Особенности полоролевой структуры личности женщин с отношениями межличностной зависимости



Скачать 183.3 Kb.
Дата17.05.2016
Размер183.3 Kb.
Кочарян А.С., Фролова Е.В.

ОСОБЕННОСТИ ПОЛОРОЛЕВОЙ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ

ЖЕНЩИН С ОТНОШЕНИЯМИ МЕЖЛИЧНОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Работа посвящена изучению дебютных форм межличностной зависимости, которые наблюдаются в добрачных отношениях. Рассматриваются структурные нарушения, связанные с изменением нормального взаимоотношения образований маскулинности и фемининности (полоролевая модель личности); конкордантность/дискордантность симптомокомплекса маскулинности/фемининности на различных уровнях его функционирования (социогенном, поведенческом, биогенном) у женщин, состоящих в отношениях межличностной зависимости.



Ключевые слова: межличностная зависимость, маскулинность, фемининность.
Робота присвячена вивченню дебютних форм міжособистісної залежності, які спостерігаються в дошлюбних відносинах. Розглядаються структурні порушення, пов'язані із зміною нормального взаємовідношення утворень маскулінності і фемінінності (статеворольова модель особистості), конкордантність/дискордантність симптомокомплексу маскулінності/фемінінності на різних рівнях його функціонування (соціогенному, поведінковому, біогенному) у жінок, що знаходяться у відносинах міжособистісної залежності.

Ключові слова: міжособистісна залежність, маскулінність, фемінінність.
SEX-ROLE STRUCTURE FEATURES OF THE WOMEN’S PERSONALITY

WITH RELATIONS OF INTERPERSONAL DEPENDENCE

Work is devoted to studying of debut forms of interpersonal dependence that observed in antenuptial relations. The structural abnormalities connected with changes of normal mutual relation of masculinity and femininity formations (sex-role model of personality), concordance/discordance of the masculinity/femininity symptom-complex at various levels of its functioning (sociogenic, behavioral, biogenic) at the women being interpersonal dependence relations are considered.

Key words: interpersonal dependence, masculinity, femininity.

Актуальность исследования. В последние годы интерес исследователей все больше занимают различные формы зависимости [1, 2, 3]. Межличностная зависимость является одной из таких форм, внешне практически незаметна и легко мимикрирует под феноменологию невротических расстройств, женственности, специфики гендерных отношений в культуре и т.п. Неприметность межличностной зависимости делает ее особенно опасной, так как она, поражая значительную часть населения1 [1], негативно влияет на развитие личности, построение ею сценария жизни, на выбор брачного партнера, профессиональный и карьерный рост, на психическое и соматическое здоровье. Как справедливо указывают Холмогорова и Гаранян [5, с.3] такие отношения превращаются в «трагедию целой жизни»: «ничего не построено, но многое разрушено – душевное и физическое здоровье, возможности других отношений».

Межличностная зависимость, как расстройство поведения и отношений, является проявлением расстройства личности зависимого типа, или зависимой личности [2]. В нашей работе [3] была высказана идея о том, что межличностная зависимость представляет собой первичное расстройство, которое при определенных обстоятельствах, связанных с невозможностью ее реализации, трансформируется во вторичные формы зависимости: химические, пищевые, сексуальную, игровую и т.п.

Представленная в литературе концепция зависимой личности [1, 2], с нашей точки зрения, оставляет открытыми ряд вопросов. В частности, в описаниях зависимой личности в работах Б. Уайнхолда и В.Д. Менделевича не обозначена структурная организация признаков, не выявлены системообразующие признаки, составляющие зависимую личность, личностные черты такой личности являются чрезвычайно разнообразными и внешне мало связанными, что не позволяет внятно интерпретировать личностную детерминацию зависимых расстройств. Вместе с тем вопрос о связи преморбидных черт личности с расстройствами зависимого поведения и оиношений представляется чрезвычайно важным.

Анализ зависимой личности фактически осуществлялся в признаковом, а не в типологическом, структурном подходе.

В исследовании А.С. Кочаряна [6, с.7] показано, что «полоролевые свойства, пронизывая всю личность, являются ее стержневыми характеристиками». Дисбаланс полоролевой структуры является патогенетическим и/или предиспонирующим фактором формирования неврозов, психосоматических расстройств и криминального поведения [6, с. 8, с. 11]. В работах П.И. Сидорова и А.В. Митюхляева [7], С.В. Цыцарева [8], Л.К. Шайдуковой и С.И. Мельчихина [9, 10] выявлена связь полоролевого типа личности женщин и подростков женского пола с особенности протекания алкогольной зависимости. Р. Комер [11] рассматривает влияние полоролевой идентичности девушек на формирование пищевых зависимостей. В ряде работ [12, 13, 14] показано, что у мужчин и женщин, находящихся в зависимых отношениях в браке наблюдаются определенные деформации симптомокомплекса маскулинности/фемининности (М/Ф-симптомокомплекса). Вместе с тем, данные получены на взрослых людях, состоящих в браке. Дебютные формы межличностной зависимости, которые наблюдаются в добрачных отношениях, являются недостаточно исследованными.

Анализ проблемы. В последние годы активно разрабатывается проблема межличностной зависимости, что связано с рядом обстоятельств. Во-первых, гуманизация и освобождение человека предполагает освобождение и от пут межличностной зависимости - то, что ранее было нормой межличностного контакта, сегодня превратилось в бремя. В ранних вариантах зависимость определялась как недифференцированное Я [21], как невозможность артикуляции Я в семейной эго-массе. Во-вторых, последствия межличностной зависимости достаточно драматичны и, если уйти от определения счастья в ролевых категориях2, то в полном объеме начинает звучать то, что Карл Роджерс [22] обозначил как «полностью3 функционирующая личность» или «самоактуализирующаяся личность» по А. Маслоу [23], а Ф. Перлз [24] как «аутентичная личность», а А. Менегетти [25] как «onto in-se». Зависимость вписывается в модель «человека-локатора» [26], лишенного своего мнения, своих чувств и потому предавшего свое тело [27].

Зависимость для женщин в патриархатной культуре являлась естественным образованием. «Дразняще-манящее женское», «истерическое» в обществе подвергалось социальной рестрикции и остракизму. Феминистическое освобождение женщин привело к новым образцам женского, которые, по сути, являются заострением истероидных черт. В этой связи проблема зависимости может рассматриваться и в характерологическом контексте, как проблема орального, симбиотического и мазохистического характеров, которые в новых социальных условиях квалифицируются как несостоятельные, «ущербные» [14]4, и в психопатологическом контексте, как проявление невротического расстройства [13].

В ряде работ [3, 6, 13, 14, 29] было показано, что нарушения полоролевых образований личности являются этиопатогнетическим звеном в формировании различных форм аддиктивных расстройств. Нарушения полоролевой сферы личности могут касаться различных ее аспектов: 1) уровневые расстройства маскулинности и фемининности, приводящие к гиперфемининному, гипермаскулинному или трансролевому поведению; 2) структурные нарушения, связанные с изменением нормального взаимоотношения образований маскулинности и фемининности (полоролевая модель личности); 3) конкордантность/дискордантность симптомокомплекса маскулинности/фемининности на различных уровнях его функционирования (социогенном, поведенческом, биогенном).

В докторской диссертации А.С. Кочаряна [28] рассматриваются 3 модели, описывающие полоролевую сферу личности: континуально-альтернативная, континуально-адьюнктивная, андрогинная. Первые две модели описывают незрелые полоролевые структуры. Зрелая (андрогинная) структура обладает качествами сложности: она одновременно интегрирована и дифференцирована. Функцию интеграции зрелого полоролевого симптомокомплекса выполняют идеал-образования маскулинности и фемининности. Андрогинная модель полоролевых свойств на психологическом уровне не может быть понята как абсолютная независимость структур маскулинности и фемининности. Такое понимание, скорее, адекватно социогенному уровню, отражающему факт размывания границ между типично мужскими и типично женскими социальными ролями.

В настоящей работе анализируются второй и и третий аспекты организации М/Ф-симптомокомплекса у взрослых женщин, находящихся в отношениях межличностной зависимости.

Цель исследования – выявить особенности структурной организации М/Ф-симптомокомплекса у женщин, находящихся в отношениях межличностной зависимости.

Методы исследования. В работе использовались:


  • методы диагностики межличностной зависимости: опросник Уайнхолда5 [1], интервью для диагностики отношений зависимой любви с использованием критериев токсической любви P. Mellody;

  • полоролевые шкалы: ACL-шкала Heilbrun, оценивающая социогенный уровень М/Ф симптомокомплекса, 5-я шкала MMPI, направленная на диагностику поведенческого уровня М/Ф симптомокомплекса и психосексуальная пропорция Dur-Мoll L. Szondi, чувствительная к биогенному уровню М/Ф-симптомокомплекса.

Исследовательскую выборку составили зависимые женщины - 36 чел.; контрольную группу (женщины без признаков межличностной зависимости) - 34 чел. Возрастной размах обеих групп - 20-25 лет. Выборка зависимых женщин была составлена на основе результатов опросника Б. Уайнхолда, пороговое диагностическое число равное 45 сырым баллам было вычислено как информационная мера j Кульбака. Основная и контрольная группы сопоставимы по возрасту, уровню образования и семейному положению (не замужем).

Результаты исследования.

Выявлены особенности структурной организации М/Ф-симптомокомплекса у зависимых и независимых женщин. Данные о структурной организации М/Ф-симптомокомплекса приведены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1

Факторная структура полоролевой сферы личности женщин,



состоящих в отношениях зависимой любви


Переменные

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Фактор 4

Фактор 5

Межличностная зависимость

-

-

-

-

0,38*

М социогенного уровня

-

-

0,70**




-0,45*

Ф социогенного уровня

-

-

0,89**

-

-

М поведенческого уровня

-

0,96**

-

-

-

Ф поведенческого уровня

-

-0,96**

-

-

-

М биогенного уровня

-

-

-

0,98**

-

Ф биогенного уровня

-

-

-

-0,98**

-

Стремление к сближению

0,89**

-

-

-

-

Партнер–наивысший авторитет

0,75**

-

-

-

-

Ожидание безусловного принятия

0,73**

-

-

-

0,34*

Трата много времени на партнера

0,78**

-

-

-0,33*

-

Отсутствие чувства собств. ценности

-

-

-

-

0,84**

Комплекс «избавителя»

-

-0,41*

0,49**

-

0,34*

Вес фактора

22,7%

18,5%

10,9%

11,9%

11,8%

Примечание: в таблицу вынесены только значимые значения: *-p<0,05; **-p< 0,01;

М - маскулинность, Ф – фемининность.

Таблица 2

Факторная структура полоролевой сферы личности



независимых женщин


Переменные

Фактор 1

Фактор 2

Фактор 3

Фактор 4

Фактор 5

Межличностная зависимость

0,37*

0,39*

-

-

0,56**

М социогенного уровня

-

-

-

-

-

Ф социогенного уровня

-

-

-

-

0,81**

М поведенческого уровня

-

0,96**

-

-

-

Ф поведенческого уровня

-

-0,96**

-

-

-

М биогенного уровня

-0,96**

-

-

-

-

Ф биогенного уровня

0,96**

-

-

-

-

Стремление к сближению

-

-

0,46*

0,44*

-

Партнер – наивысший авторитет

-

-

-

0,87**

-

Ожидание безусловного принятия

-

-

-

-

0,71**

Трата много времени на партнера

-

-0,34*

0,62**

-

-

Отсутствие чувства собств. ценности

0,41*

-

0,41*

-0,63**

-

Комплекс «избавителя»

0,54**

-

0,63**

-

-

Вес фактора

20,6%

16,9%

14,5%

10,9%

13,6%

Для зависимых женщин характерно:

1) континуально-адьюнктивная структурная модель социогенного уровня М/Ф-симптомокомплекса, что позволяет квалифицировать такую структуру как инфантильную, незрелую, так как в норме такая структура сохраняется только до 15-16 лет [5];

2) социогенная маскулинность у зависимых женщин отрицательно связана с межличностной зависимостью, с ожиданием безусловного принятия, с комплексом избавителя, положительно – с чувством собственной ценности. Социогенная маскулинность является эквивалентом маскулинной Я-концепции и в этом смысле она может быть обозначена как Эго-синтонные аспекты маскулинности, выступающие в качестве фактора компенсации межличностной зависимости. Это позволяет ставить вопрос о разработке полоролевых тренинговых программ для зависимых женщин, ориентированных на маскулинные структуры;

3) у зависимых женщин индексы биогенной маскулинности достоверно ниже, чем у независимых (метод углового преобразования Фишера, Up=1,643; p<0,05), однако связи биогенной маскулинности с межличностной зависимостью у зависимых женщин не выявлено, а у независимых женщин существует статистически значимая корреляция указанных параметров. Среди возможных объяснительных схем такого феномена наиболее вероятным, с нашей точки зрения, кажется следующий механизм: у взрослых женщин наблюдается дифференциация уровней М/Ф-симптомокомплекса, что делает возможным гендерное научение, приводящее к освоению достаточно широкого репертуара гендерных ролей. Такое освоение многообразного ролевого гендерного репертуара контаминирует влияние биогенной маскулинности на межличностную зависимость. И, таким образом, в группе зависимых женщин наблюдается смешение фактора биогенной регуляции и фактора социального научения, безразличного к механизмам биогенной регуляции. В настоящее время нами выявлен и другой механизм, который может быть понят только в контексте возрастной динамики и, поэтому в рамках настоящей статьи он не обсуждается. Укажем лишь на то, что этот механизм связан с тем, что для сохранения независимости от подросткового возраста к взрослому необходим определениный и достаточно высокий уровень биогенной маскулинности, если такого уровня нет, то часть независимых подростков впоследствии попадают в группу зависимых женщин.

4) для независимых женщин характерно наличие связи переменной «межличностная зависимость» с каждым уровнем М/Ф-симптомокомплекса: на социогенном и биогенном уровнях наблюдается положительная корреляция межличностной зависимости с фемининностью; на поведенческом же уровне указанного симптомокомплекса – положительная корреляция с маскулинностью. Эти данные свидетельсивуют о функциональной нетождетственности фемининности социогенного и поведенческого уровней: если социогенная фемининность сопряжена с межличностной зависимостью, то фемининность поведенческого уровня выступает фактором компенсации зависимости. Фемининность социогенного уровня может быть рассмотрена как Эго-синтонное образование, а поведенческие образования маскулинности и фемининности – Эго-дистонные образования, которое обособляется от Эго структур и живет своей жизнью. По-видимому, инфляция маскулинности на поведенческом уровне является реактивным образованием межличностной зависимости. А. И. Захаров [31] отмечал, что деформация полоролевых структур семьи, когда мать имеет более властный статус в семье, является одним из важнейших этиопатогенетических факторов формирования невротических расстройств у детей, иначе говоря, женская гипермаскулинность, попытка обретения ею фаллоса, является по своей природе патогенной.

ВЫВОДЫ

1. У зависимых женщин наблюдается инфантильная структура социогенного уровня М/Ф-симптомокомплекса, который организован в соотвеетствии с континуально-адьюнктивной моделью, когда маскулинные и фемининные образования позитивно связаны друг с другом; зрелая андрогинная полоролевая модель у них не сформирована.

2. Маскулинная Я-концепция у зависимых женщин выступает в качестве фактора компенсации межличностной зависимости, что ориентирует на разработку специальных полоролевых тренингов, мишенью которых являются маскулинные образования Я-концепции.

3. У зависимых женщин не наблюдается связи между биогенным уровнем маскулинности и межличностной зависимостью, что связано не с утерей механизмов биогенной регуляции, а контаминированием такого влияния за счет расширения ролевого репертуара.



4. Образования маскулинности у зависимых и независимых женщин являются функционально нетождественными: у зависимых женщин маскулинность является фактором компенсации зависимости, тогда как у независимых на социогенном уровне М/Ф-симптомокомплекса связи маскулинности с межличностной зависимостью не выявлено, а на поведенческом, напротив, обнаружена позитивная связь. Это функциональная нетождественность указанных образований позволяет поставить вопрос о разных механизмах их формирования в рамках процесса семейной социализации.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости. –М: «Класс», 2003. – 224 С.

  2. Менделевич В.Д. Расстройства зависимого поведения (к постановке проблемы)//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №1. - С.5-9.

  3. Кочарян А.С., Коровицкая В. В., Жидко М. Е., Кочарян И. А. Психологические модели зависимых расстройств //Вісник Харківського університету. Серія психологія. – 2004, № 617.- С. 92-96.

  4. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия – СПб.: Речь, 2001. – 144 с.

  5. Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б. Замысловатый танец современной пары //Семейная психология и семейная терапия. - М., 2000.- №1.- С.3-11.

  6. Кочарян А.С. Личность и половая роль- Харьков: «Основа», 1996- 127С.

  7. Сидоров П.И., Митюхляев А.В. Ранний алкоголизм. - Архангельск: Изд- во АГМА, 1999. - 306 с.

  8. Цыцарев С.В. Особенности личности женщин больных алкоголизмом (Клинико-психологическое исследование в связи с задачами психотерапии): Дис… канд. психол. наук. – Л., 1982. – 18 с.

  9. Шайдукова Л.К., Мельчихин С.И. Конституционально-психологические особенности нарушений полоролевого поведения женщин, злоупотребляющих алкоголем // Российский психиатрический журнал. – 1995. - №5. – С. 31-34.

  10. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. – СПб.: Речь, 2005. – 445 С.

  11. Комер Р. Основы патопсихологии – М.: Прайм-Еврознак, 2005 г. 640 с.

  12. Кочарян А.С., Жидко М.Е., Коцарь А.В. Полоролевые факторы формирования взаимозависимых отношений // Вістник Харківського університету. Серія психологія. – 2002, №550, част. 2. – С. 125-129.

  13. Коцар А.В. Особливості психосексуального розвитку хворих на невроз жінок, що знаходяться у відносинах подружньої залежності: Автореф. дис... канд. психол. наук: 19.00.04/ Київський національний університет імені Тараса Шевченка. - К., 2002. - 19 с.

  14. Жидко М. Є. Особистісні чинники формування відносин подружньої спів залежності у чоловіків: Автореф. дис... канд. психол. наук: 19.00.01/ Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна. – Х., 2006 – 19 с.

  15. Кочемировська О.О. Особливості психосемантичної структури переживання насильства українськими підлітками та юнаками у період трансформації суспільства // Вісник Харківського державного університету. - 1999. - № 439. - С. 234-237.

  16. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. – СПб.: Питер, 2004. – 208 С.

  17. Cексопатология: Справочник / Васильченко Г.С., Агаркова Т.Е., Агарков С.Т. и др.; Под ред. Васильченко Г.С. – М.: Медицина, 1990. – 576 с.

  18. Bern S.L. Beyond androgyny: Some presumptions prescriptions for a liberal sexual identity // Psychology of women; future directions and research / Eds. J. Sher-man, F. Denmark. N.Y.: Psychological dimensions. 1978

  19. Heibrun A.B. Measurement of masculine and feminine sex-role identities as independent dimensions // J. of Consulting and Clin. Psychol. 1976. V. 44. P. 183-190.

  20. Вейнингер О. Пол и характер - М.: ТЕРРА, 1992. - 480 c.

  21. Теория семейных систем Мюррея-Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. – М.: «Когито-Центр», 2005. – 496 с.

  22. Роджерс К. Взгляд на психотерапию Становление человека – М изд группа «Прогресс», «Универс», 1994. – 480 с.

  23. Маслоу А. Психология бытия. - М.: „Рефл-Бук”, 1997. – 300 с.

  24. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра. Перлз Ф., Гудмен П., Хефферлин Р. Практикум по гештальттерапии.- СПб.: «Петербург-ХХI век», 1995.- 448 с.

  25. Менегетти А. Мир образов. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2002, 224 с.

  26. Шихирев П.Н. Социальная психология в США - М.: Наука, 1979. - 229 с.

  27. Лоуэн А. Предательство тела - Екатеринбург Изд-во «Деловая книга», 1999. - 328 С.

  28. Кочарян А.С. Личность и половая роль: симптомокомплекс маскулинности \ фемининности в норме и патологии. Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. д. психол. н. (19.00.04) Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна. – Х.: 1996. – 44 с.

  29. Кочарян О.С., Фролова Є.В. Особливості статеворольової сфери залежних дівчаток-підлітків // Наукові записки Інституту психології ім. Г.С. Костюка АПН України – 2005. – Вип.26. – Т.4. – С.379-383

  30. Кочарян А.С., Фролова Е.В., Смахтина Н.А. Психометрическая оценка методики диагностики зависимости Б. Уайнхолда // Вісник Харківського національного університету. Серія психологія. – 2006. - № 718.- С. 47-51.

  31. Захаров А.И. Происхождение детских неврозов и психотерапия – М.: Издательство ЭКСМО-Пресс, 2000. – 448 с.

Кочарян А.С., Фролова Е.В. Особенности полоролевой структуры личности женщин с отношениями межличностной зависимости // Наукові студії із соціальної та політичної психології. – 2007. – Вип. 16., Т.2. – С. 221-229.



1 По данным Б. Уайнхольда и Дж. Уайнхольд [1], 98% американского населения имеют симптомы межличностной зависимости. И, таким образом, межличностной зависимость стала статистической нормой. Вместе с тем, такая форма патологии отношений является проявлением системных нарушений семейной организации и в, частности, недостаточной дифференцированности семейной «эго-массы» [3].

2 Ролевая определенность счастья связана с тем, что если человек успешно реализует социальные и семейные роли, то он счастлив. («У тебя все есть, что тебе еще нужно?!»).

3 С нашей точки зрения перевод одного из ключевых понятий К. Роджерса “full function”, представленный в русскоязычной литературе [22, с. 150] является неточным, так как содержит аксиологический вектор.

4 Женское, истерическое у Фрейда рассматривалось в контексте психопатологии, как то, что мешает жить, в настоящее же время истерический характер невротического уровня стал благом для женщины, ее достоинством. Другие же характеры стали менее социально желательными, несущими женщине проблемы, прежде всего, в профессиональной сфере и карьере.

5 Нами создан психометрический паспорт опросника и приведен в работе [30].

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Та медичному дискурсах
123456789 -> Московский государственный
123456789 -> Проблемы взаимодействия человека и информационной среды
123456789 -> Некоторые аспекты проблемы идентичности в условиях современного коммуникативного пространства
123456789 -> Севастопольский национальный
123456789 -> Программа и материалы методического семинара преподавателей хгу «нуа» 30 января 2009 г. Харьков Издательство нуа 2009
123456789 -> Міністерство освіти І науки України І88К 0453-8048 вісник
123456789 -> Кожина Г. М. Психіатрія дитячого та підліткового віку/ Г. М. Кожина, В. Д. Мішиєв, Е. А. Михайлова, Чуприков А. П., Коростій В.І., Самардакова Г. О., Гайчук Л. М., Гуменюк Л. М. Підручник
123456789 -> Медицинская психология рабочая тетрадь для самостоятельной работы студентов медицинского факультета
123456789 -> Ноосфера і цивілізація


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница