.

Во вторую группу включены психосоматические болезни: бронхиальная астма, нейродермиты, язвенный колит, болезнь Крона, язва желудка, нервная анорексия, булимия, ожирение» [29].

Практически все нарушения из этих двух групп встречаются у детей-воспитанников детских домов и интернатов. И, как мы увидим далее в отчетах, большая часть из них исчезает в течение первого года после попадания ребёнка в любящую и заботливую приемную семью.


1.9. НЕКОТОРЫЕ СПЕЦИФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ.


Одной из серьезных причин, вызывающих трудности в поведении детей и подростков, является алекситимия.

«Сегодня алекситимия понимается в первую очередь как неспособность человека выразить и описать в словах свои внутренние переживания, неспособность к дифференциации чувств и телесных ощущений, недостаточность воображения, ригидность. Поэтому так важно сформировать «эмоциональную грамотность» у детей до подросткового возраста - кризисного этапа в развитии» [21].

Алекситимия часто встречается у воспитанников детских домов. Ребенок не может сказать, что герой сказки чувствует в той или иной ситуации, не выделяет «плохих» и «хороших» персонажей, не вполне может прогнозировать последствия своих поступков для окружающих, может причинить боль, нанести ущерб кому-нибудь, просто повторяя увиденное в кино. Отчасти это связано с тем, что младенец овладевает тезаурусом эмоций в процессе тесного контакта с матерью, в период симбиотических отношений первого года жизни. Дети-сироты лишены этого важнейшего опыта, и то, что окружающими часто расценивается как «особенная жестокость» детдомовцев, на поверку оказывается невозможностью для ребенка представить себе, что чувствует другой человек, что ему может быть больно или неприятно. Отмечается, что у так называемых «мертвых» или депрессивных матерей, которые недостаточно включены в контакт со своими малышами, дети также часто испытывают трудности с распознаванием эмоций [14].






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница