Особенности групповой психологической работы и межличностного взаимодействия



страница3/10
Дата12.05.2016
Размер2.14 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

1.8.Групповые методы работы

психологов и психотерапевтов в России
Несмотря на то что в развитии конкретных тренинговых методов российские психологи-практики шли по стопам своих западных коллег, нельзя не заметить: групповая психологическая работа имеет в России собственные глубокие традиции. Можно, пожалуй, утверждать, что элементы методов, получивших впоследствии наименование тренинговых, активно использовались в нашей стране еще в двадцатые-тридцатые годы. Речь идет прежде всего о своеобразном «психотехническом буме» первых послереволюционных десятилетий, когда изучались и внедрялись в практику методы профотбора и профконсультаций, психологической рационализации профессионального образования, создавались специальные тренажеры и разрабатывались приемы психологического воздействия на группу. Были созданы первые деловые игры, ставшие гораздо позже составными элементами многих тренингов.

Другим направлением, реализовывавшим групповые методы в социальной практике, выступила педология, претендовавшая на роль «метапсихологии». Педологические лаборатории и секции вполне в духе времени пытались разрабатывать методы и приемы развития школьных коллективов в соответствии с целями коммунистического воспитания.

Многие воспитательные системы тех лет буквально пестрят примерами психотехнологий, оказавшихся впоследствии востребованными (правда, в несколько иной форме) в психологических тренингах. Яркой иллюстрацией сказанного служит целый ряд методик, применявшихся в групповой работе с беспризорниками А.С. Макаренко. (Анализ разработанной значительно позже «коммунарской методики» позволяет легко вычленить и в ней элементы группового тренинга.)

Советская психология на ранних этапах своего развития оказалась очень восприимчивой к идеям зарубежных исследователей. Одной из наиболее привлекательных концепций в то время безусловно являлся фрейдизм. Отечественные психологи пытались применять групповые методы, творчески используя психоаналитические идеи в работе с детьми (Вульф, Ермаков). Однако и педология, и работа в рамках концепции Фрейда не сумели получить своего развития в отечественной науке в связи с фактическим запретом властей и гонениями на ученых и практиков. Долгие годы психология в России была лишена возможности изучать и развивать методы групповой работы с целью психологической помощи и знакомиться с опытом зарубежных коллег. Впрочем, в советской педагогике разрабатывались формы группового воздействия (например, В.А. Сухомлинский и другие педагоги).

Групповые методы нашли свое применение в психотерапии. У нас в стране наиболее разработанной является патогенетическая психотерапия неврозов, в основе которой лежат принципы психологии отношений В.Н. Мясищева (С.С. Либих, Г.Л. Исурина, Б.Д. Карвасарский, А.М. Свядош, Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий и др.).

Суть патогенетической психотерапии заключается в изменении нарушенной системы отношений больного, в коррекции неадекватных эмоциональных реакций и форм поведения, необходимой предпосылкой которых является достижение больным понимания причинно-следственных связей между особенностями его системы отношений и заболеванием. Следствием искажений в области социального восприятия, возникающих в результате конфликтности самооценки, является тот факт, что больной неверно истолковывает мотивацию партнеров по общению, недостаточно адекватно реагирует на возникающие межличностные ситуации, все его внимание сосредотачивается не на разрешении реальных проблем, а на сохранении представления о значимости своего Я как в собственных глазах, так и в глазах окружающих. Понимание этого аспекта невротических нарушений позволяет широко использовать патогенетический метод не только в индивидуальной психотерапии, но и в групповой форме.



Современные групповые методы и развитие самосознания.
Начиная с тридцатых годов нашего века групповое движение в психотерапии и практической психологии стало приобретать такой размах, что не обращать на этот факт внимания академическая наука больше не могла. Метод психологической помощи людям, реализуемый через малую группу (психотерапевтическую или психокоррекционную), оказался чрезвычайно эффективен и потому приобрел статус одного из самых популярных.

К настоящему времени этот метод представлен удивительным многообразием конкретных методических подходов, обусловленных различными теоретическими ориентациями. Принципы, выдвигаемые в качестве краеугольного камня представителями различных направлений группового движения, порой в корне противоречат друг другу. Некоторые «групповоды» грешат откровенным эклектизмом, провозглашая практическую эффективность единственным своим принципом. Разобраться в пестроте имеющихся видов и подвидов психотерапевтических групп и каким-то единственным образом классифицировать их все представляется занятием бесперспективным.

Тем не менее бесспорно можно говорить о наличии ключевой и ведущей идеи, объединяющей почти все имеющиеся в практической психологии подходы: стремление помочь развитию личности путем снятия ограничений, комплексов, освобождения ее потенциала; это идея изменения, трансформации человеческого Я в изменяющемся мире. По этому поводу А.Ф. Бондаренко замечает: «Выраженная в различных терминах, составляющих синонимический ряд лексем: «развитие», «рост», идея изменения, связанная с развитием и актуализацией личностного потенциала, соотносится с идеей и понятием индивидуации К. Юнга, самоактуализации А. Маслоу и С. Джурарда, личностного роста К. Роджерса и, в целом, выражает некий общепризнанный ценностный конструкт, отражающий реинтеграцию личностного Я на основе нового опыта и готовности к восприятию нового опыта» (А.Ф. Бондаренко, 1991).

Иными словами, речь идет о фактическом воздействии на те или иные составляющие самосознания, которое осуществляется во всех типах медицинской психотерапии и во всех видах групповой психокоррекционной работы, даже в тех, где подобная задача является второстепенной или совсем не ставится и не осознается. Об этом однозначно сказал В.В. Столин: «Терапевтический эффект будет проявляться в той мере, в какой психотерапевтический процесс укрепляет или достраивает структуры самосознания и тем самым активизирует и оптимизирует его работу» (1983). Поэтому, разрабатывая оптимальный метод развития самосознания, мы должны рассмотреть и проанализировать возможно более широкий спектр тренинговых групп, представленных в западной практической психологии.



Самостоятельная работа по данному разделу:

Вопросы, задания, список литературы для самоподготовки и самоконтроля представлены в Индивидуальной рабочей тетради «Особенности групповой психологической работы и межличностного взаимодействия».




2. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ГРУППОВОЙ РАБОТЫ
2.1. Принципы организации работы в группе
Важнейшим условием успешной работы группы (тренинг, малые группы, большие группы), является понимание ведущим основных принципов организации групповой формы общения. Выделим ведущие принципы, без которых тренинг, или групповая работа вообще, может утратить свою специфику и превратиться в обычный учебный процесс. Кроме того, при формировании конкретной группы следует учитывать и дополнительные факторы, которые могут повлиять, на организацию работы в группе.

Прежде всего, это выполнение принципа добровольного участия, как в процессе всего, так и в отдельных занятиях и упражнениях тренинга или групповой работы. Участник должен иметь естественную внутреннюю заинтересованность в изменениях своей личности в ходе работы группы. Поэтому важнейшая задача тренера (либо, просто ведущего, либо, педагога) - создать условия, при которых участники(в лице учеников: школьники, учащиеся, студенты; в лице клиентов – любой социальный заказ, предложения) сами стремятся активно участвовать в предлагаемых этюдах, заданиях, процедурах



Не следует принуждать к выполнению упражнений, особенно на первых занятиях. У участников должна быть возможность осмотреться, понять, что происходит, заинтересоваться происходящим. Через некоторое время даже у тех, кто сначала отмалчивался, возникает желание проверить себя: «А я так смогу?». «А как бы это получилось у меня?», «А что скажут обо мне другие?» Эти вопросы объективно возникают у участников во время занятий. Чтобы получить на них ответы, нужно просто включиться в предлагаемое тренером упражнение, или сесть в общий тренинговый круг и получить обратную связь, либо, поучаствовать в анализе выполненных упражнений и т. д. Следует постоянно помнить, что личностные изменения в положительном направлении принудительно, как правило, не происходят. И не стоит требовать этого от участников.

Необходимо соблюдать принцип организации постоянной самодиагностики каждого участника. В содержание занятий включаются вопросы и упражнения, рассчитанные на самораскрытие участников, осознание и формулирование их собственных личностных особенностей. У каждого участника должна быть реальная возможность и достаточно времени, чтобы спокойно подумать о себе, своем характере, поведении, о своих отношениях с близкими и просто знакомыми людьми, в том числе и с ребятами в классе, с родителями. Такая работа требует особой атмосферы в группе(учебном классе), теплых человеческих отношений между ведущим(педагогом) и участниками(учениками), взаимного доверия. Все это не приходит само собой. Но тренинговые занятия позволяют создать эту доверительную атмосферу.

Кроме сугубо аналитических этюдов, во время которых участники с помощью ведущего пытаются глубже и полнее разобраться в себе и своих отношениях с людьми и миром в целом, реализация этого принципа предусматривает более активные занятия, которые дают участникам прекрасную возможность проявить себя при отстаивании своей точки зрения, открытой оценки того или иного поступка партнера по упражнению и т. п.

Различные разделы тренинга представляют собой небольшую тестовую процедуру, в ходе которой участники получают первичную информацию о себе. Используя эту информацию, участник в ходе тренинга может перепроверить ее, а если есть необходимость, то и в значительной степени измениться.

Многие ведущие проводят предварительную психологическую диагностику потенциальных участников тренинговой группы или иных форм длительной и глубокой групповой работы. Чаще всего психологическая диагностика проводится во время предварительной консультации или собеседования (В.Ю. Большаков, 1996).

Существует мнение, что не следует считать психодиагностику чем-то обязательным, да и в практике сплошь и рядом отсутствует возможность проведения отбора кандидатов в группу тренинга. Важно только, чтобы ведущий постарался не допустить включения в группу тяжелых психически больных, дабы не спровоцировать рецидивов.

Вновь опираясь на богатый опыт многочисленных коллег-тренеров и собственный опыт, заметим: следует особое внимание уделяется предварительной диагностике участников. То есть еще до проведения групповой работы (в любом виде ее проведения: тренинг, аквариум и другие длительные, а также глубокие по форме разнообразные групповые работы) есть необходимость в диагностических процедурах всех, без исключения, участников, даже тех участников, которые ранее (1-2-3…месяца; 1-2…года тому назад) проходили у вас различные виды психологической работы.

Стержнем тренинга является принцип взаимодействия в стиле диалога, основанный на взаимном уважении участников, на их полном доверии друг другу, готовности выслушать собеседника и признать его право иметь свою точку зрения. Диалог требует особой тактичности со стороны ведущего тренера, педагога и одновременно особой настойчивости с тем, чтобы участники не только поняли необходимость уважительного стиля общения, но и почувствовали все его преимущества. Диалог предполагает равноправное и полноценное межличностное общение в течение всего времени занятий группы. Такое общение основано на взаимном внимании участников, их стремлении быть максимально откровенными. Это возможно лишь при полном равноправии участников как собеседников, так как в случае доминирования одного на них или нескольких членов группы общение теряет характер подлинного диалога и переходит к русло монолога, что противоречит самой природе тренинга.



Принципы состава группы: Принцип постоянного состава группы заключается в том, что тренинговая группа работает наиболее продуктивно, и в ней возникают особые процессы, способствующие самораскрытию участников, если она закрыта (принцип «закрытая группа», «открытая группа»), то есть работает постоянный состав участников и нет притока новых членов на каждом занятии. Принцип постоянного состава группы означает, что после начала занятий не следует включать новых участников, и крайне нежелательно, чтобы приступившие к занятиям уходили из группы до полного окончания тренинг а.

Тем, кто начинает свой первый самостоятельный тренинг, лучше работать с малой группой в 10-12 человек, а после приобретения определенного опыта можно увеличить количество участников в одной группе до 30-40 человек.



Принцип гомогенности и принцип гетерогенности, т.е. предпочтительно объединение в тренинговую группу людей, различающихся по полу, степени знакомства, а если тренинг проводится за пределами школы, то и по возрасту. Принято считать, что наиболее оптимальный возрастной период для участия в работе тренинговых групп – с 16 до 40 лет. В состав социально-психологического тренинга можно включать и подростков, если у ведущего есть возможность постоянного после тренингового сопровождения и контакта с ними с целью коррекции их поведения или психологической поддержки в случае необходимости. Педагог-психолог, работающий в школе в качестве практического психолога, как правило, такую реальную возможность имеет.

В литературе содержатся противоречивые данные о том, какая группа действует оптимально – та, в которой участники сходны между собой по ряду параметров, или та, в которой участники сильно различаются. О каких параметрах идет речь, когда говорится о гомогенности и гетерогенности? Прежде всего, имеются в виду следующие:

1) пол;

2) возраст;

3) образование;

4) уровень интеллекта;

5) социальный статус;

6) тип личности и стиль поведения;

7) психологические проблемы;

8) убеждения и ценностные ориентации;

9) цели участия в группе.

В достаточной степени ясно, что однородные по своему составу группы изначально более склонны к сплоченности, психологическая атмосфера в них более комфортна, люди чувствуют себя более свободно и раскованно. На это указывает, например, И. Ялом. Однако, с точки зрения К. Рудестама (1993), главным недостатком гомогенных групп является недостаточная почва для споров. Это приводит к снижению групповой динамики, к отсутствию противоречий и конструктивных конфликтов, порой являющихся необходимыми для успешной работы группы.

По мнению многих специалистов в групповой психотерапии (Бенине и Шеппард, Витакер и Либерман и др.), гетерогенность выступает условием продуктивности функционирования группы, особенно если она связана с различием личностных конфликтов, способов их преодоления, типов личности и переживаемых эмоций. Кроме того, гетерогенность группы можно рассматривать как ситуацию, моделирующую реальные системы отношений участников в окружающем мире. Конечно же, вред группе может нанести большая разница в возрасте участников, в уровне их образования и интеллекта, в социальном статусе и жизненных позициях. В самом деле, «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Вместе с тем в социальной психологии хорошо известно возрастание продуктивности групповой работы в случае определенного сочетания людей разных типов и разных взглядов. Важно, чтобы разница не оказалась слишком большой: юный и застенчивый заводской слесарь, вряд ли сможет самораскрыться и чувствовать себя комфортно в одной группе с доминирующим и вальяжным директором того же завода.

Как показывает опыт, особенно деструктивно влияют на работу группы ситуации, когда один человек резко отличен по каким-то параметрам от других: например, менее эффективны группы, в составе которых одна женщина, а все остальные мужчины, или наоборот, один мужчина в окружении женщин. «Чисто женские» и «чисто мужские» группы также имеют свою специфику, связанную с полоролевой идентификацией не только отдельных участников, но и группы в целом. Тренеры-мужчины знают ситуации, когда в женской группе эмпатирующий, мягкий ведущий мужчина на определенном этапе развития группы начинает восприниматься участницами как подружка, с которой можно поболтать о чем угодно (в таком случае вспоминается поговорка студентов-психологов МГУ: «мужчина-психолог – не мужчина...»).

Кондратенко В.Т., Донской Д.И., рассматривая вопрос о формировании группы, отмечают следующее: «В гетерогенных группах эмоциональное напряжение и степень конфронтации могут быть более выраженными, а способы решения конфликтов - более естественными. Однако гетерогенность может способствовать изоляции отдельных членов группы, что, естественно, не способствует улучшению психотерапевтического воздействия.

Пожилой интеллигентный человек, попавший в группу современной, не очень деликатной молодежи, в лучшем случае будет чувствовать себя неуютно, в худшем - может стать предметом насмешек.

По-видимому, наибольшее значение имеет гомогенность тренинговой группы в отношении психологических проблем и возраста (выше уже говорилось, что нежелательно объединять в одной группе лиц старше пятидесяти лет и младше восемнадцати). По мнению К. Рудестама (1993), группам с коротким курсом занятий, а также группы, чьей функцией является только эмоциональная поддержка ведущего, показана большая гомогенность, т.е. сходство между участниками (например, представители одной и той же рабочей бригады, ученики одного и того же класса, состав педагогов одной и той же школы/параллели). Группам, ориентированным на длительную работу, целью которой является выработка межличностного понимания, полезна в большей степени выраженная гетерогенность (например, представители различных рабочих бригад, смен, предприятий; ученики различных классов, школ; состав педагогов различных школ).

Принцип качественного состава тренинговых групп. Добавляя к сказанному выше об однородности и разнородности групп, обратим внимание на вопрос о том, кого следует, а кого не следует включать в группы тренинга. Большинство психотерапевтов сходятся во мнении, что участниками тренингов и длительных, а также глубоких разнообразных групповых работ могут становиться практически все люди, не страдающие тяжелыми психическими расстройствами. Хотя, как отмечает К. Рудестам, ссылаясь на Лакина, «к неподходящим для группового опыта кандидатам относятся лица, которые под давлением критики становятся либо слишком тревожными, либо слишком агрессивными; лица, демонстрирующие в напряженной ситуации столь сильные чувства к другим участникам группы, что те ощущают себя преследуемыми, и лица с низкой самооценкой, которые постоянно ждут успокаивания».

Некоторые авторы считают совершенно недопустимым «включение в одну группу людей, находящихся за ее пределами в служебных или каких-либо иных отношениях (этот запрет не распространяется на ситуации семейной терапии)» (Абрамова Г.С., 1994). Опираясь на богатый опыт многочисленных коллег-тренеров и собственный опыт, заметим, что столь категоричное утверждение нельзя считать безусловной истиной: тому свидетельство - десятки и сотни успешных тренинговых групп, сформированных из членов одного производственного коллектива, сотрудников одной фирмы, учителей одной школы. Разумеется, при работе в таких группах перед ведущим появляются дополнительные трудности, связанные с необходимостью преодоления сложившихся стереотипов отношений. Однако возникают и преимущества, например, это проявляется в более длительном эффекте тренинга по окончании психологической работы за счет взаимного «подкрепления» участников, что в принципе невозможно в группах, распадающихся по завершении собственно тренинга.



Принцип количественного состава тренинговых групп. Относительно оптимального количества участников группы, как и по многим другим вопросам, единства мнений теоретиков и практиков тренинга не обнаруживается. Однако разнообразные позиции можно примирить, если учесть, что состав и структура групп зависят от ее цели. Так, по-видимому, тренинги, акцентированные прежде всего на обучение, могут допускать большее число участников, чем тренинги, целью которых в первую очередь является личностное развитие.

Общепринятой считается точка зрения, согласно которой минимум участников тренинговой группы составляет четыре человека. Верхний предел обычно не называется. Известны многие тренинги, проводимые с пятьюдесятью и большим числом участников. В таких случаях ведущий обычно использует помощь нескольких ассистентов; большинство упражнений проводится в подгруппах, на которые дробится основная группа. Многие тренинговые ведущие, однако, считают, что психотерапевтическая и развивающая работа в больших группах гораздо менее эффективна, поскольку не позволяет организовать достаточное число интеракций(вербальных и невербальных контактов) между участниками и не в пропорциональной степени включает активность всех.



«Правило восьми» сформулировано Келлерманом (1979), согласно которому число участников не должно превышать восьми человек, поскольку, по его мнению, в противном случае возникает тенденция к распадению на более мелкие подгруппы. Это ведет за собой не здоровое рабочее соперничество, а конфликт лидерства. Возможно, это и так, но группы, ориентированные на личностное развитие (и в частности, на развитие самосознания), предполагают все же большее количество участников. Оптимальным принято считать двенадцать участников. Такое количество дает возможность свободного взаимодействия каждого с каждым. Кроме того, имеет организационные преимущества: двенадцать делится на два, три, четыре, что позволяет создавать разнообразные подгруппы (см. далее «малые группы»). Последний аспект представляется чрезвычайно важным, поскольку при проведении многих упражнений, требующих работы в «двойках», «тройках», «четверках», ведущий может столкнуться с проблемой нехватки людей в подгруппах. В таких случаях перед тренером возникает вопрос: либо проводить упражнение в неравных для подгрупп условиях, либо самому заменять недостающего участника (что не всегда является приемлемым в силу организационных, психологических и прочих обстоятельств). Если участников оказалось больше двенадцати, то лучшим вариантом можно считать группу из пятнадцати человек.

В традиционной тренинговой группе нежелательно число участников, превышающее восемнадцать человек, – это ведет к резкому снижению уровня продуктивной обратной связи, уменьшению времени, уделяемого каждому участнику, исчезновению условий для проявления активности каждого человека. Неудобство большого числа членов группы особенно заметно при фиксации времени, затрачиваемого на групповую рефлексию после проведения упражнений: правомерно ли тратить на высказывание группой в двадцать пять человек своих чувств и мыслей около часа при длительности упражнения семь-восемь минут? И это при условии, что каждый будет говорить только по две минуты. Не говоря уже о том, что это очень утомительно для всех. Заметим, что последний участник, дождавшись своей очереди, будет испытывать только раздражение, а вовсе не эмоции, пережитые во время упражнения.

Принцип постоянной обратной связи, т.е. непрерывное получение участником информации от других членов группы о результатах его действий в ходе тренинга. Благодаря именно обратной связи, человек может корректировать свое последующее поведение: заменить неудачные способы общения новыми, проверить эффективность их воздействия на окружающих. В группе должны быть созданы условия, обеспечивающие готовность участников давать обратную связь (говорить другим о них самих) и принимать ее (слушать высказывания других о себе). Такая намеренная обратная связь, т.е. осуществляемая сознательно, дает максимальный развивающий эффект.

Положение об обратных связях:

Обратная связь – это сообщение, адресованное другому человеку, о том, что я о нем думаю, как я воспринимаю наши с ним отношения, какие чувства у меня вызывают его слова, его действия, поступки. Помни:

1. Давай обратную связь только тогда, когда тебя об этом попросят.

2. Не говори о человеке в целом: отзывчивый, хороший, веселый и др. Говоря о своих мыслях и чувствах, скажи о том, какие конкретно слова, поступки, действия их вызвали.

3. Говори так, чтобы не обидеть и не оскорбить другого человека.

4. Не давай оценок (это плохо/хорошо; это красиво/некрасиво; ты это сделал плохо/хорошо; кофточка, которую ты купила красивая/некрасивая; твой поступок плохой/хороший; твои слова плохие/хорошие и т.д.). Если захочешь высказаться, спроси, желают ли услышать твою точку зрения, как оценку. Получив согласие, будь объективен, скажи, на сколько данный поступок приемлем или неприемлем в рамках социальных норм. Получив согласие, будь объективен, а для этого, говоря о своих мыслях и чувствах, как желании оценить что-либо с собственной позиции, скажи только о том, а ты бы совершил/сказал/сделал/одел бы это. Говори только о себе, о своих возможностях. Вкусы и возможности других не осуждаются и не обсуждаются, о них не спорят и их не оспаривают, не оценивают и не перевоспитывают, не критикуют и не осуждают. О них можно только задуматься (А что движет/определяет вкусы/действия/мысли/идеи/поступки этого человека?).

5. Обратная связь говорит о тебе столько же, сколько ты говоришь о другом - другой человек есть «зеркало» для нас, в которое мы смотримся и говорим только о том, что ЗНАЕМ. В таком случае, говори только о том, что тебе приятно, и о том, что тебе неприятно, какие конкретно слова, поступки, действия вызвали эти ощущения/чувства.

6. Не давай советов.

7. Слова: «Я бы на твоем месте…», «Ты должен…», «Ты обязан…» не употребляются и находятся под запретом.



Если необходимая атмосфера доверия в группе не сложилась, «обратная связь» может быть введена позже или даже не вводиться совсем. Как критерий, здесь может служить представление ведущего о том, сможет ли он работать с отрицательной обратной связью и снять ее возможные последствия.

Принцип оптимизации развития, т.е. в ходе тренинга осуществляется не только четкая диагностика и квалифицированная констатация определенного психологического состояния отдельных участников и группы в целом, но и активное вмешательство в происходящие события с целью оптимизации условий, необходимых для личностного развития. Используя различные специальные упражнения, ведущий должен стимулировать саморазвитие участников, направлять их усилия в нужное русло. Во время тренинга участники могут вести постоянный самоотчет, в котором отмечают то, над чем им еще предстоит поработать.

Принцип гармонизации интеллектуальной и эмоциональной сфер. С одной стороны, для тренинга характерен высокий эмоциональный накал, участники искренне переживают происходящие в группе события. Это помогает им настроиться на откровенность, в большей мере доверять партнерам, становиться более гуманными по отношению друг к другу. Но, с другой стороны, тренинг активизирует и интеллектуальные аналитические процессы - обсуждение событий. И главная форма такой интеллектуальной деятельности - групповая дискуссия, которая используется на протяжении всех занятий. Для любого тренинга чередование интеллектуальной и эмоциональной нагрузки является принципиально важным, так как длительность однородных занятий может привести к переутомлению и снижению эффективности проводимых этюдов.

Принцип баланса комфорта и дискомфорта. Суть его состоит в том, что в целом атмосфера в группе должна быть комфортной, удобной, безопасной и даже веселой. Стратегический принцип в тренинге комфортность. Однако тактически (по-правилам), в отдельные моменты тренинга, у участников должен возникать дискомфорт, например, при попытке выполнить инструкцию. Это могут быть и еще более «мелкие» трудности, например, необходимость записывать что-то в неудобных условиях, прямо на коленях: писать левой рукой; выполнять задание в шумном помещении; обращаться с предложением к другой команде, зная, что тебя ждет заведомый отказ, и др.

Принцип изолированности. Безусловным требованием является полная уверенность участников в том, что их никто не подслушивает. Если у ведущего есть необходимость вести аудио- или видеозапись занятия, он должен получить согласие всех до одного членов группы. Большая часть тренинговых упражнений и заданий может быть специально записана на аудио- или видеокассету для последующей работы с этим материалом самих участников (рефлексивный разбор ситуации и действий членов группы). В любом случае запись занятия делается только с согласия всех до одного членов группы.

Принцип образности (или Принцип символизма) означает, что явления, изучаемые и испытываемые в тренинге, должны быть обязательно отражены в рисунках и схемах, метафорах и символах. Это помогает участникам тренинга не только понять, усвоить и запомнить, но и почувствовать внутреннюю гармонию феномена, развить его, открыть новое. Например, когда участнику предлагается нарисовать свою семью, он может вдруг осознать, что это для пего довольно трудная задача, хотя он ни разу об этом не задумывался.

Принцип свободного пространства. В помещении для занятий должна быть возможность свободного передвижения участников, их расположения по кругу, объединения в малые группы по 3-5 человек, по 7-8 человек, а также для уединения. Естественно, что это возможно лишь в том случае, когда стулья, столы и другая мебель, используемая для тренинга, могут легко перемещаться, а помещение должно быть достаточно просторным.

Принцип погружения. Продолжительность занятий должна быть определена в самом начале работы. Опыт проведения социально-психологического тренинга дает основание для вывода: наибольший эффект достигается при работе крупными временными блоками - погружениями на 3-4 часа за одно занятие или даже более, то есть при систематическом использовании активных тренинговых форм. Это обусловлено тем, что много времени теряется на «размораживание» участников, их эмоциональное вхождение в групповые процессы после длительного перерыва в занятиях. В условиях школы тренинговые группы вполне вписываются в рамки школьного расписания. Лучше проводить сдвоенные уроки (пары) и не реже одного раза в неделю.

Если есть возможность, то целесообразнее «сжать» занятия до 2-3 дней, провести интенсивный тренинг по 6-7 часов в день. И как один из возможных вариантов - тренинг-марафон, длящийся от 8 до 12 часов, но его можно проводить только с хорошо подготовленными участниками.



Принцип направленности на применение результатов тренинга в жизни. Этот принцип призван помочь участникам перенести полученный опыт на практику. Тренинг должен иметь практическое значение. Для людей всегда важен «сухой остаток». Все (или почти все), что поняли, осознали или чему научились участники тренинга, следует использовать в обычной жизни. Именно для этого организуются и проводятся тренинговые занятия.

По мнению С.И. Макшанова (Принципы психологического тренинга//Журнал практического психолога. 1999, № 3.), принципы психологического тренинга включают в себя:

1.принципы создания среды тренинга;

2.принципы поведения участников тренинга;

3.организационные принципы;

4.этические принципы (см. Таблица 4).



Таблица 4.

Принципы психологического тренинга (по С.И. Макшанову)


Принципы создания среды тренинга

Принципы поведения участников тренинга

Организационные принципы

Этические принципы

Системная детерминация

Активность. Исследовательская и творческая позиция

Физическая открытость. Комплектование группы (гомогенность и гетерогенность)

Конфиденциальность. Соответствие заявленных целей тренинга содержанию

Реалистичность


Субъект-объект

общение.


Объективация

поведения



Пространственно-временная организация


Нанесение ущерба


Избыточность


Искренность

«Здесь и теперь»








Вачков И.В. считает, что основные принципы работы в тренинговой группе связаны с тремя задачами организации:

1) организации движения; 2) организации пространства; 3) организации времени.

Соответственно, выделяются принцип событийности, принцип символизма, принцип трансспективы.



Принцип событийности. Суть этого принципа заключается в следующем: при проведении тренинга психолог должен обеспечить превращение его движения в цепь связанных между собой событий, которые будут переживаться участниками как целостность, единство, не разрывность изменений, происходящих в них и в окружающем

Проще говоря, тренинг должен сам по себе быть событием для каждого участника. Где могут происходить события?

1) в пространстве внутреннего мира человека (будем называть его психологическим пространством);

2) в пространстве дискурса, некого «живого текста» взаимодействия участников тренинга между собой; (Дискурс (от франц. discours - речь) - связный текст, взятый в событийном аспекте, в ситуации целенаправленного социального взаимодействия и влияния экстралингвистических, прагматических, психологических и других факторов. Часто дискурс называют речью, «погруженной в жизнь», и поэтому указанное понятие порой распространяют на все виды прагматически обусловленной и различающейся по своим целеустановкам речи. Дискурс в контексте тренинга понимается как некий «живой текст» взаимодействия участников тренинга между собой. Практически всегда пространство дискурса может быть рассмотрено как особый - текстовый - мир, мир коммуникации, существующий не во внутреннем психологическом пространстве участников и не в физической реальности (внешнее трехмерное пространство не имеет для дискурса особого значения). Поэтому события, происходящие в пространстве дискурса, следует рассматривать как особый тип события);

3) в физическом пространстве помещения.

Принцип символизма. Данный принцип реализуется в символическом самовыражении, которое осуществляется с помощью медитации-визуализации, приемов активного воображения и техник имаготерапии и имагогики, проективных рисунков, написания сказок, упражнений нейролингвистического программирования, создания изделий из песка, глины, пластилина, бумаги или ткани, некоторых методик развития социальной перцепции и др. Особенностью всех этих техник является то, что они создают условия для проявления индивидуальной творческой активности участников в ситуации, когда никто кроме них до определенного момента (а такой момент может не наступить вовсе) не может воспринять продукт их творчества.

Принцип трансспективы. Этот принцип означает, что все участники тренинга «проходят сквозь» какое-то событийное время:

1. до тренинга;

2. на тренинге;

3. после тренинга (Вачков И.В., 2004).

Рассматривая проблемы групповой динамики, Мастеров Б.М. подчеркивает, что эффективность общения в группе определяется одновременно и рядом правил и рядом принципов, среди которых он выделяет следующие:

1. правило «здесь и теперь»;

2. принцип эмоциональной открытости;

3. правило искренности;

4. правило «антисоветизма» (запрета на советы);

5. правило «Я-высказываний»;

6. правило безопасности обратных связей, запрет на ярлыки и диагнозы;

7. принцип личной ответственности;

8. правило котла или скороварок (не делать дырок в кипящем котле);

9. принцип «доваренной и недоваренной каши» (понимания последствий ухода из группы);

10. принцип ценности и принятия группового и индивидуального опыта (Мастеров Б.М., 1995).

Обсуждая проблемы тренинга этнической толерантности для школьников, выделяют принципы:

1. активной совместной деятельности тренера и участников, точнее, принцип распределения активности между ними;

2. творческой позиции как обучаемого и воспитываемого, так и тренера;

3. реализации субъект-субъектной формы общения;

4. «здесь и теперь»;

5. этнокультурного универсализма (Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г., 2004).

Рассматривая вопрос о методических основах тренинга для педагогов, Ясвин В.А., отмечает, что, по его мнению, наиболее важными принципами организации тренингового образовательного процесса являются безоценочностъ и приоритет процесса выполнения любого задания над его формальным результатом. В то же время он отмечает, что к традиционным принципам функционирования тренинговой группы относятся также: принцип активности участников, принцип исследовательской творческой позиции участников, принцип объективации (осознания) поведения, принцип партнерского (субъект-субъектного) общения (Ясвин В.А., 2001).

Представляя тренинг, имеющий специфическую направленность – наслаждение, его авторы выделяют правила, которыми должны руководствоваться участники группы:

1.честность, искренность и открытость;

2.прямое выражение чувств;

3.«Я-коммуникации»;

4.концентрация на позитивном;

5.активное участие;

6.конфиденциальность;

7.взаимное участие и взаимопомощь.


Каталог: images -> stories
stories -> Причины, которые вызывают у ребёнка слезы
stories -> Учебное пособие для студентов II курса факультета «Социальный менеджмент»
stories -> Конспект лекций для студентов I курса факультета «Социальный менеджмент»
stories -> Борис Гурьевич Мещеряков, Владимир Петрович Зинченко. Большой психологический словарь.
stories -> Эмоциональный концепт «любовь» в песенном дискурсе (на материале русского, немецкого и горномарийского языков) 10. 02. 20 Сравнительно-историческое, сопоставительное и типологическое языкознание
stories -> Тестовые задания по дисциплине «Психология»
stories -> 5psy ru первый психологический портал г. Пятигорска
stories -> Проблемы оценки качества жизни с образовательно-геодемографических позиций По материалам монографии М. П. Карпенко «Образовательная геодемография»
stories -> Рабочая программа учебной дисциплины «Юридическая психология» Направление подготовки: 030900. 62 «Юриспруденция»
stories -> Методические рекомендации Для специальности: 030301 «Психология» Санкт-Петербург 2011 Написание дипломных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница