Оглавление Категория


Мотивация формирования аддиктивного поведения



страница5/37
Дата12.05.2016
Размер1.34 Mb.
ТипИнтервью
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Мотивация формирования аддиктивного поведения


Первоначально объект аддикции выступает как средство удовлетворения психологической или социогенной потребности. Разрушительный характер аддикции проявляется в том, что в этом процессе устанавливаются эмоциональные отношения с неодушевленными предметами или явлениями (рисунок 1.2).

потребность

объект аддикции как цель

объект аддикции как средство удовлетворения потребности

мотив

зависимость


Рисунок 1.2 – Мотивация формирования зависимости
Способ аддиктивной реализации из средства постепенно превращается в цель. Происходит процесс, который А.Н. Леонтьев называет «сдвигом мотива на цель», формируется новый мотив, который побуждает к новой деятельности, а, следовательно, и новая потребность – потребность в объекте аддикции.

Именно интенсивность переживаемых эмоций играет главную роль в формировании зависимости, фактически человек зависит не от того или иного препарата, а от эмоций. Чем сильнее эмоция, тем сильнее зависимость.



Мотивация употребления психоактивных веществ имеет несколько форм (Короленко Ц.П.):

Атарактическая мотивация заключается в стремлении применении вещества с целью смягчения или устранения явлений эмоционального дискомфорта (тревоги, депрессии, внутриличностных конфликтов и т.д.).

Гедонистическая мотивация выступает продолжением и развитием атарактической: атарактическая приводит эмоциональное состояние в норму из сниженного, а гедонистическая способствует повышению нормального (не сниженного) настроения (получение удовлетворения, чувства радости, эйфории).

Мотивация с гиперактивацией поведения близка к гедонистической, но основывается не на эйфоризирующем, а на активирующем эффекте вещества (стремление человека вывести себя из состояния пассивности, безразличия, апатии и бездействия).

Субмиссивная мотивация отражает неумение противостоять давлению окружающих, неспособность отказаться от предлагаемого окружающими приема психоактивных веществ, которая является следствием специфических личностных особенностей субъекта с чертами робости, застенчивости, конформности, тревожности.

Псевдокультурная мотивация основывается на мировоззренческих установках и эстетических пристрастиях. Поведение индивида при этом носит характер причастности к традиции, культуре, избранному кругу лиц. При псевдокультурной мотивации важным является не столько само употребление веществ, сколько демонстрация этого процесса окружающим.

Генезис формирования аддиктивного поведения


Все приобретенные привычки человека – социальны. Формулой приобретения социальной привычки является следующая цепочка: запрограммированность – употребление – привычка – установка, считает А.Н. Маюров. Из формулы следует, что любая социальная привычка, развившаяся у человека, может быть устойчиво исключена только снятием запрограммированности, несмотря на происшедшие у него функциональные и даже органические изменения. На основании модели, предложенной А.Н. Маюровым, можно выделить такие основные этапы генезиса формирования табачной аддикции как: программирование, употребление и установка.

  1. Программирование.

Человек научается через наблюдение, если он обращает внимание на характерные черты поведения модели и понимает их. Другими словами, человеку недостаточно просто видеть модель и то, что она делает: скорее индивид должен тщательно выбрать, на что следует обратить внимание, чтобы извлечь релевантную информацию для использования в имитации модели. Процессы понимания модели, следовательно, влияют на то, что выборочно постигается в модели, к которой человек обращается, и на то, что приобретается в результате наблюдения. Определенные факторы, одни из которых включают наблюдателя, другие – моделируемую деятельность, а третьи – структурное оформление взаимодействий человека, могут в большой степени повлиять на вероятность того, что какая-то часть наблюдаемого поведения будет усвоена наблюдателем и закодирована в долговременной памяти. А. Бандура показывает, что среди детерминант понимания, влияющих на моделирование, ассоциативные модели являются наиболее важными. Люди, с которыми мы регулярно общаемся, определяют тип поведения, которое можно наблюдать и, следовательно, изучить наиболее полно. Подобным образом, возможно, внутри любой социальной группы есть люди, которые привлекают к себе большее внимание, чем другие, благодаря своей власти, статусу и принятой роли. Функциональная ценность, соответствующая поведению, представленному различными моделями, оказывает существенное влияние на выбор тех моделей, которым человек будет подражать, и тех, которые он будет игнорировать. Внимание к модели также регулируется ее личной привлекательностью. Обычно ищут модели, олицетворяющие харизматические качества, в то время как тех, кто демонстрирует неприятные качества, обычно не замечают или отвергают.

Табакокурение программируется в сознании человека с раннего возраста. Ребенок, еще не научившийся говорить и ходить, наблюдает немалое количество окружающих его курящих взрослых. В его сознание это явление жизни входит как обычное, естественное.

Подрастая, он начинает подражать взрослым и, свернув бумажку, изображает курильщика. Взрослые, стараясь уберечь ребенка от пагубного пристрастия, внушают ему, что это плохая игра, дети не курят, вот вырастешь, тогда другое дело. Так, в его сознание входит не только одобрение табакокурения, но последнее является показателем взрослости, а ведь все дети стремятся поскорее стать взрослыми. Круг замыкается – один фактор стимулирует появление другого: курить можно взрослым, а раз закурил, то, значит, взрослый. Так опрометчиво поступают взрослые, и почти никто из родителей, даже если застал ребенка с сигаретой и очень встревожился, не приступает к настойчивому, систематическому убеждению своих детей во вреде табакокурения. Поругают, накажут, наконец, побьют, и на этом противокурительное воспитание заканчивается. А в это время в реальной жизни ребенок видит везде и всюду, в том числе и дома, курящих родителей, мужчин, женщин, подростков. Но, помимо этого, он видит без конца курящих любимых героев в кино, на экране телевизоров, в иллюстрированных книжках, и не только людей, но даже и зверей. У него складывается впечатление, что курят все, а значит, в этом ничего плохого нет. Так сознание ребенка программируется на табакокурение, не говоря уже об искаженных, беспечных разговорах на эту тему среди школьников-подростков.

Следующий набор процессов, вовлеченных в моделирование, касается долговременной репрезентации в памяти того, что наблюдалось когда-то. Наблюдение за поведением модели не будет эффективным, если человек не запомнит ее. Действительно, не имея возможности вспомнить, что делала модель, наблюдатель едва ли продемонстрирует стойкое изменение поведения.

Бандура А. предлагает две основные внутренние репрезентативные системы, с помощью которых поведение модели сохраняется в памяти и превращается потом в действие. Первая – образное кодирование. По мере того как человек наблюдает модельные стимулы, в процессе сенсорного научения возникают относительно стойкие и легко воспроизводимые образы того, что было увидено. Мысленные образы формируются так, что любая ссылка на события, наблюдаемые ранее, сразу вызывает живой образ или картину физических стимулов.

Вторая репрезентативная система заключается в вербальном кодировании ранее наблюдаемых событий. Наблюдая модель, человек может повторять про себя, что она делает. Эти невокализованные речевые описания (коды) позже могут внутренне повторяться без открытого выстраивания поведения; например, человек может мысленно «проговорить», что надо сделать, чтобы улучшить моторные навыки (например, попросить прикурить понравившегося человека, изящно закурить сигарету, приняв определенную позу, сделать задумчивым выражение лица, жеманно стряхивать пепел). Фактически человек молча повторяет последовательность выполнения моделируемой деятельности, которой надо будет заниматься позже, и когда он захочет воспроизвести этот навык, вербальный код даст соответствующий сигнал. А. Бандура утверждает, что такие вербальные коды в большой степени способствуют моделированию, потому что они несут значительную информацию, накопленную ранее.



2. Употребление. Этап употребления следует рассматривать как моторно-репродуктивный процесс. Несмотря на то, что человек тщательно формирует и сохраняет мысленные образы поведения модели и повторяет в уме это поведение множество раз, может оказаться, что он все-таки не будет в состоянии выстроить поведение правильно.

Что же касается табакокурения, то этот моторный процесс повторить несложно. И хотя табакокурение вызывает массу негативных явлений: физиологических (горько, противно, головокружение, тошнота, а бывает, и рвота и т.д.); социальных (боязнь, что узнают родители, в школе, сложно приобретать сигареты и т.д.); экономических (непредвиденные финансовые расходы, а отсюда определенные трудности и т.д.) и некоторых других, однако, благодаря воздействию программирования, включающего в себя искаженные факторы морально-этического и социального плана, через которые осуществляется выражение личности (взрослость, мужество, в подражание героям и т.д.), - все преодолевается, и происходит употребление, ведущее за собой привыкание.



3. Установка. В дальнейшем переменные подкрепления влияют на моделирование поведения посредством контроля сигналов, на которые человек скорее всего обратит внимание, а также интенсивности, с которой он попытается перевести такое научение в открытое выполнение. Человек от табакокурения (включая ритуал) начинает получать удовольствие, в его сознании складывается представление, что без него жизнь неполноценна и даже невозможна. Так вырабатывается установка.

Бандура А. подчеркивает, что неважно, насколько хорошо люди следят за моделируемым поведением и сохраняют его, и каковы их способности для выстраивания поведения – они не будут этого делать без достаточного стимула. Другими словами, человек может приобрести и сохранить навыки, даже обладать способностями для искусного выстраивания моделируемого поведения, но научение редко можно превратить в открытое выполнение, если оно принято негативно.

Вообще говоря, при наличии подкрепления моделирование или научение через наблюдение быстро переводится в действие. Позитивное подкрепление не только увеличивает вероятность открытого выражения или фактического выстраивания требуемого поведения, но также влияет на процессы внимания и сохранения. Есть один способ усилить желание человека наблюдать, сохранять и выстраивать моделируемое поведение – через предвидение подкрепления или наказания. Наблюдение за поведением, которое является причиной позитивного поощрения или предотвращает какие-то аверсивные условия, может быть сильнейшим стимулом к вниманию, сохранению и в дальнейшем (в похожей ситуации) выстраиванию такого же поведения.

Табачный аддикт получает такое поощрение в виде компенсации своей дефицитарности через убеждение себя в том, что выкуренная сигарета позволяет расслабиться, снять стресс или собраться с мыслями, подготовиться к выполнению важного задания. Хотя очевидно, что табакокурение не может удовлетворить противоположные ожидания.

Мы уже знаем, что в результате воздействия информации на психику человека происходит программирование, но поскольку человек еще не курил, то у него складывается не истинное, а условно-субъективное представление о физиологии курения. И только употребление создает внутреннюю информацию – истинно-субъективное представление, которое корректирует существовавшее до этого условное программирование.

Но в результате доминирующего воздействия социального фактора (подражания, моды, подстрекательства сверстников и т.д.), он преодолеет негативные факторы и выработает у себя аддикцию. Но если он и не станет курить, то программирование не исчезнет без целенаправленной выработки негативного отношения к табаку, а будет завуалировано и сможет проявиться, скажем, в экстремальных обстоятельствах. Затем курильщики выискивают все новые и новые оправдания табакокурению, а новичков убеждают, что негативные явления временны, «с непривычки», они скоро пройдут, таким образом усиливая программирование. Употребление приводит к установке, когда человек уже не мыслит своей жизни без табакокурения. Но, в то же время, установка активизирует употребление за счет выработанной в сознании человека убежденности в невозможности дальнейшей жизни без табака.

Таким образом, взгляд с позиции социально-когнитивной теории позволил рассмотреть генезис формирования табачной аддикции как процесса моделирования курительного поведения, включающий этапы программирования, употребления и установки. Основополагающим этапом в процессе формирования табачной аддикции является программирование, следовательно, формирование устойчивого негативного отношения к табакокурению возможно при условии психолого-педагогического воздействия на личность на ранних этапах ее развития.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание
common psychology -> Лекции по введению в психотерапию для врачей, психологов и учителей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница