Ноосфера і цивілізація



страница30/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

V.V. Goncharov (Donetsk National Technical University). A man managing as the phenomenon of noosfery

In article the philosophy of economy is considered as a component of social and philosophical knowledge along with such sections of social philosophy as legal philosophy, religion philosophy, culture philosophy. The economy is one of aspects of social life (social life of society and the person). The economy is the main sphere of activity of the person, the sphere of his interaction with the nature (biosphere), creation and consumption of the benefits as existential values. In economic activity there is a formation of the person, his transformation from a biological organism in the social individual and the personality. Activity of the person changes not only the biosphere, it changes his consciousness, outlook and all human society as a whole. The person participates in economic practice by all the system Ego, in it is realized its natural, sincere and spiritual powers. From positions of philosophy of economy a strategic objective of all mankind, at the present stage of development is – a noosphere. It is shown that the problem of the person is an object of research of philosophical anthropology which applies all the methodological arsenal to permission of this problem. Methodological approaches in the field of philosophical anthropology does not always correspond to the contemporary social reality. However, doesn't provide the answer adequate to modern conditions to a question: what methodological installation to use by consideration of the person managing as noosphere phenomenon? Possibly, the paradigm can become optimum option of permission of this problem so-called noospherno-anthropological paradigm.

problem of the person, Homo oeconomicus, Homo dominicus (the person managing), economy, economy philosophy, axiological approach, values





ГЛОБАЛЬНІ ПРОЦЕСИ, ГЛОБАЛЬНІ СИСТЕМИ,

ГЛОБАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ
УДК 316.722: 540.7

Д.Е. Муза (докт. филос. наук, проф.)

Донецкий национальный технический университет


ДИАЛОГ СОВРЕМЕННЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ В СВЕТЕ

НООСФЕРНОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
В статье рассмотрена проблема диалога цивилизаций с под углом зрения ноосферных представлений В.И. Вернадского. Показано, что ноосферная перспектива, вмещающая в себя не только государственный и научно-огранизованный, но и личностый планы бытия, делают диалог цивилизаций возможным. И здесь цивилизационная уникальность, плюс алгоритмирование наиболее конструктивных мировоззренческих и моральных императивов, открывает перспективу для сосуществования цивилизаций. Решающая же роль отведена личностному фактору.

современные цивилизации, цивилизационная диалогика, социокультурный код, ноосферная перспектива.
Закономерно возрастающей и расширяющейся тенденцией современного мирового процесса, является тенденция диалога. И думается это не случайно, ведь мир устал от профанации базисных принципов жизнеустроения, в том числе, двойных стандартов (Запада) в международных отношениях, беспрецедентного экономического и информационного насилия, а значит, общей исторической несправедливости.

Следует отметить, что разработка диалоговой парадигмы в рамках различных дисциплинарных матриц социальной теории (политологии и международных отношений, макросоциологии и социальной психологии, этнологии и демографии, культурологии и этоса глобального мира) уже имеет определенные результаты.

Так, на 10 Сессии Родосского Форума «Диалог цивилизаций» (о. Родос, Греция, 3 – 8 октября 2012 года, 550 участников из 65 стран мира) на пленарном заседании и в работе секций рефреном звучала тема диалога как альтернативы глобализации [1]. Причем, такие разные в своих мировоззренческих и методологических позициях исследователи как Э. Браун, Ф. Далмайер, Х. Кёхлер, Р. Мальхотра, А. Пабст, Р. Розен, Дж. Стиглиц, Н. Хомски, В.И. Якунин и другие со всей очевидностью показали необходимость коррекции мейнстрима, предложенного западной цивилизацией.

Разумеется, данный комплексный взгляд на глобальные процессы, который связан с инициативами общественных движений и научных сообществ, политиков и бизнесменов, религиозных деятелей и обычных граждан рано или поздно востребует итоговую, причем, парадигмальную формулу.

Разумеется, все высказываемые позиции не могут замыкаться на тех или иных аспектах регрессивной динамики миросистемы. Напротив, усилия всех заинтересованных сторон должны быть направлены на разработку стратегии и тактики управления Историей, т.е. позитивных социоприродных изменений. В этом смысле вполне можно согласиться с академиком А.И. Субетто, который указывает: «Выход на арену Истории Закона Управления Историей в форме управления социоприродной – ноосферной эволюцией – и означает выход на передний план механизма общественного интеллекта и закона Кооперации, как ведущего закона дальнейшего исторического развития» [2, с. 217].

При этом, наиболее перспективным планом кооперации видится, во-первых, модификация общедиалоговой парадигмы (М. Бубер, Э. Левинас, М. Бахтин, Ж.-П. Сартр, С.С. Аверинцев, Э.Г. Кочетов, митр. Иоанн Зизиулас и др.) в парадигму диалога цивилизаций, а во-вторых, выработка общих принципов организационно-управленческой деятельности, предметом которых является современный мир как сверхсложная и сверхдинамическая система. Но, думается, сами эти принципы призваны манифестировать эвристическую значимость ноосферной парадигмы, плюс открывать (на её основе) универсальную, глобально-эволюционную ноосферную перспективу.

Ниже, в рамках предлагаемой статьи мною преследуется цель – очертить проблему диалога цивилизаций в ракурсе фундаментальных положений В.И. Вернадского об историческом процессе. Для реализации такого задания потребуются некоторые герменевтические усилия, направленные на экспликацию форм и смыслов дискретной цивилизационной динамики, роли науки в ноосферогенезе, и, наконец, выявления оснований и параметров диалога в контексте ноосферной перспективы13.

Начну с общего тезиса: В.И. Вернадский может быть чрезвычайно интересен в ракурсе чтения (изучения его наследия) под углом зрения цивилизационной научно-исследовательской программы. Иначе говоря, его работы содержат некоторые подсказки, прямо касающиеся уяснения состояния и роли интеллектуальных и моральных ресурсов каждой из мировых цивилизаций.

Иллюстрацией к заявленному тезису может быть привлечено следующее. Во-первых, в книге всей его жизни – «Научная мысль как планетное явление» гл. II, § 18 четко заявлена его методологическая позиция в отношении всемирной истории. Она состоит в следующем: «Всемирная история человечества переживалась и представлялась для значительной части людей, а местами и временами для большинства, полной страданий, зла, убийств, голода и нищеты, являлась неразрешимой загадкой с человеческой точки зрения разумности и добра. В общем, бесчисленные философские (на самом деле – религиозно-философские) попытки в течение тысячелетий не привели к единому объяснению» [3, с. 326] (курсив – В.В).

Сам же Вернадский предлагает подойти к изучению всемирной истории «чисто научно, оставляя в стороне всякие представления, не вытекающие из научных фактов» [там же, с. 327]. И далее научно-обоснованная точка зрения: «Геологи, углубляясь в историю нашей планеты, в постплиоценовое время, в ледниковую эпоху, собрали огромное количество научных фактов, выявляющих отражение жизни человеческих обществ – в конце концов цивилизованного человечества – на геологические процессы нашей планеты, в сущности биосферы». Тем самым, «...научная мысль констатирует новый фактор первостепенного геологического значения в истории планеты. Этот факт заключается в выявлении создаваемой историческим процессом новой психозойской или антропогенной эры. В сущности она палеонтологически определяется появлением человека» [там же] (курсив – В.В.).

Но самое, пожалуй, интересное состоит в том, что В.И. Вернадский предлагает собственную версию генезиса и становления цивилизаций древности, вплоть до трансмиссии их цивилизационных кодов в современность. В § 23 читаем: «Примерно две с половиной тысячи лет назад «одновременно» (в порядке веков) произошло глубокое движение мысли в области религиозной, художественной и философской в разных культурных центрах: в Иране, в Китае, в арийской Индии, в эллинском Средиземноморье (теперешней Италии). Появились творцы религиозных систем – Зороастр, Пифагор, Конфуций, Будда, Лао-Цзы, Махавира, которые охватили своим влиянием, живым до сих пор, миллионы людей» [3, с. 332]14. И хотя дальнейший рост и трансформации цивилизаций имели собственные интриги15, равно как и перекрестное влияние духовных традиций, В.И. Вернадского заботила иная сторона логики исторического процесса, а именно: определение оснований и статуса идеи единства человечества16. Последняя, между прочим, не совпадала с «прометеевым прорывом» К. Ясперса, а имела двойную, сциентистско-гуманистическую сигнатуру. Отсюда, собственно, во-вторых.

В известном докладе и подготовленной на его основе статье – «Мысли о современном значении истории знаний» (1926) Вернадским проговаривается следующая идея: «Проявлением той же неожиданно древней и сложной истории в современном проявлении человека может считаться в новой форме сложившаяся в ХХ в. единая история человечества, всемирная история в небывалом охвате, синтезирующая в единое целое работу всех цивилизаций человечества» [6, с. 240]. Конкретизируя этот последний тезис, он утверждает, что эта «единая история человечества», хотя и в значительной мере подготовлена геологическими, биологическими и социальными факторами прежних эпох, конституирована «взрывом научной мысли». Создание же ноосферы, как нового этапа в развитии земли, есть прежде всего, дело научной мысли, её энергетического и формативного воздействия на биосферные процессы.

Конечно, создается общее впечатление о том, что перед нами очередная версия «ортоидного прогресса», т.е. редукции цивилизационных потоков к единому знаменателю, который, собственно, и обеспечивает подлинную эволюционную преемственность.

Однако Владимир Иванович делает ещё одну важную оговорку, касающуюся возможного замедления научной деятельности или разрушения научной мысли (научных сообществ), а значит «торможения» или переформатирования ноосферогенеза. В той же «Научной мысли...» говорится: «Всем известны многочисленные, не только длительные, остановки в росте научной мысли, но известны и потери на долгие столетия, и разрушения раньше добытых научных достижений. Мы видим временами резко выраженный «регресс», который захватывал большие территории и физически уничтожал целые цивилизации, не носившие в себе самих неотвратимых для этого причин. Процессы, связанные с разрушением римско-греческой цивилизации, на многие столетия задержали научную работу человечества, и множество раньше достигнутого было надолго, частью навсегда, потеряно. То же самое мы видим для древних цивилизаций Индии и Дальнего Востока» [3, с. 336]. То есть, перед нами сюжет, посвященный борьбе внутрицивилизационных факторов, которые имеют свою квоту и во внешнем плане.

Конечно, набрасывая эскиз ноосферной перспективы, нелишне будет задаться вопросом и о том, каковы формы и методы разрушительных17 действий цивилизаций по отношению друг к другу, и к общему для всех процессу созидания единого мира. Дело в том, что в свое время М.К. Ганди вполне справедливо указал на «семь социальных грехов человека», способных затормозить позитивную социальную динамику. Речь идет о:

Политике без принципов,

Богатстве без труда,

Удовольствии без совести,

Знании без честности,

Бизнесе без морали,

Науке без гуманности,

Религии без жертвенности [цит. по: 7, с. 160].

Разумеется, современный мир преисполнен этими «социальными грехами», но важно, наконец, понять где располагается источник этих грехов. Нисколько не утрирую эту системообразующую проблему, хочу обратить внимание лишь на некоторые её аспекты, связанные с наукой и её возможностями.

К примеру, Пол Диксон, занимавшийся анализом деятельности крупнейших американских фабрик мысли (Think Tank), в частности, корпорации RAND, дал понять: «Существует целый ряд различных обстоятельств, в силу которых средства, затраченные на научные исследования и разработки, во многих случаях не дают совершенно никакого результата, что приводит к весьма серьезным последствиям как для американской науки, так и для американского общества» [8, с. 64]. Среди этих обстоятельств названы неудовлетворительная система информации, непрофильность компаний, диктат военных и разведывательных ведомств (их политическое доминирование), апатия и отсутствие требований в федеральных органах [там же, с. 66 - 71]. Но дело, как известно, не ограничивается формальными сбоями, поскольку у научно-технического прогресса и политики есть непревзойденный «двигатель». И этим двигателем является свободный рынок, который «умудрился» не только создать невиданный внешний долг для США, но и разбросать по миру ничем не обеспеченную денежную массу.

В качестве ремарки здесь напрашивается признание Дж. Сороса: «Их (рынков – Д.М.) назначение – предлагать участникам альтернативы, а участники не обладают совершенным знанием. Это делают рынки, в особенности финансовые, принципиально нестабильными. Далее, рынки не предназначены для того, чтобы заботится об общественных нуждах, таких как соблюдение закона или поддержание порядка, защита окружающей среды, обеспечение социальной справедливости, а также стабильности и здоровой конкуренции на самих рынках...» [9, с. 69]. В таком случае спрашивается: зачем вообще нужна подобная система, которая не дает главного? Вопрос, скорее всего, риторический...

И все же Владимир Иванович Вернадский был оптимистом18, верившим в созидательную силу науки. Причем не рафинированного позитивизма, а нравственно мотивированной, организованной и управляемой – вменяемыми личностями – науки будущего.

Так поставленная Вернадским проблема вообще воздвигает перед нами массу новых вопросов. Среди них вопросы о том, стала ли «холодная война», «перестройка», демонтаж СССР и соцлагеря, глобализация под американские лекалы, «гуманитарные войны» и «новый мировой порядок», «прибыль на людях» и магнитизм «зазеркалья» сети – суть тормозящие или стимулирующие ноосферогенез события и процессы? Имеем ли мы дело с продолжающимся «взрывом научной мысли» и насколько он способен порождать фрактальные или стационарные структуры? Служит ли по прежнему ученый благу или обеспечивает своей деятельностью рыночную конъюнктуру?

Тем не менее, все эти вопросы упираются в главный: а стала ли наука тем единым, системообразующим фактором19, который определяет современный гео-био-социальный динамизм как со стороны векторности истории, так и со стороны её субъектности?

Прямого положительного ответа на этот вопрос не существует. Скорее наоборот! Постмодернисткая борьба с логоцентризмом – прямое тому подтверждение. Но, думается, что ноосферная перспектива возможна и желательна, как перспектива ноосферной кооперации цивилизационных субъектов, причем готовых к органичному переходу от разнообразия к гармонизурующему единству. И именно наука тут может сделать главные открытия.

В таком случае нужно определить, что такое диалог в контексте ноосферной перспективы. По моему мнению, диалог – это не просто любое коммуникативное пространство с той или иной насущной темой общения, а позиционное оформление равноправно-партнерских отношений субъектов, хотя и субъективно подходящих к обсуждению общих для всех проблемных ситуаций, но проявляющих волю к образованию объективно-значимых, унитарно-ценностых перспектив.

Для В.И. Вернадского эти перспективы (бытия и познания, труда и творчества, науки и культуры), обязаны быть интегрированы в перспективу универсального эволюционизма. Последняя достаточно четко прописана у Н.Н. Моисеева [11], Василенко В.Н., Иманова Г.А. [12], А.Д. Урсула [13] и др. современных авторов, и предполагает качественный скачок социального интеллекта на ступень его космизации. Но сам этот скачок невозможен без формирования единой перспективы, которая и призвана обеспечить вхождение в пространство ноосферного будущего.

Думается, что «механизмом» вовлечения здесь должен послужить диалог, который для нынешних субъектов мирового цивилизационного процесса возможен в двух аспектах:

1) диалог современных цивилизаций как механизм изменения структуры глобальных противоречий (пример аналитической позиции А.И. Неклессы: Атлантический, Евразийский и Тихоокеанский регионы, Южный регион=Тихоокеанская дуга, или же Новый Север, квази-Север, Новый Восток, традиционный Юг, Глубокий Юг [14]; пример Д. Гэлда и Е. Мак-Грю, касающийся недоуправления миром20 со стороны ООН, его программ и агентств, ВТО, межджународного трибунала, Интерпола, ТНК и т.д.).

2) диалог современных цивилизаций как катализатор поиска оптимальной формы существования или суператтрактора «цивилизации „культурного человечества”» (В.И. Вернадский), заметно отличающейся в своей онтологии и праксеологии от таких конструкций как «интегральный» социокультурный строй (П.А. Сорокин); цивилизация «третьей волны» (О. Тоффлера), «информационная цивилизация» с её экономикой, политикой и культурой (М. Кастельс).

Вместе с тем, «задачи сознательного направления организованности ноосферы» могут быть решены на пути условной дифференциации управленческих сфер и соответствующих им субъектов, при сохранении онтологии «Мы-причастного» ноосферной перспективе и друг другу сознания. В таком случае выполняется закон необходимого разнообразия У. Эшби (разнообразие в управляющей системы не меньше, чем в объекте управления).

Тем не менее, для уяснения формата и содержания, а также последующей реализации ноосферной перспективы, нужна фокусировка на институциональных и субъектных её параметрах. В этом отношении полезно ещё раз обратиться к текстам В.И. Вернадского. Так, «Научной мысли как планетном явлении», в главе III, § 58 он вывел: во-первых, условием создания единства человечества служит конституирование единого государственного объединения, с его организационными, сугубо материальными прерогативами; во-вторых, при реализации ноосферных устремлений человечества именно научное сообщество (в идеале – «научный мозговой центр»), как неполитическое (гражданское, демократическое) образование должно взять на себя функцию главного проводника к общему благу; в-третьих, человеческая личность из объекта биосферы должна трансформироваться в субъекта ноосферы, в котором биогеохимическая энергия синергирует с мыслительной энергией, но не только в прицеле преодоления тупиков и ловушек истории, но и создания глобального социального оптимума.

Но, если о глобальном государственном объединении – со времен И. Канта – высказано немало конструктивных соображений, если о научном сообществе (т.н. Большой науке), и его роли в ноосферогенезе уже приведены принципиальные доводы, то разговор о живой человеческой личности, как носительнице ноосферного сознания, только начинается21.

Но начало этой ноосферно-антролологической традиции положил сам В.И. Вернадский в ранний период творчества. В своих записках «О роли личности в истории» (1892) он писал: «Коллективной работой массы людей жизнь человеческих общин и самого человечества получает стройный характер – постоянно на этой жизни мы можем наблюдать проявление сознания, причем сами явления жизни получают характер непреложных законов, слагающихся как под влияния сознания отдельной личности, так и сознательной однообразной работы массы мелких человеч[еских] единиц. Такой законосообразный характер сознательной работы народ[ой] жизни приводил многих к отрицанию влияния личности в истории, хотя в сущности мы видим во всей истории постоянную борьбу сознательных (т.е. «неестественных») укладов жизни против бессознательного строя мертвых законов природы, и в этом напряжении сознания вся красота исторических явлений, их оригинальное положение среди других народных процессов. Этим напряжением сознания может оцениваться историческая эпоха». Но далее самое интересное: «В явлениях текущей жизни каждая личность тем более имеет влияние на жизнь, тем более ведет к победе мысли (т.е. гармонии и красоты), чем сознательнее постоянно и серьезно она ищет проявления основных идей в окружающей текущей жизни, чем непреклоннее и яснее оценивает каждое явление со стороны общих, дорогих ей принципов и чем более выясняет себе, что именно, с точки зрения Мысли и Идеи значит каждое событие текущей жизни, будничной жизни, что надо делать, чтобы оно шло путем идеи и мысли. Тогда каждая личность в своей жизни является отдельным борцом проникновения сознания в мировые процессы, она своей волей становится одним из создателей и строителей общего закона, общего изменения, изменения сознательного, тех или иных процессов, и этим путем участвует в глубоком процессе – переработки мировых явлений в целях, выработанных Сознанием» [16, с. 402, 403] (курсив мой – Д.М.).

Иначе говоря, В.И. Вернадский не просто апеллирует к личности; он показывает нам, что личности могут быть генераторами мировых ноосферных процессов, при том условии, что они сориентированы на общий закон природной и исторической эволюции. При этом, ориентация на Благо, которая, впрочем, всегда требует, максимального напряжения сил (сознания и бытия)\22, а не символическую профанацию последних. В этом смысле, В.И. Вернадский – сверхреалист, требующий от людей невозможного, – для вхождения в ноосферную перспективу.

И здесь уместно вспомнить своеобразный критерий цивилизационной состоятельности, точнее, обеспеченности той или иной цивилизации базисным ресурсом для исторического творчества. Преамбулой для его введения служит такая сентенция индийского поэта, мыслителя и общественного деятеля Рабиндраната Тагора: «Дух насилия, порождаемый западной цивилизацией, пробудился и осквернил человеческую душу, дым ненависти загрязнил небо» [17, с. 420]. Речь конечно идет о колониальной политике Англии, которая во многом не знала (и не хотела знать) пределов в торпедировании жизненного процесса в автохтоном индийском обществе. Но во всем этом Тагор увидел и сверхпричину грядущей цивилизационной катастрофы Запада: «потерю веры в человека» [там же]. Между прочим, он сам в возрасте восьмидесяти лет продолжал верить в человека, в т.ч. западного, в возможность его преображения под воздействием духовных импульсов с Востока. Иными словами, отстаиваемый им и Вернадским argumentum ad hominem (человеку и человечности), становиться решающим в деле цивилизационного развития и цивилизационных контактов.

Возвращаясь к дню сегодняшнему, к общемировым конфигурациями и интригам, следует заметить: максимальное напряжение сознания и личностные усилия сконцентрированы отнюдь не в метрополии и на периферии западной цивилизации. Скорее наоборот, основные интеллектуальные и моральные интенции просматриваются в иных регионах (в не-западных цивилизациях). Саммит БРИКС23 в Дурбане (26 – 27 марта 2013 года), в повестке дня которого не только мировые экономические проблемы, ситуация на Ближнем Востоке, создание делового совета и специального Банка развития, но и общая социально-взвешенная, сбалансированная перспектива, показал, что он может быть той площадкой, которая как min обеспечит уход части человечества из зоны системного кризиса, а затем, как max – переход к ноосферному будущему.

Последнее же видится таким, которое не подпадает под вавилонский вердикт: мене, текел, фарес (взвешен, и найден легковесным, а значит, непригодным), поскольку в нем есть место диалогу субъектов о главном. О ценностях бытия, а значит, о самом бытии. Чего не скажешь о мондиализме США и ЕС, в жизни которых просматриваются контуры новой (которой по счету на «благословенном» Западе?) Вавилонской башни.
Список литературы

1. Родосский форум, Греция, 3 – 8 октября 2012 года // Режим доступа: http://wpfdc.org/community-world-public-forum-dialogue-of-civilizations/66-blog-ru?start=60

2. Субетто А.И. Начала теории социального менеджмента качества (ноосферно-социальная парадигма) / А.И. Субетто / Под научн. ред. заслуженного деятеля науки РФ, д. э. н., профессора В.Н. Бобкова. – СПб.: Астерион, 2012. – 264 с.

3. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление / В.И. Вернадский / Вернадский В.И. О науке. – Дубна: Изд. центр «Феникс», 1997. – Том 1. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. – С. 303 – 538.

4. Ясперс К. Истоки истории и её цель / К. Ясперс // Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер. с нем. – М.: Политиздат, 1991. – С. 28 – 286.

5. Мчедлова М.М. Диалог цивилизаций и эвристические возможности цивилизационной теории: новые оттенки понятия для новых явлений / М.М. Мчедлова // Россия в современном диалоге цивилизаций. – М.: Культурная революция, 2008. – С. 117 – 138.

6. Вернадский В.И. Мысли о современном значении истории знаний / В.И. Вернадский // Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М.: Наука, 1981. – С. 229 – 242.

7. Абулмагд А.К., Арипсе Л., Ашрави Х. и др. Преодолевая барьеры: Диалог между цивилизациями / Пер. с англ. Т.П. Вечеркиной; Под ред. С.П. Капицы. – М.: Логос, 2002. – 192 с.

8. Диксон П. Фабрики мысли / П. Диксон. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 505, [7] с. – (Philosophy).

9. Сорос Дж. Эпоха ошибок. Мир на пороге глобального кризиса / Дж. Сорос. – М.: Альпина бизнес букс, 2008. – 201 с.

10. Ноосфера, народные массы, будущее. Из письма В.И. Вернадского – А.А. Полканову от 21.06.1943 г. / В.И. Вернадский // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – С. 424.

11. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера / Н.Н. Моисеев. – М.: Мол. Гвардия, 1990. – 352 с.

12. Василенко В.Н., Иманов Г.М. Ноосферная футурология: Учебное пособие / В.Н. Василенко, Г.М. Иманов. – СПб.: Лема, 2010. – 866 с. // Режим доступа: www.socionauki.ru/almanac/noo21v/number_2/2_4_1.pdf

13. Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: Идеи, проблемы, гипотезы / И.В. Ильин, А.Д. Урсул, Т.А.Урсул. – М.: Изд-во Московского университета, 2012. – 616 с.

14. Неклесса А.И. Постсовременный мир в новой системе координат / А.И. Неклесса // Глобальное сообщество: новая система координат (подходы к проблеме). – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 11 – 78.

15. Гелд Д., Мак-Грю Е. Глобалізація / анти глобалізація: пер. з англ.. І. Андрущенко / Д. Гелд., Е. Мак-Грю. – К.: К.І.С., 2004. – Х, 180 с.

16. Вернадский В.И. О роли личности в истории / В.И. Вернадский // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – С. 402 – 405.

17. Тагор Р. Кризис цивилизации / Р. Тагор // Тагор Р. Сочинения. Воспоминания. Письма о России. – М.: Гос. изд-во худ. лит., 1957. – Том. 8. – С. 414 – 420.


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница