Ноосфера і цивілізація



страница3/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Литература

1.Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм / А.И. Субетто. – СПб.: ПАНИ, 2001. – 527с.

2. Вернадский В.И. Проблема времени в современной науке. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста/ В.И. Вернадский. – М. : Наука, 1988. – 520с.

3. Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский. 1863 – 1945 гг. / И.И. Мочалов – М. : Наука, 1982. – 488 с.

4. Кропоткин П.А. Взаимная помощь, как фактор эволюции / П.А. Кропоткин. – С.-Петербург: Товарищество «Знание», 1907 – 351с.

5. Эфроимсон В.П. Родословная альтруизма/ В.П. Эфроимсон // Новый мир 1974. – №10. – С. 192-213.

6. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста / В.И. Вернадский. – М. : Наука, 1988. – 520с.

7. Васильева Е.К., Пернатьев Ю.С. Все величайшие мудрецы / Е.К. Васильева, Ю.С. Пернатьев.– М.: Харьков: Фолио, 2008. – 509с.



В.М. Таланов (Південно-Російський державний технічний університет). Ідея, що знаменує наступну епоху (парадигма ноосферізму в філософії історії)

У статті проведено зіставлення деяких провідних парадигм філософії історії з концепцією ноосферізма. Сформульовані базисні принципи ноосферізма. Проведений аналіз понять «Розум» і «ноосферний Розум». Структура ноосферного Розуму складається з трьох компонентів: колективної Пам'яті людства, колективного Розуму людства і колективної Волї людства. Висловлена ідея про Всесвітню Академію Духу Людства – прообразу мозкового центру людства, про яке мріяв В.І. Вернадський.

ера ноосфери, ноосферізм, ноосферний Розум, Всесвітня Академія Духу Людства
V.M. Talanov (South-Russian state technical university) The Idea Signifying the Approaching Era (paradigm of noospherism in the philosophy of history).

In this article the comparison of some major paradigms of philosophy of history with the noosphere concept has been carried out.

Noospherism as a paradigm in the philosophy of history is a concept marking optimistic world outlook understanding of Life and its History as indissoluble evolving unity of lifeless, living, social-material and social-spiritual, reaching the state of that high stage of development on which reasonable conscious and really responsible organization of further interaction of «man – society – mankind» and the planetary-cosmic surroundings.

The main meaning of noosferism paradigm consists of stating harmonious unity of man, society and nature. According to this concept Man is an organic part of Cosmos and, first of all, of the earth nature; he is a designer and organizer of area of life available to him. The person with the help of his thought and work creates in the biosphere a new sphere – a noosphere. The history purpose within a paradigm of a noosferism is development of spiritual culture, spiritual and moral forces of the person.

The discovery by N. Copernicus brought down Man from the centre of the Universe on one of the ordinary planets of the Solar system and the discovery by Ch. Darvin put down Man from the top of the scale of ranks of social being on the level of one of the representatives of the animal world of our planet. The further development of science and technology destroyed man`s ambitions on his dominating place in the system of the Universe. V.I. Vernadsky by the help of noosphere concept brings back Man again into the centre of the Universe, for he, the only one from the known representatives of the animal world, was given Mind, which arose by necessary way and was the result of global cosmic processes.

Analysis of concepts «Mind» and «collective Mind» is made. In the concept of noospherism «Mind» is the highest product of the Universe ordering and material organization. The hypothesis was proposed that the structure of noosphere Mind consists of three components: collective Memory of mankind, collective Mind of mankind and collective Will of mankind. The idea of World Academy of Spirit of Mankind is proposed. It is the image of mankind brain, about which V.I. Vernadsky dreamt.

era of noosphere, noospherism, noosphere Mind, World Academy of Spirit of Mankind
Надійшла до редакції 28.03.2013 г.

УДК 124+130,1



Р.А. Додонов (д-р филос. наук, проф.)

Донецкий национальный технический университет

dodonovr@mail.ru

Натурфилософские основы и эволюция
ноосфернЫХ ВЗГЛЯДОВ В.И. Вернадского

В статье предпринимается попытка дать оценку общей направленности ноосферной гипотезы В.И. Вернадского. Указывается на значении античной категории «нус» и возможность ее функционирования в натурфилософской и теологической традициях. Обосновывается изначально натурфилософский характер представлений В.И. Вернадского о ноосфере, не имеющим ничего общего с теологическими модернизациями Э. Леруа и П. Тейяра де Шардена. Эволюция мысли Вернадского шла от биогеохимических обобщений (разум как принцип упорядочивания миграции атомов) к наметившемуся в конце жизни ученого признанию собственно социальных факторов ноосферогенеза (государственно организованные народные массы). Доказывается необоснованность современных спекуляций вокруг имени Вернадского как основателя неорелигии ноосферизма.

В.И. Вернадский, нус, биосфера, ноосфера, ноосферизм.
Отмечая полуторавековой юбилей со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского, мы снова и снова обращаемся к его теоретическому наследию, пытаясь найти в нем подсказки для решения проблем, актуальных для сегодняшнего дня. Подобно тому, как сам академик видел в множестве существующих философских школ и направлений источник эвристических прорывов, догадок, научных гипотез, в тоже время скептически относясь к возможности оформления одной, «единственно правильной» философской системы, так и мы должны рассматривать наследие Вернадского, в первую очередь, как неисчерпаемый источник для вдохновения и нашего собственного поиска.

Одной из доминант творчества В.И. Вернадского по праву считается высказанная им ноосферная гипотеза, которая не только на полстолетия опередила готовность человечества ее воспринять, но и легла в основу многочисленных ноосферологических вариаций. Широко известно, что слово «ноосфера» (от греч. νόος – разум и σφαῖρα – шар) трактуется как «сфера разума». Мы настолько привыкли к этому, что редко задумываемся над вопросом о том, что в самом вынесении разума в какую-то внешнюю оболочку, в разрыве разума конкретного человека и разума объективного, ему противостоящего, изначально кроется посылка религиозно-идеалистического характера. Случилось так, что в современном массовом сознании наибольшее распространение получают не научные, а именно эти – анти- и псевдонаучные интерпретации ноосферы. Прикрываясь авторитетом Вернадского, их авторы под лозунгом ноосферизма проталкивают идеи планетарного господства, мессианизма, национальной и конфессиональной исключительности, то есть идеи, против которых однозначно и решительно выступал сам ученый.

Критикуя подобные подходы, Б.Г. Режабек констатировал, что сегодня «существует некое эзотерическое представление о ноосфере как «ментальном поле», в котором вокруг Земли летают мысли всех людей – эти представления связаны с примитивно-мифологическим типом бытового сознания и к научному пониманию ноосферы имеют очень отдаленное отношение» [1]. Высказывают озабоченность Ю.В. Олейников и А.А. Оносов. «Сейчас термин «ноосфера» приобрел известную популярность, – пишут они. – Из области философских исследований он перекочевал на страницы публицистических и пропагандистских изданий, его к месту и не к месту склоняют на радио и телевидении, его можно встретить даже в бульварных листках. Все это вызывает обоснованную тревогу: как бы этот термин, а вместе с ним и саму идею не постигла судьба понятия «экология», превратившегося в результате расхожего применения в многозначное, аморфное понятие с множеством предикатов, не имеющих никакого реального смысла и содержания» [2]. С другой стороны, эколог А. Поздняков указывает на недостаточную научную обоснованность ноосферной идеи, чтобы достичь уровня теории: «в научной среде России «ноосферогенез» рассматривается как учение. Однако если под учением понимать теорию достижения цели, единственно необходимую последовательность практических действий, то это скорее не учение, а недостаточно обоснованные утопические положения о всемогуществе Человека. В основе этого «учения» – обыкновенное человеческое тщеславие, выливающееся в эго- и антропоцентризм…» [3].

«Сколь-нибудь развернутого и последовательного научного описания процесса ноосферогенеза и самой ноосферы с какими-то ее отчетливыми характеристиками, т.е. того, что по праву можно было бы назвать учением о ноосфере, не существует, – констатирует И.А. Пашков. – Но этого и нельзя требовать от представлений о далеком будущем. С футурологической точки зрения, например, «учение о коммунизме» разработано куда более подробно, чем идея ноосферы. Это сопоставление неслучайно: обе идеи имеют точки соприкосновения… Поэтому вера в ноосферу как некий прообраз светлого будущего и попытки придать «неизбежному переходу биосферы в ноосферу» статус «объективного закона» имеют не столько естественно-научные, сколько идеологические корни, а в современной России и Украине скорее объяснимы неуклюжими попытками заполнения посткоммунистического идейного вакуума» [4, с.195-196].

Проф. В.А. Кутырев в статье «Насколько разумна «сфера разума»?» также пишет, что «это учение с самого начала несло в себе элементы утопии; в нём переплелись аксиологические и онтологические подходы без какого-либо их разграничения… Ноосфера как гармония – сциентистский аналог социально-политических утопий типа коммунизма и прочих, более ранних мечтаний о рае» [5]. Больше того, Ф.Р. Штильмарк, биолог из Института проблем экологии и эволюции РАН считает, что «мысли о Ноосфере как Обществе Разума… уже по самой сути своей глубоко религиозны и пока что остаются утопичными» [6]. Геолог П.В. Флоренский, внук известного философа в интервью «Литературной газете» назвал идеи ноосферы, «нового мышления», «космического мировоззрения», «русского космизма» «цветочками из одного помойного ведра» [7]. Российский социолог Н. Митрохин охарактеризовал ноосферологию как «сциентистскую интеллектуальную традицию, обожествляющую личность покойного академика В. Вернадского» и как потенциально «самую влиятельную из гражданских религий современной России» [8]. В российский «Общественный комитет по правам человека» было направлено юридическое заключение «По содержанию религиозно-политической идеологии ноосферизма», подписанное профессорами М.Н. Кузнецовым и И.В. Понкиным. В нем высказывается озабоченность тем размахом «квазирелигиозной идеологии ноосферизма», который возник в результате манипуляций идеями В.И. Вернадского о ноосфере. Указывается также на связь ноосферизма с учением русского космизма и с оккультно-религиозными объединениями последователей Рерихов [9].

В Украине, где популярность академика В.И. Вернадского не менее велика, размах ноосферизма, тем не менее, несколько сдерживается соображениями идеологического характера. Проф. В.Г. Табачковский предложил выделять три этапа эволюции представлений о ноосфере: 1) оптимистический (Владимир Вернадский, Пьер Тейяр де Шарден, Вадим Иванов), 2) реалистический (Никита Моисеев) (здесь следует также вспомнить Сергея Борисовича Крымского, который активно использовал ноосферные идеи Вернадского для разработки собственной концепции ценностно-смыслового универсума), и 3) реалистично-пессимистический (Михаил Булатов).

Пессимизм в данном контексте можно объяснить тем, что глобальные проблемы человечества не только не решаются, но все более приближают планету к состоянию, когда существование высших форм жизни на ней будет невозможным. К сожалению, цивилизация избрала путь развития, отличный от того, который виделся академику Вернадскому в конце второй мировой войны, когда Объединенные Нации сплотились для отпора человеконенавистнической идеологии и практике нацисткой Германии. Последовавший после Победы раскол человечества, «холодная война» и образование биполярного мира отнюдь не способствовали утверждению «разумности» в политическом и экономическом поведении ведущих государств. А после крушения СССР ноосферным идеям Вернадского в «демократической» России была уготована судьба нового гранднарратива, своеобразного заместителя коммунистической утопии.

Ярким примером такой утопии является книга В.А. Зубакова «ХХI век. Сценарии будущего: анализ последствий глобального экологического кризиса» (СПб., 1995). Основываясь на собственной «темпоральной периодизации эволюции» и на сопоставление техносферной и ноосферной траекторий развития он делает вывод, что планета вплотную подошла к рубежу, за которым весь ход развития и общества и самой биосферы в целом принципиально меняется. При этом возможны два варианта будущего. Более приемлемый из них – экогейский (от греч. Эко – дом, Гея – Земля). Если же сценарий экогейской перестройки не начнет проводиться в жизнь немедленно, то уже через 40-50 лет эра человека и демократии на Земле может смениться эрой киборгов и космического тоталитаризма. Субъектами ноосферогенеза выступают женские и экологические движения, армия и… Россия. Свой сценарий Зубаков дополняет различными деталями социальной организации будущего общества. Здесь и культ Вселенского Разума, и покаяние перед Матерью-Землей, требование возврата к матриархату, новые принципы социального обеспечения и даже эмблема новой цивилизации.

Некоторые из российских ноосферологов зашли так далеко, что не только провозгласили необходимость создания «ноосферной республики Россия» на принципах «ноосферной демократии» [10], то есть выдвинули лозунг построения ноосферы в одной отдельно взятой стране, но и использовали идею ноосферы для легитимации существующей власти.

Соблазн пояснения популярных и непопулярных действий правительства тем, что они, дескать, «созвучны ноосфере», действительно очень велик. В сциентистском XXI веке причастность к ноосфере звучит совсем как в средние века лозунг «С нами Бог». А отсюда – всего один шаг до идеократического государства, реанимации идей соборности, православного мессианизма, «научной» критики «пути Запада», духовного превосходства России, исторической ошибочности существования украинской государственности, которая «противоречит ноосферным тенденциям» (чем, собственно, и объясняется сдержанный тон оценок ноосферизма киевскими интеллектуалами).

В общем, с ноосферизмом возникла ситуация, напоминающая известный эпизод из биографии К.Маркса, который, ознакомившись с радикальными взглядами одного из своих последователей, воскликнул: «Если это марксизм, то я не марксист»! Представляется, что и сам Вернадский, неоднократно высказывавшийся против национальной отграниченности и изоляционизма, всех форм расового, национального, конфессионального превосходства, вряд ли бы одобрил такую трактовку его ноосферной гипотезы.

Вот почему существует необходимость реконструировать философские основания ноосферной идеи, что позволит установить соответствие или несоответствие идеологии ноосферизма с направлениями мысли самого В.И. Вернадского.

Как уже отмечалось, в понятии «ноосфера» фиксируется обособленность объективного разума от индивидуального. С попытками как-то соотнести, согласовать индивидуальное мышление, с одной стороны, и закономерный, телеологичный, «разумный» ход природной и социальной истории – с другой, мы сталкиваемся уже в древнейших философских построениях, где фигурируют понятия «дао», «сансара», «карма», «нус», «логос», «энтелехия», «Бог».

Начнем с этимологии. Лежащий в основе термина «ноосфера» корень «ноос», «нус» обозначал у эллинов совокупность всех смысловых, разумных и ментальных закономерностей, царящих в космосе и человеке. В первоначальном смысле «нус» – это мировой порядок, мировой ум, связанный с индивидом посредством его органов чувств. А.Ф. Лосев доказывает, что с падением антропоморфической мифологии и наступлением периода натурфилософии прежние боги превращаются в те или иные космические закономерности, откуда и пошла традиция отождествлять богов с умами. «Это меньше всего обозначало попытку обожествлять нус, – пишет он, – а скорее, наоборот, концепцию богов как обобщенных закономерностей разных областей природы и общества или космоса в целом. Если, с одной стороны, уже у Фалеса «бог есть нус мира», и если у пифагорейцев тоже «бог есть нус», и если, по Ксенофану, «бог – всеобщий нус», а по Метродору Лампсакскому, «Зевс есть нус», определяющий и знания людей и ту «сущность», которая является первообразом для вещей и имен, то с другой стороны, нус трактовался в плане греческой натурфилософии, т.е. в плане стихийного материализма: по Демокриту, нус есть «бог в шаровидном огне»; по Эпихарму, солнце есть «всецело нус», и, хотя, по Экфанту, космос есть образ нуса и движется «божественной силой нуса», все-таки, по Архелаю, «бог есть воздух и нус, однако, не мирообразующий». По Диогену Апполонийскому, мировое мышление есть воздух» [11].

В приведенных определениях фиксируется, как минимум, амбивалентность в понимании нуса и его природы. С одной стороны, древние греки приписывали разумность природе, усматривая в закономерном, циклическом характере природных процессов и явлений особый смысл. У Анаксагора, в частности, нус трактуется преимущественно в натурфилософско-материалистическом духе. Он утверждал, что нус существует в виде тонкой и легкой материи, проявившей себя в качестве движущей причины в самом начале мироздания в виде единовременного толчка.

С другой стороны, в нусе, при желании, несложно было узреть черты, аналогичные индивидуальному человеческому мышлению, экстраполировав на «мировой ум» личностные начала. Указанная амбивалентность в полной мере нашла воплощение в воззрениях Сократа, который считал наличие нуса в человеке самой главной способностью, восходя от «частичного человеческого нуса к общетелеологическому толкованию родовых сущностей и ко всему мировому нусу, причем понимал этот последний как принцип практического объяснения действительности» [11].

А вот Платон критикует всяческие попытки натурфилософского подхода к пониманию «нус», выступая как против материализма Анаксагора, так и против описательной телеологии Сократа. Он сознательно вводит понятие «нус» в категориальный ряд «Единое»-«Ум»-«Душа». Единое, у Платона, есть предельно абстрактная категория, настолько абстрактная, что ему нельзя приписать никаких характеристик, оно выше бытия, выше всякого ощущения, выше мышления. Платон сравнивает его с Солнцем, которое дает возможность всему существующему видеть и быть видимым. Единое одновременно выступает как Благо, которое, не будучи мыслимым, является принципом всего мыслимого. Нус есть и порождением Единого и его атрибутом. Нус трактуется Платоном космологически. Воплощенный в космосе, а именно – в правильном и вечном движении неба, он «устрояет и поддерживает все существующее». Платон пишет о том, что нус есть жизнь, только взятая в предельном обобщении. Нус – это мысленное родовое обобщение всех живых существ, живое существо, данное предельно обобщенно, предельно упорядоченно и совершенно, предельно прекрасно [12].

Структурно нус состоит из чистых сущностей – эйдосов. Но противопоставляя нус вместе с эйдосами, его составляющими, телесному миру, Платон столкнулся с необходимостью введения категории, которая бы обозначала единство обоих начал. Философ назвал этот третий член своей триады «мировой Душой». Если нус отличается от тел своей бестелестностью и бессмертием (хоть и находит свое конечное осуществление именно в телах), то Душа старше и первичнее всякого тела, объединяя отдельную вещь и космос и выступая одновременно и как тождество, и как различие. Именно учение о «мировой Душе» впоследствии нашло свое развитие в неоплатонизме, в частности, у Плотина.

Историки философии сегодня склонны считать, что сам Эдуард Леруа, автор термина «ноосфера», во многом разделял воззрения Плотина об эманации Единого, в нус и мировую душу, с последующей трансформацией последних снова в Единое. Единое, по Плотину, сперва выделяет из себя мировой Ум, содержащий в себе мир идей, а затем Ум производит из себя мировую Душу, которая дробится на отдельные человеческие души и творит чувственный мир. Лишь достигнув определенной стадии развития, существа чувственного мира начинают осознавать собственную ограниченность и стремиться к приобщению к Единому-Благу вплоть до полного слияния. Этот тезис практически без изменений перекочевал из неоплатонистской традиции в ноосферические построения Э. Леруа и П. Тейяра де Шардена. Если у Плотина человек стремится выйти за пределы Души в сферу Разума, чтобы затем, через экстаз, приобщиться к Единому, то у Шардена он стремится перейти в сферу разума и раствориться в Боге. Таким образом, ноосфера есть лишь новое название для древней и хорошо известной концепции платоновской философии.

Особенностью ноосферной концепции Леруа и Тейяра де Шардена было также то, что старые неоплатонистские схемы были несколько осовременены, во-первых, под влиянием новейших достижений науки, а во-вторых, под влиянием интуитивистских идей Анри Бергсона. Бергсонианский след в формирующейся ноосферологии проявился, прежде всего, в тезисе об l'élan vital – «жизненном порыве». Бергсон трактовал жизнь как метафизически-космический процесс творческой эволюции. Структура первоначальной реальности – длительность (durée), отдельные аспекты которой (материя, сознание, память, дух) могут быть постигнуты лишь через интуицию. Универсум свободно развивается в процессе творческого сознания, подталкиваемый имманентным импульсом жизненного порыва. В своем «Феномене человека» Тейяр де Шарден неоднократно упоминает бергсоновские понятия длительности и жизненного порыва.

Особенностью трактовки ноосферы В.И. Вернадским является реанимация им тех натурфилософских интенций, которые к ХХ веку выглядели наивными сказками и безнадежным анахронизмом. Вернадского сближает с досократиками стремление найти универсальные начала этого мира, ответить на вопрос – «из чего все?» При этом «все» включало в себя и природу, и общество – без дифференциации. Разумеется, основатель биогеохимии искал свои ответы с учетом новейших достижений естествознания, вооруженный таким уровнем знания, о котором древние и мечтать не могли. Но, введя понятие «живое вещество», Вернадский позиционирует свою близость к натурфилософам, поднимаясь над строгими эмпирическими исследованиями. Он поднимает вопросы о массе живого вещества планеты, о ее химическом составе, об энергии этого живого вещества и его геохимической активности. Постановка этих вопросов позволяет нам зачислить Вернадского в плеяду выдающихся европейских натуралистов, к числу которых следует отнести Х. Гюйгенса и Ж. Бюффона, Ж.Б. Дюма и Ж. Бусенго, Ю. Либиха и Я. Молешотта, Ж.Б. Ламарка и А. Гумбольдта, которые также подходили к разнообразным проявлениям жизни как к целому. Э. Зюсс, заслуживший звание геопоэта, ввел в науку сферный подход, выделив в оболочке Земли наряду с литосферой, гидросферой, атмосферой, еще и биосферу. Этим термином активно пользовался Вернадский.

Разрабатывая биогеохимическую проблематику, он столкнулся с тем, что антропное воздействие на процессы перемещения химических элементов в геологических пластах чрезвычайно велико. Живые организмы осваивали планету на протяжении всей ее геологической истории, адаптируясь к разнообразным природным условиям с одной стороны, и способствуя изменению самих этих условий – с другой. Вовлекая неорганическое вещество в «вихрь жизни», в биологический круговорот, жизнь способна со временем проникать в ранее недоступные ей области планеты и увеличивать свою геологическую активность.

Самая существенная особенность биосферы – это биогенная миграция атомов химических элементов, вызываемая лучистой энергией Солнца и проявляющаяся в процессе обмена веществ, росте и размножении организмов. Эта биогенная миграция атомов подчиняется двум биогеохимическим процессам: во-первых, стремится к максимальному распространению (возникает «всюдность» жизни), а во-вторых, приводит к выживанию организмов, увеличивающих биогенную миграцию атомов. Эволюция видов, приводящая к созданию форм, устойчивых в биосфере, должна идти в направлении, увеличивающем проявление биогенной миграции атомов в биосфере. Этот биохимический принцип утверждает высокую приспособляемость живого вещества, пластичность, изменчивость во времени. В этом же направлении работает процесс цефализации, способствующий, как бы мы сейчас сказали, преодолению энтропии. С появлением человека стихийная миграция химических элементов приобретает направленный и целесообразный характер. В биогеохимические процессы добавляется разумный фактор.

Продолжая деятельность живого вещества, человек осуществляет такие химические реакции, которых не было раньше на Земле. Выделяется в чистом виде железо, олово, свинец, алюминий, никель и многие другие химические элементы. Количество добываемых и выплавляемых человеком металлов достигает колоссальных размеров и возрастает с каждым годом, еще более значительна добыча горючих полезных ископаемых. При горении каменного угля и другого топлива идет образование углерода, азота и других продуктов. Это побочные, бессознательно осуществляемые процессы. К числу их относится и развитие некоторых видов микроорганизмов, сопровождающие деятельность человека. В последние годы остро встает проблема пластика, который, будучи синтетическим веществом, не существует в природе, но уже включается в пищевую цепь, порождая непредсказуемые биохимические реакции.

Ноосфера у Вернадского предстает как стадия развития биосферы. В этом – основная идея и даже пафос его работ. Здесь и намека нет на «отражение Божественного разума» или «воздействие мирового Духа». Нигде не указывает академик и на «слияние с Богом» как конечную цель ноосферы. Напротив, для Вернадского становление ноосферы – «не случайное явление на нашей планете», создание «свободного разума», «человеческого гения», а «природное явление, резко материально проявляющееся в своих следствиях в окружающей человека среде» [13, с.282-283]. Иными словами, ноосфера – это результат трудовой деятельности сознательных существ – людей опирающихся на достижения созданных ими науки и техники.

Он делает вывод, что в процессе становления ноосферы «человеческая работа» была проведена человечеством как бы непреднамеренно («процесс создания не был осознан»), чем признает наличие в ноосферогенезе более менее длительного исторического периода, для которого характерны стихийное накопление научных знаний, овладение производительными силами, развитие самого человека и его способностей к труду, совершенствование социальных и политических структур.

Преодоление указанной стихийности проявления человечества как геологической силы Вернадский связывал с выступлением на социальную арену народных масс в качестве политической сознательной силы. В этот второй период ноосферогенеза особая роль принадлежит науке и государству. Только государственно объединенные и организованные усилия свободного человечества могут чрезвычайно расширить свою силу и влияние в биосфере – создать для ближайших поколений сознательной государственной научной работой неизмеримо лучшие условия жизни. «Впервые в истории человечества, – писал Вернадский, – интересы народных масс – всех и каждого – и свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободного мыслящего человечества как единого целого. Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть «ноосфера»» [14, с.509].

К сожалению, лишь в последние годы жизни В.И. Вернадский обратился к социально-исторической конкретизации своей ноосферной гипотезы. Он указывает на определяющую роль социально-политических факторов в реализации сознательного, планомерного преобразования природного и социального бытия человека. Проанализировав изменение положения ученых и науки в обществе, развитие его производительных сил и социальных структур, Вернадский отмечает, что главным препятствием на пути ноосферы есть социальная отсталость. Но в результате борьбы народных масс создаются новые формы государственной жизни, характеризующиеся увеличением гуманистических, коллективистских отношений. Именно с социализацией, открывающей возможности для планомерного, целенаправленного развития науки и техники и максимального использования их в интересах народных масс, связывается теперь реализация ноосферы [15], сознательное стремление к ее построению, поскольку здесь «создание ноосферы в ее полном проявлении... станет целью государственной политики и социального строя» [13, с.292]. Воплощение ноосферы в реальность связывалась с тем периодом в развитии общества, когда люди станут способными организовать свою совместную жизнедеятельность на разумных началах, подчиняя ее достижению научно определенных и планомерно осуществляемых общих целей бытия. Именно эти условия отвечают процессу целенаправленного создания человеком условий существования, которые соответствуют его сознанию и должны быть созданы им самим.

Таким образом, движение мысли ученого направлено от натурфилософских построений отнюдь не в сторону теологических абстракций, но в сторону признания специфики социальной природы ноосферы. «Шаг за шагом исследуя геохимические и биогеохимические процессы, Вернадский подходит к коренным проблемам энергетики и термодинамики взаимодействия живого и костного вещества планеты и далее, углубляясь в биологическую роль человечества, сознания, трудовой деятельности, обращается к естественно-историческим закономерностям социально-экономического развития общества» [2]. В самом ноосферогенезе Вернадский различал стихийный и целенаправленный этапы. При этом первый этап знаменуется появлением человека, а второй – связан с выходом на арену государственно организованных народных масс. Это этап действительно сознательного, разумного, творческого, планомерного преобразования обществом природы в интересах настоящего и будущих поколений людей.


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница