Перевод с английского



страница1/52
Дата11.05.2016
Размер8.15 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   52

Текст взят с сайта http://f-kotler.narod.ru


Перевод с английского выполнили Э. М. Телятникова и

Т. В. Панфилова («Приложение») по изданию:

THE ANATOMY OF HUMAN DESTRUCTIVENESS

by Erich Fromm.— New York: «An Owl Boob, 1992.

Публикуется впервые на русском языке.

Художник обложки М. В. Драко

Фромм Э.

Ф91 Анатомия человеческой деструктивности /

Пер. с англ. Э. М. Телятникова, Т. В. Панфилова;

Худ. обл. М. В. Драко.— Мн.: ООО «Попурри», 1999.— 624 с.

ISBN 985-438-308-3.

В этом произведении по-своему отражено стремление автора, опи­раясь на идеи психоанализа, экзистенциализма, а также и марксизма, разрешить (или хотя бы объяснить) основные противоречия человече­ского существования.

Для широкого круга заинтересованных читателей.

УДК 13/17 ББК 87.7:88.5

jBN 985-438-308-3 (рус.)

© Перевод. Оформление.ООО «Попурри», 1998

BN 0-8050-1604-Х (англ.) © 1973 by Erich Fromm

Содержание


Содержание 2

ЭРИХ ФРОММ. БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА 6

ПРЕДИСЛОВИЕ 10

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЯСНЕНИЯ 12

ВВЕДЕНИЕ: ИНСТИНКТЫ* И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ СТРАСТИ 14

Часть первая 21

УЧЕНИЯ ОБ ИНСТИНКТАХ И ВЛЕЧЕНИЯХ; БИХЕВИОРИЗМ; ПСИХОАНАЛИЗ 21

I. ПРЕДСТАВИТЕЛИ ИНСТИНКТИВИЗМА 21

Старшее поколение исследователей 21

Современное поколение исследователей: Зигмунд Фрейд и Конрад Лоренц 22

Понятие агрессии у Зигмунда Фрейда. 22

Теория агрессии Конрада Лоренца 23

Фрейд и Лоренц: сходство и различия 25

О войне: итог концепции Лоренца 29

Обожествление эволюции 31

II. БИХЕВИОРИЗМ И ТЕОРИЯ СРЕДЫ 32

Теория среды у просветителей 32

Бихевиоризм 33

Необихевиоризм Б. Ф. Скиннера 33

Цели и ценности 34

Причины популярности Скиннера 37

Бихевиоризм и агрессия 38

О психологических экспериментах 40

Теория фрустрационной агрессивности 51

III. БИХЕВИОРИЗМ И ИНСТИНКТИВИЗМ: СХОДСТВО И РАЗЛИЧИЯ* 53

Черты сходства 53

О политической и социальной подоплеке обеих теорий 55

IV. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ПОНИМАНИЮ АГРЕССИВНОСТИ 56

Часть вторая 61

Открытия, опровергающие инстинктивистов 61

V. НЕЙРОФИЗИОЛОГИЯ 61

Мозг как основа агрессивного поведения 63

Инстинкт "бегства" 65

Поведение хищников и агрессивность 66

VI. ПОВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ 68

Агрессивность в неволе 68

Перенаселенность и агрессивность у людей 70

Агрессивность животных в естественных условиях обитания 72

Проблема территории и лидерства 75

Агрессивность других млекопитающих 77

Есть ли у человека инстинкт "Не убивай!"? 78

VII. ПАЛЕОНТОЛОГИЯ 80

Является ли человек особым видом? 80

Является ли человек хищником? 80

VIII. АНТРОПОЛОГИЯ 82

"Человек-охотник" — это ли Адам антропологии? 82

Первобытные охотники и агрессивность 86

Война у первобытных народов 92

Революция эпохи неолита 95

Доисторическое общество и природа человека 100

Революция городов 101

Как это произошло? 101

Агрессивность в первобытных культурах 104

Анализ тридцати первобытных племен 104

Система А: жизнеутверждающие общества 105

Система В: недеструктивное, но все же агрессивное общество 105

Система С: деструктивные общества 105

Индейцы зуни (система А) 106

Племя манус (система В) 107

Добу (система С) 109

Симптомы жестокости и деструктивности 110

Часть третья 113

РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ АГРЕССИИ И ДЕСТРУКТИВНОСТИ И ИХ ПРЕДПОСЫЛКИ 113

IX. ДОБРОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ 113

Предварительные замечания 113

Псевдоагрессия 115

Непреднамеренная агрессия 115

Игровая агрессия 115

Агрессия как самоутверждение 116

Оборонительная агрессия 119

Различие между человеком и животным 119

Агрессивность и свобода 121

Агрессия и нарциссизм 122

Агрессивность и сопротивление 125

Агрессия и конформизм 126

Инструментальная агрессия 127

О причинах войн 128

Условия снижения оборонительной агрессии 132

X. ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ: ПРЕДПОСЫЛКИ 133

Предварительные замечания 133

Природа человека 133

Экзистенциальные потребности человека и различные укоренившиеся в его характере страсти 141

Ценностные ориентации и объект почитания 141

Исторические корни 142

Чувство единения 143

Творческие способности 144

Возбуждение и стимулирование 146

Хроническая депрессия и скука (тоска) 149

Структура характера 154

Нейрофизические предпосылки 156

Социальные условия 159

О рациональности и иррациональности инстинктов и страстей 162

Психологическая функция страстей 163

XI. ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ: ЖЕСТОКОСТЬ И ДЕСТРУКТИВНОСТЬ 165

Кажущаяся деструктивность 165

Спонтанные формы 166

Исторический обзор 167

Деструктивность отмщения 167

Экстатическая деструктивность 169

Поклонение деструктивности 170

Эрнст фон Саломон и его герой Керн. Клинический случай поклонения идолу разрушения 170

Деструктивный характер: садизм 172

Примеры сексуального садизма и мазохизма 173

Иосиф Сталин, клинический случай несексуального садизма 175

Сущность садизма 177

Условия, вызывающие садизм 182

Генрих Гиммлер, клинический случай анально-накопительского садизма 183

Выводы 196

XII. ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ: НЕКРОФИЛИЯ 198

Традиционные представления 198

Некрофильский характер 201

Некрофильские сновидения 202

"Непреднамеренные" некрофильские действия 204

Некрофильский язык 207

Обожествление техники и некрофилия 208

Манифест футуризма 209

Гипотеза об инцесте и Эдиповом комплексе 218

Отношение фрейдовской теории влечений к биофилии и некрофилии 223

Симптоматика "некрофилии" 224

XIII. ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ: 225

АДОЛЬФ ГИТЛЕР — КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ НЕКРОФИЛИИ 225

Предварительные замечания 226

Родители Гитлера и раннее детство 227

Клара Гитлер 227

Алоис Гитлер 228

Раннее детство Адольфа Гитлера (до шести лет: 1889-1895) 229

Детство Гитлера (с шести до одиннадцати лет: 1895-1900) 231

Отрочество и юность (с одиннадцати до семнадцати лет: 1900-1906) 232

Вена (1907-1913) 237

Мюнхен 240

Методологические замечания 241

Деструктивность Гитлера 242

Вытеснение деструктивности 246

Другие аспекты личности Гитлера 247

Отношения с женщинами 249

Таланты и способности 252

Маскировка 257

Недостаток воли и реализма 259

ЭПИЛОГ: О ДВОЙСТВЕННОСТИ НАДЕЖДЫ 264

ПРИЛОЖЕНИЕ: 266

ФРЕЙДОВА ТЕОРИЯ АГРЕССИВНОСТИ И ДЕСТРУКТИВНОСТИ 266

ПРИМЕЧАНИЯ 290

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН 293

ЭРИХ ФРОММ. БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Эрих Фромм родился 23 марта 1900 г. во Франкфурте в ортодоксальной еврейской семье. Отец его торговал ви­ноградным вином, а дед и прадед по отцовской линии были раввинами. Мать Эриха — Роза Краузе — по проис­хождению была из русских эмигрантов, переселившихся в Финляндию и принявших иудаизм.

Семья жила в соответствии с патриархальными тради­циями добуржуазной эпохи, отмеченной духом религиоз­ности, трудолюбия и тщательного соблюдения обрядов.

Эрих получил хорошее начальное образование. Гимна­зия, в которой изучали латынь, английский и француз­ский языки, пробудила в нем интерес к ветхозаветным текстам. Правда, он не любил сказаний о героических сражениях из-за их жестокости; зато ему нравились ис­тории об Адаме и Еве, о предсказаниях Авраама и особен­но пророчества Исайи и других пророков. Картины уни­версального мира, в котором лев и овца живут рядом, очень рано привлекали внимание мальчика, а позднее стали толчком к раздумьям о жизни человеческого сообщества, к идеям интернационализма. В средних классах гимназии у Эриха Фромма формируется протест против массового безумия, ведущего к войне, начало которой юноша встре­тил с болью и недоумением (1914 г.).

Одновременно он переживает и первое личное потрясе­ние, которое оказало на него очень серьезное влияние: прелестная молодая женщина, художница, друг семьи, совершила самоубийство после смерти своего старого, боль­ного отца. Последняя ее воля состояла в том, чтобы ее похоронили вместе с отцом. Эрих мучительно размышля­ет над вопросами жизни и любви и, главное, стремится понять, насколько сильна была любовь этой женщины к отцу, что единение с ним (даже в смерти) она предпочла всем радостям жизни. Эти наблюдения и раздумья приве­ли Фромма на путь психоанализа. Он стал пытаться по­нять мотивы человеческого поведения.

В 1918 г. он начинает изучать психологию, филосо­фию и социологию во Франкфуртском, а затем Гейдельбергском университетах, где среди прочих его учителей были Макс Вебер, Альфред Вебер, Карл Ясперс, Генрих Риккерт и другие философы мирового масштаба. В 22 года он стал доктором философии, а затем продолжил образо­вание в Мюнхене и закончил его в известном Институте психоанализа в Берлине. Фромм рано познакомился с фи­лософскими работами К. Маркса, которые привлекли его прежде всего идеями гуманизма, понимаемого как полное освобождение человека, а также создание возможностей для его самовыражения.

Другим важнейшим источником личных и профессио­нальных интересов Фромма в 20-е гг. становится психо­анализ Зигмунда Фрейда. Первой женой Фромма была Фрида Райхман — образованная женщина, психолог; и Эрих, который был значительно моложе Фриды, под ее влиянием увлекся клинической практикой психоанализа. Они прожили вместе всего четыре года, но на всю жизнь сохранили дружеское расположение и способность к твор­ческому сотрудничеству.

Третьим духовным источником для Фромма был ма­лоизвестный автор Иоганн Якоб Бахофен. Его учение о материнском праве впоследствии стало для Фромма важ­ным аргументом, опровергающим фрейдовскую теорию "либидо".

В 20-е гг. Фромм познакомился с учением буддизма, которое воспринял как озарение, и был верен ему до глу­бокой старости.

В 1927-1929 гг. Фромм начинает много печататься. Известность ему принесло выступление с докладом "Пси­хоанализ и социология", а затем публикация статьи под названием "О методе и задачах аналитической социаль­ной психологии: замечания о психоанализе и историче­ском материализме".

Почти десять лет (1930-1939) его судьба связана с Франкфуртским институтом социальных исследований,

который возглавлял Макс Хоркхаймер1. Фромм руково­дит здесь отделом социальной психологии, проводит се­рию эмпирических исследований среди рабочих и служа­щих и уже к 1932 г. делает вывод о том, что рабочие не окажут сопротивления диктаторскому режиму Гитлера2. В 1933 г. Фромм покидает Германию, переезжает в Чика­го, а затем в Нью-Йорк, куда вскоре перебазируется и Хоркхаймер со своим институтом. Здесь ученые вместе продолжают исследование социально-психологических про­блем авторитарности3, а также выпускают периодическое издание "Журнал социальных исследований".

В 40-е гг. конфронтация с Адорно и Маркузе приводит к отходу Фромма от франкфуртской школы. Оторвавшись от "немецких корней", он полностью оказывается в аме­риканском окружении: работает во многих учебных заве­дениях, участвует в различных союзах и ассоциациях аме­риканских психоаналитиков. Когда в 1946 г. в Вашинг­тоне создается Институт психологии, психиатрии и пси­хоанализа, Фромм активно включается в систематическую подготовку специалистов в области психоанализа. Но Фромм никогда не был ординарным профессором какой-либо кафедры, он всегда читал свой курс на "междисцип­линарном" уровне и, как никто, умел не только связать воедино данные антропологии, политологии и социаль­ной психологии, но и проиллюстрировать их фактами из своей клинической практики.

В 50-е гг. Фромм отходит от теории Фрейда и посте­пенно формирует свою собственную концепцию личнос­ти4, которую сам назвал "радикальным гуманизмом".

Причины пересмотра Фроммом концепции Фрейда доста­точно очевидны. Это прежде всего бурное развитие науки, особенно социальной психологии и социологии. Это потря­сение, которое Фромм сам перенес в связи с приходом к власти фашизма, вынужденной эмиграцией и необходимо­стью переключения на совершенно новую клиентуру. Имен­но практика психотерапии на Американском континенте привела его к выводу о том, что неврозы XX в. невозможно объяснить исключительно биологическими факторами, что влечения и инстинкты — это совершенно недостаточная детерминанта поведения людей в индустриальном обществе.

"Невозможно перечислить всех радикальных гуманис­тов со времен Маркса, — говорит Фромм, — но я хотел бы назвать следующих: Торо, Эмерсон, Альберт Швей­цер, Эрнст Блох, Иван Иллич; югославские философы из группы "Праксис": М. Маркович, Г. Петрович, С. Сто-янович, С. Супек, П. Враницки; экономист Э. Ф. Шума­хер; политический деятель Эрхард Эпплер, а также мно­гие представители религиозных и радикально-гуманисти­ческих союзов в Европе и Америке XX века".

Несмотря на все различия во взглядах радикальных гуманистов, их принципиальные позиции совпадают по следующим пунктам:

— производство должно служить человеку, а не экономике;

— отношения между человеком и природой должны строиться не на эксплуатации, а на кооперации;

— антагонизмы повсюду должны быть заменены отно­шениями солидарности;

— высшей целью всех социальных мероприятий долж­но быть человеческое благо и предотвращение человече­ских страданий;

— не максимальное потребление, а лишь разумное по­требление служит здоровью и благосостоянию человека;

— каждый человек должен быть заинтересован в актив­ной деятельности на благо других людей и вовлечен в нее.

После окончания второй мировой войны Фромм при­нимает решение не возвращаться в Германию. Он поселя­ется в Мексике на берегу моря (в городе Куэрно-Вако), получает профессуру в Национальном университете в Ме­хико, сотрудничает с прогрессивно настроенными латино­американскими учеными, читает лекции в США.

50-е годы примечательны интересом к социально-тео­ретическим и социально-политическим проблемам. Труды этих лет: лекции "Психоанализ и религия", анализ эпоса "Сказки, мифы и сновидения" (1951), две философские работы — "Здоровое общество" (1955) и "Современный человек и его будущее" (1959), а также много публичных выступлений, докладов и статей. Он участвует в полити­ческой деятельности, в разработке программы американ­ской социал-демократической федерации (СДФ), в кото­рую вступил ненадолго, пока не убедился, что социал-демократия сильно "поправела".

Трудно поверить, что в самом начале 60-х гг. (т. е. задолго до того, как кто-либо из политиков заговорил о возможности разрядки в отношениях между двумя сверх­державами) Фромм писал о "деструктивном потенциале американского антикоммунизма" и о необходимости "здо­рового рационального мышления ради безопасности во всем мире". Кто-то, быть может, помнит, что осенью 1962 г. Фромм приезжал в Москву, где принимал участие в каче­стве наблюдателя в конференции по разоружению.

Анализ "кибернетического общества", проделанный Фроммом в 60-70-е гг., привел его к созданию самостоя­тельной "типологии социальных характеров": общество отчуждения "опредмечивает" человека, заявляет Фромм, превращает его в песчинку, колесико с единственной за­дачей — вращать гигантскую машину вооружения... Та­кое общество, без сомнения, создает особый "деструктив­ный тип личности", который становится угрозой для са­мого существования человечества.

Последние 11 лет (с 1969 по 1980 г.) Фромм живет в Швейцарии (Локарно), пишет по-английски и по-немец­ки, печатается во всех странах мира и с удовольствием выступает перед немецкоязычной аудиторией после дол­гих лет разлуки с Европой.

70-летний ученый не только не чувствует себя стари­ком, но и в жизни и в творчестве переживает подлинный расцвет. Он пишет в эти годы свою "интеллектуальную биографию" под названием "По ту сторону от иллюзий"; две важнейшие работы, которые сам он называл "труды моей души": "Психоанализ и дзэн-буддизм" и "Душа че­ловека". В конце 60-х гг. он завершает работу над книгой "Революция надежды" и вплотную берется за исследо­вание проблем агрессивности. Труд оказался безмерным, но спустя пять лет он принес весьма зримый результат: книгу объемом 450 страниц, которой автор намеренно дал очень строгое и точное название "Анатомия человеческой деструктивности". Непосредственно над книгой Фромм ра­ботал с 1968 по 1973 г., но подготовка к ней шла более трех десятилетий, ибо исходным пунктом своих научных размышлений об истоках агрессии сам автор считает соб­ственные первые исследования авторитарности, а также изучение и описание характера Гитлера ("Бегство от сво­боды", 1941). Позднее в ученом мире большая работа Фром­ма была оценена как оригинальная теория личности. Эта книга еще больше усилила интерес европейцев к творче­ству Фромма, особенно после выхода в свет его книги "Иметь или быть". Последней публикацией при жизни стала давно задуманная книга о Фрейде.

Когда Фромма не стало, его ассистент подготовил к изданию в Германии Полное собрание сочинений в 10 то­мах, а швейцарский журналист Ханс Юрген Шульц вос­произвел запись 10 радиобесед с Фроммом и издал их в книге под названием "О любви к жизни".

Э. М. Телятникова

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это издание представляет собой первый том обширного исследования в области теории психоанализа. Я занялся изучением агрессии и деструктивности не только потому, что они являются одними из наиболее важных теорети­ческих проблем психоанализа, но и потому еще, что вол­на деструктивности, захлестнувшая сегодня весь мир, дает основание думать, что подобное исследование будет иметь серьезную практическую значимость.

Более шести лет назад, когда я начинал писать эту книгу, я недооценивал возможные трудности и препят­ствия. Вскоре мне стало ясно, что, оставаясь в профессио­нальных границах собственно психоанализа, я не смогу адекватно оценить проблемы человеческой деструктивнос­ти. Хотя такое исследование и имеет в первую очередь психоаналитический аспект, мне были необходимы дан­ные из других областей знания, особенно нейрофизиоло­гии, психологии животных, палеонтологии и антрополо­гии. Я был вынужден сравнивать свои выводы с важней­шими выводами других наук, чтобы убедиться, что эти выводы не противоречат моим гипотезам.

Поскольку в то время еще не было обобщающих работ по проблеме агрессивности, не было ни отчетов, ни обзо­ров, я был вынужден сам проделать эту работу. Так что я попытался оказать услугу моим читателям и рассмотреть проблему деструктивности с глобальных позиций, а не толь­ко с точки зрения отдельной научной дисциплины. Такая попытка, естественно, небезопасна. Ведь ясно, что я не мог быть достаточно компетентным во всех областях; мень­ше всего знаний у меня было в области неврологии. А теми знаниями, которые я приобрел, я обязан не столько своим собственным трудам, сколько дружескому участию нескольких специалистов по неврологии, которые дали мне ценные советы, ответили на многие мои вопросы, а также просмотрели значительную часть моей рукописи5. При этом следует добавить, что нередко многие специалисты высту­пают с совершенно различных позиций, между ними нет единства — особенно в области палеонтологии и антропо­логии. После серьезного изучения всех точек зрения я оста­новился на тех, которые либо признаются большинством авторов, либо убеждают меня своей логикой, либо, нако­нец, на тех, которые, казалось, меньше подвержены воз­действию господствующих предрассудков. Подробно изло­жить все полярные точки зрения невозможно в рамках одной книги; но я попытался, насколько возможно, при­вести противоположные воззрения и дать им критическую оценку. И если даже специалисты обнаружат, что я не могу предложить им ничего нового в их узкой области, они все равно, вероятно, будут приветствовать возмож­ность расширить свои знания об интересующем их пред­мете за счет информации из других исследовательских сфер. Есть сложности с повторами из моих ранних работ. Ведь я работаю проблемами индивида и общества более 40 лет, и каждый раз, сосредоточивая свое внимание на новом аспекте этой проблемы, я одновременно уточнял, углуб­лял и оттачивал свои идеи, проработанные в прежних ис­следованиях. Я не мог писать о деструктивности, не используя многих уже высказанных ранее идей, хотя и пытался по возможности избегать повторов, отсылая чи­тателей к более подробному изложению в других публика­циях, однако это не всегда удавалось. Это особенно каса­ется моей книги "Душа человека"6, где в зародыше уже содержались мои нынешние идеи о некрофилии*7 и биофилии*, которые мне сегодня удалось не только развер­нуть теоретически, но и подкрепить значительным числом клинических случаев.

Мне приятно поблагодарить тех, кто помог мне в со­здании этой книги. Это прежде всего доктор Жером Брамс, которому я многим обязан.

Я благодарю доктора Хуана де Диос Эрнандеса, кото­рый помог мне в области нейрофизиологии. В ходе наших дискуссий, длившихся часами, он дал мне информацию о литературе, а также просмотрел и откомментировал те ча­сти моей рукописи, которые посвящены проблемам нейро­физиологии.

Я благодарю таких специалистов в области невроло­гии, как покойный доктор Рауль Эрнандес Пеон, д-р Ро­берт Б. Ливингстон, д-р Роберт Г. Хит, д-р Хайнц фон Фёрстер и д-р Теодор Мельничук. Доктора Ф. О. Шмидта я благодарю за организацию конференции в Массачусетском технологическом институте, на которой ученые-ней­рофизиологи ответили на многие мои вопросы. Я благода­рю Альберта Шпеера, который сообщил неизвестные мне ранее сведения о Гитлере, а также Роберта Кемпнера, офи­циального обвинителя с американской стороны на Нюрн­бергском процессе, за предоставленную мне информацию. Я должен поблагодарить также д-ра Дэвида Шехтера, Микаэля Маккоби, Гертруду Гунзикер-Фромм за прочтение рукописи, ценную критику и конструктивные предложе­ния; д-ра Ивана Иллича и Рамона Ксирау — за поддерж-"ку моих философских идей; д-ра В. А. Мэзона — за сове­ты в области психологии животных; д-ра Гельмута де Тер­ра — за комментарии по палеонтологии, Макса Гунзике­ра — за ценные идеи в области сюрреализма, а Хайнца Брандта — за информацию в области нацистской практи­ки. Я благодарю д-ра Калинковича за живой интерес к моей работе, д-ра Иллича и мисс Валентину Боресман — за дружескую поддержку при отборе литературы в Между­народном центре документации в Куэрнавака. Пользуюсь случаем поблагодарить мисс Беатрис Майер, которая 20 лет перепечатывает мои рукописи, внося в них необходимую и ценную литературную правку, а также компетентнейшего редактора Марион Одомирок и многих других.

Это исследование было поддержано Национальным ин­ститутом умственного здоровья Государственной службы здравоохранения (грант № МН 13144-01, МН 13144-02). Я признателен также Фонду Альберта и Мари Ласкер, благо­даря которому я смог воспользоваться помощью ассистента.

Нью-Йорк, май 1973 г. Э.Ф.

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЯСНЕНИЯ

Многозначность слова "агрессия" вызывает большую нераз­бериху в литературе. Оно употребляется и по отношению к человеку, который защищается от нападения, и к разбой­нику, убивающему свою жертву ради денег, и к садисту*, пытающему пленника. Путаница еще более усиливается, поскольку этим понятием пользуются для характеристики сексуального поведения мужской половины человеческого рода, для целеустремленного поведения альпиниста, тор­говца и даже крестьянина, рьяно трудящегося на своем поле. Возможно, причиной такой путаницы является бихевиористское* влияние в психологии и психиатрии. Если обозначать словом "агрессия" все "вредные" действия, т. е. все действия, которые наносят ущерб или приводят к разру­шению живого или неживого объекта (растения, животного и человека в том числе), то тогда, конечно, поиск причины утрачивает свой смысл, тогда безразличен характер импульса, в результате которого произошло это вредное действие. Если называть одним и тем же словом действия, направленные на разрушение, действия, предназначенные для защиты, и действия, осуществляемые с конструктивной целью, то, пожалуй, надо расстаться с надеждой выйти на понимание "причин", лежащих в основе этих действий; ведь у них нет одной общей причины, так как речь идет о совершенно разнородных явлениях, и потому попытка обнаружить при­чину "агрессии" ставит исследователя в позицию, безна­дежную с теоретической точки зрения8.


Каталог: download
download -> Coping with Final Exams Stress ( Справляемся со стрессом перед выпускными экзаменами)
download -> Стресс и способы борьбы с ним (Stress and How to Cope With It)
download -> Потребность
download -> Примерная программа дисциплины психология журналистики
download -> Пояснительная записка требования к студентам
download -> Биография А. Маслоу. Основные положения теории гуманистической психологии А. Маслоу
download -> Иерархическая модель классификации мотивов: абрахам маслоу
download -> Теория абстрактного мышления и перспективы познания
download -> Лекции Происхождение сознания. Психика животных и человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   52


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница