Ноосфера і цивілізація



страница12/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35

Висновки. Дослідження концепції ноосфери В.Вернадського саме в духовно-моральному контексті, на нашу думку, дає новий поштовх до вирішення багатьох світоглядних, теоретичних і суто практичних проблем. Досягнення стану розвиненої ноосфери, особливо за умов глобалізації, має базуватись не просто на практичній діяльності розуму, але й також на закріплених за ним духовно-моральних цінностях. Для цього, ми пропонуємо, насамперед звернутись до витоків національної духовної культури, яка може стати надійним опертям і осердям у формуванні відповідальної за свої вчинки, високоморальної особистості. Ми вважаємо, що творчий спадок І.Франка, зокрема, а особливо проаналізована ним духовно-моральна проблематика, є вагомим дієвим засобом у творенні ноосферного суспільства і ноосферної особистості.

Література

1. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление / В.И.Вернадский. – М.: Наука, 1999. – 272с.



2. Йонас Г. Принцип відповідальності. У пошуках етики для технологічної цивілізації / Г.Йонас. – К.: Лібра, 2001. – 400 с.

3. Вернадский В.И. Основою жизни – искание истины / В.И.Вернадский // Новый мир. – 1988, № 3. – С. 212.

4. Печчеи Аурелио Человеческие качества / А.Печчеи. – М.: Прогрес, 1985. – 312с.

5. Семенюк Е.П. Філософські засади сталого розвиттку / Е.П.Семенюк. – Львів: Афіша, 2002. – 200с.

6. Франко І. Що таке поступ? / І. Франко // Зібр. творів у 50 т. – К.: Наук. думка, 1986. – Т. 45 Філософські праці. – С. 300-348.

7. Франко І. Мислі о еволюції в історії людськості / І. Франко // Зібр. творів у 50 т. – К.: Наук. думка, 1986. – Т. 45 Філософські праці. – С. 76-139.

8. Франко І. Соціальна акція, соціальне питання і соціалізм / І. Франко // Зібр. творів У 50 т. – К.: Наук. думка, 1986. – Т. 45 Філософські праці. – С. 377-400.

9. Франко І. Наука і її взаємини з працюючими класами / І. Франко // Зібр. творів У 50 т. – К.: Наук. думка, 1986. – Т. 45 Філософські праці. – С. 24-40.

10. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление / В.И.Вернадский. – М.: Наука, 1999. – 272с.

11. Аксенов Г. Личность есть драгоцейнешая, величайшая ценность / Г. Аксенов. – М.: Знание, 1990. – С.48 (В. Вернадский: ноосфера, творчество, нравственность).

12. Чорноморденко І.В., Куцурук В.М. Буття людини у глобалізованому світі: духовно-моральний вимір / І.В.Чорноморденко, В.М.Куцурук // Вісник Національного авіаційного університету. Серія: Філософія. Культурологія: Зб.наукових праць. – Вип. 2(16). – К.: НАУ, 2012. – С. 17-20.

13. Франко І. Одвертий лист до галицької української молоді / І. Франко // Зібр. творів у 50 т. – К.: Наук. думка, 1986. – Т. 45 Філософські праці. – С. 401-409.
І.В. Черноморденко, В.М. Куцурук (Киевский национальный универоситет строительства и архитектуры). Философско-антропологические идеи в творческом наследии И. Я. Франко и В.И.Вернадского

В статье поднимаются вопросы связанные с формированием духовно-нравственного бытия человека в контексте концепции ноосферы Вернадского, сформированной под влиянием украинской философско-антропологической мысли. Встанавливается взаимосвязь учения о ноосфере с творческим наследием И.Франко как источника духовности в условиях глобализации и как необходимой составляющей при формировании ноосферной личности, ноосферного общества.

ноосфера, глобализация, духовность, мораль, нравственная ответственность.
Chornomordenko I., Kutsuruk V. (Kyiv National University of Construction and Architecture). Philosophical and anthropological ideas in the works of І. Franko and V.Vernadsky.

The article raises questions relevant for the formation of spiritual and moral human being in the context of the concept of the noosphere of V. Vernadsky, formed under the influence of Ukrainian philosophical and anthropological thought. Reported that the noosphere – is not only the embodiment of scientific knowledge, but also the moral qualities of humanity, the best features of human spirituality. The question of ethics of science, moral responsibility today is essential for sustainable development of civilization.

Accordingly, the principle of moral responsibility face a major moral principles of human existence in the noosphere, getting in the doctrine of the sphere of reason significant natural-scientific basis. In addition, homo sapiens, according to V. Vernadsky, is an intermediate evolution. Therefore, in the future must be a new kind of people, compared to our contemporary, characterized primarily by new parameters spirituality.

For this purpose, we propose to apply primarily to the origins of the national spiritual culture, which can be a reliable and grounded in core formation responsible for their actions, lofty personality. That's why the relationship is established doctrine of the noosphere with works of І.Franko as a source of spirituality in the context of globalization and as a necessary component in the formation of the noosphere personality noosphere society. Because traditional, original Ukrainian culture has a strong potential to become a reliable grounded in the formation of the spiritual world of modern man.

noosphere, globalization, spirituality, morality, moral responsibility.
Надійшла до редакції 28.03.2013 р.

УДК 316.64



Н.И. Бухтеев (канд. ист. наук, доц.)

Донецкий государственный университет управления

buhteevnikolai@mail.ru

СОЗНАНИЕ КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР:

ЗИНОВЬЕВСКИЙ ВЗГЛЯД
В статье предпринята попытка очертить зиновьевское толкование сознания в качестве социологического фактора. Отмечается, что сознание - субстанция вполне материальная. Её матрица состоит из чувственно-эмоционального и знакового аппарата исследователя. Их языковой, бытийный и познавательный тандем изначально обусловливает поведение социальных индивидов, их организацию в тех или иных объединениях на микро-, макро - и суперуровне общества, в трёх взаимосвязанных аспектах: деловом, коммунальном и метальном. Тем самым исходные и производные свойства сознания, его содержание и аппарат суть управляющий орган социальных взаимосвязей и взаимодействий человека.

сознание, чувственный аппарат, знаковый аппарат, социальные действия, социальное поведение, социальные объединения.
Тема человеческого сознания является генетически источниковедческой, поскольку её научное знание, понимание и умение пользоваться первыми двумя предопределяют весь процесс и результат научных социологических изысканий. Впервые на это обратил внимание, и методологически обосновал А.А. Зиновьев [1, с. 58-66]. В разработанной им интеллектологии он фундировано показал универсальные, направляющие свойства сознания в освоении и усвоении существующей и возникающей социальной реальности[2, с. 163-172]. Его исследования в этой области выступают как критическое преодоление того общепринятого состояния в социологии, какое сложилось и пока сохраняется в ней. Этими обстоятельствами и обусловлены актуальность, мотивы, цели, задачи, а также методологическая база данной статьи.

Приступим. Во множестве толкований человеческого сознания просматривается две разграничительные линии. Первая - идеалистическая. Для неё сознание – нематериальная субстанция, принципиально отличная от субстанции материальной (вещной). Её приверженцы при рассмотрении и переживании идей отвлекаются от всего материального или не отдают себе в этом отчёта. Они имеют в виду лишь содержание сознания и игнорируют аппарат сознания, без которого это содержание не существует[3, с. 622; с. 1239]. Это рассечение духа и материи, лишение духа материальности открывает простор выдумкам неких бестелесных субстанций, в которых абстрагируются отдельные признаки предметов, приписывая им самостоятельное существование. Хранители и воители такой диспозиции абстрагируют лишь один аспект идей, а именно — аспект отражения мозгом и знаками явлений реальности.

Положение тут подобно тому, отмечает А. Зиновьев, как если бы мы захотели сохранить написанное на холсте масляными красками изображение, уничтожив материальные холст и краски. Поэтому рассматривать человеческое сознание как особую идеальную (нематериальную) субстанцию, принципиально отличную от субстанции материальной, есть дань религиозной и идеалистической философии. Последние первыми источают «тотальное оглупление, выдаваемое за колоссальный процесс познания»[4, с. 517].

Добротным свидетельством тому служит современная внелогическая социология, и, в частности, социология воображения и концепция информационного общества. Последнего в реальности нет. Следовательно, и науки о нём быть не должно. Однако социологи упорно бьются в стекло своих собственных заблуждений, умножая тем самым препятствия на пути достижения научной истины.

Ещё одним из них стала и т.н. номинализация, когда понятия используются как знаки неопределённого смысла и значения. Тем самым происходит их обнуление. При таком положении дел социология, общество затрудняются с познанием, со знанием и пониманием самих себя, своей и окружающую их временную, пространственную среду, становятся коллайдером опасности для самих себя, и для других [5, с. 6].

Вторая, зиновьевская интеллектуальная линия, радикально отличается от первой[6, с. 5-6]. Она трактует сознание одновременно с трёх сторон: языковой, бытийной и познавательной. При этом вторая основывается на первой и является её продолжением. Третья основывается на первых двух и является их продолжением. Т.е., при всех познавательных операциях, так или иначе, Зиновьев советует держать в голове все три аспекта логических объектов, лишь отвлекаясь на время от одних при специальном рассмотрении других. Предлагает теорию с единым понятийным аппаратом, организованным в целое по правилам разработанной им логической концепции. Такой узловой подход позволяет освоить предмет исследования в едином комплексе его композитов. Рассмотрим.

Сознание есть состояние и деятельность мозга человека со связанной с ним нервной системой. Идеи (мысли) суть состояния клеток мозга и комплексы вполне материальных знаков. Здесь, согласно А. Зиновьеву, различают содержание (образы, мысли, идеи) и аппарат (механизм). Содержание сознания, отмечает он, не существует без аппарата и вне его.

Тем самым аппарат сознания представляет собой единство двух его частей чувственной и знаковой. Чувственный аппарат является биологически прирождённым человеку и передаётся по биологическому наследству. Он неотделим от тела человека, есть часть тела. Он обладает способностью создавать в себе чувственные образы явлений реальности (ощущения, восприятия, представления), сохранять их в себе (память), воспроизводить их без непосредственного воздействия явлений внешнего мира, комбинировать из имеющихся образов новые (воображение, фантазия) и т.д.

Знаковый же аппарат не является биологически прирождённым человеку и не передаётся по биологическому наследству. Он является искусственно изобретённым, отделим от тела человека, не образует часть тела. Он возникает и функционирует на основе чувственного аппарата, невозможен без чувственного аппарата.

Суть его, подчёркивает Зиновьев, заключается в том, что люди с помощью чувственного аппарата устанавливают соответствие между различными явлениями реальности и оперируют одними из них как своего рода заместителями других, — как знаками других. Со временем изобретаются или отбираются особого рода предметы, удобные для этой цели. Это становится их специфической функцией в жизни людей.

Эти предметы-знаки отделимы от тела человека, легко воспроизводимы, могут накапливаться из поколения в поколения. Изобретаются особые универсальные правила оперирования ими. Люди обучаются этим правилам после рождения, но не наследуются. В своём чувственном аппарате люди оперируют чувственными образами знаков, а не непосредственно самими знаками. Люди оперируют чувственными образами знаков в их качестве заместителей (двойников) предметов, обозначаемых этими знаками [7, с. 6, с. 113-119].

Все без исключения знаки суть материальные (вещественные, ощутимые, видимые, слышимые) явления, имеют свои смыслы и значения. При всех вариациях никаких нематериальных знаков не существует.

На рассмотренной основе изобретаются языки и способность оперировать языковыми знаками по особым правилам, высшим уровнем которых являются логические правила. Мыслитель называет их логическим интеллектом и предполагает как данность нашего времени. Причём, предлагает наблюдать его не просто как интеллект отдельно взятых людей, а как интеллект человечества, аккумулирующийся в совокупной языковой практике человечества, включая практику научных языков.

Логический интеллект, отмечает далее Зиновьев, вообще не существует вне этих достижений языковой деятельности человечества. Отсюда идею создать искусственное устройство, равное по интеллектуальной силе человеческому логическому интеллекту и даже превосходящему его, он называет вздорной утопией, сводящей этот интеллект к самым примитивным логическим операциям отдельно взятых людей [8, с. 12].

Ещё более нелепой является идея производить людей, от рождения обладающих интеллектом в рассмотренном смысле. Дело в том, что по самой своей природе он не может передаваться по биологическому наследству, не может находиться ни в мозгу, ни в генах. И никто и ничто в мире не может избавить людей от необходимости длительного обучения ему и от различий отдельных людей по степени его развитости.

Решения имеющихся здесь и далее проблем невозможно без обладателей интеллекта, т.е. тех, кто своим волевым решением создаёт знаки и оперирует ими. Это исследователи, решатели, субъекты. Они реальны при следующих допущениях:

1) что исследователь обладает природным чувственным аппаратом, и что этот аппарат необходим и достаточен для осуществления познавательных операций, которые выступают как решение тех или иных задач для достижения поставленных целей;

2), что исследователь обладает изначальной способностью выделять или выбирать предметы, т. е. способностью сосредоточить на них своё внимание. Например, человек выбирает тройку чисел х, у и z, записывая равенство х + у = z .Выбор предметов есть элементарное познавательное действие исследователя. Это всегда есть какое-то состояние его природного аппарата отражения;

3) что исследователь умеет различать и отождествлять выбираемые предметы и никаких затруднений на этот счёт не испытывает;

4) что у исследователя имеется какая-то способность, которая позволяет объединять два и более различных акта выбора в один сложный акт сопоставления; при этом установление соответствия одного с другими есть установление связи между ними;

5) что в каждом шаге изложения исследователь помнит, что все явления интеллекта суть языковые объекты, имеющие определённое бытийное содержание и создаваемые в определённых процессах познания, с помощью определённых исследовательских операций. Наличествующий здесь одновременный дефицит и профицит информации образуют противоречия и кажимость познания.

Инвариантным состоянием и продолжением вышеназванных процессов выступают сознательные действия. Сознательное действие есть такое действие (поступок) человека, когда человек до совершения этого действия имеет в сознании цель действия. Т.е. осознаёт, в чём именно должно заключаться действие, и рассчитывает на определённый результат действия. Совокупность действий человека образует его поведение. Оно включает в себя сознательные действия, но не полностью состоит из них. Люди в значительной мере действуют непроизвольно, наобум. Так что можно говорить лишь о степени сознательности поведения. Эта степень достаточно велика, чтобы положить между животными и людьми непреодолимую для первых преграду и породить новое качество в эволюции живой материи. На зиновьевский взгляд, именно достаточно высокая степень сознательности поведения образует самое глубокое основание качественного «скачка» человека в эволюции живой материи. Во всяком случае, вся социальная эволюция начинается с этого.

Сознательное действие, подчёркивает далее мыслитель, не всегда рационально (разумно) в смысле соответствия условиям и успеха. Действие может быть сознательным и в то же время нерациональным (неразумным), т.е. безуспешным, неудачным и даже вредным для человека. Действие может быть бессознательным, но рациональным в смысле соответствия условиям и успеха.

Иными словами, сознательность действий не даёт автоматически гарантий, что поведение людей будет в таких случаях мудрым и успешным. Глупость, ошибки и неудачи в поведении людей суть столь же обычные проявления сознательности, как и умность, правильность и успешность. Сознательность действий есть, прежде всего, появление в действиях живых существ нового ингредиента — сознания. А то, что это послужило основой колоссального прогресса обладающих сознанием существ сравнительно с прочим животным миром, это явилось результатом истории, а не исходным пунктом. В этом «скачке» прогресс не был запланирован.

Сознание является фактором человеческих действий не само по себе, а посредством эмоционально-волевого механизма. Этот механизм является продуктом биологической эволюции людей. Он становится компонентом человеческой деятельности благодаря сознанию.

Люди, отмечает А. Зиновьев, выделились из животного мира и образовали качественно новый уровень в эволюции живой материи благодаря сознанию и сознательному поведению. На этой основе у них развились три способности, сыгравшие и продолжающие играть решающую роль в их эволюции. Это, во-первых, способность сохранять, накапливать и использовать результаты и средства познания окружающего мира независимо от биологически прирождённых средств. Это, во-вторых, способность сохранять, накапливать и изобретать материальную культуру независимо от биологических способностей и готовых даров природы. Это, в-третьих, способность само организовываться независимо от биологически наследуемой способности поведения[9].

Эта способность находит своё воплощение в социальных объединениях. Специфика таких объединений заключается в том, что в них среди объединяющих факторов фигурирует сознательное объединение людей как социальных атомов для совместных сознательных действий. А чтобы объединение как целое совершало сознательные действия, оно должно как целое обладать управляющим органом, сознанием. Для этого должно произойти разделение членов объединения на таких, которые становятся воплощением мозга объединения, и таких, которые становятся управляемым телом объединения. Часть членов объединения должна стать носителями и исполнителями функции сознания объединения.

Если в человеческом объединении не происходит рассмотренное выше разделение на управляющий орган и управляемое тело, оно оказывается нежизнеспособным. Управляющий орган должен быть один. Он может быть сложным, расчленённым на части, но он сам должен быть единым объединением. Если в объединении появляются два или более таких органов, возникают конфликты, объединение распадается или образуется какой-то неявный орган единства, подчиняющий себе явные, претендующие на эту роль. Борьба за единовластие в объединении есть форма проявления рассматриваемого закона. (Наглядный камертон тому – современная Украина, временщики которой в схватке между собой за первенство завели страну в безвременье).

И управляемое тело тоже должно быть одно (едино) в том смысле, что в нем не должно быть части, которая не подлежит контролю управляющего органа. Если такая часть возникает, то подобное отклонение от закона сказывается на состоянии объединения и, в конце концов, как-то преодолевается (если, конечно, объединение не погибает). Бывают случаи, когда один и тот же управляющий орган управляет двумя и более объектами. Но это бывает в порядке исключения и временно. Или управляемые тела имеют какую-то компенсацию такого дефекта.

Помимо разделения членов объединения на управляющий орган и управляемое тело происходит разделение функций членов объединения в других аспектах. При этом способности, слитые в социальном атоме в единство, дифференцируются в качестве функций различных членов объединения, образующих органы целого. Части объединения людей, регулярно выполняющие в нем определённые функции, становятся органами объединения. Между органами и исполняемыми ими функциями устанавливаются закономерные отношения. Зиновьев называет два основные из них. Во-первых, орган и функция в идеале должны взаимно-однозначно соответствовать друг другу. Т.е. определённые функции должен выполнять определённый орган, а орган должен выполнять только эти функции. Во-вторых, между органом и функцией должно иметь место отношение взаимной адекватности. Тут тоже речь идёт о соответствии, но иного рода, а именно о том, насколько орган справляется с исполнением функции и насколько функция отвечает возможностям органа. Орган со временем изменяется, усложняется, увеличивается, совершенствуется. Изменяется и функция (усложняется, дифференцируется), а также условия её исполнения. Так что адекватность органа и функции постоянно нарушается. Но действует и тенденция к её установлению. В реальности это происходит как драматическая, жертвенная борьба[10, с. 13-20].

Сложные социальные объекты суть комбинации социальных «атомов», воспроизводящие основные черты этих «атомов». Так что их можно рассматривать как эмпирически реализующиеся экземпляры из числа логически непротиворечивых вариантов. Законы образования сложных объединений, как и вообще социальные законы, универсальны. Т.е., имеют силу везде и всегда, где имеются соответствующие им условия. Например, фундаментальный закон дифференциации объединения на тех, кто выполняет функции управляющего органа (мозга, сознания), и тех, кто выполняет функции управляемого тела, имеет силу в отношении объединений из нескольких человек (минимум из двух) и в отношении объединений из сотен миллионов человек.

Таким образом, в фокусе зиновьевского логического интеллекта сознание - субстанция вполне материальная. Её исходные и производные свойства, содержание и аппарат - суть управляющий орган человека, предназначенный того, чтобы человек с научных позиций мог успешно познавать и понимать социальную реальность, свои возможности, организовываться в ней в том или ином качестве[11]. Он предвосхищает результат всей нашей работы.
Литература

1. Зиновьев А. А. К определению понятия святи / А.А. Зиновьев // Вопросы философии.- 1960. № 8.- С. 58-66; Школа мирового развития: http:// shmr. paideia r u / zinoviev, часть 1, и др.

2. Зиновьев А. А Логический интеллект. Термины / А.А. Зиновьев // Социально-гуманитарные знания.- 2005.- № 2.- С. 163-172, и др.

3. Философский энциклопедический словарь. / Гл. редакция: Л.Ф.Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов.- М.: Сов. энциклопедия, 1983.- 840 с. Советский энциклопедический словарь/Гл. ред. А. М. Прохоров. 4-е изд.-М.: Сов. энциклопедия, 1986. -1600 с. Такое положение сохраняется умножением внелогических социологических концепций (около 160) и состоянием философии. См.: Философия в современном мире: диалог мировоззрений: материалы YI Российского философского конгресса (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). В 3 томах.- Н. Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачевского, 2012.-Т. 3. 244 с.

4. Зиновьев А. А. Фактор понимания./А.А. Зиновьев.- М.: Агентство «Социальный проект», 2011.-528 с.

5. См. в частности, статью Назаров О. Фактор непонимания//Литературная газета.- 2007.- №19(4-11 мая.. Выдрин Д. И. О политике бесспорно/Дмитрий Выдрин.- К.: Саммит-Книга, 2011.- 232 с; и др.

6. Зиновьев А. А Логический интеллект / А.А. Зиновьев. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005.-284 с. Зиновьев А. А. Основы логической теории научных знаний / А.А. Зиновьев.- М.: Изд-во ЛКИ, 2010.- 264 с. Зиновьев А. А. Логика высказываний и теории вывода / А.А. Зиновьев.- М.: Изд-во ЛКИ, 2010.-160 с., и др.

7. Зиновьев А. А Логический интеллект / А.А. Зиновьев. - М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005.- 284 с. Более подробно см.: Зиновьев А. А. Идеология партии будущого / А.А. Зиновьев.- М.: Алгоритм, 2003.-240 с.

8. Зиновьев А. А. Фактор понимания./ А.А. Зиновьев.- М.: Агентство «Социальный проект», 2011.- 528 с.

9. См.: Лекция А. А. Зиновьева в МГУ 1, 10.09.2002...//http://rutube.ru/video /54dca8085450 218538 ced1d210cc5065/.

10. Зиновьев А. А. Логическая социология / А.А. Зиновьев.- М.: Социум, 2002- 260 с.

11. См, в частности: Куликов Д.: Точка опоры Интернет-ресурс: http://zinoviev.in.ua /?p=400; Юрий Солодухин: Логика и методология социальных наук А. А. Зиновьева 19 Декабрь, 2011-// Зиновьев.Инфо / Zinoviev. Info,; Abdusalam Guseynov: Great Prophets and Thinkers. The Moral Teachings from Moses to Our Times. Contents : Alexander Zinoviev: “I’m a sovereign state”-// Зиновьев.Инфо / Zinoviev. Info, и др.


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница