Ноосфера і цивілізація



страница9/35
Дата12.05.2016
Размер2.98 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35

Литература

  1. Вернадский В. И. Из истории идей // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки / В. И Вернадский. – М.: Наука, 1981. – С. 214 – 227.

  2. Вернадский В. И. Мысли о современном значении истории знаний // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки / В. И Вернадский. – М.: Наука, 1981. – С. 229 – 242.

  3. Образование как планетное явление: Монография / Л. А. Алексеева, Р. А. Додонов, Д. Е. Муза, Ф. В. Лазарев, В. М. Таланов и др. – Донецк: ДонНТУ, Технопарк ДонНТУ УНИТЕХ, 2011. - 270 с.

  4. Пико делла Мирандола Дж. О Сущем и Едином / Джованни Пико дела Мирандола / Пер. с лат. О. Ф. Кудрявцева. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000563/index.shtml

  5. Паскаль Б. Цитаты / Блез Паскаль [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cpsy.ru/cit1058.htm

  6. Гаврюшин Н. К. А был ли «русский космизм»? / Николай Константинович Гаврюшин // Вопросы истории естествознания и техники. – 1993. - №3. – С. 104 – 105.

  7. Огурцов А. П. Русский космизм (обзор литературы и навигатор по сайтам Интернета) / Александр Павлович Огурцов. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vox-journal.org/content/vox4-11ogurcov.pdf

  8. Кеплер И. О шестиугольных снежинках / Иоганн Кеплер / Пер. с лат. Ю. А. Данилова. – М.: Наука, 1983. – 192 с.

  9. Копнин П. В. Проблемы диалектики как логики и теории познания. Избранные философские работы / П. В. Копнин. – М.: Наука, 1982. – 368 с.

  10. Сирано де Бержерак. Иной свет, или государства и империи Луны //Утопический роман XVI – XVII веков. – М. : Художественная литература, 1971. – С. 225 – 306. [Библиотека всемирной литературы. Серия первая. Том 34].

  11. Фонтенель Б. Рассуждения о множественности миров / Бернар Ле Бовье де Фонтенель // Фонтенель Б. Рассуждения о религии, природе и разуме. – М.: Мысль, 1979. – С. 68 – 172.

  12. Райков Б. Е. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России. Из прошлого русского естествознания. – 2-е изд. / Проф. Б. Е. Райков – М. – Л.: Издательство АН СССР, 1947. – 391 с.

  13. Грачева И. Яков Брюс: реальность и легенды / И. Грачева. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.nkj.ru/archive/articles/10415/

  14. Гюйгенс Х. Кніга мірозрѣнія или мнѣнія о небесноземныхъ глобусахъ и их украшенияхъ.2-е изд./ Христиан Гюйгенс – М., 1724.

  15. Перель Ю. Г. К вопросу о времени признания учения Коперника в России / Ю. Г Перель // Историко-астрономические исследования. – Вып. IX. – М.: Наука, 1966. – С. 179 – 197.

  16. Разговоры о множестве миров г. Фонтенелла, Парижской академии наук секретаря. С французского перевел и потребными примечаниями изъяснил князь Антиох Кантемир в Москве 1730 году. – СПб.: При Императорской Академии наук, 1740. – 200 с.

  17. Ломоносов М. В. Стихотворения /М. В. Ломоносов / Составление, подготовка текста, вступительная статья и примечания Е. Н. Лебедева. – М.: Советская Россия, 1984. – 368 с. [Поэтическая Россия].

  18. Поповский Н. Н. Речь, говоренная в начатии философских лекций при Московском университете гимназии ректором Николаем Поповским /Поповский Николай Никитич // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия / Сост., библиогр. статьи и прим. Б. В. Емельянова. – Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1990. – С. 7 – 12.

  19. Я связь миров: Философская лирика русских поэтов XVIII – начала ХХ века / Составление, вступительная статья и комментарии В. М. Фалеева. – М.: Правда, 1989. – 464 с.

  20. Ломоносов М. В. Тамира и Селим Трагедия / М. В. Ломоносов // Русская литература – век XVIII. Трагедия / Сост., подгот. текстов и коммент. П. Бухаркина и др. Вступ. ст. Ю. Стенника. – М.: Художественная литература, 1991. – С.159 – 212. [Русская литература – век XVIII.].

  21. Левшинъ В. Новѣйшее путешествіе. Сочинено в городѣ Бѣлевѣ // Собесѣдник Любителей російскаго слова, содержащій разныя сочіненія въ стихахъ и въ прозѣ нѣкоторыхъ Россійсихъ писателей. – Ч.XIII. – СПб: Иждивеніем Имперской Академіи Наукъ, 1784. – С. 138 – 166.

  22. Щербатов М. М. Путешествие в землю Офирскую / М. М. Щербатов // Русская литературная утопия / Составление, общая редакция, вступительная статья и комментарии В. П. Шестакова. – М.: Изд-во МГУ, 1986. – С. 37 – 79.

  23. Дворянинъ-философъ. Аллегорія // Лубовь Псиши и Купидона, сочиненная Г. де ла Фентеномъ. – М.: Печатана при Императорскомъ Московскомъ Университетѣ, 1769. – С. 1 - 30.

  24. Дворянинъ-философъ. Аллегорія. – Смоленскъ: Типографія Приказа общественнаго призрѣния, 1796. – 47 с.

  25. Новик В. К. Академик Франц Эпинус (1724 – 1802) /Виталий Константинович Новик // Вопросы истории естествознания и техники. – 1999. - №4. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/VIET/EPINUS.HTM

  26. Разсужденіе о строеніи мира. Перевод с немецкого языка. – СПб.: При Императорской Академіи Наукъ, 1770. – 56 с.

  27. Система міра славного Ламберта, изданная г. Меріаномъ членом Берлинской Академіи и словесныхъ наук. Перевелъ съ французскаго Михайла Розинъ. – СПб.: Печатано у содержателя Типографіи Коммисіи объ учрежденіи Училищъ, 1797. – 255 с.

  28. Сковорода Г. С. Разговор пяти путников об истинном щастіи в жизни // Григорій Сковорода. Сад божественных пѣсней. Вірші, байки, діалоги, притчі. – К.: Дніпро, 1988. – С. 160 – 208. [Бібліотека української класики].

  29. Микулинский С. Р. В. И. Вернадский как историк науки / С. Р. Микулинский // Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки / В. И Вернадский. – М.: Наука, 1981. – С. 5 – 31.


І.Ф. Кононов (Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко). Російський космізм XVIII століття як попередник ноосферного мислення.

В статті розглядається виникнення російського космізму як широкого інтелектуального руху, що сформувався в широкому контексті європейського космізму. Космізм був спробою подолати світоглядну кризу початку Модерну. Російський космізм підготував ґрунт для ідей ноосферного мислення і нині є живим перспективним рухом, спрямованим на перевизначення способу буття людини в світі.

космізм, антропоцентризм, світоглядна криза, інтелектуальний рух, ноосфер не мислення.
I.F. Kononov. (Lugansk State University of Taras Shevchenko) Russian cosmizm of XVIII century as a precursor to the noosphere thinking.

The article discusses the appearance of the Russian cosmism as a broad intellectual movement which emerged in the broader context of European cosmism. Cosmism in Europecame as a response to a deep ideological crisis that began with the transition to modern times. The new picture of the world supposed its infinity and mechanistic nature that destroyed Renaissance anthropocentrism. A human being became a resident of a small planet lost in the infinite space. Cosmism in Europe emerged as an intellectual movement to overcome the crisis indicated. The idea of space flight - one of the practical ways of overcoming attachment to the earth and the development of human’s space intentions. In Russia, the founder of cosmism was J. Bruce, and the most outstanding representatives of the 18th century - M. Lomonosov, V. Levshin, G. Derzhavin, F. Dmitriev-Mamonov. Russian cosmism prepared the ground for ideas of noosphere thinking and is now a vibrant and promising movement aimed at redefining the way of being of a human in the world.

cosmism, anthropocentrism, ideological crisis, intellectual movement noosphere thinking.
Надійшла до редакції 28.03.2013 р.

УДК 1(091): [930.1+008.2]



М.К. Трифонова (к.филос.н., доцент)

Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского



В. Вернадский и И. Кант: диалог через столетия
Статья рассматривает концепцию ноосферы В.И. Вернадского и этическое учение И. Канта, которое можно обозначить как парадигму «этосферы», в качестве взаимодополняющих. Автором отмечается усиливающееся значение человеческого разума («нооса») в развитии не только экономики, социума и технического прогресса. Делается акцент на том, что в современных условиях становится все более очевидной необходимость акцента не только на его рациональной, но и этической составляющей.

ноосфера, этосфера, прогресс, человек.
Восприятие концепции ноосферы в ХХІ веке все чаще носит двойственный характер. С одной стороны, материализация успехов научного разума, воплощенная в техническом прогрессе и прорыве – технологическом и теоретическом – в сферы мега- и микромира, в ближний космос, в тайны живого, в благоустройство непосредственной среды обитания человека, столь велика и очевидна, что без включения созданной «второй природы» в общую картину мира последняя будет и неполной, и даже ошибочной. С другой стороны, можно ли считать только прогрессом то, что привнес человек, особенно за последние два столетия, в планетарную картину эволюции? Нарушение экологического равновесия земной природы, засорение ее и даже ближнего космоса, уничтожение тысяч видов живых существ, антропологический кризис, наконец, – ныне приобретают такие масштабы, что вполне сопоставимы с самоутверждением могущества разума как космической силы.

Неужели ученый ошибся, и оптимистический пафос концепции В.И. Вернадского отражает лишь те благие ожидания, которые связывали с наукой, развитием знания в начале ХХ столетия, оказавшегося столетием разрушительных войн, революций и социальных катаклизмов? Вернадский пишет: «Наука дает нам возможность найти незыблемую и прочную опору жизни не только в своих результатах, достижениях научной работы, в научных истинах, но и в самом процессе научной работы, в вызванных научными изысканиями построениях нашего жизненного пути» [1, с. 29].

В другом месте читаем: «Есть ли другая, более быстрая форма установления жизни на нравственном законе, чем научная работа в человеческом обществе, расширение знания и силы науки, более мощная ее общественная организация... жизнь не тронула идеала научных работников, искавших в науке не только научную истину, но и орудие борьбы и социальной справедливости» [1, с. 30]. Приведенные наброски иллюстрируют отношение В.И. Вернадского к науке как к самоценности, способной задать цели жизни и оправдать ее. Такое понимание науки было характерным для лучших мыслителей и ученых прежних веков. Ныне, когда она вышла на рынок и оказалась на нем вполне платежеспособной, когда гуманистический пафос научных исследований сменился прагматичной выгодой – трудно оценивать науку как главную нравственную опору жизни. Между тем, В.И. Вернадский считал, что на вопросы о научной работе как цели жизни человечество дало три ряда и типа ответов. «Жизнь имеет ценность как искание истины, достижение наибольшего проявления человеческой личности, ее блаженства или ее раскрытия. Жизнь человека имеет значение как облегчение страданий окружающих, служение ближнему, проявление чувства любви и сострадания. Наконец, жизнь имеет значение как проявление нравственного закона справедливости, устройства жизни личности в обществе, построенном на нормах нравственного закона… Несомненно, в смене веков в человеческом сознании не будут меняться в дальнейшем формы ответа на эти вопросы. Но сейчас, в данный момент, когда пошатнулись другие устои жизни, остались не тронуты оправдания необходимости научной деятельности во всех трех выражениях целей жизни» [1, с. 30].

Наука, таким образом, является не просто одним из видов человеческой деятельности. Она определяет смысл и цель жизни, особенно тогда, когда рушатся другие смыслы. Она же является стержнем, основой развития ноосферы – особого планетарного образования, отражающего роль человечества на Земле.

Сказанное было бы бесспорной истиной, если бы не практика ХХ и ХХІ веков, когда:

а) научные исследования стимулировали рост вооружения и гибель огромного числа людей в двух мировых войнах;

б) были созданы атомная и водородные бомбы, способные уничтожить не только все человечество, но и вообще жизнь на планете;

в) произошла коммерциализация науки, в результате которой большинство ученых руководствуются в своей работе не поисками Истины, а получением окупаемых результатов;

г) наука все больше обслуживает интересы определенных кланов, государств и фирм.

Видимо, создается необходимость дополнить понятие ноосферы концептом «этосферы», без которого отражение сущностных сил человека, его места в целостной эволюции природы было бы неполным. Этосфера – система нравственных гуманистических установок и принципов, обеспечивающих выживание человечества, его прогресс, участие в развитии и сохранении жизни, экологической гармонии, красоты и доброты.

Блестящим теоретиком природы человека и природы морали был Кант. Он предлагает систему, в которой сущность человека предстает в новом (становящемся все более современном) свете. Три книги и более десяти статей Канта посвящены этой системе:

Основания метафизики нравов (1785 г.);

Критика практического разума (1788 г.);

Метафизика нравов (1797 г.);

Критика способности суждения (1790 г.);

Религия в пределах только разума (1793 г.);

О вечном мире (1795 г.);

Антропология с прагматической точки зрения (1798) и др.

Раскрывая суть своего понимания роли этического начала, Кант идет от парадокса к парадоксу. Первый – утверждение, что знание не влияет на сущность человека. Являясь такой же загадкой, как звездное небо над головой – нравственный закон внутри нас является стержнем, сердцевиной человека. Не соблюдая категорический императив, люди вообще не становятся людьми.

Второй – вопреки всеобщим представлениям, законы природы относительны, законы морали абсолютны. От того их «... нельзя нарушать не только человеку, но и любому мыслящему существу, если оно находится на уровне человека или стоит выше его» [2, с. 225].

Третий парадокс: все имеет цену – и только нравственность бесценна, ибо для нее нет эквивалента ни в сфере денег, ни в сфере вещей. Она ценна сама по себе, она эквивалент человеческого в человеке, его достоинства.

Следующий: 10 заповедей Моисея, ритуал у Конфуция, заповеди Аллаха, принципы Любви у Христа – все они есть конструирующее начало человеческого бытия, без которого люди перестают быть тем или иным сообществом.

И наконец: знание не только не связано с сущностью человека. Нравственность вообще не входит в сферу знания. Она образует особую сферу – сферу ценностей. Их различие состоит в том, что знание черпается из мира, а ценности создают мир.

Важно отметить, что технологическая цивилизация в Европе создавалась последние столетия на примате разума, примате науки, примате просвещения. Эта же триада остается ведущей и в концепции ноосферы. Но теоретически она равноправна другой – «мораль, искусство, воспитание». История развивается по воле людей – и то, что за три века европейские страны стали государствами с поголовной грамотностью, технически развитыми, с ошеломляющими успехами науки – результат сделанного в свое время выбора. Но, продемонстрировав свои достоинства – сейчас он проявляет все более явно свои недостатки, в частности, вызвав экологический, антропологический, культурный и другие кризисы. Человек живет комфортнее, но не стал счастливее. Не предвидел ли это Кант, когда настаивал, что есть теоретическая философия (занимающаяся познанием мира) и практическая (где главный объект – человек) – и они принципиально различны, дополнительны, несводимы друг к другу. В современном мире человек отодвинут на второй план (хотя деклараций, что он «всемогущ», «царь природы», «синоним Вселенной» предостаточно). Не пора ли акцентировать внимание на второй триаде? Наука нравственно амбивалентна – и это ее качество становится все более настораживающим. Этосфера как ведущее направление развития человечества (дополняющая, обосновывающая, ведущая ноосферу) за такие же три столетия может изменить не только европейскую цивилизацию, но и весь мир. Иначе высшей точкой ноосферы станет виртуальная реальность – и каскад мировых катастроф.

Кстати, ясно сознавая, что в нравственности речь идет не о законах «по которым все происходит», Кант выделяет: а) принципы, законы морали (метафизика нравственности) и б) их реализацию (практическая антропология). И здесь мы сталкиваемся с новыми парадоксами. Как доказать, что закон справедлив? Ответ: 1) нравственный закон не только не нуждается в доказательстве, он в принципе недоказуем, ибо он есть «аксиома аксиом» и нет более высоких абстракций для его обоснования; 2) моральный закон остается непоколебимым, даже если в его пользу не будет предъявлено ни одного примера.

Указанные парадоксы воспринимаются таковыми лишь с точки зрения обыденного сознания. Но если мы вспомним, что Кант постоянно подчеркивает трансцендентную природу нравственного закона, что «бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от животной природы и даже всего чувственно воспринимаемого мира, по крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения моего существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами этой жизни» [2, с. 404] – то все становится на свои места. Современен ли концепт этосферы? Современен ли Кант?

До тех пор, пока парадигма «всепобеждающей силы Разума» не дала сбои в лице двух мировых войн, экологических катастроф и антропологического кризиса, редко кто вспоминал о невостребованной модели Канта. И только в конце ХХ – начале ХХ вв. мы обнаруживаем то, что Канту было ясно в веке ХVIII: все прогрессы реакционны, если рушится человек.

Идея Вернадского утверждает бесконечные возможности человека как мыслящего, трудящегося, творческого существа; Кант говорит безграничных путях совершенствования нравственного человека. Перекликаясь через столетия, идеи двух выдающихся мыслителей могут стать отправной точкой для формирования новой исторической стратегии современного человечества.

В поисках ответа на вопрос о перспективах развития ноосферной парадигмы в ХХІ в. можно обратиться к двум уровням анализа: к той конкретике, в которой создавалась концепция ученого – и к общему изменению этоса науки от Ньютона до наших дней.

Начнем с первого. Как известно, В.И. Вернадский диктовал основные положения своей теории, в больнице в Кореизе, где несколько недель находился между жизнью и смертью в результате болезни, от которой большинство людей в то время умирали. И если бы не самоотверженная работа доктора К. Михайлова, который не оставлял больного ни днем, ни ночью, человечество никогда бы не узнало о концепции Ноосферы. Таким образом, можно сказать, что одним из начал этой теории явился этический компонент: профессиональная самоотдача доктора. Высокая гуманистическая этика пронизывает и замечательный труд И. Ньютона «Математические начала натуральной философии», где, по существу, утверждается право человека на то, что ранее считалось прерогативой Бога: знание законов всемирного масштаба. Современная наука родилась как высший взлет духовности и этический компонент долгие десятилетия сопровождает ученого в его самоотверженных поисках Истины. Выше мы уже приводили красноречивые слова Вернадского о глубинной нравственности, духовности и науки.

Этос науки, мировоззренческая, философская составляющая исследовательской деятельности на протяжении ХVII – начала ХХ столетия играла огромную роль как в восприятии обществом фигуры ученого, так и в его самосознании. Наивно думать, что авторитет науки в социуме определялся (особенно на первых порах) только теми прагматическими результатами, которые приносило внедрение научных открытий в производство, медицину, педагогику и пр. Реально значимыми для большинства людей, особенно на первых порах, были знания о мире и себе в их теоретическом, расширяющем мировоззренческие горизонты, плане. Многие философы, например французские просветители (Вольтер, Гольбах, Дидро и др.) вообще считали, что знание сделает общество гармоничным и счастливым, и высоконравственным. В ХХІ веке, в эпоху технологической революции, когда наука пошла на рынок и оказалась там вполне платежеспособной подобная вера выглядит уже не просто архаичной и наивной, но и ненаучной. Между тем, особенно в плане размышления о ноосфере, факт роли этической составляющей в выявлении подлинной сущности человечества и стоящих перед ним глобальных задач становится все более очевидным. И временным заблуждением является не уверенность в гуманистической роли науки, а отрицание органичной необходимости ее этической нагруженности.

Можно, таким образом, сформулировать следующее положение: если человек как элемент общей эволюции природы, формирует ноосферу (являющуюся воплощением его сущности), то сущность эта отражает рациональное и этическое начала. Первое – является условием его своеобразия (по отношению к иным планетарным биологическим существам, второе – условием сохранения целостности социума, человечества как части природы). В ноосфере необходимым дополняющим элементом является этосфера, то духовное, нравственное начало, которое формирует цели и принципы научно-технического прогресса и без которого существование ноосферы теряет смысл. Необходимо вновь вернуться к тому пониманию высокого предназначения науки, которое было характерно в первые столетия ее существования: знание не ради комфорта и прогресса экономики, знание не ради подчинения окружающего мира технологической экспансии – знание как средство утверждения человека как наиболее гармоничного, духовного, возвышенного существа, соизмеримого со Вселенной.

В свое время, осознав необходимость просвещения, европейские государства сумели сделать своих граждан грамотными и относительно свободными за достаточно короткий исторический период. Сегодня столь же необходимо осознать необходимость коррекции этоса науки, сделать то, что так настойчиво предлагал совершить Иммануил Кант.

Прогресс науки за несколько столетий до неузнаваемости изменил нашу жизнь, открыл новые возможности и грани человека. Прогресс этики, нравственных оснований существования и со-существования человека принесет, несомненно, еще более удивительные и плодотворные результаты.

Ноосфера без этосферы подобна сложному механизму без пульта управления. Чем более многосторонним и сильным становится этот механизм, тем более опасным могут быть некорректируемые и неконтролируемые результаты его деятельности.

Очевидно, что при дальнейшей разработке концепции ноосферы проблемы, связанные с этосферой, – как непременной ее составляющей, – должны разрабатываться все более интенсивно. Больше того, этическая составляющая научного, технического и технологического прогресса естественным образом станут объектом пристального внимания не только специалистов – историков науки, философов, методологов, но и общественной мысли, как одна из наиболее актуальной.

Иначе ноосферу, лишенную этического корневища, ждет судьба сорванной ветки яблони, которая могла бы превратиться в полную сочных плодов, но так и засохнет, порадовав людей только на время цветения. Заряд оптимистического взгляда на ход человеческой истории, который заложил в ноосферную парадигму Вернадский, не должен пропасть даром, напротив, он должен быть в полной мере востребован современной цивилизацией в выборе наиболее оптимальных путей развития человечества в ХХІ столетии.


Список литературы

1. Вернадский В.И. О научном творчестве и моральных ценностях / В.И. Вернадский // Здравый смысл. – 2005. – № 2. – С. 29-31.

2. Кант И. Лекции по этике / И. Кант. – М., 2000. – 432 с. (Библиотека этической мысли).


Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Глубинно-психологический анализ подростковой агресси
123456789 -> Современные требования к преподаванию физического воспитания в вуз е
123456789 -> Міністерство освіти І науки, молоді та спорту україни державний вищий навчальний заклад донецький національний технічний університет
123456789 -> Изменения гендерной идентичности взрослых в условиях социальных трансформаций
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Народная украинская академия специализированная экономико-правовая школа рабочая тетрадь по правоведению
123456789 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
123456789 -> С. Костюка апн украины Иерархические уровни эмоциональной саморегуляции личности как объект психодиагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница