Оглавление Категория



страница12/37
Дата12.05.2016
Размер1.34 Mb.
ТипИнтервью
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   37

Табачная аддикция


Традиционно табакокурение рассматривалось как вредная привычка, хотя привычки как психологический феномен до сих пор не получили достаточного освещения в психологической литературе. Формированию привычек, содержанием которых являются не сами действия, а вызываемые ими состояния, сопутствует положительный эмоциональный фон. К.К. Платонов утверждает, что решающее значение в формировании привычек приобретает вызываемое самим функционированием «действие, выполнение которого стало потребностью, это навык, формировавшийся на фоне положительной эмоции».

Под вредной привычкой Ч. Цитренбаум, М. Кинг, У. Коэн понимают всякое нездоровое повторяющееся поведение, которое не контролируется человеком. Вредные привычки авторы противопоставляют зависимостям, так как под «зависимостью» понимается невозможность человека управлять ею, а в работе с вредными привычками упор делается на поведение, которым нужно научиться управлять. «Подчинение своих действий собственной власти необходимо требует в качестве предпосылки осознания этих действий», – считал Л.С. Выготский. Осознание своих действий является важным аспектом регуляции поведения человека. Так, для того, чтобы избавиться от вредной привычки, достаточно осознания повторяющихся действий, ведущего за собой контроль человека над собственным поведением. Осознания же табакокурения недостаточно для того, чтобы от него отказаться. Следовательно, табакокурение следует считать не вредной привычкой, а аддикцией, а в этом случае необходимо формирование комплекса личностных характеристик индивида и средовых факторов, способствующих появлению замещающих форм поведения.

В 1975 г. табак был признан веществом, вызывающим зависимость организма, в отчете Главного Врача США в 1988 г. прозвучало утверждение о том, что процессы фармакологические и главным образом бихевиоральные, которые являются следствием зависимости от никотина, могут быть так же сильны, как и при зависимости от кокаина и героина. Табак способствует разрушению личности, искажению ее взаимоотношений с другими людьми, разрыву социальных связей с миром.

Хотя в последние годы доля курящих в большинстве стран мира уменьшается, абсолютное их число растет, главным образом, за счет женщин и молодежи. В Польше установлено, что регулярно или случайно курят


46 % юношей и 28 % девушек 16-19 лет. По результатам социологического исследования, проведенного лабораторией аксиометрических исследований «НОВАК» Центра социологических и политических исследований БГУ в 2001 г., каждый четвертый белорус в возрасте 15 лет и старше курит (41,6%). С точки зрения статистического критерия, который позволяет определить норму для любого явления с помощью подсчета частоты, с которой оно встречается в популяции, табакокурение может признаваться нормальной формой поведения, так как в крупных городах оно встречается чаще некурения.

Показателем высокой распространенности табакокурения среди населения является и отсутствие четко очерченных групп приобщившихся к табаку. Если раньше считалось, что курят, как правило, люди с низким уровнем образования и доходов – малоимущие, безработные, то сегодня курят в одинаковой мере люди с высоким уровнем образования и доходов, рабочие, учащиеся и студенты.

Общественное отношение к курению характеризуется как безразличное, нейтральное. Общество смирилось с существующей ситуацией, и проблема табакокурения воспринимается им как данность. Еще в начале XX века курение не считалось нарушением поведения. К.Л. Халл занимался исследованием, которое обосновывало положительное влияние курения на эффективность умственной и двигательной деятельности. Современные курильщики зачастую считают курение полезным и привлекательным для себя. Эти представления неверны и объясняются инертностью обыденного мышления, характеризующегося невосприимчивостью к новой информации, неосознаваемым характером использования старых знаний, недостаточной способностью отказываться от них даже в случае явной их ложности.

Специфика табакокурения, по мнению О.В. Винда, в том, что:

1. Начало табакокурения связано с неприятными ощущениями. Однако одни люди, испытав неприятные ощущения, больше не возобновляют пробы, другие же, имеющие привычку диссоциироваться от своего тела, продолжают курить.

2. Начало табакокурения, как правило, предполагает участие другого. Когда два или более человек курят вместе, они словно обмениваются символами – они разделяют друг с другом свой мир, приобретают определенный социальный статус, принадлежат определенной группе людей.

3. Табакокурение как поведенческий акт связано с ритмичностью. Дыхание регулируется курением, делается произвольным, ставится под сознательный контроль. Это дает иллюзию обладания временем внутри себя, т.е. контролем себя, своего тела. Ритмичность табакокурения дает иллюзию предсказуемости будущего. Поэтому часто в качестве выгод курения называют расслабляющий эффект, снятие стресса, успокоение.

Среди характеристик курения А. Бойко выделяет: личностный (состояние здоровья); материальный (финансовое положение); нравственный (пример для других, ущерб для окружающих); экологический (загрязнение окружающей среды); экономический (ущерб для предприятия, где работают курильщики) аспекты.

В результате исследования проблемы табакокурения выявлена следующая закономерность: чем раньше человек пробует первую сигарету, тем выше вероятность того, что впоследствии он будет курить ежедневно. Так, 73% заядлых курильщиков попробовали курить до 17 лет, т.е. в период обучения в школе. Опасным является и то, что употреблению наркотиков почти всегда предшествовало употребление табака и алкоголя. Это объясняется тем, что употребление одних ПАВ фактически снимает запрет на употребление других. У курящих людей со сформировавшимся стереотипом постоянно модулировать (изменять в желаемом направлении) свое психическое состояние сигаретой, переход на более сильный модулятор – наркотик – происходит в 8 раз чаще, чем у некурящих. Между табачной аддикцией и алкогольной зависимостью также существует взаимосвязь. Курение провоцирует потребление алкоголя, но есть данные и о существовании обратной связи: 90% алкоголиков являются заядлыми курильщиками.

В некоторых исследованиях упоминается о том, что такие аддикции как наркотическая, алкогольная, табачная, сексуальная, аддикция эмоциональных отношений и лудомания взаимозависимы.

По разным данным от 61% до 85% людей начинают курить с первой же сигареты, потому что им нравятся ритуальный (преимущественно девушкам) и социальный (преимущественно юношам) компоненты курения, которые подкрепляются фармакологическим стимулирующим и эйфоризирующим действием.

Табакокурение вызывает очень сильную зависимость, которую чрезвычайно трудно преодолеть. Большинство курящих осознает, что никотин вредит их здоровью, и выражает желание бросить курение, но только 7% удается выдержать без курения 1 год. Огромную силу зависимости иллюстрирует тот факт, что около 50% больных после инфаркта, ресекции легких и трахеотомии начинают курить.

Некоторые авторы называют табакокурение бытовой токсикоманией, причем одной из наиболее упорных и трудно поддающихся лечению, определяемой возникшим болезненным пристрастием к никотину. А.Н. Бабурин описывает физиологическую зависимость от табакокурения как состояние, при котором индивид продолжает курить потому, что отказ от курения вызывает чувство дискомфорта и при увеличении срока воздержания становится причиной развития абстинентного синдрома.

На пути к зависимому поведению или никотиновой токсикомании индивид проходит определенные стадии.

Первая стадия характеризуется исчезновением при табакокурении неприятных ощущений в организме и появлением навязчивого труднопреодолимого желания курить. У курильщика появляется чувство якобы повышающейся при курении работоспособности, улучшения самочувствия. Продолжительность первой стадии различна и зависит от индивидуальных особенностей организма и центральной нервной системы курильщика.

Вторая стадия характеризуется тем, что влечение к табакокурению принимает навязчивый характер. Для этой стадии никотиновой токсикомании характерно возникновение нервно-психологических нарушений, таких как повышенная раздражительность, утомляемость, ухудшение внимания, снижение аппетита, а также появление головных болей, потливости, неприятных нарушений в области сердца, возникающих при длительных перерывах в курении и исчезающих при введении очередной дозы никотина.

Третья стадия характеризуется тем, что на этом этапе бросить курить уже довольно трудно. Стиль курения, принятый в курящей компании, начинает восприниматься как естественный и нормальный, окончательно формируя психологическую готовность к некритическому восприятию обычаев курильщиков. Курение становится все более частым. Табакокурение становится самостоятельным мотивом поведения, оно начинает побуждать самостоятельную деятельность. Табакокурение приобретает определенный личностный смысл.

Однако табачной зависимости присущ и ряд специфических черт, отличающих ее от других токсикоманий. Д.Б. Анискин утверждает, что при ней не развивается ярко выраженных психических нарушений и изменений личности, что, очевидно, и делает этот вид патологического пристрастия социально терпимым. Кроме того, при никотинизме роль психологических факторов в становлении пристрастия выше, чем при любой другой токсикомании. Хотя никотин и играет определенную роль в формировании табачной зависимости, она весьма мала по сравнению со значением психологических факторов.

Коробкина З.В. и В.А. Попов различают зависимость от никотина и от табакокурения как процесса, характеризующиеся тем, что в первом случае у курящего возникает патологическое, болезненное влечение к табаку, а во втором оно не формируется.

Периоды интенсивной тяги к табакокурению связаны с чувством угрозы и неспособности справиться с событиями. Существует общий элемент в процессе возврата к старому, например, к табакокурению после периода воздержания. Те, кто выдерживают воздержание длительное время, считают, что они более способны справляться с разными событиями и воздействовать на них, чем те, кто возвращается к старому. Их суждения о самоэффективности выше. Те, кто возвращается к старым привычкам, трактуют происходящее как свидетельство о самих себе и о своей неэффективности («У меня нет силы воли») и наносят еще больший ущерб своей вере в себя.

Исследователи считают, что процесс табакокурения – внешнее проявление внутреннего дисбаланса или конфликта внутри человека и не имеет ничего общего с привязанностью к поглощению никотина. Экспериментально доказано, что врожденное предпочтение живыми существами никотина отсутствует, т.е. для моделирования хронической никотинозависимости необходимо принудительное (обучающее) введение никотина в организм.

Не никотин как таковой, не его взятое само по себе физиологическое действие, а, прежде всего, проекция психологического ожидания, актуальных потребностей и мотивов на психофизиологический фон курения создает ту внутреннюю картину, которую человек начинает приписывать действию никотина. Для самого же человека этот механизм остается неосознанным, скрытым, что и порождает общепринятое представление об особых свойствах никотина. Именно из опредмечивания первоначально содержательно неоформленного состояния формируется психологическая привлекательность курения. Отсюда начинается крайне опасный по своим жизненным последствиям кардинальный для генеза никотиновой зависимости процесс – все большая децентрация, искажение восприятия: человек начинает видеть главный источник привлекающего состояния только в сигаретах.

По тем же принципам (проекция психологических ожиданий, актуальных в данный момент потребностей на определенный психофизиологический фон курения, искажение в восприятии источников искомого состояния) возникают представления и о других «незаменимых» свойствах и функциях табака. Так, сигареты употребляют в случае раздражительности, стресса, для того, «чтобы успокоить нервы». Со временем диапазон субъективных причин курения становится все шире. Курят «от волнения», «от обиды», чтобы «поговорить по душам», чтобы «расслабиться», чтобы «взбодриться» и т.д. По данным В.К. Смирнова, 65% курят ради стимуляции и привычки. Этим объясняется увеличение частоты курения при депрессии. Курение с целью транквилизации в стрессовой ситуации положительно коррелирует с интраверсией курящего, но не с экстраверсией. Потребность в курении возникает после еды, при употреблении кофе, в состоянии эйфории, при интеллектуальном напряжении, что не коррелирует с интервалом времени после последней выкуренной сигареты и концентрацией никотина в крови. Курящие убеждены в том, что курение помогает концентрировать внимание, сосредотачиваться и расслабляться в зависимости от внешних факторов. При стрессовых ситуациях курильщики увеличивают число выкуриваемых сигарет и глубину дыхания.

Для того, чтобы понять, что заставляет человека, часто преодолевая естественное органическое неприятие, стремиться к табакокурению, необходимо рассмотреть личностные процессы. Постепенно появляющаяся и нарастающая привлекательность курения, по мнению исследователей, заключается в психологической мотивации обращения к сигаретам, в тех желаниях и потребностях, которые человек пытается удовлетворить с их помощью.

Наиболее изученными в психологии являются такие изменения личности, как нарушение опосредованности, иерархии мотивов, считает Б.В. Зейгарник. Иерархия мотивов является относительно устойчивой и при этом обусловливает относительную устойчивость всей личности. Смена ведущих мотивов означает собой и смену позиций, интересов, ценностей личности. С.Л. Рубинштейн писал: «Ситуационно обусловленный мотив или побуждение к тому или иному поступку – это и есть личностная черта характера в ее генезисе». Следовательно, процесс смены ведущих мотивов у табачного аддикта, характеризует изменения, происходящие в его личности.

Зависимое поведение не обязательно приводит к заболеванию или смерти, но закономерно вызывает личностные изменения и социальную дезадаптацию, считают Ц.П. Короленко и Т.А. Донских. Они указывают на типичные социально-психологические изменения, сопровождающие формирование аддикции. Первостепенное значение имеет формирование аддиктивной установки – совокупности когнитивных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих аддиктивное отношение к жизни.

Аддиктивная установка выражается в появлении сверхценного эмоционального отношения к объекту аддикции (например, в беспокойстве о том, чтобы был постоянный запас сигарет). Мысли и разговоры об объекте начинают преобладать. Усиливается механизм рационализации – интеллектуального оправдания аддикции («все курят»). При этом формируется так называемое магическое мышление (в виде фантазий о собственном могуществе) и «мышление по желанию», вследствие чего снижается критичность к негативным последствиям аддиктивного поведения и аддиктивному окружению («все нормально»; «я могу себя контролировать»; «все курильщики – хорошие люди»).

Параллельно развивается недоверие ко всем «другим», в том числе к специалистам, пытающимся оказать аддикту помощь («они не могут меня понять, потому что сами не знают, что это такое»). Неудивительно, что ложь зачастую становится неизменным спутником аддиктивного поведения. Критичность к себе и своему поведению существенно снижается, усиливается защитно-агрессивное поведение, нарастают признаки социальной дезадаптации.

По мнению Даренского И.Д., решающее значение в приобщении к ПАВ имеют высокая социальная активность и конформизм, а также когнитивный дефицит и слабая социализация. Характеризуя аддиктивную личность, автор указывает на такие присущие ей особенности как склонность к агрессии, антисоциальным поступкам, импульсивным действиям, неоправданному риску; мужской пол; синдром гиперактивности в детстве; низкий интеллект либо слабость мотивации в учебе; поведенческие девиации с пропусками занятий в школе, плохой дисциплиной, исключением из школы и юношеская делинквентность.

Как отмечают А.М. Карпов и другие, у курильщиков со стажем отмечается ряд личностных особенностей, которые можно расценить как изменения личности, связанные с курением. Они в той или иной мере присущи курящим людям. К ним относятся:



  • большая экстравертированность (открытость и откровенность), склонность к задушевным разговорам во время курения; часто с элементами демонстративности, состязательности, хвастливости, с претензиями на какие-то достоинства – мужественность, самостоятельность, эмансипированность, то есть с истерическими чертами;

  • нестабильность, неустойчивость и импульсивность поведения; курильщикам быстро все надоедает; часто хочется бросить работу, отвлечься, но придать своему безделью и определенной недостаточности какую-то значимость;

  • эгоцентризм и эгоизм; на сигареты тратится много денег, в том числе в ущерб семейному бюджету и за счет детей; за ущерб другим людям, которые они причиняют, им не бывает стыдно;

  • тревожность, обидчивость, недоброжелательность, претенциозность, проекция своих недостатков на других людей;

  • курящие чаще и больше пьют спиртные напитки, чаще пробуют наркотики и становятся наркоманами.

Исследования, направленные на установление различий в поведении курящих и некурящих людей, показывают наличие у курящих таких черт характера, как нервозность, импульсивность, частая смена настроения, антиобщественное поведение, нарушение внимания, а также низкий уровень образования и в целом более низкие жизненные запросы.

По некоторым данным, курящие характеризуются более высокими оценками экстраверсии, причем, чем выше уровень экстраверсии, тем больше количество выкуриваемых сигарет. Голландские исследователи обнаружили, что экстраверсия, импульсивность и стремление к новым ощущениям связаны с табакокурением. Глубоко затягивающиеся курильщики составили группу с наивысшим уровнем нейротизма. Средние оценки экстраверсии у курящих мужчин выше, чем у курящих женщин.

У курящих мужчин оценки нейротизма значительно выше, чем у мужчин, бросивших курить или никогда не куривших. Это значит, что мужчины курят, чтобы снизить уровень тревоги, и используют курение в качестве стратегии борьбы со стрессом. Высокие показатели психотизма (психической тугоподвижности) у взрослых курящих согласуются с концептуализацией психотизма как низкого уровня эмпатии, высокой враждебности и импульсивности и высокой степени неконформности. Предположительно, слабое стремление к конформности связано с тем, что курильщики принимают все менее социально приемлемое поведение.

Женщины быстрее приобретают зависимость от табакокурения по причине того, что в их организме никотин разлагается медленнее, а, значит, накапливается более высокая концентрация никотина в крови.

Некоторые исследователи рассматривают табакокурение как звено в саморегуляции уровня бодрствования, причем женщины курят преимущественно при высоком уровне бодрствования, а мужчины – при низком. Высокая степень мотивации курения ассоциируется с мужской ориентацией у женщин, а низкая – с женской. Другие связывают курение с такими внешними факторами, как ожидание, вождение автомобиля, чтение . При этом подчеркивается наличие стимулирующего и седативного эффекта от курения табака и этим объясняется возникновение успокоенности при психогенных факторах. Но объяснение эффекта от курения может быть другим. Считается, что седативное действие обусловлено действием никотина на синдром отмены у курильщиков с зависимостью от никотина. Седативный эффект никотина проявляет себя как в механизме снятия синдрома отмены, так и в механизме снижения реакции на стресс, что может рассматриваться как одно из звеньев формирования зависимости от табакокурения.

Важнейшими мотивами, движущими курящими, Ф. Науманн считает:



  • воздействие никотина, в особенности вызываемое им чередование стимуляции и успокоения;

  • групповое переживание; сначала сигарета – демонстративный символ взросления; затем принадлежность к определенной группе (курящих) и напряженные отношения с группой некурящих; когда встречаются друг с другом двое курящих людей, у них возникает чувство единения;

  • часть самоидентификации; курение способно становиться важной частью «Я»; мотив протеста против авторитарности свойственен не только подросткам;

  • сигарета как маска; за манерой курения человек может прятать от чужих глаз свои сомнения, нерешительность, неуверенность в себе;

  • сигарета как символ и средство общения; с просьбы «Не найдется ли у вас закурить?» можно начать разговор;

  • сигарета как мерило времени;

  • мгновенная свобода от повседневности.

По данным исследования, проведенного Республиканским центром здоровья в 2002 году, 41,6% курильщиков «использовали» курение как средство для снятия нервного напряжения, расслабления. Для 13,2% – курение позволяет легче включиться в процесс общения: достаточно подойти к курящим и закурить вместе с ними. К тому же курение само по себе создает обстановку для общения, не требуя специального места или каких-либо других условий. Из этого можно сделать вывод о том, что данные группы людей испытывает значительные трудности в регуляции психоэмоционального тонуса и установлении коммуникаций.

Один из главных мотивов табакокурения у взрослых – поиск эйфории, характер которой определяется культурно-социальными факторами. Предполагается также, что мотивом табакокурения являются последствия столкновения личности с обстоятельствами, препятствующими реализации ее глубинных, базисных жизненных проблем. Табакокурение – защитная реакция личности на трудности, препятствующие удовлетворению наиболее важных потребностей. Оно провоцируется не столько химическим действием никотина, сколько предрасположенностью психической структуры личности.

Таким образом, табачная аддикция – вид аддиктивного поведения, тенденция личности, направленная на уход от реальности путем изменения своего психического состояния посредством курения. Табачная аддикция формируется в процессе табакокурения, способствующего удовлетворению личностных (снять нервное напряжение, волнение, обиду; успокоить нервы; расслабиться; взбодриться) и социогенных (казаться взрослым, принадлежать к определенной группе, активизировать общение) потребностей, в результате которого возникает психологическая зависимость от табакокурения.

Формирование табачной аддикции обусловлено личностными характеристиками и социогенными факторами. Результатом формирования табачной аддикции является состояние психологической зависимости личности от табакокурения.




Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   37


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница