Ноосфера і цивілізація



страница26/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
#1072
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35

Ф.В. Лазарєв (Таврійський національний університет імені В.І. Вернадського). Антропологічна криза в сучасному світі.

Дана стаття присвячена аналізу тенденцій розвитку сучасної цивілізації в контексті антропологічної кризи. Класична модель соціокультурного універсуму в умовах глобалізації вичерпала себе. На зміну їй приходить нова ноосферна модель розвитку світової цивілізації, яка заснована на принципах гармонії людини і природи, взаєморозуміння і злагоди між країнами.

антропологічна криза, соціокультурна модель універсуму, багатополярний світ, ноосфера.
F.V. Lazarev (Taurida National V.I. Vernadsky University). Anthropological crisis in the modern world.

This article analyzes the development trends of modern civilization in the context of anthropological crisis. The classical model of the universe in terms of social and cultural globalization has become obsolete. Is replaced by the new model of noospheric development of world civilization, based on the principles of harmony between man and nature, on the principles of mutual understanding and agreement between the countries.

What the noosphere approach to the crisis in relation of modern civilization means? We talk about the emerging paradigm of culture, about socio-cultural model of the noosphere of the universe, the latter, apparently, should include:

- to overcome the absolute relativism, pluralism and self-centeredness in the value orientations of the people;

- ecologically oriented understanding of nature as a development environment and human habitat that is in harmony with the near and deep space;

- view of society as on the multilayered system as which kernel the full-fledged civil society, capable to form historically responsible personality acts;

- probabilistic model of a course of the history, assuming refusal of the linear and unambiguously determined directions of movement of a civilization and based on the principles of global design and a sustainable development;

- approach to understanding of «human phenomenon» from the point of view of noosphere consciousness and universal forms of spirituality.

anthropological crisis, socio-cultural model of the universe, a multipolar world, the noosphere.
Надійшла до редакції 28.03.2013 р.

УДК


В.Б. Попов (канд. филос. наук, доцент)

Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко


Общественная трансформация в континууме
АнтропОсоциетальности

Обнаружившаяся предельность линейно-стадиальной парадигмы к феномену общественной трансформации как в ее классическом формационном, так и в либерально-транзитологическом вариантах делают затребованными идеи тотальности, целостности, многомерности и т.п. для ее осмысления в эпоху глобальных изменений современной мироцелостности. Выделены два типа общественных трансформаций: линейно-стадиальный и астадиальный («сфероидный»). Другая система координат развертывается через их масштаб (макросоциетальные трансформации, миди и микротрансформации), а также место развертывания в зависимости от сфер общественной жизнедеятельности.

общественная трансформация, Антропосоциетальность, многомерность, общественная эволюция, транзитология.
Одним из наиболее противоречивых продуктов человеческой мысли является эволюционная теория, которая уже несколько раз вроде бы уходила в область истории науки, но возрождалась в новом качестве. Пик нигилизма здесь приходится на первую половину 90-х гг. ХХ века, что позволило П. Штомпке с весьма изрядной долей категоричности утверждать о ее конце [1, с. 241], а через какие-то десять с лишним лет Х. Й. М. Классен столь однозначно утверждает о подъеме эволюционизма, называя в качестве переломной книгу Р. Карнейро «Evolution in Cultural Anthropology»(2003) [2, с. 338].

В гносеологии же значимость эволюционной парадигмы никогда не подвергалась радикальному отрицанию, тем самым эволюционная эпистемология рассматривается как одно из важнейших направлений современного научного познания [3].

Имманентной составляющей эволюционного процесса является понятие изменения/трансформации, скачка, перехода. На разных этапах развития эволюционной теории, данная проблема, подчиняясь все в той же пульсарной логике, то выходила на первый план, то, наоборот, маргинализировалась, однако никогда не исчезала совершенно. Последняя ее актуализация произошла уже в наше время на рубеже тысячелетий, что во многом связано с глобальными трансформациями, претерпеваемыми современной мироцелостностью, равно как и со способами ее осмысления (феномен постнеклассической науки).

Меняется характер и самих трансформаций. Они становится комплексными, несводимыми к единому измерению. Самый яркий пример таковых – это эколого-антропосоциетальные (ноосферные). Именно о них писал В. И. Вернадский еще в 30-х гг. ХХ в., правда, в весьма оптимистическом духе, полагая, что уже на его глазах под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – в ноосферу, одной из важнейших составляющих которой должна стать гармонизация отношений между разумом человека и естественными тенденциями геологического процесса [4, с. 26–27, 44–46, 135]. Однако оказалось, что на пути ноосферной цивилизации всякий раз возникают очередные препятствия.

Нелинейная, сверхсложная природа подобных феноменов делают вновь затребованными идеи тотальности, целостности, многомерности, различия, взаимосвязанности и т. п. В условиях достаточно определившейся предельности транзитологических подходов выявилась настоятельная необходимость изучения общественной трансформации в ее целостности и разнообразии, несводимости к неким универсальным, единственно возможным формам.

Целью данной работы как раз и будет анализ многообразия типов общественной трансформации, разработка их иерархии и роли в социетальном эволюционном процессе, опираясь на разрабатываемые нами концепты объемной эволюции, ее инвариантности, многомерности Антропосоциетального Универсума и ряд других [5; 6; 7].

У истоков идеи общественной трансформации лежит христианская парадигма, четко разделившая мировую историю на период «до» и «после» пришествия, сделавшая невозможной идею циклического возвращения в прежнее состояние (выражаясь современным языком – идея макросоциетальной культурно-цивилизационной трансформации). Просвещенческий вариант линейно-поступательного развития уже смещает акценты в сторону неуклонного улучшения социальной действительности (теория прогресса), которое скорей рассматривается как плавное движение к предустановленной цели.

Ключевой же теория трансформации как скачка, разрыва и перехода от одной ступени развития общества к другой стала в марксистской философии. Речь идет о социальной революции как межформационном переходе не тождественной ни политической революции (смена форм политического устройства), ни тем более политическому перевороту. В целом в том же концептуальном ключе работал и К. Поланьи, правда, положив в основу не социально-экономические отношения и способ производства (главным образом материальных продуктов), а тип циркуляции ценностных потоков (сфера обращения). Понятие «социальная революция» было заменено на нейтральное – «трансформация». В качестве «великой» трансформации в его одноименной работе 1944 г. рассматривалась коммодификация – процесс всеобщей товаризации объектов. Отсюда выстраивалась следующая ступенчатая эволюционная модель: обмен (примитивные общества) – перераспределение (архаические) – рыночная экономика (современные). Так что в качестве менее «великой», но первой исторической трансформации стал переход к редистрибутивным отношениям в эпоху цивилизаций древности. С тех пор понятие общественной трансформации постепенно, но неуклонно входит в научный оборот.

Вообще-то, троичная эволюционная схема является наиболее распространенной. Не говоря уже о классических триадах Гегеля и Маркса (первичная, вторичная и третичная ? формации), по этому образцу, как правило, выстраивают свои системы большинство исследователей – эволюционистов. В качестве примера отметим лишь концепты Тейяра де Шардена и В. И. Вернадского (литосфера – биосфера и ноосфера), а из современных – М. А. Чешкова, который выделяет три разновидности планетарного (глобального) типа истории: архетипический, исторический и постисторический. Им соответствуют субтипы глобальности: религиозно-цивилизационный (региональный), политико-экономический (мировой) и коммуникативно-информационный (планетарный). Их структурными единицами соответственно выступают цивилизации, мировые империи и церковные институты; торговые компании и государства (колониальные империи? – В.П.) и, наконец, при переходе от 2-го к 3-му этапу – ТНК и мировые организации (сетевые структуры? – В.П.) [8, с. 104-105].

С первых же шагов своего существования концепция общественной трансформации столкнулась с весьма серьезным интеллектуальным вызовом со стороны теории модернизации, пульсарно развивающейся со 2-й половины ХIХ в. вплоть до наших дней. Первый ее импульс приходится на конец ХIХ – начало ХХ (самый яркий представитель – М. Вебер), второй – на 50-е – 60-е гг. (его характерная особенность: отождествление модернизации и вестернизации – У. Ростоу, Д. Лернер, С. Блек, Г. Кан и др.). Третий приходится на конец 80-х – начало 2000-х гг. Общая теория модернизации дробится на ряд направлений: экономическая модернизация, политическая, социокультурная и т.п. После краха мировой системы социализма вновь доминирует теория безальтернативного развития (либеральная цивилизация безоговорочно победила и двигаться ей некуда – «конец истории» Ф. Фукуямы). Неовестернизационные подходы рассматриваются как единственно возможные, а модели западного развития – универсальными (например, Г. Алмонд). Непререкаемый авторитет приобрела концепция всеобщности прав человека, правда, «почему-то» все эти ценности оказались либеральными и западными по генезису. Отсюда есть только Запад и недоЗапад, все незападные общества выстраиваются по ранжиру по степени приближения к эталонным, естественно западным образцам. Быть вне этой системы – значит быть вне истории. Любопытна перекличка с формационной догматикой: «Быть вне формации – значит быть вне истории». Вашингтонский консенсус – «единственно верное учение».

Исчезновение Второго мира поставило под вопрос и существование Третьего, тьермондиалистика практически без остатка растворяется в глобалистике, прекращаются разработки в области альтернативных стратегий, столь популярные в 60-х – начале 80-х гг. (теории негритюда Л. Сенгора, латиноамериканской сущности Л. Сеа, периферийного капитализма Р. Пребиша, идеи Ф. Фанона, А. Секу-Туре, прямого народовластия – джамахирия М. Каддафи, исламской экономики А. Банисадра и т. д.). Заметно ослабли позиции левого и особенно неомарксистского направления в историко-философской науке, что касается даже таких ее виднейших представителей как И. Валлерстайн, А. Г. Франк, С. Амин, Э. Балибар и др.

Проблема эволюции постсоциалистических обществ решалась почти исключительно в духе транзитологической концепции и эталонного подхода, которые характеризуются крайней эсхатологичностью, ничуть не меньшей, чем в пресловутой «пятичленке». Все это позволило вполне определенно говорить о кризисе транзитологии и ее неадекватности происходящим процессам, особенно в единстве с неовестернизационными подходами [9;10], а Л. Пай не только признал наличие «незападного» политического процесса, но и считает возможным говорить о наличии разных видов, моделей демократии, причем не только евро-атлантической, но и азиатского типа [11], которые, как полагает А. Д. Воскресенский, «не лучше» и «не хуже», а просто другие, и, возможно, лучше приспособлены для решения конкретных политических проблем в незападных обществах [12, с. 104]. Т. И. Заславская также критикует транзитологические подходы, где понятие «переход» уже заранее предполагает презумпцию движения в заранее заданном направлении, равно как и его конечную цель [13, с. 196–198]. Подводя итоги модернизационного дискурса В. А. Ядов констатирует, что термины «модернизация» и сопряженные с ним («переходный период» и т. п.) не отражают реалии постсоветского развития и происходящих в его рамках изменений. В этой связи наиболее адекватное понятие, которое свободно от «векторной нагрузки» – понятие «трансформации» [14, с. 66].

На фоне транзитологических концепций, линейно-однонаправленных трактовок феномена переходности выгодно отличались разработки А. С. Ахиезера, который для изучения российской цивилизации задействовал концепт инверсионного развития и промежуточной цивилизации [15, с. 312-317]. Тем самым проявляется весьма своеобразное явление, которое можно определить как «переходность без перехода», явно нелинейное по своей сути, дуально-оппозиционное по способу организации общества и культуры [16, с. 37-39]. Сущность переходных процессов усматривается им во взаимодействии двух логик: инверсии и медиации [16, с. 40-43].

Исследователи, изучающие природу общественной трансформации, описывают ее при помощи синонимичных категорий. Т. И. Заславская пишет о ней как об изменении социальной природы или социетального типа общества [13, с. 197]. В. И. Карасев – как смену состояний, составляющих данную социальную систему объектов и уровней их структурной организации [17, с. 16]. Наконец, по Н. И. Лапину, социокультурная трансформация – это преимущественно эволюционное преобразование общества как социокультурной системы [18, с. 7]. Понятия «изменение», «смена», «преобразование» вполне адекватно передают суть происходящего, хотя кое-какие моменты вызывают целый ряд вопросов. Так. если у Н. И. Лапина, как можно понять по смыслу, понятие «эволюция» действует в связке с понятием «революция», то непонятно почему трансформация не может носить революционный характер. Точно так же Т. И. Заславская, характеризуя феномен социальной трансформации, говорит о постепенных, но радикальных изменениях [13, с. 197], что так же вызывает недоумение, почему именно постепенных? Разве стремительно развертывающихся скачкообразные процессы выпадают из понятия «трансформация» или трансформация и революция явления совершенно разного порядка?

Термин «социальная» применительно к феномену трансформации нам представляется не вполне удачным, поскольку неясно, что имеется ввиду – трансформация в масштабе целого общества (социальной тотальности/социетальности) или в рамках одной, отдельно взятой социальной сферы. Понятие «общественная трансформация» снимает эти вопросы. Под ней понимаются обусловленные внешними и внутренними факторами изменения либо в разных сферах общественной жизнедеятельности либо в масштабе общества в целом (социетальные трансформации). Данные изменения имеют разную скорость протекания (медленные кумулятивные изменения и социальный взрыв) и степень всеобщности, здесь имеет смысл категориально разграничить микро, миди и макротрансформации. При этом менее крупные изменения, накладываясь друг на друга, могут вызвать «резонансный эффект» К. Ренфрю) в более крупных масштабах, а трансформации, начавшиеся в рамках одних сфер переносится уже на другие, вплоть до социетального уровня.

В обществе изменения могут проходить либо в его статическом измерении, либо в динамическом, что дает структурно-институциональные и процессуальные трансформации соответственно. Однако данное деление весьма условно ввиду взаимообратимости структуры и процесса. Так социокультурная динамика как смена системы ценностей по П. Сорокину ведет к изменениям в социокультурной суперсистеме и переходу к иному типу культуры, например, от идеационального к идеалистическому, а далее к чувственному (Европа VI – XX вв.) [19, с. 430-431, 436-448]. Другой вид процессуальных трансформаций – это изменения в системе коммуникационных потоков. Например, смещение общественно-значимых связей с горизонтального на вертикальное направление. Родовой строй – обмен, цивилизации древности – пере и распределение.

Л. П. Симуш, характеризуя переходные процессы с промежуточным состоянием, задействует категории социального пространства/времени, где пространство фиксирует устойчивость социальных форм, а время – нестабильность (изменчивость? – В. П.,) [20, с. 12-14]. В. И. Карасев помимо этого использует понятия исторического времени (границы трансформаций), социального вещества (институциональный объект социальных трансформаций) и социального поля/сети отношений (процессуальный объект трансформаций) [17, с. 18-22]. Исходя из нашего понимания Антропосоциетального Универсума как глобальной бинарной оппозиции/связки Исторического и Социального континуумов [7, с. 323–324], можно предположить наличие диссипативного, промежуточного трансформационного континуума, где Социальный континуум как стабилизирующий момент «расшатывается» Историческим прежде всего в его наиболее динамичным компонентом (время). Соотношение между двумя началами (устойчивостью и изменчивостью) постоянно меняется, хотя противостояние может порой дойти до некой точки относительного равновесия и затормозиться на более-менее продолжительное состояние/время. Доминирование Исторического континуума означает прорыв в иное измерение. Однако в нелинейных формах социальной динамики (о них см. 5, с. 46-52) подобные трансформации могут приобретать не векторный (стреловидный), а «сфероидный» характер, образуя своего рода «завитки», «завихрения», субконтинуумные зоны. Подобные трансформации рассматривались нами как нелинейные, астадиальные [21].

Таким образом, по характеру направленности можно выделить линейно-стадиальные и астадиальные трансформации. Классический пример первых дают межформационные социальные революции – социетальные трансформации; технико-хозяйственные/социоэкономические: аграрная трансформация (переход к производящей экономике) – индустриальная – постиндустриальная. Возможно, стадиальной по своим последствиям будет и ноосферная трансформация в духе В. И. Вернадского и Тейяра де Шардена, концептуализируемая в русле стратегии устойчивого развития. Однако ее реализация оставляет желать лучшего.

Астадиальные трансформации не являются простым нарушением последовательности этапов. Это явление сложного нелинейного, «объемного» порядка [21, с. 276, 280], связанное уже с постформационным, сопряженным (пульсарно-конгломеративным) развитием. Это «искривление» хронотопа антропосоциетальности, смещение разновременных и разноуровневых явлений как в базисном формационном типе («европейский путь развития»), так и в превращенных, в частности, тьермондиалистских формах. Наиболее значимыми нам представляются тьермондиалистская, социалистическая и постсоциалистическая трансформации социетального масштаба [21, с. 277 - 282].

По степени масштабности вслед за социетальными (макротрансформации) идут мидитрансформации (средний уровень). Они соотносятся со сферами общественной жизнедеятельности как целостностью. Это уже названные технико-хозяйственные/социоэкономические; политические – политические революции (некоторые из них неразрывно связаны с социетальными трансформациями – английская 1640, Великая французская, Октябрьская 1917, а другие нет, например, июльская 1830 г. во Франции и т.п.). Определенную методологическую трудность представляют трансформации сугубо в социальной сфере, поскольку чисто структурный подход здесь неприменим, равно как и понятие части и целого (несоциальной общественности быть не может). Попытки категориального размежевания понятий «социальное» и «общественное» уже известны в литературе [22, с. 322-327]. Здесь нами применен ипостасный подход как неотъемлемая составляющая многомерного. Отсюда социальная сфера выступает как особый срез, измерение/ипостась общества по линии межличностных, межгрупповых, межклассовых, межпрофессиональных отношений [7, с. 322-323]. Данные трансформации развертываются именно в этом измерении. Правомерным представляется выделение социокультурных (в частности культурные и научные изменения), этнодемографических (исчезновение старых этносов и возникновение новых) и, наконец, трансформаций в сфере общественной психологии и поведения.

Весьма специфический характер обнаруживают трансформации, начавшиеся первоначально в сфере архитектуры и искусства (стиль модерн), включенные в общий поток социетальных трансформаций (индустриальное – постиндустриальное общество), они тотализируются и уже распространяются на все общество (общество модерна – индустриальное). Точно так же происходит и с постмодернистской трансформацией, смещающейся в сферу социетальности и там сближаясь с понятием «постиндустриализм». Теориям постиндустриализма и постмодернизма оппонируют интегральные теории Второго модерна (У. Бек), Э. Гидденс говорит о «радикальном модерне». Согласно данной точке зрения, современность (модерн) не сменилась постсовременностью, а просто перешла на иной уровень развития. Постулируют уже и Третий модерн и т.п. Видимо, перед нами феномен смещения систем детерминации из социально-экономической сферы в социокультурную, что происходит и на понятийно-категориальном уровне, где узкокультурогические, искусствоведческие понятия тотализируясь, переходят на иной концептуальный уровень, вытесняя как формационную, так и техноцентрическую терминологию. Впрочем, подобные процессы еще далеки до завершенности.

Однако с достаточной определенностью можно сделать вывод о предельности линейно-транзитологических подходов к феномену общественных трансформаций, что делает затребованными иные парадигмы уже нелинейного, многомерного порядка.


Список литературы

  1. Штомпка П. Социология социальных изменений / П. Штомпка. – М. : Аспект-Пресс, 1996. – 417 с.

  2. Классен Х. Й. М. Эволюционизм в развитии / Х. Й. М. Классен // Эволюция: Дискуссионные проблемы глобальных эволюционных процессов. – М. : Либроком, 2011. – С. 337 – 354.

  3. Рузавин Г. И. Эволюционная эпистемология и самоорганизация / Г. И. Рузавин // ВФ. – 1999. – № 11. – С. 90–101.

  4. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста / В. И. Вернадский. – М. : Наука, 1988. – 520 с.

  5. Попов В. Б. Синхронное и диахронное измерения всемирной истории / В. Б. Попов // ПФ. – 2004. – № 4. – С. 46–58.

  6. Попов В. Б. Многомерный подход к научной литературе: вехи концептуального осмысления / В. Б. Попов // ФД. – 2010. – Вип. 12. – Ч. 1. – С. 199 – 211.

  7. Попов В. Б. Социальная тотальность – социетальность : классические пределы и новые возможности / В. Б. Попов // Гілея. – 2012. – Вип. 59. – С. 318–326.

  8. Чешков М. А. Двойная спираль глобализации / М. А. Чешков. – М. : ИМЭМО РАН, 2007. – 178 с.

  9. Карозерс Т. Конец парадигмы транзита / Т. Карозерс // ПН. – 2003. – №2. – С. 42–65.

  10. Володин А. Г. Современные теории модернизации : кризис парадигмы / А. Г. Володин // ПН. – 2003. – №2. – С. 8–29.

  11. Пай Л. Незападный политический процесс / Л. Пай // ПН. – 2003. – №2. – С. 66-88.

  12. Воскресенский А. Д. Политическая компаративистика как часть дискурса мирового комплексного регионоведения: общие закономерности и специфика их трансформации на Востоке / А. Д. Воскресенский // Восток – 2005. – № 2. – С. 90–106.

  13. Заславская Т. И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации / Т. И. Заславская. – М. : Дело, 2004. – 400 с.

  14. Ядов В. А. Россия как трансформирующееся общество (Резюме многолетней дискуссии социологов) / В. А. Ядов // ОЭ. – 1999. – № 10–11. – С. 54 – 72.

  15. Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта / А. С. Ахиезер. – М. : ФО СССР, 1991. – Ч. 1. – 320 с.

  16. Ахиезер А. С. Социокультурный механизм переходных процессов / А. С. Ахиезер // Цивилизации. – М., 2008. – Вып.8. – С. 33–56.

  17. Карасев В. И. Социальная трансформация как предмет философского анализа : автореферат дис. … докт. филос. н. / В. И. Карасев. – М. , 2000. – 48 с.

  18. Лапин Н. И. Проблема социокультурной трансформации / Н. И. Лапин // ВФ. – 2000. – № 6. – С. 3–17.

  19. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество / Питирим Сорокин. – М. : Политиздат, 1992. – 544 с.

  20. Симуш Л. П. Развитие темпорального многообразия в изменяющемся обществе : автореферат дис. …канд. филос. н. / Л. П. Симуш. – М. , 1997. – 22 с.

  21. Попов В. Б. Астадиальные трансформации в структурах социетальной многомерности / В. Б. Попов // Гілея. – 2010. – Вип. 37. – С. 269 – 283.

  22. Социальная философия. – К. – Х. : ИЦ Единорог, 2002. – 736 с.

Список сокращений

ВФ – Вопросы философии

МЭМО – Мировая экономика и международные отношения

ОНС – Общественные науки и современность

ОЭ – Общество и экономика

ПН – Политические науки

ПФ – Практична філософія



ФД – Філософські дослідження

Попов В.Б. Суспільна трансформація в континуумі Антропосоцієтальності.

Виявлена граничність лінійно-стадіальної парадигми до феномена суспільної трансформації як в її класичному формаційному, так і в ліберально-транзитологічному варіантах, роблять затребуваними ідеї тотальності, цілісності, багатовимірності і т. п. для її осмислення в епоху глобальних змін сучасної світоцілісності. Виділено два типи суспільних трансформацій: лінійно-стадіальний і астадіальний («сфероїдний»). Інша система координат розгортається через їх масштаб (макросоцієтальні трансформації, міді і мікротрансформації), а також місце розгортання, залежно від сфер суспільної життєдіяльності.

суспільна трансформація, Антропосоцієтальність, багатовимірність, суспільна еволюція, транзитологія.
Popov V.B. Social transformation in the Antropo-societal Continuum.

The immanent constituent of evolutionary process is the notion of change/transformation, lear, transition. Its last actualization took place at the turm of the millenia which is to great extent connekted with global transformations occurring in modern modern world-integrity as well as with means of its comprehending ( the phenomenon of postnon - classical science). The non-linear super-complex nature of such phenomena induces once again the demand for the ideas of totality, integrity, multi-dimentionality difference, interconnectivity and the like.

The analysis of multiformity of the types of social transformation, the elaboration of their hierarchy and role in the societal evolutionary is seen as an euristically significant task.

The terminality of linear-transitological scheme provides opportonities to apply voluminous, non-linear models connected with the concert of antropo- societal universum as a binary contugacy of socio-reproductive and historico-transformational continua.

In the linear forms of social dynamics the transformation can acquire a sphere-like character (not a vector, of arrow-like one). Thus, the transformations forma kind of “curls”, “swirls”, sub-continuum zones such transformations are seen a s non-linear, a-staginal ones.

According to the character of directionality one can single out linear-stagial and a-stagial transformations. The classical example of former is provided by interformational social revolutions – societal transformations.

Astagial transformations are linked post-formational, conjugate (pulsar-conglomerative) development. This is “distortion” of chronotope of anthroposocietality, a translcation of split-level and multi-temporal phenomena both in a basic formational type (“European way of development”) and in converted forms, third –wodism forms in particular/ As to the most significant transformations of societal scale thee are represented, in our view, by third-worldist, socialist and post-socialist transformations.

social transformation, anthropo-societal, multidimensionality, social evolution, transitology.
Надійшла до редакції 29.03.2013 р.

УДК [140.8+008.2]:930.1:130.2



Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница