Основы индивидуального и семейного психологического консультирования


Потворствующая гиперпротекция (Г+,У+,Т—,3—,С—



страница19/23
Дата15.05.2016
Размер1.81 Mb.
#12391
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

Потворствующая гиперпротекция (Г+,У+,Т—,3—,С—). Ре­бенок находится в центре внимания семьи, которая стре­мится к максимальному и некритичному удовлетворению его потребностей. Это сочетание содействует развитию у ребенка демонстративных (истероидных) и гипертим-ных черт характера.

  • Доминирующая гиперпротекция (Г+,У+,Т+,3+,С+). Ре­бенок находится в центре внимания родителей, которые отдают ему много сил и уделяют ему много времени, одна­ко в то же время лишают его самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты.

    232

    • Эмоциональное отвержение (Г+,У-,С+). В крайнем вари­анте это воспитание по типу «Золушки»: формирует и уси­ливает черты эпилептоидности. Эмоционально-лабиль­ные, сенситивные и астено-невротические подростки де­монстрируют декомпенсацию.

    • Повышенная моральная ответственность (Г+, У—, Т+). Высокие требования сочетаются с пониженным внимани­ем к реальным потребностям ребенка. Стимулирует раз­витие тревожно-мнительной (психастенической) акцен­туации характера.

    • Гипопротекция/гипоопека (Г-,У-,Т-,3-). Ребенок пре­доставлен себе, родители не интересуются им и не контро­лируют его. Такое воспитание особенно неблагоприятно при акцентуациях гипертимного, неустойчивого и кон­формного типов.

    12. Расширение сферы родительских чувств (РРЧ) обыч­но наблюдается при потворствующей или доминирующей про­текции. Родители хотят, чтобы ребенок был для них чем-то боль­шим, чем ребенок, заменил супруга. При этом удовлетворяется потребность во взаимной исключительной привязанности, час­тично эротические потребности. Стимулируется эротическое от­ношение к родителям - ревность, детская влюбленность. Когда ребенок взрослеет, родители пытаются его удержать с помощью потворствующей или доминирующей гиперпротекции.

    13. Предпочтение в подростке детских качеств (ПДК) за­частую обусловлено потворствующей гиперпротекцией. При этом снижается уровень требований к ребенку.



    14. Воспитательная неуверенность родителя (ВН) наблю­дается при потворствующей гиперпротекции либо понижен­ном уровне требований. Родитель идет на поводу у ребенка. Ре­бенок нашел у родителя слабое место и манипулирует им. Сла­бое место - психастенические черты у родителя или ребенок напоминает родителю его родителей.

    15. Фобия утраты ребенка (ФУ), как правило, связана с перенесенными ребенком заболеваниями, обуславливающими страх потери. В основе лежит потворствующая или домини­рующая гиперпротекция. , .; ....... -*ч. ,,, , ......

    233

    16. Неразвитость родительских чувств (НРЧ) связана с гипопротекцией, эмоциональным отвержением, жестоким обращением. Воспитание возможно, когда родителями дви­жут какие-либо достаточно сильные мотивы: чувство долга, симпатия, любовь к ребенку, потребность «реализовать себя» в детях, «продолжить себя». Причины неразвитости роди­тельских чувств - отвержение родителя в детстве его родите­лями, отклонения характера у ребенка, родительская шизо-идность, просто молодость родителей. Порой неразвитость ро­дительских чувств приводит к перекладыванию на ребенка значительной части родительских обязанностей («повышен­ная моральная ответственность»).

    17. Проекция на ребенка собственных нежелатель­ных качеств (ПНК), которые родитель чувствует, но не при­знает в самом себе. Борьба с нежелательным качеством у другого помогает ему (чаще всего отцу) верить, что у него самого данного качества нет. Имеются в виду такие качест­ва, как агрессивность, склонность к лени, алкоголю, несдер­жанность и т. д.



    18. Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК), как правило, является причиной противо­речивого типа воспитания, соединяющего в себе потворст­вующую гиперпротекцию одного родителя с отвержением либо доминирующей гиперпротекцией другого. Воспитание превращается в поле битвы родителей, где они могут более открыто выражать свое недовольство друг другом, руково­дствуясь «заботой о благе ребенка». Каждого интересует не столько воспитание, сколько одержание верха над другим супругом. Шкала отражает высказывания «строгой» сторо­ны, ибо именно эта сторона является инициатором обраще­ния к психологу.

    19. Предпочтение мужских качеств (ПМК).

    20. Предпочтение женских качеств (ПЖК).

    Последние две шкалы отражают те ситуации, когда отноше­ние родителя к ребенку определяется не действительными осо­бенностями ребенка, а теми чертами, которые родитель припи­сывает его полу, т. е. «вообще мужчинам» или «вообще женщинам». Так, при наличии предпочтения женских качеств

    234

    наблюдается неосознанное неприятие в подростке атрибутов мужского пола.



    Тексты вариантов опросника и алгоритмы обработки резуль­татов можно найти в соответствующих пособиях [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999, с. 585-595; Фурманов, Аладьин, Фурманова, 1999, с. 203-209].

    Данный опросник является весьма ценным инструментом для диагностики нарушений воспитания ребенка и наиболее распространенных их причин. Дальнейшая работа должна осуществляться согласно традиционным схемам поведенче­ски-ориентированного консультирования, описанным выше, -сначала изменение установок, затем изменение поведения, т. е. разработка конкретного плана позитивного реагирования клиента и закрепление конструктивных навыков поведения. В случае личностных нарушений, мешающих закреплению конструктивных навыков поведения, используется личност-но-ориентированное консультирование или психотерапия. После наступления соответствующих личностных изменений вновь возвращаются к оставленному на время поведенчески-ориентированному консультированию: занимаются разработ­кой конкретного плана позитивного реагирования клиента и закреплением конструктивных навыков поведения. В про­цессе этой работы в русле поведенчески-ориентированного кон­сультирования могут активно использоваться приемы решение-ориентированного консультирования, метод критических ин­цидентов.


    Методика РОД
    Методика РОД («Родителей оценивают дети») создана на базе методики АСВ И.А. Фурмановым и А.А. Аладьиным. Здесь уже на вопросы опросника отвечают не родители, а их дети. Оценочные шкалы опросника в целом те же, что и у оп­росника АСВ, только их здесь несколько меньше (18 шкал). Отсутствуют шкалы ПМК и ПЖК. Методика стандартизиро­вана на выборке подростков от 12 до 16 лет. Объем выборки стандартизации равен 1496 человек. Методику можно найти в соответствующем пособии [Фурманов, Аладьин, Фурмано­ва, 1999, с. 210-215]. .,,..,. , г

    235
    Рекомендации для оптимизации общения между родителями и детьми, у которых выявлен синдром дефицита внимания с гиперактивным поведением


    При работе с родителями детей, у которых выявлен син­дром дефицита внимания с гиперактивным поведением, ре­комендуем использовать рекомендации для оптимизации об­щения между родителями и ребенком, собранные воедино нашей студенткой-дипломницей МГОПУ им. М.А. Шолохова Е.В. Черкасовой [2002, с. 43-44]:

    1. В своих отношениях с ребенком поддерживайте пози­тивную установку на себя. Хвалите его в каждом случае, когда он этого заслужил, подчеркивайте успехи. Это помогает укре­пить уверенность ребенка в собственных силах.

    2. Говорите сдержанно, спокойно. Не прибегайте к физи­ческому наказанию, оно все равно не поможет. Стройте ваши от­ношения на доверии, а не на страхе. Совместно решайте возник­шие трудности.

    3. Помните! Ваше спокойствие - лучший пример для ре-> бенка.

    4. Избегайте повторения слова «нет», «нельзя». Помни­те, что в силу своих особенностей ребенок просто не в состоянии выполнить часть Ваших требований.

    5. Давайте ребенку только одно задание на короткий про­межуток времени, чтобы он мог его завершить.

    6. Поручите ему часть домашних дел, которые необходи­мо выполнять ежедневно и ни в коем случае не выполняйте их за него.

    7. Для подкрепления устных инструкций используйте зрительную стимуляцию, т. е. показывайте, что и как нужно делать.

    8. Поощряйте ребенка за все виды деятельности, требую­щие концентрации внимания (работа с кубиками, раскрашива­ние, мозаика и др.).

    9. Ведите балльную или знаковую систему вознаграж­дений (можно каждый поступок отмечать звездочкой, а опре-

    236

    деленное их количество вознаграждать сладостями, игруш­кой и пр.).



    10. Избегайте повышенных или пониженных требова­ний. Ставьте перед ребенком задачи, соответствующие его спо­собностям.

    11. Определите вместе с ребенком рамки поведения - что можно и чего нельзя.

    12. Стимулируйте ребенка к соблюдению четкого распоряд­ка дня.

    13. Избегайте большого скопления людей, шумных ком­паний.

    14. Во время игр ограничивайте ребенка лишь одним парт­нером.

    15. Оберегайте ребенка от утомления, поскольку оно ведет к снижению самоконтроля и нарастанию гиперактивности.

    16. Давайте ребенку расходовать избыточную энергию. По­лезна ежедневная физическая активность на свежем воздухе: длительные прогулки, бег, спортивные занятия.
    Естественно, что этим работа с гиперактивным ребенком не должна ограничиваться. Необходимы специальные тренинго-вые занятия, возможно, контакт с невропатологом. Но этот раз­дел работы выходит за рамки компетентности данного пособия. Более подробную информацию о работе с гиперактивными детьми можно получить, например, ознакомившись с диплом­ной работой Е.В. Черкасовой [2002], которую мы можем вы­слать по электронной почте.


    3.7. Работа психолога-консультанта с

    родительско-юношескими конфликтами
    Основной доминантой развития ребенка от раннего детства до юности является продвижение на пути к самостоятельности, независимости. Но самостоятельность и независимость были бы невозможны, если бы человек до достижения зрелости не ов­ладевал в той или иной степени достижениями культуры, соци­ально опосредованными формами поведения.

    237


    Далеко не все родители, окружающие ребенка взрослые на­делены в должной степени педагогическими способностями. Поэтому природа позаботилась о том, чтобы родители, взрос­лые персоны вообще были чрезвычайно значимы, авторитет­ны для маленьких детей. Ребенок до вступления в подростко­вый возраст ориентирован на родителей, их внимание, одобре­ние, поддержку, любовь. Он старается это заслужить, что по­буждает его к личностному росту, освоению образцов челове­ческой культуры.

    Но если бы все мы до конца нашей жизни оставались на этом уровне, то на свете бы просто не было взрослых, т. е. са­мостоятельных и независимых людей. На каком-то этапе сво­его взросления подрастающий человек должен пережить кри­зис, ситуацию, когда локус его эмоциональной привязанности должен переместиться с родительских (и замещающих их) фигур на персоны противоположного пола за пределами семьи и/или идеалы, опосредованные социально выработанными формами активности.

    Начиная с подросткового возраста и особенно приближа­ясь к юношескому возрасту, дети начинают демонстрировать все большее неприятие родителей, взрослых. У них наблюда­ется стремление спорить с родителями, противопоставлять себя им, что зачастую протекает на фоне парадоксального внутреннего стремления привлекать к себе родительское внимание, быть в его центре, о чем свидетельствуют соответ­ствующие исследования [см., напр., Берне,1986, с. 221-222; Кле, 1991, с. 131; Куницына, 1968, с. 11; Мудрик, 1990, с. 96; Скрипкина, 1984, с. 124-125; De Wuffel, 1986, с. 25-26; Dreyfus, 1976, с. 64-66].

    Означает ли негативизм по отношению к родителям то, что дети отвергают их ценности? Данные эмпирических исследо­ваний по этому вопросу, представленные в обзоре под редак­цией Е.А. Dreyfus [1976], говорят о том, что дети юношеского возраста на словах действительно готовы заявлять об этом. Но по сути, как показывают исследования, они все равно предпо­читают развиваться в русле ценностных ориентации своих ро­дителей.

    Внешне, однако, старшие подростки (и особенно юноши) пы­таются всячески подчеркнуть свою самостоятельность и неза­висимость от родителей, подчас вообще от мира взрослых через

    238


    особую форму одежды, прически, манеру себя вести, танце­вать. Смысл такого поведения - пережить внутренний разрыв с зависимостью от мира старших. Если родители тактично от­носятся к подобного рода особенностям поведения своего ребен­ка, признают его право самостоятельно выбирать формы пове­дения, жизненные цели (ничего другого, более лучшего им в этой ситуации, в сущности, и не остается), то кризис протека­ет относительно спокойно. Попробовав разные странные фор­мы одежды и причесок, побывав в различных «неформальных» компаниях, оттанцевав на дискотеках, ребенок со временем возвращается в русло, определенное ценностными ориентация-ми его родителей, т. е., как правило, получает то или иное обра­зование, заводит семью, начинает вести себя вполне прилично и зарабатывать деньги.

    Проблемы возникают тогда, когда ребенок для родителей как-то по особенному значим (например, матери общение с сы­ном долгое время заменяло общение с супругом - ситуация се­мейного треугольника: ребенок встроен во взаимоотношения между матерью и отцом, и это стабилизирует отношения в ро­дительской диаде).

    В таком случае родителю трудно отпустить ребенка в са­мостоятельную жизнь. Он стремится силой вернуть ребенка к, как ему кажется, социально одобряемому поведению. Приводит же это реально к эскалации конфликта, когда и родитель, и ребенок начинают совершать экстремальные действия, вредящие им обоим. Например, девушка, чтобы доказать своей матери, что она действительно будет жить так, как она хочет, может переспать с первым попавшимся человеком, начать потреблять алкоголь или наркотики, убежать из дома с желанием никогда не возвращаться. По­бег из дома зачастую ставит подростка или юношу (девуш­ку) в зависимость от криминальной среды. При более так­тичном поведении родителей этого чаще всего могло бы и не случиться.

    Родители, как правило, изматывают здоровье в таких кон­фликтах, теряют социальный статус, высокооплачиваемую ра­боту. Зачастую при этом они становятся малоспособными ока­зать своим детям реальную помощь на пути к нормативно заданной социализации (например, оплатить учебу в вузе, ока­зать помощь в воспитании внуков).

    239

    Описанный выше феномен поведения детей в старшем под­ростковом, и особенно юношеском, возрасте в западной науч­ной литературе получил название «generation gap». Его анали­зу посвящена обширная литература, обозрение которой моле­но встретить в цитируемых здесь работах, доступных отечественному читателю через Российскую государствен­ную библиотеку [De Wuffel, 1986; Dreyfus, 1976; Grotevant, Cooper, 1983].



    Таким образом, некоторая доля бунта ребенка против ро­дительского влияния (и вообще влияния взрослых) в стар­шем подростковом и юношеском возрасте должна рассматри­ваться как нормальный и здоровый феномен, закономерный и даже необходимый этап в развитии человеческого сущест­ва. Скорее должна настораживать сильная эмоциональная привязанность ребенка к одному из родителей в юношеском возрасте и далее. Исследования показывают [см. De Wuffel, 1986], что такая привязанность, как правило, связана с ощу­щением ребенка, что он не может, не способен жить само­стоятельно, страхом самостоятельности, независимости. Если эта ситуация закрепится надолго, в конечном счете это может закончиться невротическим развитием личности ре­бенка, патологической ненавистью к родителям и персонам, их олицетворяющим.

    В русскоязычной литературе рекомендации по развитию са­мостоятельности у ребенка можно встретить в книгах Г.Н. Сар-тан [1998], Е.Л. Кононко [1991]. Применительно к ситуации старшего подростка или юноши очень хорошие рекомендации по развитию чувства самостоятельности и одновременно ус­пешности в этом мире нам приходилось встречать у Jay Kesler [1991].

    Возникает вопрос: если родители все-таки хотят активно помогать своим детям в старшем подростковом и юношеском возрастах в проблемах социализации последних, то в чем они могут им реально помочь? Ответить на этот вопрос можно, ис­следовав, какие, собственно, задачи молодой человек или де­вушка вынуждены решать в этом возрасте. Действительно, чем юношеский возраст отличается от ситуации окончатель­ной зрелости?

    Согласно исследованиям Л.И. Божович [1968, с. 433-434] ос­новной задачей, которую должен решить молодой человек в этом

    240

    возрасте (15-17 лет), является формирование научного и мораль­ного мировоззрения, т. е. совокупности представлений о мире и о своем месте в нем. Человек решает для себя, кто он в этом мире и что он будет в этом мире делать, т.е. определяет себя самого, ищет смысл собственного существования и смысл различных реалий окружающего мира, связанных с его собственным су­ществованием .



    Английское слово «adolescence» (юность) происходит от лат. adulescentia - возрастной период от 17 до 45 и далее до 50 лет. Пер­воначально имелась в виду способность носить оружие. Но, види­мо, со временем этот термин трансформировался и стал обозна­чать время поиска себя, выстраивания мировоззрения, в отли­чие от зрелости, олицетворяющей мудрость. Полагаем, что юность человека заканчивается формированием мировоззре­ния, которое делает человека по-настоящему независимым от различного рода обстоятельств и тем самым самостоятель­ным. Считаем проблемой несформированность некоторой за­конченной формы мировоззрения у физически зрелого челове­ка, что определяет его зависимость, незрелость. Нельзя дове­рять флюгеру права компаса.

    На этом пути нас интересовало, насколько родители, кото­рые обращаются в психологическую консультацию по поводу проблем, связанных с деструктивными и затяжными родитель-ско-юношескими конфликтами, способны оказывать помощь своим детям в плане формирования у них мировоззрения. Под­робное описание всех реалий, связанных с этими конфликта­ми, можно найти в наших статьях [Елизаров, 1995а и Елиза­ров, 19956].

    Для исследования социально-воспитательного потенциала родителей (т. е. того, насколько они способны оказывать по­мощь своим детям в формировании мировоззрения) мы исполь­зовали разные методики:

    1. Методика предельных смыслов — предельных цен­ностей Д.А. Леонтьева [Леонтьев, Бузин, 1992] и М.А. Розо­ва [1987]. Родители из семей с деструктивными родительско-юношескими конфликтами в качестве одного из основных требований к своему ребенку выдвигают требование учиться, т. е. серьезнее относиться к учебе. Мы просили родителей обосновать это требование по отношению к своему ребенку,

    241

    ответив на серию вопросов типа «А зачем Вашему ребенку надо учиться?» Результаты анализировались по специаль­ной методике и сравнивались с ответами на аналогичный во­прос родителей, благополучных в плане деструктивных ро-дительско-юношеских конфликтов. Было проведено доста­точно серьезное исследование, процесс и результаты которо­го отражены в нашей кандидатской диссертации [Елизаров, 1995в] и ее автореферате. Суть этих результатов заключается в том, что в целом родители с деструктивными родительско-юношескими конфликтами обладают довольно слабой спо­собностью к тому, чтобы обосновывать свои требования по от­ношению к ребенку и делать достижение соответствующих целей привлекательным в глазах ребенка. Признаком низко­го социально-воспитательного потенциала является почти тотальная сосредоточенность на ценностях выживания и пре­стижа в ущерб творчеству и поиску. Каждый психолог-кон­сультант может потренироваться в составлении своей собст­венной шкалы оценки степени адекватности родительского ответа поставленной задаче.



    2. Методика с использованием открыток. Родители с де­структивными родительско-юношескими конфликтами до­вольно часто сообщали нам, что они уделяли воспитанию ре­бенка много внимания, в частности, водили его в Третьяков­скую галерею. Это навело нас на соответствующую мысль. Мы предлагали родителям 5 открыток с репродукциями картин из Третьяковской галереи со следующей инструкцией: «Перед вами 5 открыток с репродукциями картин из Третьяковской галереи. Выберите из них две наиболее для вас подходящие. Представьте, что вы со своим сыном (или дочерью) пришли в Третьяковскую галерею. Перед вами открывается благопри­ятная возможность, сформировать у ребенка те ценности, взгляды на мир, которые бы пригодились ему в дальнейшей жизни. Придумайте для своего сына (дочери) рассказ, что бы я хотел(а), чтобы он (она) в этом увидел(а). Рассказ может быть любым по жанру. Вы можете задействовать все свои мнения, взгляды, оценки. Ваша цель - попытаться сформировать у сво­его ребенка те ценности, взгляды на мир, которые бы пригоди­лись ему в дальнейшей жизни». По характеру рассказа можно судить о богатстве социально-воспитательного потенциала ро-

    242


    дителя. Одним из признаков низкого социально-воспитатель­ного потенциала является почти полное игнорирование сюже­та, концентрированность на деталях: колорите, изображении природы. После этого родителей можно познакомить с более глубокими вариантами рассказа, хорошо отвечающими по­ставленным целям.

    3. Методика с использованием рисунка. Родителям пред­лагается нарисовать рисунок на тему «Учеба». Признаком низ­кого социально-воспитательного потенциала являются рисунки примитивного, конкретного характера (например, парта и дос­ка, на которой написано 2><2 = 4). После этого родителей можно познакомить с высокометафоричными, глубокими рисунками, раскрывающими эту тему, чтобы расширить их представление о себе и собственной ситуации, ее возможностях.



    Методика работы с деструктивными родительско-юношескими конфликтами путем развития социально-воспитательного потенциала семьи
    Применительно к ситуации низкого социально-воспитатель­ного потенциала семьи нами была разработана специальная ме­тодика работы с деструктивными родительско-юношескими конфликтами, в основе которых лежит девиантное поведение ребенка.

    Первым этапом работы является прекращение всяких форм насилия, давления со стороны родителей на ребенка, которые лишь усугубляют родительско-юношеский конфликт и девиант­ное поведение ребенка. Критерием прекращения давления яв­ляется полное отсутствие в отношениях между родителями и ребенком всего, что могло бы раздражать его. Если это усло­вие выполняется, то через некоторое время в доме устанавлива­ется относительная тишина, которая дает всем членам семьи ощущение убежища и безопасности. У ребенка появляется воз­можность додумать свои мысли дома.

    Второй этап работы предполагает использование родитель­ских ресурсов. Специфика существования подростка или юноши в семье такова, что он в значительной степени зави­сит от родительских ресурсов, т. е. ему нужны деньги, одеж­да, согласие родителей на то, чтобы он мог покинуть дом на

    243


    некоторое время. Каждый раз, когда подросток или юноша обращаются к родителям за ресурсами, последним предлага­ется делать ему встречное предложение. Мать или отец про­износят приблизительно следующую фразу: «Хорошо, я вы­полню твою просьбу, но прежде я прошу тебя уделить мне 15-20 мин». Далее родитель берет, например, книгу, которую он считает наиболее важной и нужной для успешной социали­зации ребенка (книга может быть выбрана психологом), и 15 мин читает ребенку эту книгу. После этого спрашивает мнение ребенка о прочитанном. Категорическое требование: не давать никаких спонтанных ответов на вопросы и недоумения ребен­ка, тем более не вступать с ним в спор. Необходимо просто по возможности наиболее точно зафиксировать мнение ребенка о прочитанном, а затем отпустить его, снабдив необходимыми ресурсами. Далее с этими зафиксированными мнениями, во­просами, недоумениями родитель должен обратиться к одно­му или нескольким компетентным в этом вопросе лицам с просьбой помочь выработать точный и адекватный ответ. В ситуации следующего обращения сына или дочери за ресур­сами заранее составленный развернутый ответ доводится до ребенка, после чего фиксируются его мнения, недоумения, во­просы. Далее родитель опять обращается с этим материалом за помощью к специалистам. Книга может быть заменена, например, видеофильмом. Систематическая работа родителя в этом направлении на протяжении нескольких лет приводит к отходу ребенка от девиантного поведения. Личности родите­ля и ребенка должны претерпеть благодаря описанной выше процедуре значительные изменения. Устойчивая система представлений о мире и о своем месте в нем делает человека более устойчивым по отношению к чужеродным и опасным влияниям со стороны.

    В ситуации обострения отношений с родителями ребенка старшего подросткового или юношеского возраста возникает реальная угроза вовлечения ребенка в деструктивные культо­вые организации, лидеры которых манипулируют чужой пси­хикой, используя присущий человеческому существу интерес к религии, правде, добру, справедливости, личностному росту. Подчас родители обращаются к психологу-консультанту с просьбой помочь предотвратить вовлечение в культ их дочери или сына.

    244

    Полагаем, что единственный канал воздействия, на кото­рый могут рассчитывать родители детей старшего подростково­го и юношеского возрастов, — это обмен информацией. Молодо­го человека необходимо предупредить о том, какие формы и способы обычно используются для того, чтобы манипулиро­вать людьми. Применительно к подобного рода ситуациям в приложении мы помещаем доклад, подготовленный студент­кой факультета психологии МГОПУ им. М.А. Шолохова -А.А. Михайловой (Кудряшовой) в 2002 г., содержащий необхо­димую информацию о наиболее распространенных формах и способах манипулирования людьми в религиозных культо­вых организациях.



    Каталог: book -> psychoanalis
    psychoanalis -> Йен Стюарт, Вэнн Джойнс как мы пишем историю своей жизни
    psychoanalis -> Карл Густав Юнг Психологические типы
    psychoanalis -> Юнг К. Г. Божественный ребенок
    psychoanalis -> Валерий Всеволодович Зеленский Толковый словарь по аналитической психологии
    psychoanalis -> Генри ф. Элленбергер открытие бессознательного: история и эволюция динамической психиатрии
    psychoanalis -> Зигмунд Фрейд Введение в психоанализ Лекции 1-35
    psychoanalis -> Издательство: Издательство Московского университета, 1983 г
    psychoanalis -> Библиография


    Поделитесь с Вашими друзьями:
  • 1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23




    База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
    обратиться к администрации

        Главная страница