Ноосфера і цивілізація



страница5/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

М.П. Рагозін (Донецький національний технічний університет). Концепція ноосфери В.І. Вернадського і проблеми духовного виробництва.

У статті аналізується методологічна основа і теоретичний статус теорій біосфери і ноосфери. Теорія ноосфери Вернадського спрямована на дослідження речево-енергетичної взаємодії неорганічної, органічної та соціальної форм матерії і створює природничонаукові основи екології. Соціально-філософські ідеї Вернадського аналогічні ідеям Просвітництва, в яких історичний прогрес визначається поступальним розвитком науки.

ноосфера, біосфера, духовне виробництво, наука, сцієнтизм.
N.P. Ragozin. (Donetsk National Technical University). Concept of Noosphere by V. Vernadskiy and Problems of Spiritual Production

The article gives analysis of methodological basis of theories of biosphere and noosphere and basing on this stipulates their theoretical status which have quite contrary estimations in the modern literature. These theories are aimed at studying material and energetic interaction of live and lifeless forms of substance and humanity’s interaction with those as carrier of social form of substance.

Theories of biosphere and noosphere define a range of objective physical and chemical indicators which enable to measure scope and dynamics of interaction of live beings and humans with our planetary and solar system.

These theories do not take into consideration laws and moving force of live beings and society’s development and in this sense are reducing. Noosphere theory of Vernadskiy is neither social-philosophic nor social-historic theory but is a natural scientific theory. Social-philosophic ideas of Vernadskiy concerning role of mind and science in human history are close to ideas of Enlightenment but in it’s nature are utopian. Vernadskiy in his historic and scientific researches paid special attention to scientific revolutions being the first in studying this problem before T. Kun. In his comprehension of science’ development Vernadskiy goes ahead of narrowness of externalism and internalism. Progress of science is defined by its close correlation with demands of life, its ability to accumulate and renew empiric basis of scientific knowledge, give objective and generally valid knowledge. Historical progress is based on forward development of science.

The article qualifies Vernadskiy’s worldview as pluralistic scientism, his methods as reasonable empiricism and his theory of biosphere and noosphere as natural scientific basics of ecology.

noosphere, bioshere, spiritual production, science, scientism.
Надійшла до редакції 30.03.2013 р.

УДК 321.01.01



Т.Б. НЕЧЕПОРЕНКО (канд. филос. наук., доц.)

Донецкий национальный технический университет


ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ В.И. ВЕРНАДСКОГО В ПЕРИОД

СОЦИАЛЬНІХ КАТАКЛИЗМОВ НАЧАЛА ХХ ВЕКА.

В статье анализируется эволюция общественно-политических взглядов В.И.Вернадского в период социальных катаклизмов начала ХХ в. Акцентируется внимание на том, что в мировоззренческом отношении Вернадский сформировался как либеральный демократ. Раскрывается связь его учения с украинской общественно-политической мыслью XIX в., особенно, что касается проблем государственного устройства, местного самоуправления, автономии, федерализма. Автор статьи подчеркивает, что эти проблемы не потеряли своей актуальности и сейчас.

Государственное устройство, самоуправление, автономия, федерация.
Владимир Иванович Вернадский принадлежит к тому типу ученых, деятельность которых носит многогранный характер, не исчерпываясь одной областью исследований. О вкладе мыслителя в развитие геохимии, минералогии, биогеохимии, геологии, радиогеологии, о Вернадском как оригинальном творце учения «ноосферы», его глубоком интересе к истории, философии, религии, искусству написано немало. Но Владимир Иванович никогда не был «кабинетным» ученым, который бы полностью «ушел» только в науку. Он всегда сознавал себя не только ученым, но и гражданином. В дневнике 1917 г. Вернадский пишет: «Иногда я жалею, что не могу соединить политическую деятельность с научной работой. Не будь мне так дорога научная работа – я бы давно предался политике» [1, с.100]. Впрочем, как свидетельствуют факты его жизни, он все-таки достаточно активно и продолжительно «предавался» политике.

Целью данной статьи является анализ общественно-политических взглядов Вернадского, их эволюция в период социальных катаклизмов начала ХХ в.

Необходимо подчеркнуть, что несмотря на возросший, особенно в последние десятилетия, интерес к наследию мыслителя, его общественно-политические воззрения остаются, пожалуй, одной из наименее исследованных тем. Этому обстоятельству есть ряд причин. Во-первых, в условиях советской действительности существовали идеологические барьеры, мешавшие объективному анализу этого аспекта деятельности ученого. Как замечает известная московская исследовательница Л.С. Леонова, «...политическая и идеологическая ангажированность исторической науки долгое время не позволяла объективно проанализировать общественно-политические взгляды В.И. Вернадского, позиции которого нередко не совпадали с идеологической доктриной коммунистической партии» [2,с.6]. Действительно, непросто было, говоря о величии Вернадского как ученого упоминать о том, что он был видным деятелем кадетской партии, депутатом Госдумы, о том, что ученый участвовал во Временном правительстве, давал очень резкие оценки большевизму как идейному течению, с негодованием относился к большевистскому террору, от которого и сам частично пострадал. Кроме того, долгое время Вернадский поддерживал Добровольческую армию, сражавшуюся с большевиками, да и позже, после окончательной победы Советской власти в письмах и дневниках ученого немало резких высказываний в адрес нового строя. В силу этих обстоятельств, многое из наследия ученого долгое время оставалось в архивах. К тому же, в опубликованных недавно дневниках есть запись Вернадского о том, что многое из написанного приходилось уничтожать в разгар революции и гражданской войны.

Еще одной трудностью изучения является то, что взгляды Вернадского претерпевали значительные изменения, в них часто встречаются противоречия, отражающие мировоззренческие сомнения и колебания. А между тем, общественно-политические воззрения мыслителя представляют для исследователей значительный интерес, так как являются яркой иллюстрацией не только его личного отношения к политическим реалиям того времени, но и вообще отражают духовные искания интеллигенции в эпоху социально-политических потрясений начала ХХ века. А многие проблемы, поднятые Вернадским в начале века, оказались достаточно актуальными и в конце ХХ века.

В последнее время, начиная с конца 80-х гг. ситуация относительно исследования политических взглядов ученого значительно улучшилась. Опубликованы публицистические статьи, дневники, письма Вернадского. Большая работа в этом направлении проделана российскими и украинскими учеными: В. Волковым, Г. Аксеновым, К. Шацилло, Л. Леоновой, А. Горяиновым, К. Сытник, Е. Апанович, С. Стойко, В. Неаполитанской и др.

Большинство исследователей акцентируют внимание на том, что в мировоззренческом отношении В.И.Вернадский сформировался как либеральный демократ. Сам же Владимир Иванович писал, что основы его мировоззрения были заложены еще в юном возрасте в украинской либерально-дворянской семье, где «царил культ декабристов и резко отрицательное отношение к самодержавию» [3,с.19], где сочувственно относились к идеям просветителей, к деятельности Кирилло-Мефодиевского братства, к народникам, и где высоко ценилась свобода личности. Такое восприятие действительности еще более укрепилось в студенческие и последующие годы жизни, и сформировало Вернадского как сторонника либерализма, а в 1905 г. привело его в партию кадетов. Размышляя в этот период о судьбе России, перспективах ее развития, он уверен, что новая Россия может состояться, только вступив на путь либеральных и демократических реформ. Этим проблемам посвящены многие его выступления и статьи. «Теперь необходимо, - пишет он, - иметь политическую программу, где ясно и определенно высказывались бы либеральные принципы в применении к современной России» [4,с.213]. Но переход к этой новой, демократической России кадеты видели не в революции, а в эволюционном пути, то есть пути реформ, и первым шагом в этом направлении было создание парламента и Конституции. А идеалом будущего государственного устройства России для кадетов и для Вернадского была децентрализация власти и широкое местное самоуправление, где большая роль отводилась земствам. Правда, по поводу автономии и федеративного устройства России в партии были разногласия, о чем свидетельствуют дневниковые записи Вернадского. По национальному вопросу лидеры кадетов П. Милюков и П. Струве выступали только за национально-культурную автономию народов, и то с некоторыми ограничениями. Они весьма критически относились к идее национально-территориальной автономии, поскольку в этом видели угрозу сепаратизма, то есть, фактически идея федеративного устройства России рассматривалась ими как отдаленная перспектива. Представители же нерусских народов в партии настаивали на территориальной автономии с законодательными полномочиями. Известно, что В.И. Вернадский убеждал Милюкова в целях единства партии пойти на уступки. Сам Вернадский на протяжении всей своей жизни оставался убежденным федералистом. Летом 1917 г. выходит его статья «Об автономии», в которой он выступил с идеей развития местной автономии отдельных областей России, расширение полномочий местной власти и право издания местных законов. Ученый полагал, что двигаясь таким путем, государство превратилось бы в федерацию, и отдельные народы получили бы максимум свободы, не разрывая своей связи со всей Россией.

Мысль о федеративном устройстве России созрела у него, тем не менее, задолго до революционных событий 1905, 1917 гг. Дело в том, что в семье Вернадских были сильны национальные украинские традиции. А идея автономии, начиная с 1654 г. в Украине никогда не умирала. Вернадский пишет: «Были вспышки местных бунтов, попытки первых гетманов спасти политическую самостоятельность края при помощи иных держав, были открытые военные восстания, подавление которых вело за собою репрессии со стороны центрального правительства... В литературных произведениях этого времени не умолкает скорбь об утраченных правах и национальных вольностях» [5]. Но в культурно-интеллектуальной среде идея автономии и федерализма становится в центре внимания в 40-х гг. ХІХ в., благодаря деятельности Кирилло-Мефодиевского братства, позже ее развивает М.Драгоманов, ее приверженцами были в разное время С. Подолинский, И. Франко, М. Павлик, Б. Кистякивский, М. Туган-Барановский, М. Грушевский, В.Винниченко и др. Решение национального вопроса они видели на тех конкретных этапах борьбы за автономию Украины в децентрализации власти и установлении федеративных принципов в России.

Так, аргументируя эту позицию, один из идеологов Кирилло-Мефодиевского братства Н. Костомаров (1817-1885) элементы федерализма видел в удельных княжествах Киевской Руси. В своей работе «Мысли о федеративном начале в Древней Руси» он подчеркивал черты демократизма древнерусского общества, которые обнаруживались в существовании народного вече и элементов федерализма в отношениях между удельными княжествами. Костомаров замечает, что удельность – это такое состояние, при котором самобытные части не нивелируются и не уничтожаются, не прекращают своей особой жизни, а все вместе создают одно государственное целое. Ученый акцентировал внимание на том, что в ментальности украинцев личная свобода является высшей ценностью, поэтому и в политической жизни начиная с Киевской Руси и в более поздние времена – казачества, гетманства украинцы проявляли стремление к демократическим началам, а не к монархизму. Будущее Украины Костомаров видел в создании Славянской федерации, где каждый из славянских народов будет равным среди равных. Но этот союз должен быть основан не на пагубной централизации, а на принципах федерализма.

Еще более последовательным сторонником федерализма был М.П. Драгоманов (1841-1895) – украинский историк, философ, публицист. Драгоманов принадлежал к тем украинским мыслителям, которые считали, что путь к свободе Украины лежит через демократизацию России, а федерализм – это лучшая форма политической организации.

Вернадский наверняка был знаком с этими идеями, которые отражали конкретный этап в эволюции взглядов украинских мыслителей на пути к национальной независимости. Он пишет в дневнике, что его отец «...несомненно в 1860-х годах был в числе осторожно поддерживающих украинское движение в Петербурге» [6, с.177-178]. И.В.Вернадский, действительно, был знаком с кирилло-мефодиевцами, лично знал Н. Кулиша, Т. Шевченко, Н. Костомарова, а Н. Гулак был его родственником. В библиотеке отца В. Вернадский находил номера журнала «Основы» и другие украинские издания. Он вспоминает: «Я подробно расспрашивал отца о Шевченко, Кулише, Максимовиче, Квитке-Основьяненко, которых он лично знал, а также о Кирилло-Мефодиевском братстве, о Костомарове и т.д.» [6, с.177]. Более того, отец, по его мнению, уже тогда «...думал о федералистическом будущем России» [6, с. 177]. И далее Вернадский замечает: «В глубине души он всегда оставался украинцем и резко отделял их от русских...Он мне в детстве дал другое впечатление о Мазепе, чем то, которое господствовало в русском обществе, он считал правым его (И. Мазепу – Н.Т.), а не Петра» [6, с.178].

Сильное влияние на федералистические убеждения Вернадского оказал М.Драгоманов, с идеями которого ученый был знаком по журналу «Громада», а в 1888 году познакомился с ним в Париже лично. Как следует из записей Вернадского, Драгоманов обнаружил в своем молодом собеседнике единомышленника: «Я помню, как после разговоров моих с Драгомановым, он мне высказал свою радость, что нашел во мне более молодого и столь близкого ему по настроению и политическим, и национальным идеям, и я думаю, это верно» [6, с.114].

В позиции Драгоманова Вернадского привлекала либеральная идея, краеугольным камнем которой является свобода личности как высшая ценность, а также идея эволюционного пути развития общества. Драгоманов считал, что революция и восстание начинаются больше под влиянием чувств, чем разума, больше восстают против самых острых фактов, чем против системы, а поэтому редко добиваются поставленных целей, тем более в созидательной работе. «Повстання можуть починати будити громадський розум, можут кінчати старі порядки, котрі вже підкопані з усіх боків інакшими способами..., а зробити нові порядки, та ще й громадські й господарські, саме повстання не може» [7, с. 312].



Кроме того, как справедливо заметил В.С. Горский, М .Драгоманов был реалистом. Он, как и его предшественники, понимал, что в то время в Украине не было силы, которая бы смогла «відірвати Україну від Росії» [8, с.184]. Наблюдая за демократическими процессами в Западной Европе, под влиянием западноевропейских мыслителей Драгоманов пришел к выводу, что для обретения прав и свобод необходимо формирование гражданского общества, явление которое в известной мере является противовесом государству. Ведь любое государство, а тем более деспотичное, является чем-то внешним, ограничивающим свободу личности. Поэтому идее государственного централизма Драгоманов противопоставлял федерализм, который понимал как союз свободных самоуправляемых общин. «Громада мусить бути спілкою вільних осіб..., де панує «безначальство» [7, с.296]. По его мнению, к этому движется весь мир. Он ратовал за автономию громад, уездов, провинций, губерний, краев, которая постепенно перерастет в федерацию народов России, а затем приведет к всемирной федерации. Федерация будет базироваться на общественном самоуправлении, в ней будут гарантированы права и свободы личности и минимум государственного принуждения. Идеалом такого устройства общества для Драгоманова была Швейцария. Будущее Украины он видел именно на таком пути. Поэтому призывал: «Ведімо ж укупі зо всіма недержавними народами Росії спільну і енергійну критику теперішньої політико-адміністративної системи в Росії і таку ж агітацію за систему противну – вільності і демократії» [9, с.543]. Главным средством достижения такого состояния общества Драгоманов считал культурно-просветительскую работу: подъем народного образования, развитие национальной культуры, приобщение к общечеловеческой культуре, к демократическим ценностям. Но даже в таком культурно-просветительском варианте, который Д. Донцов назвал «провансальством», то есть примиренчеством, в Российской империи очень подозрительно отнеслись к подобного рода идеям. В них подозревали сепаратизм и подрыв «единой и неделимой» России. Очевидно, небезосновательно. За столетия безгосударственной жизни национальное самосознание многих украинцев было приглушено, поэтому даже чисто просветительская работа в направлении утверждения родного языка, изучения истории, культуры, обычаев могло всколыхнуть национальные чувства. Это прекрасно понимали в официальной России и делали все, чтобы этого не допустить. Интересна в этом отношении статья Вернадского, вышедшая в 1916 г. «Украинский вопрос и русское общество», в которой он резко выступил против политики самодержавия по украинскому вопросу. Вернадский отмечает самые критичные для украинцев моменты в вопросах своей идентичности, развития национальной культуры – это разгром Кирилло-Мефодиевского братства, Валуевский циркуляр 1863 г., Эмский акт 1876 г., запрещавшие употребление украинского языка в государственных учреждениях, в книжном, школьном деле, запрет ввоза из-за границы книг на украинском языке и т.п. Мыслитель подчеркивает, что в таких деяниях проявляется великорусский империализм. Он пишет: «Правительственная политика этого периода стремилась к определенной цели – достичь полного слияния украинцев с господствующей народностью и уничтожить вредное для последней сознание своей национальной особости в украинском населении. В своем существе – это политика великорусского национального централизма была, таким образом, не менее сепаратистской, нежели подозреваемое в сепаратизме украинское движение, только официальный сепаратизм был великорусский и клонился к претворению огромного многоязычного и многокультурного государства в нивелированную по великорусскому образцу страну...» [5].

Вернадский обращается к русской власти в надежде, что у нее хватит здравого смысла с целью сохранения страны отказаться от политики централизма и признать права украинцев и других народов империи. В определенной мере в этом проявилась политическая наивность ученого. История Российской империи показала, что эти надежды тщетны. Как скептически заметил Д. Донцов: «Українці від часів Кирило-Мефодіївського братства, через Драгоманова аж до новітньої доби, марно доказували необхідність децентралізації та федералізації Росії...» [10, с.104-105].

Последствия национальной политики самодержавия привели к катастрофе. Как известно, о своей независимости заявили Польша, Финляндия, прибалтийские народы, Украина, неспокойно было на Кавказе. В условиях революции и гражданской войны, когда на глазах у всех происходил полный распад империи, когда вызрела еще и угроза большевистского террора, старая идея федерализма представлялась Вернадскому спасением. Большевизм он не принял. В дневниках тех лет ученый замечает: «После того, что открылось для меня в Киеве в деятельности чрезвычаек – для меня вопрос большевизма как идейного течения получил совершенно определенное решение. И Торквемада, и Марат, и Картец были идейные люди и мучили, и убивали из-за идеи» [1, с.74]. Причем, по мнению Вернадского, даже идеология большевиков исчезает, она постепенно начинает напоминать николаевские формулы самодержавия, то есть, природа тоталитаризма, по мнению мыслителя, в дореволюционной и послереволюционной России едина. Как писал современник Вернадского, поэт-философ М.Волошин:

«Что менялось? Знаки и возглавья.

Тот же ураган на всех путях:

В комиссарах – дурь самодержавья,



Взрывы революции в царях» [11, с.228].

Что же касается идейности большевиков, то «...идейные коммунисты, - пишет Вернадский, - rara avis (исключение, белые вороны)...» [1, с.116]. В основном же в революции действует серая толпа, без каких-либо признаков идейности. Самым же худшим злом в большевизме Вернадский считал примат государства над личностью, игнорирование отдельной личности, ее подчиненность целому, коллективу. Он возлагает надежды на те силы, которые сражались с большевиками, и которые, на его взгляд, были способны к созданию новой России – единой и демократической. Вернадский озабочен процессами, которые происходили в Украине, он считает их сепаратистскими. Антибольшевистские силы, в частности, Врангель в это время стремились создать единый фронт против большевиков, а поэтому вели переговоры с национальными украинскими силами. Лидеры кадетской партии Милюков, Аджемов и др., будучи уже в эмиграции, выдвигают новую тактику – «завести переговоры с народностями на почве федерации» [1, с.98]. В дневниках Вернадского есть свидетельства того, что П. Милюков тайно приезжал в Киев для организации таких переговоров и Вернадский неоднократно встречался с ним, обсуждая проблему государственного устройства России на федералистических принципах. Известно, что Владимир Иванович оставался верен своим убеждениям. Он считал, что взаимоотношения народов внутри федерации не должны строиться по принципу гегемонии одного народа над другим. Анализируя действия Добровольческой армии, он подчеркивает, что главной целью этой борьбы является восстановление России, но не реставрация и восстановление монархизма. Однако в антибольшевистском движении и в кадетском окружении Вернадского господствовали другие настроения. Мыслитель приводит высказывание П. Милюкова, Л. Тырковой, П. Долгорукова, В. Оболенского склонявшихся к решению восстановления России силовыми средствами. Вернадский пишет: «Долгоруков вчера сказал мне, что моя точка зрения на украинский вопрос слишком тонкая, что для теперешнего времени она не годится, нужны грубые средства» [12, с.146], а Деникин вообще заявлял, что он не допустит «украиномании» [12, с.151]. Вернадского очень смущала такая постановка вопроса, он всеми силами пытался находить компромиссные решения, его мучили сомнения, которые нашли отражение в дневниках: «Неужели не удастся привести к свободной России? Россия может существовать в своих пределах, лишь сдерживаемая силой?» [12, с.146]. С другой стороны, наблюдая за растущим стремлением Украины к отделению, он, будучи убежденным государственником, считал, что сохранение целостности России – это важнейшая задача, что большое государство имеет массу преимуществ. К тому же, в период революционного хаоса и кровопролития он сомневался в том, что Украина без всякой поддержки может состояться как самостоятельное государство, и в связи с этим, Вернадский давал резкие, иногда не очень объективные оценки М. Грушевскому, А. Крымскому, Д.Багалею и др. Справедливости ради следует отметить, что сама логика фактов подталкивала украинских федералистов к сепаратизму. Действия ДА в Украине мало отличались от большевистских. И это вынужден был признать Вернадский: «ДА потеряла всякое доверие» [12, c.178]. Вступление деникинских войск в Киев летом 1919 г. привело к новым запретам литературы на украинском языке, закрывались украинские школы, было объявлено о закрытии Украинской Академии наук – детища Вернадского. Как и прежде, это было направлено против украинского сепаратизма. Хотя на словах Деникин выдвигал идею автономии, местного самоуправления, но действия его говорили о другом. Они напоминали черты самодержавного централизма. Естественно, что реакция со стороны украинцев была соответствующей, и это вело к попытке создания своего государства.

Дневниковые записи, переписка Вернадского отражают ту внутреннюю борьбу, которая происходила в нем самом, а иногда приводила и к переоценке ценностей. «В его раздумьях о судьбе своего Отечества – сомнения, противоречия, пессимизм и оптимизм» [2, с.306]. Мыслитель пишет о том, что добиться истины в сложном клубке событий иногда чрезвычайно трудно. С одной стороны, он резко осуждает большевизм, а с другой – замечает, что если бы большевики прекратили террор, то многие, в том числе и интеллигенция, поддержали бы их, ведь большевикам удалось задержать распад российского государства.

Будучи украинцем по происхождению, по семейному воспитанию, сформировавшись под влиянием украинской общественно-политической мысли, Вернадский как ученый во многом обязан и русской культуре, поэтому он очень болезненно воспринимал «самостийнические тенденции». Скорее всего, он чувствовал себя так, как и Гоголь, который сам не знал какая у него душа «хахлацкая или русская».

Меняются также отношение и оценки Вернадского к традиции русского освободительного движения – к декабристам, Радищеву, народникам. Переосмысливая события революционных лет, он приходит к выводу, что глубинные истоки большевизма следует видеть в деятельности русского освободительного движения, что именно оно привело к «якобинству» большевиков, на протяжении десятилетий внедряя в сознание масс идею подрыва государства. И в этом смысле, Вернадский даже Пестеля называет «предком большевиков». Он с сожалением пишет о неготовности русского народа к демократии. После победы большевиков Вернадский, хоть и не без колебаний, остался в Советской стране, считая, что какая бы власть здесь не была, но это его Родина, а поэтому искренне стремился работать на ее благо. От активной политики он теперь все больше уходит. Вместе с тем, в оценках результатов деятельности новой власти ученый высказывает довольно противоречивые мысли. Отмечает успехи власти в преодолении последствий гражданской войны, в области народного образования, замечает, что и наука, несмотря ни на что не погибла, и в этой связи высказывает надежды на возрождение страны. А с другой стороны, он видит продолжение террора, атмосферу страха в стране, рост бюрократизма, усиление тенденций централизма. В одном из писем из-за границы во время командировки в 1926 г. Вернадский пишет своему другу И. Петрункевичу: «В СССР все сейчас сдерживается террором... Сдерживать террором и убийствами нельзя без конца, и когда эти путы исчезнут – появится настоящее содержание русской жизни. Не знаю, не развалится ли тогда Россия и, в частности, не отойдет ли в новое Украина – национальное самосознание которой за эти годы делает огромные успехи» [13, с.213]. К этим пророческим словам трудно что-либо добавить. Следует только заметить, что Советская власть не учла уроков прошлого. Формально СССР был построен по федеративному принципу, а в Конституции даже было записано право наций на самоопределение вплоть до отделения, однако даже малое движение в этом направлении объявлялось центральной властью антигосударственной деятельностью или «буржуазным национализмом». Фактически осталась та же централизация власти: диктат центра в виде всевозможных постановлений, решений относительно хозяйственно-экономической, финансовой политики, наличие Госплана, назначение кадров сверху, политика стирания граней между нациями и формирование «новой исторической общности». Результатом централизма в Украине был голодомор, Чернобыль и т.д. Эта недальновидная политика и привела к распаду огромной страны со всеми вытекающими следствиями.

Таким образом, из сказанного выше становится очевидным, что общественно-политические идеи В.И.Вернадского оказались актуальными и на рубеже ХХ- ХХІ вв. На современном этапе и в Украине, и в России по-прежнему остаются актуальными проблемы демократизации общества, развития местного самоуправления, формирования правовой государственной системы и гражданского общества, утверждения свободы человеческой личности, выработка гибких форм национальной политики.

Список литературы

1. Вернадский В.И. Дневники 1917-1921 (январь-март) / В.И.Вернадский / Сост. М.Ю.Сорокина, С.Н.Киржаев, А.В.Мемелов, В.С.Неаполитанская. – К.: Наукова думка, 1997. – 326 с.

2. Леонова Л.С. «Я не могу уйти в одну науку...». Общественно-политические взгляды В.И.Вернадского / Л.С.Леонова. – СПб.: Алетейя, 2000. – 400 с.

3. В.И.Вернадский. Жизнь и деятельность на Украине / Сост. Сытник К.М., Апанович Е.М., Стойко С.М. – К.: Наукова думка, 1988. – 386 с.

4. Вернадский В.И. Основою жизни – искание истины / В.И.Вернадский // Новый мир, 1988. - №3. – С.229.

5. Вернадский В.И. Украинский вопрос и русское общество / В.И.Вернадский // http://ukrstor.com/ukrstor/vernadskij-ukrainskijwopros.htm

6. Вернадский В.И. Дневники 1921-1925 (март-август) / В.И.Вернадский / Сост. В.П.Волков. – М.: Наука, 1998. – 214 с.

7. Драгоманов М.П. Переднє слово (До громади 1878 р.) // Драгоманов М.П. Вибране («...мій задум зложити очерк історії цивілізації на Україні») / Упоряд. Р.С.Міщук. – К.: Либідь, 1991. – С. 276-326.

8. Горський В.С. Історія української філософії. Курс лекцій / В.С.Горський. – Наукова думка, 1997. – 286 с.

9. Драгоманов М.П. Чудацькі думки про українську національну справу // Драгоманов М.П. Вибране («...мій задум зложити очерк історії цивілізації на Україні») / Упоряд. Р.С.Міщук. – К.: Либідь, 1991. – С.461-558.

10. Донцов Д.І. Націоналізм / Д.І.Донцов. – К.: ФОП Стебеляк, 2011. – 256 с.

11. Волошин М.А. Северовосток // Волошин М.А. Стихотворения. Статьи. Воспоминания современников / Вст. ст. З.Д.Давыдова, В.П.Купченко. – М.: Правда, 1991. – С.228.

12. Вернадский В.И. Дневники 1917-1921 (октябрь-январь) / В.И.Вернадский / Сост. М.Ю.Сорокина, С.Н.Киржаев, А.В.Мемелов, В.С.Неаполитанская. – К.: Наукова думка, 1994. – 270 с.

13. Вернадский В.И. «Я верю в силу свободной мысли... Письма В.И.Вернадского И.И.Петрункевичу / В.И.Вернадский // Новый мир. – 1989. - №12. – С.213.


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница