Ноосфера і цивілізація



страница4/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Литература

1. Режабек Б. Г. Учение В. И. Вернадского о ноосфере и поиск пути выхода из глобальных кризисов / Б.Г. Режабек // Век глобализации. – 2008. – Выпуск №1. – С.159-168.

2. Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социоприродной эволюции. Генезис концепции ноосферы В.И. Вернадского / Ю.В. Олейников, А.А. Оносов. – М.: Институт философии РАН, 1999. – 208 с.

3. Поздняков А.В. Добрыми намерениями мостится дорога в ад // Проблемы устойчивого развития: иллюзии, реальность, прогноз: Материалы 6-го Всерос. постоянно действующего науч. семин. (Томск, 13-15 ноября 2002 г.). – Томск: Томский гос. ун-т, 2002. – С.3-17.

4. Пашков И.А. Проблема бережного отношения к Земле в современных концепциях мирового развития / И.А. Пашков // Культурологічний вісник. Науково-теоретичний щорічник Нижньої Наддніпрянщини. Випуск 30. – Запоріжжя, „Просвіта”, 2013. – С.192-203.

5. Кутырев В.А. Насколько разумна «сфера разума»? / В.А. Кутырев // Философия биологии. Вчера, сегодня, завтра (Памяти Регины Семеновны Карпинской) Под ред. Лисеева И. К. – М.: Институт философии РАН, 1996. – 621 с.

6. Штильмарк Ф.Р. К спорам о дикой природе, заповедности и антропоцентризме / Ф.Р. Штильмарк // Гуманитарный экологический журнал. Т.4. - Киев, 2002. – Спецвыпуск. – С.49-50.

7. Мельников А. «Золотой миллиард» требует жертв // Литературная газета. – 22-28 марта 2006 г. – «11-12 (6063). – С.2.

8. Клерикализация образования в России : Доклад к общественной дискуссии о введении предмета «Основы православной культуры» в программу средних школ / Докладчик Н.А. Митрохин. – Москва : ИИФ «Спрос» КОП, 2005. – 80 c.

9. Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сборник / Отв. ред. и сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, д.ю.н. И.В. Понкин. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2009. – 704 с.

10. Адамов А.К. Ноосферная республика на основе учения В.И. Вернадского / А.К. Адамов / Ноосфера. – 2003. – Вип. 3. – С.100-110.

11. Лосев А.Ф. Нус / А.Ф.Лосев // Философская энциклопедия. В 5 т. / Гл. ред. Ф.В. Константинов. – Т.4. – М.: Советская энциклопедия, 1967. – С.104.

12. Лосев А.Ф. Платон / А.Ф.Лосев // Философская энциклопедия. В 5 т. / Гл. ред. Ф.В. Константинов. – Т.4. – М.: Советская энциклопедия, 1967. – С.364.

13. Вернадский В.И. Автотрофность человечества / В.И. Вернадский // Русский космизм. Антология философской мысли. Сост. С.Г. Семенов, А.Г. Гачева. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С.288-303.

14. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. С. 503-512.

15. Вернадский В.И. Письмо к Е.Г.Ольденбург от 26 мая 1943 г. // АРАН. Ф. 518, оп. 2, ед. хр. 57.


Р.О. Додонов (Донецький національний технічний університет). Натурфілософські основи та еволюція ноосферних поглядів В.І. Вернадського.

У статті зроблена спроба надати оцінку загальної спрямованості ноосферної гіпотези В.І. Вернадського. Вказується на значенні античної категорії «нус» і можливість її функціонування в натурфілософській і теологічній традиціях. Обгрунтовується початково натурфілософський характер уявлень В.І. Вернадського про ноосферу, які не мають нічого спільного з теологічними модернізаціями Е. Леруа і П. Тейяра де Шардена. Еволюція думки Вернадського йшла від біогеохімічних узагальнень (розум як принцип упорядкування міграції атомів) до визнання власне соціальних чинників ноосферогенезу (державно організованих народних мас), яке виявилось в пізніх працях вченого. Доводиться необгрунтованість сучасних спекуляцій навколо імені Вернадського як засновника неорелігії ноосферізма.

В.І. Вернадський, нус, біосфера, ноосфера, ноосферізм.
R.A. Dodonov (Donetsk National Technical University). Natural philosophical foundations and evolution of Noospherical views of V.I. Vernadsky.

The article attempts to assess the common direction of noosphere hypothesis of V.I. Vernadsky. Points out the importance of the ancient category of “nous” and allows it to function in a natural philosophical and theological tradition, as in the making of the mind into some outer shell to break the mind of man and the specific objective of reason, initially lies the premise of religious and idealistic character. A most common are not scientific, but it is theological interpretation of the noosphere in today's mass consciousness. We prove the groundlessness of modern speculation on the Vernadsky as the founder neoreligion “noosferizm”. Originally justified natural-philosophical character representations V.I. Vernadsky's noosphere, have nothing to do with theological upgrades Edouard Le Roy and Pierre Teilhard de Chardin. Noosphere at Vernadsky appears as a stage of development of the biosphere. The most significant feature of the biosphere is biogenic migration of atoms of chemical elements, called the radiant energy of the Sun and manifests itself in the process of metabolism, the growth and reproduction of organisms. The evolution of living matter should go in the direction-enhancing expression of biogenic migration of atoms in the biosphere. With the advent of human spontaneous migration of chemical elements becomes directed and rational character. The formation of the noosphere, by Vernadsky, is a natural phenomenon, dramatically manifested in its material consequences in the human environment, this is the result of work of conscious beings - humans, based on the achievements of science and technology. The views of V.I. Vernadsky are evolved from biogeochemical generalizations (the mind as a principle organizing the migration of atoms) to the situation in the late recognition of the life of a scientist actually noospherogenesis social factors (state-organized masses).

V.I. Vernadsky, Nous, the biosphere, Noosphere, noospherizm.
Надійшла до редакції 17.05.13 р.

УДК 504.7:130.122



Н.П. Рагозин (канд. филос. наук, доц.)

Донецкий национальный технический университет

nragozin@inbox.ru

КОНЦЕПЦИЯ НООСФЕРЫ В.И. ВЕРНАДСКОГО

И ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА
В статье анализируется методологическая основа и теоретический статус теорий биосферы и ноосферы. Теория ноосферы Вернадского направлена на изучение вещественно-энергетического взаимодействия неорганической, органической и социальной форм материи и закладывает естественнонаучные основы экологии. Социально-философские идеи Вернадского аналогичны идеям Просвещения, в которых исторический прогресс определяется поступательным развитием науки.

ноосфера, биосфера, духовное производство, наука, сциентизм.
Концепции биосферы и ноосферы В.И. Вернадского в ХХ столетии стали одной из первых попыток создания обобщенной научной картины мира [1]. Стремление Вернадского к выходу за пределы своей научной специальности, понимание науки не как суммы знаний, а как мировоззрения, сложилось у него еще в молодые годы. Уже тогда Вернадский записывает в своих дневниках, что наука – это одно из средств развития человечества и потому нельзя оставаться «деятелем одной чистой науки», который не выходит «за пределы узкого круга специальности». Только ученый, который смотрит «на науку обширным взглядом, а не взглядом специалиста», испытывает чувство долга перед человечеством и стремится содействовать идеалу его развития [2, с. 103].

В лучших традициях Просвещения В.И. Вернадский видит свой долг учёного в том, чтобы научное знание служило благу своего народа и человечества. Видимо, этот граждански-просветительский пафос лежит в основе веры учёного в планетарную роль человеческого разума. С просветителями В.И. Вернадского роднит также энциклопедизм и стремление к объединению знания в целостную систему, отмеченные В.П. Казначеевым [3].

Вместе с тем, концепция ноосферы отличается от просветительских «эскизов прогресса человеческого разума» прежде всего тем, что это не философско-историческая, а естественнонаучная концепция разума. Это концепция, созданная ученым-естествоиспытателем, который для создаваемой им научной картины использует материалы и приемы работы из арсенала своих профессиональных занятий.

В данной статье мы собираемся (1) проанализировать методологическую основу концепций биосферы и ноосферы Вернадского, (2) высказать свои соображения о предметно-теоретическом статусе этих концепций и (3) рассмотреть его понимание разума и духовного производства в рамках концепции ноосферы.

(1)

В чем состоит методологическое кредо Вернадского, которым он руководствуется, создавая концепции био- и ноосферы? Первый методологический принцип в подходе к исследованию любых явлений, полагает ученый, требует «установить явление в рамки научной реальности – космоса» [4, с. 38]. Суть этого принципа состоит в признании реальности главным объектом науки, а именно – реальности чувственно-конкретной природы, доступной человеческому опыту.



Достижения науки начала ХХ века позволяют, по мнению В.И. Вернадского, говорить об открытии ею трёх реальностей: – мега-реальности («реальность космических просторов, в которых Солнечная система и даже галаксия теряются»); – микро-реальности («микроскопическая реальность атомных явлений»); – мезо-реальности («реальность в области жизни человека, природные явления ноосферы и нашей планеты, взятой как целое») [4, с. 68]. Область человеческой жизни (ноосфера), в которой происходит развитие науки, «лежит вне космических просторов, где она теряется как бесконечно малое, и вне области, где царят силы атомов и атомных ядер с миром составляющих их частиц, где она отсутствует как бесконечно большое» [4, с. 68]. Поэтому непосредственным объектом науки является мезо-реальность, поскольку именно в ней живёт человек и именно она ему непосредственно доступна.

Второй принцип – эмпирическое обобщение как основное средство концептуализации научного знания. Эмпирическое обобщение опирается на научный аппарат. «Научный аппарат из миллиарда миллиардов всё растущих фактов, постепенно и непрерывно охватываемых эмпирическими обобщениями, научными теориями и гипотезами, есть, - полагает В.И. Вернадский, - основа и главная сила роста современной научной мысли» [4, с. 67]. Фактуальный базис науки, подвергаемый эмпирической проверке, систематизируемый и обобщаемый, лежит в основе прогресса научного знания.

Современная наука не обходится без создания теорий и гипотез. Сопоставляя значение в развитии науки научного аппарата и эмпирических обобщений, с одной стороны, и теорий и гипотез – с другой, В.И. Вернадский высказывает убеждение: «Ни научные теории, ни научные гипотезы не входят, несмотря на их значение в текущей научной работе, в эту основную и решающую часть научного знания» [4, с. 95]. Теории и гипотезы играют роль вспомогательных лесов в строительстве научного знания.

Третий принцип – принцип проблемного единства научного исследования – формулируется Вернадским так: «Мы специализируемся не по наукам, а по проблемам» [4, с. 118]. Не отрицая дисциплинарную организацию научного знания, В.И. Вернадский видит достоинства принципа проблемного единства в том, что он «позволяет, с одной стороны, чрезвычайно углубляться в изучаемое явление, а с другой – расширять охват его со всех точек зрения» [4, с. 67]. Принцип проблемного единства обосновывается единством и взаимосвязанностью научного знания. Хотя количество наук постоянно растет, «наука одна и едина» и различные отрасли научного знания «все связаны в единое научное построение и не могут логически противоречить одна другой» [4, с. 95].

Четвертый методологический принцип Вернадского – принцип воздержания учёного от философских обобщений: «Правильным путём будет для натуралиста оставить эти философские представления в своей работе в стороне, с ними не считаться. От этого его научная работа только выиграет в чёткости и ясности» [4, с. 190; Ср.: с. 174]. В комментаторской литературе высказывалось мнение, что такое понимание взаимоотношения философии и науки, было навеяно в 1930-х годах у Вернадского грубым вмешательством философов от имени диалектического материализма в его научную работу, тогда как ранее он признавал необходимость и плодотворность взаимодействия философии и науки. Такое объяснение нам представляется упрощённым.

Если проанализировать понимание В.И. Вернадским взаимоотношения философии и науки не только в книге «Научная мысль как планетное явление», но и в других, ранее написанных им трудах, посвящённых истории науки и философии, то мы всюду увидим одну последовательно проводимую позицию. Её можно выразить как признание предметного различия области философских и научных исследований и взаимовлияния их результатов на развитие обеих взаимодействующих сторон.

Философия, по мнению Вернадского, представляет собой рефлексию на отношение разума и реальности: «…философы, вдумываясь в реальность, правильно вводили в неё и собственный аппарат познания – разум – и подвергали его тому же процессу о нём размышления, какой обращали на другие стороны «внешней им реальности»» [4, с. 101]. Философия осмысливает не только внешнюю реальность (и здесь её предмет совпадает с наукой), но и внутреннюю, субъективную реальность, что отличает её от науки. Эта сторона предмета философии («…особая область философского познания, особое проявление разума – «внутренний опыт», – позволяющие философии вскрывать новые проявления реальности» [4, с. 101]) оценивается Вернадским как проблематическая, существование которой нельзя логически доказать, но нельзя и опровергнуть. Но само сопряжение философией разума и реальности, рассмотрение их взаимоотношений, позволили ей накопить большой опыт логико-гносеологического анализа научных понятий и категорий. Поэтому Вернадский рекомендует учёному использовать эти знания, поскольку, с одной стороны, такой «философский анализ отвлеченных понятий, во множестве зарождающихся в новой науке, в её новых проблемах и в научных дисциплинах, необходим для научного охвата новых областей», а, с другой стороны, учёный не имеет соответствующей подготовки в области техники философского анализа и времени для его проведения [4, с. 104, 105].

Впрочем, отношение науки к философии не исчерпывается инструментальным использованием плодов её труда. Учёный может почерпнуть в философии творческие идеи, побуждающие его к новым поискам. Именно поэтому Вернадский считал: «Великие создания философского мышления никогда не теряют своего значения» [4, с. 214].

В историческом плане взаимоотношения науки и философии видятся Вернадскому содержащими несколько этапов. Он отмечает, что наука рождается в лоне древней философии, причём сразу в нескольких центрах рождения философской мысли [4, с. 77], а значение одного из величайших философов древности – Аристотеля – усматривается в том, что он положил начало созданию аппарата науки и систематичным научным исследованиям.

Возобновляется развитие науки в 16-18 столетиях и опять не без содействия философии. Многие философы той эпохи (Декарт, Лейбниц, Паскаль, Кант, Локк) были крупными учёными, а учёные (Галилей, Ньютон, Линней, Бюффон, Кондильяк, Ломоносов) внесли существенный вклад в развитие философской мысли. Взаимодействие науки и философии на первых двух этапах характеризовалось их взаимным стимулированием и взаимообогащением.

Третий крупный этап взаимодействия науки и философии, полагает Вернадский, намечается в начале ХХ века. Он связан с необходимостью философского осмысления новейших открытий естествознания (строение атомов, теория относительности и др.), которые в совокупности образуют революцию в естествознании. Взаимодействие науки и философии на третьем этапе происходит на фоне новой тенденции, которая намечается уже на втором этапе. Суть её в прогрессирующем отставании философии от развития науки 9. Поступательный рост объёма и глубины научного знания приводит к отставанию от него «философской обработки научного знания» [4, с. 103]. Причина такого отставания заключается в том, что только наука создала эффективный аппарат для анализа внешней реальности, который даёт достоверное и общеобязательное знание. Философия, согласно Вернадскому, таким аппаратом и эмпирической базой не располагает [4, с. 101, 106]. Эта дивергенция, расхождение науки и философии, связана также с тем, что наука одна, а философий много. Вернадский замечает: «Резкое отделение философии от науки, которое здесь проводится, не является общепринятым и может встретить возражения. Но основное положение, что одновременно сосуществуют многие различные философии и что выбор между ними на основе истинности одной из них не может быть логически сделан – есть факт, против которого спорить не приходится» [4, с. 100].

Этот пункт во взглядах Вернадского вызывает в литературе противоречивые оценки. Ряд исследователей его творчества (В.П. Яковлев, И.А. Козиков, Д.И. Гордеев, Е.А. Куражковская) усматривают в его взглядах позитивизм, другие (И.И. Мочалов, С.Р. Микулинский) оспаривают такую квалификацию или уходят от обсуждения этого вопроса. Нам представляется, что поскольку Вернадский не считает, что «наука сама себе философия», и признаёт за философией эвристическую роль для науки, не считая её «набором псевдопроблем», при этом, правда, полагая, что наступает эпоха доминирования научного мировоззрения, которое должно существовать в условиях свободы философских, религиозных, политических и эстетических взглядов, постольку его позицию уместно оценивать скорее как плюралистический сциентизм. В том же, что касается его философско-методологической позиции в понимании сути природы научного знания, то её можно охарактеризовать как умеренный эмпиризм.

(2)

Концепции биосферы и ноосферы В.И.Вернадского – это естественнонаучные концепции, созданные учёным-биогеохимиком. Из этого следует, что эволюцию жизни и разума на нашей планете он рассматривает как естественно-природный процесс, субстратом которого являются вещественно-энергетические взаимодействия, происходящие на нашей планете, которые приводят к образованию ряда её оболочек, сфер.



Так, биосфера – это процесс взаимодействия живых и косных естественных тел, связанных биогенной миграцией атомов, источником которой является подпитка живых тел энергией Солнца, а результатом – воспроизводство и размножение живых тел и создание биокосных тел. Косные и биокосные естественные тела входят в условия существования живых тел в биосфере, одни из которых изначально даны, а другие являются результатом собственной деятельности живых тел. Это различие условий существования живых тел в биосфере находит выражение в том, что сами живые тела разделяются на автотрофные и гетеротрофные. Автотрофные живые тела (бактерии, растения) обладают способностью преобразовывать косное вещество и энергию в вещество и энергию живых организмов. Гетеротрофные живые тела (животные) получают питание и энергию от автотрофных организмов.

В концепции биосферы биологические процессы живых организмов оказываются описанными системой понятий, общих для живого и неживого вещества. М.Б. Туровский в логико-методологическом анализе концепции Вернадского ставит вопрос о развитии на базе её понятий эволюционной теории Дарвина [6]. Если такая теория и может быть развита на основе данных теоретико-методологических посылок, то это теория эволюции биосферы, а не теория эволюции живых организмов (или видов животных).

Дело в том, что понятийный аппарат теории биосферы не предполагает анализа строения и форм жизнедеятельности организмов, а оперирует понятием «естественного живого тела». В.И. Вернадский отмечал, что понятия теории биосферы отличны от понятий, которыми оперирует биология. Приведём его развёрнутое изложение отличий биологического и биосферного понимания явлений живой природы: «Рассматриваемый в атомном аспекте и в своих совокупностях живой организм выявляется в биогеохимии в совершенно другом выражении, как совершенно другое тело, чем в биологии, хотя бы биолог изучал его тоже в его совокупностях – биоценозах, растительных сообществах, стадах, лесах, лугах и т.д.

Доходя до атомов химических элементов, до изотопов, биогеохимия проникает в явления жизни в другом аспекте, чем проникает биолог, – в некоторых отношениях глубже, но в других она теряет из своего кругозора важные черты жизненных явлений, выдвигаемых в биологии» [4, с. 158-159].

В другом месте В.И. Вернадский коротко и недвусмысленно разъясняет специфику биогеохимического подхода к анализу видов живых существ: «Биогеохимия исходит из атомов и изучает влияние атомов, строящих живой организм, на геохимию биосферы, на её атомную структуру. Из множества признаков живого организма она выбирает немногие, но это будут как раз наиболее существенные в их отражении в биосфере» [4, с. 161-162]. Соответственно, ключевыми понятиями, которыми оперирует концепция биосферы, являются понятия «среднее число атомов», «средний вес неделимого», «средняя скорость заселения биосферы данным организмом», «диссимметрия» живых организмов и т.п., которые, как легко заметить, отличаются от понятий биологии. Все характеристики живых организмов, изучаемых в биологии, в концепции биосферы редуцируются к этим параметрам проявления жизни на нашей планете.

В связи с этим примером можно поставить вопрос о пользе и вреде научной редукции. Начнём с пользы. Понятия теории биосферы позволяют количественно выразить вещественно-энергетическое взаимодействие живого и косного вещества на нашей планете и образование в результате этого взаимодействия биокосных тел. Такая количественная оценка по физико-химическим параметрам способности нашей солнечно-планетной системы «вместить» в себя живое вещество может стать основой создания индикаторов для отслеживания динамики биосферы. Это, безусловно, полезно и с научной, и с практической точки зрения.

Но следует помнить, что внутренние причины динамики биосферы, связанные с законами эволюции живых видов, такая система не рассматривает. И если мы об этом забываем и начинаем трактовать внешние параметры как внутренние причины, то это вредно и для науки, и для практики.

Аналогичные соображения правомерны, когда мы рассматриваем смысл и значение теории ноосферы В.И. Вернадского. Следует помнить, что его теория ноосферы (в отличие, например, от концепции П. Тейяра де Шардена) – это естественнонаучная теория, создаваемая с позиций биогеохимии. Кратко напомним характеристики сути образования ноосферы в понимании Вернадского. Он определяет ноосферу как:

- «новую геологическую силу – научную мысль социального человечества» [4, с. 20]; с геологической точки зрения этот процесс можно рассматривать как «антропогенную геологическую эру» [4, с. 33];

- переход биосферы «под влиянием научной мысли и человеческого труда» «в новое состояние – в ноосферу» [4, с. 20], в ходе которого «создаётся этим путем в биосфере растущее множество новых для нее косных природных тел и новых больших природных явлений» [4, с. 21]. Ноосфера, с биологической точки зрения, это процесс создания человеком «новой, не бывшей никогда на планете, живой природы» [4, с. 34];

- «Реально это единство человека, его отличие от всего живого, новая форма власти живого организма над биосферой, бо́льшая его независимость, чем всех других, от её условий, являются основным фактором, который в конце концов выявился в геологическом эволюционном процессе создания ноосферы» [4, с. 36].

Таким образом, ноосфера – это качественно новое состояние биосферы, в котором ноосфера, т.е. сфера разума и целесообразной человеческой деятельности, труда, начинает играть ведущую роль, перерабатывая и подчиняя себе естественно-природные предпосылки своего существования.

Возникает вопрос: можно ли на новую сферу экстраполировать закономерности и формы эволюции, сложившиеся на более простом уровне организации природы, или следует выявить собственные специфические законы развития этой более высокой формы организации природы и через эту призму рассматривать действие законов более простых форм организации природы? Вернадский как естествоиспытатель полагает, что такая экстраполяция законов простых форм организации природы на сложные возможна. Возникновение ноосферы, по его словам, «не есть случайное явление, зависящее от воли человека, но есть стихийный природный процесс, корни которого лежат глубоко и подготовлялись эволюционным процессом» биосферы [4, с. 21]. В таком переходе биосферы в ноосферу он усматривает «закон природы» [4, с. 51], из которого следует, что «биосфера неизбежно перейдёт так или иначе – рано или поздно – в ноосферу, т.е. что в истории народов, её населяющих, произойдут события, нужные для этого, а не этому процессу противоречащие» [4, с. 40]. Возникновение ноосферы рассматривается как объективный природный процесс, подчинённый законам природы, в сферу действия которых попадают социально-исторические и духовные явления.

В.И. Вернадский, со свойственной ему последовательностью, пишет: «Исторический процесс – проявление всемирной истории выявляется перед нами – в одном – но основном своем следствии как природное, огромного геологического значения, явление» [4, с. 39]. Конечно, исторический процесс имеет в числе своих следствий геологические явления. Другой вопрос – являются ли они основными для понимания исторического процесса? Можно ли по этим следствиям установить законы развития истории? По геологическим следствиям можно уточнить хронологию исторических событий, или выделить некоторые вехи исторического процесса (например, каменную, бронзовую и железную эпохи истории), но объяснить законы перехода от одной эпохи к другой уже не получится.

В этой связи примечательно то, что концепция ноосферы Вернадского не содержит эксплицитного определения разума. Понимание Вернадским разума можно реконструировать из контекста упоминаний соответствующего термина в тексте. Так, из контекста можно установить, что под разумностью ноосферы Вернадский понимает процесс созидания человеком «культурных рас» растений и животных, овладение природной энергией (огня, воды и т.д.), создание больших поселений, государств, дорог и средств связи, развитие науки и рождение идеи единства человечества и равенства всех людей. С другой стороны, Вернадский видит и такие проявления деятельности людей во всемирной истории, как страдания, зло, убийства, голод и нищета, потеря и разрушение ранее добытых знаний, физическое уничтожение целых цивилизаций, которые существовали в прошлом, и две мировые войны в настоящем, очевидцем которых он был. Такие разрушительные явления всемирной истории, в отличие от явлений созидательных, Вернадский оценивает как «варварские», безумные. Очевидно, что это – не категории биогеохимии, ибо с естественнонаучной точки зрения и созидательная, и разрушительная деятельность человека являются простым выражением антропогенного воздействия на природную среду.

Концепция ноосферы имеет научный статус в той мере, в какой она позволяет проанализировать и оценить воздействие человеческой жизнедеятельности на биосферную и другие оболочки планеты (гидросферу, литосферу, атмосферу), но за этими пределами понятие «ноосфера», как верно заметил С.Р. Микулинский, приобретает характер метафоры [7, с. 487] 10. Впрочем, метафоры тоже играют положительную роль в развитии науки, стимулируя воображение и побуждая к поиску новых способов концептуализации известных фактов.

Концепция ноосферы В.И. Вернадского не является ни философско-социальной, ни культурно-исторической концепцией, она является естественнонаучной теорией, позволяющей с помощью понятий и методов естествознания оценить физико-химическое воздействие живых организмов и деятельности человека на нашу планетно-солнечную систему. Она закладывает основы для естественнонаучных разделов экологии как синтетической области знаний об окружающей человека среде. В этом отношении она отличается от концепции ноосферы П. Т. де Шардена и сходна с возникшей позднее «гипотезой Геи» Дж. Лавлока [8].

В статье Ф. Яншиной предлагалось оценить концепцию ноосферы по шкале «утопия или реальная перспектива» [10]. Сама Ф. Яншина реалистичность концепции ноосферы усматривает в соответствии реального хода развития человечества тем эмпирическим признакам, которые Вернадский указывал, когда писал о возникновении ноосферы как особого состояния биосферы. Правда, Яншина не замечает, что и у Вернадского, и у неё самой среди признаков ноосферы вперемежку даны естественно-природные и социально-исторические явления [10, с. 167-171]. При этом естественно-природные явления имеют научное обоснование и объяснение, а социально-исторические – не имеют. Исходя из сказанного, следует признать, что теорию ноосферы если и можно рассматривать как реалистическую, то только в её естественнонаучных аспектах, тогда как в социально-исторических и политических аспектах она является утопией.

(3)

Вместе с тем, концепция ноосферы Вернадского содержит определённое понимание разума и духовной жизни, которые он связывал прежде всего с научной мыслью. Эта сторона дела у Вернадского конспективно намечена в его сочинении «Научная мысль как планетное явление», которое было незаконченным введением к другому более обширному и тоже незаконченному труду – «Философские мысли натуралиста» [11, с. 16]. Мы можем лишь предполагать, какой вид приобрела бы концепция ноосферы, если бы В.И. Вернадскому удалось завершить этот труд. И в частности, какую трактовку получил бы в рамках этой концепции разум и духовное развитие человечества. Но учитывая то, что истории развития науки и философии, а также другим сторонам духовной жизни В.И. Вернадский уделял пристальное внимание на протяжении всей своей научно-педагогической деятельности, принимая во внимание его феноменальную историко-научную эрудицию, следует обратить внимание на его соображения о духовном производстве и его месте в развитии человечества.



В.И. Вернадский полагает, что только научная мысль может создать духовное единство человечества, поскольку ни философия, ни религия, ни политическая мысль с этой задачей не справились [4, с. 63]. Такой способностью наука обладает, по его мнению, благодаря тому, что она представляет поступательно развивающееся, объективное и общеобязательное знание, является интернациональной по содержанию и организации научных исследований, располагает по всему миру многочисленной армией научных работников, является по сути своей демократической. Если эту «вселенскую» духовную силу возьмёт на вооружение мировое правительство, то человечество справится с голодом, нищетой, болезными, войнами и прочими бедами его предшествующей истории. Этот взгляд на роль науки в обществе преувеличивает её возможности воздействовать на социально-политические процессы. Хотя при этом В.И. Вернадский, в отличие от просветителей ХVIII века понимает, что научное мировоззрение может утвердиться в обществе в борьбе с ненаучными мировоззрениями. И его победа будет прочной только в том случае, если оно овладеет массами. Поэтому он придавал большое значение народному образованию и просвещению.

Особую роль в утверждении научного мировоззрения В.И. Вернадский отводил научным революциям. При этом, как показал С.Р. Микулинский, его понимание научных революций, сложившееся задолго до широко известной концепции Т.Куна, было глубоким и оригинальным [12, с. 23-27].

В понимании Вернадским природы науки можно проследить крутой перелом. Так, например, в заметке 1903 года вопрос о развитии науки ставится так: «Чем регулируются законы развития духа? Едва ли можно свести объяснение этих явлений к влиянию среды и внешних причин…» [13, с. 188]. В период же разработки концепции ноосферы вопрос о взаимоотношении науки и среды ставится Вернадским уже по-другому: «Для того чтобы научно понять происходящее движение науки, надо прежде всего поставить в рамки научного охвата реальности, логически с ней связать ход научного знания. История человечества, так же как жизнь каждой отдельной человеческой личности, не может быть оторвана и рассматриваема отдельно от ее «среды»» [4, с. 45]. При этом категория «среды» понимается предельно широко. Это и природная среда («научная мысль как проявление живого вещества») и среда социально-историческая.

Наука и среда её развития понимаются как единое целое. «Научная мысль – научное творчество – научное знание идёт в гуще жизни, с которой они неразрывно связаны, - полагает Вернадский, - и самим своим существованием они возбуждают в среде жизни активные проявления, которые сами по себе являются не только распространителями научного знания, но и создают его бесчисленные формы выявления, вызывают бесчисленный крупный и мелкий источник роста научного знания» [4, с. 48]. Научное творчество пробуждает в среде запрос на научное знание, стимулируют её на поиск ответа. В соответствии с такой моделью развития духовного производства В.И. Вернадский наряду с институционализированным производством научного знания выделяет «бытовую науку», стихийное научное творчество людей. При этом, по мнению Вернадского, значение той части научного знания, которая происходит из практически-жизненных источников, по массе нового и важности в общем итоге развития науки «сравнима, ... с тем, что вносится в науку сознательно над ней работающим учёным…» [4, с. 49].

Эти две стороны развития науки – специализированная научная мысль и её жизненно-практическая основа, общественный запрос на науку – равно необходимы для стабильного развития науки. Ссылаясь на опыт предшествующих цивилизаций, Вернадский отмечает: «Без одновременно существующих научной организации и научной среды эта всегда существующая форма научной работы человечества, стихийно бессознательная, исчезает и забывается в значительной степени…» [4, с. 49].

Помимо вышеуказанных факторов на развитие науки стимулирующее влияние оказывает сам ход исторической жизни. Среди этих стимулов Вернадский в своих историко-научных работах выделяет путешествия и географические открытия, возникновение и падение государств, воздействие мировых религий, изменения в экономической жизни (например, переход к земледелию), технические изобретения и т.п.

Такой подход к исследованию развития науки позволяет оставить в стороне антитезу экстернализма-интернализма в понимании движущих сил развития науки.

***


В.И. Вернадский заслуженно рассматривается как большой ученый, создатель целого ряда новых научных дисциплин, организатор науки и образования, инициатор историко-научных исследований, мыслитель-гуманист. Его концепции биосферы и ноосферы заложили естественнонаучные основы экологии и поставили в повестку дня обсуждение проблем ответственности человека перед природой, которая образует вечное естественное условие его существования. И статус человека как существа разумного будет доказан, если мы окажемся на высоте этой ответственности.
Список литературы

1. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере / В.И. Вернадский / Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление /В.И. Вернадский. – М.: Наука, 1991. – С. 235-244.

2. Из дневников В. И. Вернадского / Подготовка к печати, вступление и примечания канд. филос. наук И. И. Мочалова // ж. Природа, 1967. - № 10. - С. 97-105

3. Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере / В.П. Казначеев. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1989. – 248 с.

4. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление /В.И. Вернадский. – М.: Наука, 1991. - 271 с.

5. Кузнецов И.В. Естествознание, философия и становление ноосферы /И.В. Кузнецов // Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988, - с.460-481.

6. Туровский М.Б. Концепция В.И.Вернадского и перспективы эволюционной теории /М.Б.Туровский// Туровский М.Б. Философские основания культурологии. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1997. – С. 197-260.

7. Микулинский С.Р. О понятии ноосферы /С.Р. Микулинский //Вернадский В.И Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988, - с. 481-489.

8. Казанский А. Б. Феномен Геи Джеймса Лавлока /А.Б. Казанский // Экогеософский альманах. - Санкт-Петербург. – 2000 - № 2, - с. 4-21.

9. Вернадский B.И. Автотрофность человечества / Русский космизм: Антология философской мысли. Составление С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. - М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 288-303.

10. Яншина Ф. Ноосфера В. Вернадского: утопия или реальная перспектива? /Фидан Яншина // Общественные науки и современность. – М., 1993. - №1, - с.163-173.

11. От редколлегии / Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста /В.И.Вернадский. – М.: Наука, 1988. - С.3-18.

12. Микулинский С.Р. В.И. Вернадский как историк науки / С.Р. Микулинский // Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М.: Наука, 1981. – С. 5-31.

13. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. /В.И. Вернадский – М.: Наука, 1981. – 358 с.



Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница