Николас Эпли Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди



страница1/16
Дата15.05.2016
Размер1.7 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Николас Эпли

Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди




http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9094431

«Николас Эпли. Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди»: Азбука Бизнес, Азбука-Аттикус; Москва; 2015

ISBN 978-5-389-09869-5

Оригинал: Nicholas Epley, “MINDWISE. HOW WE UNDERSTAND WHAT OTHERS THINK, BELIEVE, FEEL AND WANT”

Перевод: Александр Калинин

Аннотация



Как понять, о чем думают другие люди и чего они хотят? Подчас мы неосознанно делаем об этом выводы, полагаясь на житейский опыт, информированность и «внутренний голос». Как же на самом деле работает загадочный механизм под названием «интуиция»?

Опираясь на данные научных исследований, психолог Николас Эпли объясняет, как действует наш мозг и почему мы способны читать чужие мысли. Он рассказывает, как с помощью интуиции избежать заблуждений и традиционных ловушек мышления. Прочитав эту книгу, вы узнаете, как строить более прочные взаимоотношения с людьми, поймете, кому на самом деле можно доверять, и научитесь принимать правильные решения, опираясь на свою врожденную мудрость.

Николас Эпли

Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди



Посвящается Джен, мысли которой, по счастью, мне известны
© Nicholas Epley, 2014

© Калинин А., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015

Азбука Бизнес®



* * *

Николас Эпли  – психолог, профессор Школы бизнеса Чикагского университета. Обладатель премии Общества личностной и социальной психологии (2008), премии Американской психологической ассоциации (2011). Газета Financial Times назвала Эпли «профессором, за которым стоит следить».
Одна из самых остроумных и занимательных книг, какие я прочитал за многие годы. Сегодня, когда можно выбирать из десятков популярных книг по социальным наукам, лучшей оказывается шедевр Эпли.

Стивен Левитт, соавтор книги «Фрикономика»

Дельфийский оракул требовал: «Познай самого себя». Книга Николаса Эпли показывает, почему сделать это так трудно, но важно.



Джонатан Хайдт, Школа бизнеса Стерна, автор книги «The Righteous Mind»

Прочитав эту книгу, вы перестанете тратить время на бессмысленные споры и сможете уделять больше внимания важному общению. Обретение мудрости относительно мыслей других людей пройдет безболезненно, а обладание ею станет бесценным.



Ричард Г. Талер, заслуженный профессор экономики и поведенческих наук, Чикагский университет, соавтор книги «Nudge»

Понимание чужих мыслей – необходимое и главное условие социального успеха, ибо оно позволяет предвидеть, что другие собираются сказать или сделать до того, как они скажут или сделают это… В своем наивысшем проявлении чтение чужих мыслей подобно слаженной симфонии разума.



Николас Эпли


Предисловие

Ваше подлинное шестое чувство



Совершить настоящее путешествие… – это… посмотреть на вселенную глазами другого человека, глазами сотен других людей, увидеть сто вселенных, которые каждый из них видит.

Марсель Пруст (1922)1
Весной 2011 года Джен, моя жена, и я ехали по Аддис-Абебе в перекошенном, двигавшемся рывками микроавтобусе с жутко неудобными сиденьями. Мы только что вышли из зала суда, где было вынесено решение о том, что мы стали законными опекунами двух маленьких детей – мальчика и девочки. После заполнения кипы бумаг и ожидания длиной в несколько месяцев дело завершилось очень прозаично. Судья просто сказала: «Дети – ваши».

Микроавтобус резко затормозил у опутанных колючей проволокой ворот центра содержания усыновляемых детей, среди которых были и наши новоявленные сын и дочь. У меня свело внутренности. Я ухватился за руку Джен как за скалу. По ту сторону ворот встречи с нами дожидался биологический отец наших детей.

Чтобы попасть в зал суда из своей деревни, ему пришлось идти пешком больше чем полдня, а потом трястись в ржавых автобусах. Он должен был в присутствии судьи подтвердить, что у него умерла жена и он не может больше заботиться о детях. Наши сын и дочь оказались истощены до предела – по стандартам физического развития ВОЗ, они весили намного меньше, чем это необходимо для выживания. Их детская жизнь была искалечена страшной, буквально уничтожающей нищетой.

Мой разум заработал. Что подумает о нас биологический отец наших детей? Будет ли он рад нас видеть? Или опечалится встречей? Какие чувства он испытывает: сожаление или облегчение, страдание или надежду? Или какую-то сложную смесь всего перечисленного выше? Не скрывает ли он от нас какую-то ужасную тайну о детях? Каково это – решиться отвести своих детей в сиротский приют и разрешить им уйти?

У нас с Джен уже было двое собственных детей: пяти и десяти лет. Я знал, что такое быть отцом. Я знал, что чувствуешь, когда убаюкиваешь детей, когда впервые слышишь от них: «Я тебя люблю» и какой прилив гордости испытываешь, когда они участвуют в играх Детской бейсбольной лиги. За их счастье, не задумываясь, отдашь свою жизнь! Но я понятия не имел о такой мере отчаяния, которое заставило бы меня взять детей за руки, отвести их в приют и расстаться с ними. В глубине души я очень хотел увидеть мир глазами того человека. Но его мысли были для меня полной тайной. Я не чувствовал ничего, что позволило бы мне понять его положение.

Мы вылезли из микроавтобуса и прошли в канцелярию. В комнате на убогих стульях сидели двое мужчин. Они были одеты в мешковатые пиджаки поверх грязных футболок и изношенные джинсы. Один из них взглянул на меня. Почти сразу после этого по его лицу покатились слезы. Меня поразило несоответствие рыданий суровому облику крестьянина. Он встал, подошел ко мне и обнял меня. Крепко, почти отчаянно. Несколько долгих минут мы рыдали вместе. Кажется, это были самые долгие объятия в моей жизни. Мужчина буквально не отпускал меня.

В этом порыве заключался весь жизненный опыт отцовства, понимание прошлого детей и надежды на их будущее, его глубокое осознание происходившего. За этим объятием был человек, понять которого я стремился, но мысли которого были мне неведомы.

Вы читаете чужие мысли

В тот день я на собственном опыте почувствовал, насколько трудно смотреть на мир глазами другого человека, по-настоящему проникнуть в его мысли. Это был сильнейший профессиональный урок, который я получил за последние 20 лет моих занятий психологией. Урок заключается в том, что мы, возможно, сталкиваемся с теми же трудностями понимания почти всех, с кем встречаемся в жизни, начиная с коллег, соседей и заканчивая друзьями и родственниками. Даже ваша жена (или муж) намного более таинственна, чем вы думаете. Можно утверждать, что величайший навык нашего разума – способность достоверно представлять то, о чем думают другие. И я собираюсь рассказать вам о результатах исследования этой способности, о том, почему она дает сбои, которые в итоге приводят к конфликтам, и о том, как стать мудрее в отношении мыслей других людей.

Я намерен рассказать вам о чтении чужих мыслей, но не в том смысле, какой обычно вкладывают в эти слова. Я не владею магическими уловками, которые позволят удивить друзей на ближайшей вечеринке. Моя книга – не о телепатии, ясновидении или иных экстрасенсорных способностях. Я расскажу о том чтении чужих мыслей, которым вы занимаетесь интуитивно в течение всей вашей жизни. Десятки раз в день вы делаете логические выводы о том, что думают другие, что они чувствуют, чего они хотят или что намерены предпринять. Подобное чтение чужих мыслей позволяет строить и поддерживать близкие отношения, которые делают нашу жизнь полноценной, успешно работать в командах, обходить конкурентов. Такое чтение чужих мыслей составляет фундамент всех социальных взаимодействий, создает паутину предположений и посылок, позволяющих эффективно функционировать большим сообществам. Это чтение чужих мыслей я и называю подлинным шестым чувством .

Как и в случае с любым другим чувством, его очевидные границы можно раздвинуть, как это произошло во время нашей с Джен встречи с биологическим отцом приемных детей. Когда опыт других сильно отличается от нашего, их культура совершенно чужда нам, их история неизвестна, наше шестое чувство явно нас подводит. Но такие экстремальные случаи в жизни большинства из нас сравнительно редки. Гораздо чаще наша способность рассуждать о мыслях других срабатывает настолько быстро, что мы едва ли замечаем, что используем ее. Мы не делаем паузу, чтобы подумать: а вдруг наши выводы ошибочны?

Ваше шестое чувство работает на высокой скорости почти все время – с того момента, как, пробудившись, вы одеваетесь, чтобы произвести на других впечатление, и до момента, когда вы ночью лежите без сна и думаете, считают ли другие вас умным, заслуживающим доверия или нет, и любят ли они вас. А в промежутке вы «считываете», например, что ваши коллеги беспомощны, а босс считает вас отличным сотрудником. Вы чувствуете, что ваш подчиненный лжет, когда говорит, что он болен, и пребываете в убеждении в искренности клиентов, когда те утверждают, что обожают работать именно с вами. Возвращаясь в уютную квартиру, вы замечаете бездомного в конце вашего квартала, и сами испытываете , пусть на мгновение, унижение, которое испытывает стоящий на цементном полу человек, и бросаете бездомному какую-то мелочь. В этом нет ничего магического или мистического. Нашей повседневной жизнью управляют умозаключения относительно того, что думают другие, во что они верят, что они чувствуют и чего желают. Ваше шестое чувство работает. Вы действительно читаете чужие мысли .

Легко понять, почему это происходит. Вы, как и я, принадлежите к одному из самых социализированных видов, какие существуют на Земле. Ни один человек не добьется успеха в одиночку. Преуспевание и продвижение требуют координации действий с другими людьми. Любит ли она меня по-настоящему или нет? Говорит ли он правду или лжет? Как я могу удержать лучших работников? Чего на самом деле хотят мои дети, друзья, клиенты или конкуренты? Понимание чужих мыслей – необходимое и главное условие социального успеха, ибо оно позволяет предвидеть, что другие собираются сказать или сделать до того, как они скажут или сделают это, знать, чего хотят другие, прежде чем они озвучат свои пожелания, предугадывать ход соперника до того, как он сделает его. В своем наивысшем проявлении чтение чужих мыслей подобно слаженной симфонии разума. Один из таких случаев описывает знаменитый кулинар Энтони Бурден, рассказавший об узах, которые связывали его с одним из младших поваров: «В дни нашей славы… мне достаточно было просто посмотреть на находившегося в другом конце зала Стивена, поднять бровь, возможно, сделать какое-то неуловимое движение подбородком – и дело , любое дело , которого требовал момент, оказывалось исполнено».2

Итак, извлекая из понимания окружающих очевидные выгоды, вы, я, почти каждый человек – все мы практикуем чтение чужих мыслей столь успешно, что наше шестое чувство срабатывает неведомым образом. Философ и нейропсихолог Джерри Фодор отметил: «Психология здравого смысла работает так хорошо, что становится невидимой». Лишь изредка, когда эту способность раздвигают за ее привычные пределы или доказывают ее глубокую ошибочность, ее существование становится заметным.

О моих мыслях

Моя цель – вывести из тени на свет научного знания то, что я считаю величайшей способностью человеческого мозга. Подобно тысячам других психологов, работающих по всему миру, чтобы понять причины, по которым вы думаете, действуете и чувствуете именно так, как вы думаете, действуете и чувствуете, я применяю научный метод. Иными словами – провожу эксперименты, которые испытывают ваше шестое чувство на то, как (и насколько хорошо) вы рассуждаете о мыслях, мотивах, отношениях, убеждениях и эмоциях других людей. Эта способность – одна из величайших способностей человеческого мозга, поскольку с ее помощью мы достигаем одну из важнейших целей нашей жизни – устанавливаем глубокие связи с другими людьми. Чтение мыслей позволяет сотрудничать с теми, кому следует доверять, и избегать тех, кому доверять не стоит. Чтение мыслей дает возможность отслеживать и поддерживать собственную репутацию, помогает выглядеть в глазах других компетентными, надежными, а потому достойными дружбы. Умение читать чужие мысли делает возможным понимание между друзьями, прощение между врагами, сочувствие к посторонним и сотрудничество между супругами и коллегами. Без способности к чтению чужих мыслей вообразить «общество сотрудничества» крайне трудно.

Впрочем, даже величайшие способности, как оказывается, далеко не совершенны. Точно так же, как и зрение (в большинстве своем люди видят достаточно хорошо, но для того, чтобы видеть совсем четко, порой нуждаются в коррекционных линзах), наша способность понимать мысли других достаточно точно генерирует «социальное чувство», которое тем не менее бывает подвержено систематическим ошибкам. Мои эксперименты последних 20 лет и более обширные исследования других ученых показывают, что во многих отношениях наше шестое чувство работает хорошо, но все же не настолько хорошо, как мы сами об этом думаем. Мы легко признаём пределы наших возможностей проникнуть в мысли других, когда различия между людьми очень велики, как это было в моем случае в Эфиопии. Но на самом деле даже мысли членов наших семей, друзей, соседей, коллег, конкурентов и сограждан мы понимаем совсем не так хорошо, как нам кажется. Этот вопрос я рассматриваю в главе 1. В главе 2 я опишу, что мы, по-видимому, можем и не можем знать о самих себе. Невозможность читать мысли другого человека не означает, конечно же, того, что мы вечно ошибаемся. Но наши ошибки обходятся дорого: именно они – главная причина разрушения отношений, карьер и жизни в целом. Ошибки приводят к ненужным конфликтам, а в глобальном масштабе – к неэффективным решениям крупнейших проблем общества, войнам и иным ужасным последствиям.

К счастью, промахи, которые мы совершаем, пытаясь понять мысли других людей, предсказуемы и потому поддаются исправлению. Они проистекают из двух коренных вопросов, лежащих в основе любого социального взаимодействия. Первый вопрос: обладает ли «это» интеллектом? Вопрос второй: в каком состоянии пребывает данный интеллект?

Мы можем ошибаться в ответах на первый вопрос, не включать нашу способность к чтению чужих мыслей, когда ее следует включать, идем на риск, относясь к тому или иному человеку как к сравнительно бездумному существу. Эти ошибки лежат в основе дегуманизации. Но мы можем также ошибаться, включая свою способность тогда, когда ее включать не следовало бы, наделяя интеллектом нечто такое, что на самом деле интеллекта не имеет. Эта ошибка лежит в основе антропоморфизма. Рассмотрению перечисленных вопросов посвящены главы 3 и 4.

Предприняв попытки понять мысли других людей, мы можем допускать ошибки в ответе на вопрос о состоянии, в котором пребывает интеллект другого человека, и ложно истолковать его мысли, убеждения, эмоции. Эти ошибки порождены чрезмерным эгоцентризмом, излишней доверчивостью или стереотипами, некритичным допущением того, что мысли других соответствуют их действиям. Эти вопросы рассмотрены в главах 5, 6 и 7. Ошибки такого рода ведут к одному общему последствию: приводят к мысли о том, что другие люди думают проще, чем есть на самом деле. Очевидно, что знание этих ошибок может помочь их избежать. Соответствующие пояснения содержатся в главе 8.

Офтальмолог объяснит, как устроен человеческий глаз и что позволяет нам видеть окружающий зримый мир. Поэтому он знает, как исправлять дефекты зрения, мешающие ему оставаться совершенным. Моя цель как психолога заключается в том, чтобы рассказать, как ваш мозг создает шестое чувство, которое позволяет вам «видеть» мысли других людей. Передо мной стоит и другая, пожалуй, даже более важная цель: я должен описать предсказуемые «сбои», мешающие лучше понимать мышление других людей. И в итоге улучшить ваше психологическое видение.

Впечатляющее и поддающееся улучшению

Перед погружением в подробное описание недостатков вашего шестого чувства стоит восхититься самим его наличием. Ведь человеческие мысли невидимы. Увидеть убеждение невозможно, равно как невозможно ощутить запах отношения или дотронуться до чувства . Мимо вас никогда не дефилировало ни одно намерение . Нельзя взвесить желание . Подобно атомам в физике, мысли не столько наблюдают, сколько выводят логически. Мысли существуют только в качестве теории, которой каждый из нас пользуется для объяснения собственного поведения и поведения других людей. Когда ваш друг выбирает яблоко, а не апельсин, подлинная причина этого выбора сопряжена с невообразимой цепью электрических импульсов, нейромедиаторов и связей. Никто из нас не объясняет поступки других людей посредством описания нейронных связей, поскольку интуиция дает нам намного более простое объяснение: ваш друг захотел именно яблоко. Строго говоря, вы не видели желания вашего друга подобно тому, как вы видели яблоко. Вместо этого вы предположили, что он захотел яблоко, полагаясь на теорию, согласно которой выбор обусловлен невидимыми предпочтениями и склонностями. Подобно всем рабочим теориям, наша теория интуитивного проникновения в мысли других людей объясняет и предсказывает поведение. И служит очень функциональной цели, даже если ее ключевые принципы – всего лишь предположения.

Но теория-то замечательная! Люди тысячелетиями объясняли поведение друг друга, не ведая ни о каких нейронах. Интеллектуальные концепции вроде отношений, убеждений, намерений и предпочтений находятся в такой тесной связи со всем, что на самом деле происходит в мозгу, что мы можем использовать собственные теоретические предположения о мыслях других людей для того, чтобы предсказывать их поведение. Поэтому человек консервативных убеждений отдает свой голос политику-консерватору. Человек эгоистичных намерений менее щедр, чем человек великодушный. А человек, заявляющий о ненависти к вам, причинит вам вред скорее, чем тот, кто настроен миролюбиво.

В сущности, эта способность логически рассуждать о мыслях других людей, по-видимому, делает род человеческий удивительно сметливым. Жизнь в больших группах означает, что если человек хочет уживаться с другими или добиваться успеха, у него должна быть способность понимать мысли, убеждения, эмоции и желания других людей. Такая способность ума требует от головного мозга дополнительной работы, поэтому-то размер его коры, работающей при размышлениях о мыслях других, напрямую связан с размерами социальных групп, где живут те или иные люди.3 Чем больше социальная группа, в которой живет человек, тем больше (по отношению к общему объему мозга) часть поверхности коры, отвечающая за то, чтобы эффективно ладить с группой. Кора головного мозга у обезьян, по-видимому, увеличивается тогда, когда они живут в больших социальных группах, что, в свою очередь, предположительно имеет отношение к возрастанию числа нейронных связей.4 Из всех приматов люди живут в самых больших социальных группах. Это объясняет, почему мозг человека по объему втрое больше мозга шимпанзе.

Наши социальные преимущества как вида возникают на очень раннем этапе жизни. В одном из самых амбициозных экспериментов исследователи, использовав в тестах как физические, так и социальные объекты, сравнили интеллектуальные способности 105 двухлетних малышей и 106 взрослых шимпанзе.5 Исследования с использованием физических объектов включали: тест по обнаружению мест, где находилась еда, которую до этого спрятали или переместили; тест на способность выбирать и использовать подходящие орудия для получения пищи, до которой без них нельзя было добраться; также тест на способность использовать слух для поиска мест, где спрятана приманка (например, распознавание звука помешиваемой в чашке пищи). Тесты, связанные с социальными объектами, требовали интеллекта другого рода – на способность правильно решать проблему после того, как экспериментатор демонстрировал способ ее решения, и использование неудачной попытки открыть контейнер как указания на то, что именно в нем находится пища.

Результаты получились ясными и фундаментальными. Данные тестов с физическими объектами у детей и шимпанзе были одинаковыми: 68 % шимпанзе и детей решили задачи правильно. Но по результатам тестов с социальными объектами, требовавших интеллекта другого рода, дети превзошли шимпанзе: у них было 74 % правильных ответов, а у шимпанзе – 36 %. Люди как биологический вид покорили Землю благодаря способности понимать мышление других, а не потому, что у них есть пальцы или они умеют пользоваться орудиями.

Такая способность образует фундамент общественной жизни, построенной на сотрудничестве. Именно по этой причине у людей с повышенной социальной чувствительностью более сильные дружеские отношения, более удачные браки, и такие люди, в общем, живут более счастливо. Руководители, которым присуще чувство, позволяющее им знать, понимают ли подчиненные их инструкции или нет, справляются с делами лучше. Менеджеры, улавливающие желания и потребности сотрудников, в состоянии мотивировать персонал. Торговцы, обладающие способностью понимать желания клиентов, заключают больше сделок. Большинство из нас избегают кулачных боев и не хочет выглядеть полными идиотами, поскольку у нас есть разумное представление о мыслях и чувствах других людей, и мы с их помощью довольно успешно управляем отношениями с другими людьми. Способность понимать других во многом позволяет нам идти по жизни без проблем.
Позвольте мозгу действовать! В мире, где живет семь миллиардов человек, где счастье и экономическое благополучие в критической степени зависят от ваших отношений с другими людьми, трудно вообразить более полезную способность, чем способность понимать других. Тем более что ваш мозг полностью оснащен для решения этой задачи.

Опираясь на это утверждение, будем проявлять больше внимания. Каким бы впечатляющим и полезным ни было ваше шестое чувство, обладание способностью и ее использование на практике – определенно две разные вещи. При прохождении научных тестов выясняется, что на деле мы не так мудры, как нам кажется. Но наши ошибки не означают, что мы – социальные идиоты. Не означают они и того, что все мы не можем достичь такого уровня взаимопонимания с другими, какое сложилось у кулинара Бурдена с его помощником. Наши ошибки всего лишь говорят нам: для того чтобы стать успешным членом общества, требуются практика, труд и определенные стратегии.

Ключ к улучшению понимания вами других – признание того, что ваша способность читать чужие мысли далеко не совершенна. Когда Маристский институт общественного мнения в Нью-Йорке провел опрос 1020 американцев, какую сверхспособность они больше всего хотели бы иметь, наивысшую строку наряду со способностью путешествовать во времени заняло именно умение читать чужие мысли[Каждого участвовавшего в этом опросе спрашивали, какой из сверхспособностей он больше всего хотел бы обладать. Вот результаты опроса.

Дополнительную информацию об этом опросе можно получить на сайте http://maristpoll.marist.edu/28-holy-super-powers-batman-mind-reading-and-time-travel-top-list/.]. Ирония заключается в том, что, в отличие от путешествий во времени, чтение чужих мыслей – это способность, которой люди уже обладают. И вы можете не только использовать, но и наращивать ее могущество.

Но прежде чем говорить о совершенствовании, надо дать более точное представление о масштабах ошибок, которые совершает наш мозг. Временами разрыв между нашим представлением и действительным знанием о других просто шокирующий.




Каталог: book
book -> На подступах к психологии бытия
book -> А. М. Татлыбаевой Abraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.) N. Y.: Harper & Row, 1970; спб.: Евразия, 1999 Терминологическая правка В. Данченко Предисловие Эта книга
book -> Психология журналистики
book -> Книга охватывает наиболее значимые теории личности в современной психологии. Содержание Предисловие к русскому изданию
book -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
book -> Сознание, его происхождение и сущность
book -> Н. Г. Чернышевского коповой андрей сергеевич агрессивное поведение подростков монография
book -> Анна А. Корниенко Детская агрессия. Простые способы коррекции нежелательного поведения ребенка
book -> А. И. Герцена Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов нарушения поведения учеников вспомогательной школы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница