Общая характеристика исследования



Скачать 209.04 Kb.
Дата15.05.2016
Размер209.04 Kb.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ




ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ: выяснить масштабы и характер различных видов супружеского насилия в отношении женщин и исследовать представления общества о данном явлении и отношение к нему.

ЦЕЛЕВАЯ ГРУППА: городское и сельское население в возрасте 18-65 лет, состоящее в браке (официальном или гражданском).

Опрос проводился в 7 экономических регионах России, в том числе в Северном (Республика Карелия), Центральном (Москва и Московская область), Северо-Кавказском (Ставропольский край), Центрально-Черно­зем­ном (Липецкая область), Восточно-Сибирском (Республика Бурятия), Западно-Сибирском (Омская область), Уральском (Республика Башкортостан). Численность населения регионов составляет 75% населения России. Всего опрошено более 2200 человек в более чем 50 населенных пунктах.



ВЫБОРКА: целенаправленная. Выборная совокупность определялась согласно квотным параметрам, предоставленным Госкомстатом РФ отдельно по каждому региону о состоящих в браке (супруги из полных семьей)1: место проживания, пол, возраст, образование, количество детей, уровень доходов. Дополнительно использовались общие данные Госкомстата по регионам о распределении среднегодовой численности занятых по отраслям экономики, численности и составу безработных, национальному составу и пр. Данные по Ставропольскому краю и Бурятии были предоставлены местными филиалами Госкомстата РФ. Доля гражданских браков определялась оценочными данными общероссийских исследований (ВЦИОМ, ЦСИ МГУ) и социологических опросов региональных исследовательских центров.

МЕТОД: раздаточное групповое анкетирование. Анкета для женщин состояла из 177 вопросов, анкета для мужчин – из 170 вопросов. Женская анкета включает дополнительные вопросы о внутренних переживаниях женщин и женском здоровье. Анкеты2 содержат разделы: социально-демографический блок (возраст, стаж брак, состав семьи, образование, национальность, религиозность, место проживания, жилищные условия, источники и уровень доходов, сравнительные характеристики жены и мужа и пр.), здоровье, употребление алкоголя, репродуктивные практики, выполнение домашней работы, семейный бюджет, сравнение ресурсов, чувства к супругу, удовлетворенность браком, общение и конфликты между супругами, потери при разводе, представления о ролях женщины/жены и мужчины/мужа, характеристики родительской семьи, психологическое, экономическое, сексуальное давление/ насилие со стороны мужа, избиение жены (описание первого и последнего случая, последствия, реакция окружающих, обращение к медикам, в милицию, кризисные центры и пр.), представления о допустимости применения физической силы к женам, оценка роли государства в предотвращении насилия в семье и пр.

Пилотаж инструментария проведен в мае 2002 г. в Подмосковье3.



ПОЛЕВЫЕ РАБОТЫ: выполнялись в июле-августе 2002 г. региональные специалистами при супервизии представителей московской команды. На этапе приглашения рекрутеры и респонденты располагали самой общей информацией о теме исследования, которая обозначалась как проблемы российской семьи. Подобранные по квотам респонденты в назначенное время приглашались для опроса в изолированные помещения учреждений образования и культуры (аудитории, классы, залы), где после инструктажа и при консультировании анкетеров самостоятельно заполняли анкеты. На каждую сессию приглашалось в среднем 15-25 человек, преимущественно одного пола. При приеме анкет проводилась их проверка на полноту. На опрос не приглашались представители одних и тех же семей. Участие респондентов оплачивалось. Средняя продолжительность заполнения анкеты 1 час 10 минут (минимальное время – 35 минут, максимальное 1 час 50 минут). Частичные затруднения при заполнении анкет (которые были только на русском языке) возникали в некоторых селах Башкортостана.

Зафиксирована высокая готовность к сотрудничеству со стороны респондентов (менее 3% отказов при заполнении анкеты на прямых вопросах о насилии). После завершения основного опроса респонденты дали положительную оценку анкете, процедуре опроса, а также выразили отношение к теме исследования. Несмотря на то, что собираемая информация носила дискредитирующий характер для мужчин (26% их них сочли, что анкета несправедлива по отношению к мужчинам), их общие оценки были определенно положительными (табл.1,2).

Была признана важность темы исследования и польза от участия в опросе.

Около 40% респондентов сообщили, что не на все вопросы анкеты им удалось ответить совершенно искренне.


ТАБЛИЦА 1


Оценки после основного опроса (%):

Женщины

N=1076


Мужчины N=1058

Было интересно заполнять анкету

89,7

76,5

Пока заполнялась анкета, время прошло незаметно

82,8

71,5

Анкета была скучная

7

15,9



ТАБЛИЦА 2


Оценки после основного опроса (%):

Женщины N=1076

Мужчины N=1058

Тема анкеты очень важная

91,5

79,8

Интересно было бы узнать результаты исследования

93,0

81,8

Анкета заставила о многом задуматься

76,1

61,9

Многим было бы полезно заполнить

такую анкету



92,9

84,1



ОБРАБОТКА ДАННЫХ: с помощью пакета SPSS v.10.0.7 обработаны 1076 женских и 1056 мужских анкет. Проведен одномерный, двумерный и многомерный анализ данных отдельно по женской и мужской выборкам.

КАЧЕСТВЕННОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ: в ходе анализа данных количественного исследования было проведено объясняющее качественное исследование (серия фокус-групп и глубинных интервью) в Ставропольском крае и Подмосковье. На данном этапе материалы этого исследования были использованы для углубления анализа и интерпретации результатов опроса.

ХАРАКТЕРИСТИКА ВЫБОРКИ


Категория (%)

Женщины

N=1076


Мужчины

N=1058


Возраст







18-24

7,3

6,1

25-34

21,8

21,5

35-44

33,5

32,4

45-54

24,0

26,5

55-64

13,4

13,5

Образование







Начальное, неоконченное среднее

3,8

4,8

Среднее общее/полное

23,2

25,0

Среднее специальное, профессиональное

40,8

39,3

Неоконченное высшее

7,6

7,6

Высшее

24,6

23,3

Место жительства







Москва

8,3

8,4

Столица республики, краевой,

областной центр



25,4

26,1

Город (но не столица, областной,

краевой центр)



33,8

32,5

Село, деревня

32,5

32,9

Количество детей







Нет детей

9,0

10,2

1 ребенок

34,4

30,8

2 ребенка

44,2

44,9

3 ребенка

9,2

10,5

Более 3 детей

3,2

3,6

Ежемесячный доход на каждого члена семьи







Менее 1000 рублей

18,3

17,8

От 1000 до 3000 рублей

49,5

44,9

От 3001 до 5000 рублей

16,2

18,7

От 5001 до 10 000 рублей

7,8

8,6

От 10 001 до 15 000 рублей

2,5

3,4

Более 15 000 рублей

1,3

2,3

Отказ ответа

4,2

4,3

Сфера занятости







Промышленность

12,6

18,9

Сельское, лесное хозяйство

9,3

14,0

Строительство, транспорт, связь

9,1

17,9

Финансы, кредит, страхование

3,6

2,7

Оптовая, розничная торговля,

общественное питание



11,8

8,9

Жилищно-коммунальное хозяйство,

бытовое обслуживание



5,4

4,5

Органы государственного/

муниципального управления



4,9

3,9

Здравоохранение,

социальное обеспечение



6,3

1,9

Образование, культура, искусство, наука

15,1

5,9

Армия, правоохранительные органы

0,5

5,3

Безработный/ая

3,9

4,5

Пенсионер/ка по возрасту

5,2

4,6

Национальность







Башкиры

3,9

3,3

Буряты

4,1

4,7

Карелы, веспы

1,2

1,7

Русские

76,5

75,5

Татары

5,9

6,0

Украинцы

3,6

4,2

Другие

4,8

4,6



ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


Почти 80% опрошенных женщин столкнулись хотя бы с одним из проявлений психологического насилия со стороны мужа: их или унижали, в том числе нецензурной бранью, или уничижительно критиковали их личность, или к ним применяли запреты и/или угрозы.

Более 70% опрошенных женщин испытывают при общении с мужем различного рода чувства психологического дискомфорта (напряжение, тревога, неуверенность в себе, бессилие, зависимость и пр.). При этом каждая пятая (20%) женщина при общении с мужем испытывает безысходность, каждая седьмая (14%) – страх, каждая восьмая (12%) – бесправие.

Более половины женщин:



  • считают, что мужья, хотя бы время от времени «унижают или пытаются их унизить, оскорбить, «поставить на место» (57%);

  • подвергаются оскорблениям в нецензурной форме (51%);

  • испытывают со стороны мужей уничижительную критику своей личности (плохая жена, плохой характер, плохая хозяйка, глупая и пр.) (53%).

С разного рода запретами и угрозами со стороны мужей столкнулись 51% женщин.

Наиболее распространенный запрет, с которым сталкивалась каждая пятая замужняя женщина (21%) – ограничение в перемещении («куда-нибудь пойти, выйти из дома»). Наиболее распространенные угрозы: физическая расправа (22%) и то, что муж найдет себе другую женщину или уйдет от жены (15%).

Две трети женщин (66%) подвергались либо унизительным замечаниям, либо запретам и/или угрозам. Более трети женщин (37%) сталкивались одновременно и с унизительной критикой, и с запретами и/или угрозами.

Женщины, критикуемые и унижаемые мужьями, сталкивающиеся с запретами и угрозами, в несколько раз чаще, чем те, кто не сталкивается с этими видами насилия, испытывают при общении с мужьями чувства неполноценности, бесправия, страха и безысходности.

У подавляющего большинства мужчин, использующих различного рода способы психологического давления на жену, это давление тесно связано с желанием «показать жене ее место» или с уверенностью в том, что она и так знает свое место. Почти две трети (64%) критикующих, запрещающих и угрожающих мужчин считают необходимым ставить жену на место.

Чем больше мужчины «ставят жен на место», делают уничижительные замечания и прочее, тем больше они уверены, что внушают женам страх.

Не все мужчины – психологические агрессоры, а женщины – жертвы такой агрессии, связывают психологическое давление со стремлением унизить жену или поставить ее на место. Около четверти женщин, подвергающихся уничижительным замечаниям и/или угрозам и запретам, не считают, что муж их унижает или пытается унизить. Среди мужей – психологических агрессоров – около трети также полагают, что у них никогда не бывает желания поставить жену на место.

Каждая седьмая (16%) женщина находится в ситуации постоянного и интенсивного психологического давления со стороны мужа. В этих семьях различные ресурсы, включая материальные, в большей степени, чем в среднем, сосредоточены в руках мужей. Здесь, как правило, семейные расходы регламентируют мужья, а все нагрузки по выполнению домашней работы лежат на женах.

Около 40% мужчин считают, что муж, содержащий жену, получает определенную власть над ней (например, может запретить ей работать).

Большинство женщин сталкиваются с экономическим насилием, которое проявляется в следующих практиках:



  • жены вынуждены регулярно (часто или время от времени) просить деньги у мужа (30%), каждой десятой женщине приходится это делать постоянно;

  • жены должны отчитываться перед мужем во всех или в большей части произведенных расходов (14%);

  • в каждой пятой (21%) семье муж всегда имеет деньги, которые он может потратить на себя и так, как считает нужным, а жена таких денег или вообще не имеет, или имеет не всегда;

  • каждая четвертая (26%) женщина сталкивалась в своей жизни хотя бы с одной из следующих форм экономического давления (угроз/запретов/оскорблений) со стороны мужа:

  • говорил, что работа жены никому не нужна, от нее на работе никакого толка, она ходит на работу только пить чай и пр. – 14%;

  • не давал денег или угрожал, что не даст из-за «плохого» поведения жены – 11%;

  • запрещал жене учиться, работать, делать карьеру –10%;

  • выгонял жену из дома – 10%;

  • угрожал, что выгонит из дома, оставит «без копейки», не будет платить алименты – 10%.

Женщины, которые подвергаются хотя одной из перечисленных форм насилия, составляют 54% опрошенных. Почти пятая часть (19%) женщин одновременно подвергаются хотя бы одному из видов экономического насилия (просьбы, отчеты, несправедливое распределение денег) и хотя бы одной форме экономического давления (угроз/запретов/оскорблений).

13% женщин находятся в условиях жесткого экономического насилия, при которых их уязвимое и зависимое материальное положение сочетается с угрозами и унижением со стороны мужей.

Мужья – экономические насильники – получают ряд выигрышей в результате своих действий. Основными из них являются: перераспределение семейных денег в пользу мужчины; получение контроля над поведением жены; получение контроля над семейными деньгами.

Мужья, запрещающие женам работать/учиться/делать карьеру или критикующие работу жены, в значительно большей степени, чем те, кто подобных запретов не накладывает, склонны к экономическому насилию над женами.

Вероятность для женщины подвергнуться экономическому насилию определяется разницей в уровне дохода мужа и жены в большей степени, чем материальным положением семьи в целом. В наименьшей степени экономическому насилию подвергаются женщины из среднедоходных групп и женщины, зарабатывающие немного больше мужа или столько же, сколько и он.

Существует тесная связь между способом построения семейного бюджета и материальным положением семьи. Чем выше материальное положение семьи, тем меньше у женщины шансов единолично распоряжаться семейными деньгами.

Ни один из способов распределения бюджета (даже когда считается, что жена единолично распоряжается всеми семейными деньгами или что супруги складывают все деньги вместе и каждый берет столько, сколько считает нужным) не гарантирует женщине того, что она не подвергнется той или иной форме экономического насилия.

Самый рискованный для женщин способ построения семейного бюджета – это когда муж выдает жене часть своих доходов на необходимые расходы. Для женщины вероятность жить при неблагоприятной схеме построения бюджета тем выше, чем ниже ее доходы по сравнению с доходами мужа.

Примечательно, что, когда супруги имеют равный доступ к семейным деньгам или бюджет семьи находится в руках жены, ни один из супругов не получает преимущества в возможности иметь «свои» деньги, которые может потратить на свои личные нужды. Как только мужья получают возможность распоряжаться своими собственными доходами единолично, жены чаще мужей оказываются без «своих» денег.

Общественное мнение по вопросу о применении мужьями физической силы в отношении жен противоречиво, но в целом уровень допустимости такого насилия высок. Доля тех, кто готов оправдать мужа, ударившего или побившего жену, при ответах на различные вопросы колеблется от 32% до 47%. Мужчины намного более лояльно относятся к избиению жен, чем женщины.

В семьях респондентов, считающих, что супружеское насилие допустимо, уровень насилия выше, чем в семьях тех, кто его не оправдывает. При этом мужское отношение к избиению жен в большей степени, чем женское определяет будет ли физическое насилие над женой иметь место или нет.

Масштабы распространения физического насилия в семьях фиксировались через несколько показателей:



  • доля женщин, которым нынешний муж угрожал физической расправой или к которым применял силу (отмечено хотя бы одно), составляет 56%;

  • половина (50%) женщин действительно подвергалась хотя бы однажды физическому насилию со стороны нынешнего мужа (ударил или толкал, тряс, не бил, но причинял сильную боль другими способами, например, выкручивал руки);

  • хотя бы раз муж ударил 41% женщин, из них 26% подвергались избиению неоднократно, в том числе 3% женщин муж бьет раз в месяц и чаще.

Женщины, которые четко сказали, что муж их ни разу даже не попытался ударить, составляют 45% – меньше половины.

Большая часть женщин находится в ситуации принципиальной возможности того, что муж применит к ним силу: 60% из них допускают, что муж может их ударить.

Значимые различия в уровне насилия между различными социально-демографическими группами и регионами определяются в основном размером доли семей, в которых муж бил жену неоднократно, но не избивает регулярно.

Мужчина, ударивший жену однажды, скорее всего рано или поздно сделает это снова: женщин, которых муж ударил один раз, меньше, чем женщин, которых били неоднократно.

Около половины женщин из группы общего насилия (26% всех опрошенных), подвергались нападению в то время, когда они были беременны, кормили грудью, имели маленького ребенка или испытывали физические или моральные страдания, находились в состоянии беспомощности.

Получали травмы, требующие медицинской помощи 10% женщин – жертв физической агрессии (3% от всех опрошенных женщин).

По свидетельствам опрошенных мужчин и женщин, жены намного реже применяют силу к мужьям, чем мужья к женам и последствия этих нападений несопоставимо меньшие. Подавляющее большинство женщин, нападавших на мужей, сами были жертвами насилия с его стороны.

Первый/единственный удар или избиение, как правило, случается в начале совместной жизни. Риск оказаться впервые побитой после 10 лет семейного стажа уменьшается, но все же остается.

Ударив или побив жену, мужья делают семейные взаимоотношения более удобными для себя. Большинство из них считает, что, побив жену, они не изменили или даже улучшили свои отношения с ней. Женщины же в основном думают, что отношения в семье ухудшились.

43% женщин, которых ударил муж, сообщили, что после первого/един­ственного такого случая начали бояться его хотя бы время от времени.

Мужчины, побившие жену, склонны обвинять в случившемся ее саму. Они почти в 5 раз чаще обвиняют в начале ссоры ее, чем себя, и в 3 раза чаще указывают в качестве причины ее «плохое» поведение, чем свое собственное.

Число женщин, обратившихся к кому-либо за помощью после того, как муж впервые их побил, ничтожно мало. Около половины всех опрошенных – 44% женщин и 52% мужчин – считают, что побитая жена вообще не должна ни к кому обращаться за помощью.

Ближайшее социальное окружение, как правило, бывает осведомлено о том, что муж нападает на жену. Абсолютное большинство осведомленных окружающих осуждает агрессивных мужчин. Однако насильники об этом часто не знают. Минимальную степень осуждения мужья – агрессоры чувствуют от своих друзей.

Обращались за медицинской помощью 5% женщин, пострадавших от нападений мужа (3% от всего женского массива). Обращались в милицию с жалобой на мужа 19% женщин – жертв нападений (10% от числа всех опрошенных женщин). Половина женщин, считающих, что они нуждались в медицинской или правоохранительной помощи, не обращались за ней.

За помощью в кризисный центр обращались менее 1% женщин, пострадавших от физического насилия.

И мужчины и женщины рассматривают сексуальные потребности мужей как приоритетные относительно женских. Большинство опрошенных не считают абсолютно необходимым, чтобы в супружеском сексе учитывались сексуальные желания и потребности жены.

Большинство (60%) мужчин и половина (50%) женщин считают, что изнасилование в браке в принципе невозможно.

По свидетельствам женщин:



  • только 13% из них никогда не занимаются с мужем сексом, если у них нет такого желания.

  • 75% жен с большей или меньшей частотой уступают мужу, соглашаясь на секс, когда им этого не хочется. Каждая пятая (20%) женщина идет на такие уступки часто.

В общей сложности 23% женщин стали жертвами хотя бы одного из видов сексуального давления или насилия со стороны мужа:

  • мужья 7% женщин получают секс всегда, когда они этого хотят, абсолютно независимо от желаний и степени готовности к сексу жены;

  • 14% женщин хотя бы раз пришлось занимались с мужем сексом вопреки своему желанию, потому что иначе он мог устроить скандал, перестать разговаривать, не дать денег и т.д. (вынужденный секс);

  • 6% женщин стали жертвами супружеского изнасилования (муж силой или угрозами заставлял жену заниматься с ним сексом, когда она не хотела и говорила ему об этом);

  • около 6% всех женщин отметили, что были вынуждены заниматься с мужем сексом после нанесенных им побоев (это составляет 12% женщин, которых муж побил хотя бы однажды).

Группу жесткого сексуального насилия (был вынужденный секс, и/или изнасилование, и/или секс после побоев) составляют 18% всех опрошенных женщин.

Супружеские сексуальные взаимоотношения в семьях с сексуальным насилием характеризуются тем, что мужья имеют значительно большие возможности заниматься сексом по своему желанию и при этом намного чаще упрекают жен в нежелании заниматься сексом, чем в среднем по массиву. В то же время сексуальное влечение к женам мужья-насильники испытывают не чаще, чем мужчины в среднем.

Для женщин – жертв сексуального насилия – характерен пониженный уровень сексуального влечения к мужу. Сексуальное насилие связано со страхом, который жены испытывают по отношению к мужьям. Сексуальное насилие тесно связано с физическим, причем, чем жестче форма сексуального насилия, тем сильнее эта связь.

Среди мужчин из всех групп насилия намного больше настаивающих на главенстве мужчин над женщинами, чем среди мужчин, не практикующих насилия. Мнение женщины о том, как должна распределяться власть между мужчинами и женщинами в обществе и в семье, в значительно меньшей мере определяет, будет ли она подвергаться насилию со стороны мужа.

Семьи, свободных от всех видов насилия – это, в первую очередь, семьи эгалитарные – в них ресурсы и властные полномочия в равной степени распределяются между супругами. В семьях, где существует насилие мужа над женой, наблюдается выраженное главенство мужа.

Для женщин любой вид насилия сопряжен с перераспределением ресурсов и власти в пользу мужчины – насильника. При этом наиболее «действенным» представляются психологическое и экономическое насилие, а наименее «действенным» – физическое. Вероятнее всего, физическому насилию женщины подвергаются в тех случаях, когда психологическое и экономическое насилие оказывается неэффективным или у мужа не достаточно возможностей, чтобы их применять, что и заставляет его утверждать свои властные полномочия при помощи физической силы.

Для мужчин насилие – это способ либо проявить свою власть над женой либо бороться за нее. Причем эта борьба за перераспределение властных полномочий часто связана не столько с тем, что у мужчин-насильников объективно мало власти над женами, сколько с тем, что многим из них, сколько бы власти они не имели, ее всегда не достаточно.

Среди женщин, свободных от любого вида насилия, испытывают страх перед мужем 4%; среди женщин из группы психологического насилия – 50%; из группы экономического насилия – 44%; среди жертв физического и сексуального насилия – соответственно 35% и 34%. Среди мужчин допускают, что жена их боится, в группе без насилия – 16%, в группе психологического насилия – 66%, в группе экономического насилия – 55%, в группе физического насилия – 57%, а в группе сексуального насилия – 65%.



Мужчины, практикующие другие виды насилия, кроме физического, с очень большой степенью вероятности допускают, что могут ударить жену. Если среди мужчин из группы свободной от насилия это возможно для 22%, то среди мужчин из группы психологического насилия – для 64%; из группы экономического насилия – для 78%, а из группы насилия сексуального – для 89%.



1 Информация дана на основе обобщенных за 2000-2002 гг. данных ежегодных обследований бюджетов 49,2 тысяч домашних хозяйств по выборке, обеспечивающей получение репрезентативных данных на федеральном и региональных уровнях.

2 В разработке инструментария принимала участие к.ф.н. Г.Ф. Беляева.

3 В г. Бронницы и с. Ново-Никольское.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница