Перевод с английского



страница48/52
Дата11.05.2016
Размер8.15 Mb.
ТипРеферат
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   52

Подводя итог рассмотрению Фрейдовой теории инстин­ктов жизни и смерти, вряд ли удастся избежать вывода, что с 1920 г. Фрейд запутался в двух основательно разли­чающихся представлениях и в двух особых подходах к проблеме человеческой мотивации. Первый — конфликт между самосохранением и сексуальностью — соответство­вал традиционному представлению: разум против страс­тей, долг против естественной склонности или голод про­тив любви в качестве движущих сил в человеке. Более поздняя теория, основанная на конфликте между склон­ностью любить и склонностью умирать, между интеграци­ей и дезинтеграцией, между любовью и ненавистью, была совершенно иной. Хотя кто-то и может сказать, что она основывалась на известном представлении о любви и не­нависти как двух силах, движущих человеком, на самом деле она была глубже и оригинальнее: она следовала пла­тоновской традиции в трактовке Эроса и рассматривала любовь как энергию, связующую воедино всю живую суб­станцию и выступающую гарантом жизни. Говоря еще точ­нее, она, видимо, следует идее Эмпедокла о том, что мир живых существ может существовать лишь до тех пор, пока идет борьба между противоположными силами Вражды и Афродиты, т. е. любви, пока силы симпатии и антипатии действуют совместно375.

5. Принцип понижения возбуждения как основа прин­ципа удовольствия и инстинкта смерти.

Различия между старой и новой теориями Фрейда не должны, однако, заставить нас забыть о том, что есть одна аксиома, глубоко запавшая в сознание Фрейда еще со времени его совместных исследований с фон Брюкке, аксиома, общая обеим теориям. Эта аксиома — "принцип понижения напряжения", составлявший основу Фрейдова мышления начиная с 1888 г. и вплоть до самых послед­них его рассуждений об инстинкте смерти.

Уже в самом начале своей работы в 1888 г. Фрейд гово­рил о "постоянном количестве возбуждения". В 1892 г. он сформулировал принцип яснее, написав: "Нервная систе­ма старается сохранить нечто постоянное в своих функциональных отношениях, что мы можем описать как «сумму возбуждения». Она запускает в действие это пред­варительное условие здоровья, ассоциативно избавляясь от каждого чувствительного прироста возбуждения или разгружая его через подходящую моторную реакцию" (Кур­сив мой. — Э. Ф.).

Соответственно Фрейд определил психическую травму, занимающую важное место в его теории истерии, сле­дующим образом: "Любое впечатление, от которого не­рвной системе трудно избавиться с помощью ассоциа­тивной или моторной реакции, становится психической травмой" (Курсив мой. — Э. Ф.).

В "Наброске научной психологии" (1895) Фрейд гово­рил о "принципе нейронной инерции", согласно которому "нейроны стремятся отделаться от Q. На этой основе и следует понимать структуру и развитие, как, впрочем, и функции [нейронов]". Что Фрейд подразумевает под Q, не совсем ясно. В данной статье он определяет его как то, "что отличает активность от покоя"376, имея в виду нерв­ную энергию377. Как бы то ни было, мы чувствуем твердую почву под ногами, когда говорим, что начало того, что Фрейд позже назвал принципом "постоянства", подразу­мевающим понижение всей нервной активности до мини­мального уровня, приходится на те далекие годы. Два­дцать пять лет спустя в работе "По ту сторону принципа удовольствия" Фрейд выразил этот принцип в психологи­ческих терминах следующим образом: "Психический ап­парат обладает тенденцией удерживать имеющееся в нем количество возбуждения на возможно более низком или по меньшей мере постоянном уровне"378. Здесь Фрейд гово­рит, что тот же принцип "постоянства" или "инерции" имеет два варианта: один — поддерживание возбуждения на постоянном уровне, другой — понижение его до воз­можно низкого уровня. Иногда Фрейд использовал каж­дый из двух терминов для обозначения того или иного варианта основного принципа379.

Принцип удовольствия базируется на принципе посто­янства. Выработанное химическим путем либидозное воз­буждение нуждается в понижении до нормального уров­ня; принцип поддерживания напряжения на постоянном уровне управляет функционированием нервной системы. Напряжение, превысившее обычный уровень, ощущается как "неудовольствие"; понижение его до постоянного уров­ня — как "удовольствие". "Факты, побудившие нас при­знать господство принципа удовольствия в психической жизни, находят свое выражение также в предположении, что психический аппарат обладает тенденцией удержи­вать имеющееся в нем количество возбуждения на воз­можно более низком или по меньшей мере постоянном уровне... Принцип удовольствия выводится из принципа константности"380 (Курсив мой. — Э. Ф.). До тех пор, пока мы не осмыслим Фрейдовой аксиомы о понижении напря­жения, мы так и не поймем его позиции, центром которой было не представление о гедонистском стремлении к удо­вольствию, а скорее допущение физиологической необходи­мости уменьшить напряжение и вместе с ним — психоло­гически — неудовольствие. Принцип удовольствия основы­вается на поддерживании возбуждения на некотором посто­янном уровне. Но принцип постоянства предполагает также и тенденцию поддерживать возбуждение на минимальном уровне; в этой разновидности он становится основой для инстинкта смерти. Фрейд выразил это так: "То, что мы признали в качестве доминирующей тенденции психичес­кой жизни, может быть, всей нервной деятельности, а именно стремление к уменьшению, сохранению в покое, прекращению внутреннего раздражающего напряжения (по выражению Барбары Лоу — «принцип нирваны»), как это находит себе выражение в принципе удовольствия, является одним из наших самых сильных мотивов для уверенности в существовании влечений к смерти"381.

В этом пункте Фрейд достигает позиции, которую по­чти невозможно защищать: принципы постоянства, инер­ции, нирваны — тождественны; принцип понижения на­пряжения руководит сексуальными инстинктами (если пользоваться терминами принцип» удовольствия) и в то же время составляет сущность инстинкта смерти. Учиты­вая, что Фрейд описывает инстинкт смерти не только как саморазрушение, но и как разрушение других, он пришел бы к парадоксу, по которому принцип удовольствия и разрушительный инстинкт обязаны своим существованием одному и тому же принципу. Вполне естественно, Фрейд не удовлетворился бы подобной идеей, особенно потому, что она соотносилась бы скорее с монистической, нежели с дуалистической моделью противоборствующих сил, от которой Фрейд никогда не отказывался. Четырьмя годами позже в "Экономической проблеме мазохизма" Фрейд пи­сал: "Но мы без колебаний отождествили принцип удоволь­ствия—неудовольствия с принципом нирваны... Принцип нирваны (и предположительно тождественный ему прин­цип удовольствия) полностью обслуживал бы инстинкты смерти, цель которых перевести неугомонность жизни в стабильность неорганического состояния, и его функция состояла бы в том, чтобы предостерегать против требова­ний инстинктов жизни — либидо, пытающихся нарушить предопределенный ход жизни. Но не может быть, чтобы такой взгляд был правильным" (Курсив мой. — Э. Ф.).

Чтобы подтвердить несостоятельность этого взгляда, Фрейд делает шаг, который с самого начала могла бы подсказать ему обыкновенная целесообразность. Он писал: "Похоже, что в ряду ощущений напряжения мы не­посредственно различаем увеличение или уменьшение ко­личества раздражения, и не может быть сомнений в том, что есть разновидности напряжения, порождающие удо­вольствие, и есть разновидности ослабления напряжения, вызывающие неудовольствие. Состояние сексуального воз­буждения — ярчайший пример вызывающего удовольствие увеличения раздражения, но, конечно же, он — не един­ственный.

Таким образом, удовольствие и неудовольствие нельзя соотносить с увеличением или уменьшением количества (которое мы описываем как «напряжение, порожденное раздражением»), хотя им явно приходится в значитель­ной мере подстраиваться под этот фактор. Видимо, они зависят не от количества, а от некоторой его особенности, которую мы можем описать только как качественную. Если бы мы были в состоянии сказать, что представляет собой эта качественная характеристика, мы бы значительно про­двинулись в области психологии. Возможно, это ритм, временная последовательность изменений, подъемы и спа­ды в количестве раздражения. Мы не знаем".

Однако в дальнейшем Фрейд не развивал эту мысль, хотя не похоже, чтобы его удовлетворило такое объясне­ние. Вместо этого он предложил другую идею, означав­шую попытку преодолеть опасность отождествления удо­вольствия с разрушением. Он продолжал: "Как бы то ни было, мы должны признать, что принцип нирваны, при­надлежащий как таковой инстинкту смерти, в живых орга­низмах подвергся видоизменению, благодаря которому он превратился в принцип удовольствия; и впредь мы будем избегать рассматривать два принципа как один... Прин­цип нирваны выражает тенденцию инстинкта смерти; прин­цип удовольствия представляет требования либидо; видо­изменение последнего — принцип реальности — представ­ляет воздействие внешнего мира".

Такое объяснение больше похоже на теоретическое пред­писание, чем на разъяснение положения о том, что прин­цип удовольствия и инстинкт смерти не тождественны.

Несмотря на то что попытка Фрейда выпутаться из парадоксальной ситуации, по-моему, оказалась безуспеш­ной, хотя и блестящей, важно в данном вопросе не то,удалась она ему или нет. Важнее то, что надо всем психо­логическим мышлением Фрейда с самого начала и до кон­ца тяготела аксиома, согласно которой принцип пониже­ния возбуждения — руководящий принцип всей психиче­ской и нервной жизни.

Истоки этой аксиомы нам известны. Фрейд сам проци­тировал Фехнера как родоначальника этой идеи. Он пи­сал: "Для нас, однако, не может быть безразличным то, что такой глубокий исследователь, как Т. Фехнер, выдви­нул теорию удовольствия и неудовольствия, в существен­ном совпадающую с той, к которой приводит нас психо­аналитическая работа. Положение Фехнера, высказанное в его небольшой статье «Некоторые идеи и истории сотво­рения и развития организмов» (18ТЗ, раздел 9, дополне­ние, с. 94), гласит следующее: "Поскольку определенные стремления всегда находятся в связи с удовольствием или неудовольствием, можно также удовольствие и неудоволь­ствие мыслить в психофизической связи с условиями устойчивости и неустойчивости, и это позволяет обосно­вать развитую мной в другом месте гипотезу, что всякое психофизическое движение, переходящее за порог созна­ния, связано до известной степени с удовольствием, когда оно, перейдя известную границу, приближается к полной устойчивости, и с неудовольствием, когда, также перехо­дя известный предел, оно отдаляется от этого; между обе­ими границами, которые можно назвать качественным по­рогом удовольствия и неудовольствия, в определенных гра­ницах лежит известная область чувственной индифферент­ности..."382

Факты, побудившие нас признать господство принципа удовольствия в психической жизни, находят свое выраже­ние также в предположении, что психический аппарат об­ладает тенденцией удерживать имеющееся в нем количе­стве возбуждения на возможно более низком или по мень­шей мере постоянном уровне. Это то же самое, лишь вы­раженное иначе, так как если работа психического аппарата направлена к тому, чтобы удерживать количество возбуждения на низком уровне, то все, что содействует нарастанию напряжения, должно быть рассматриваемо как нарушающее нормальные функции организма, т. е. как неудовольствие.

Принцип удовольствия выводится из принципа констант­ности. В действительности к принципу константности при­водят нас те же факты, которые заставляют нас признать принцип удовольствия. При подробном рассмотрении мы найдем также, что эта предполагаемая нами тенденция душевного аппарата подчиняется, в качестве частного слу­чая, указанной Фехнером "тенденции к устойчивости", с которой он поставил в связь ощущение удовольствия и неудовольствия"383.

Но Фехнер был отнюдь не единственным выразителем принципа понижения напряжения. Благодаря физическим представлениям об энергии, понятие энергии и закон со­хранения энергии приобрели популярность среди физио­логов. Окажись Фрейд под влиянием этих физических те­орий, и они, возможно, привели бы его к выводу, что инстинкт смерти — всего лишь частный случай общего физического закона. Но ошибочность подобного вывода становится очевидной, если мы примем во внимание раз­личие между неорганической и органической материей. Рене Дюбо выразил это положение очень сжато. Он писал: "Со­гласно одному из фундаментальнейших законов физики, универсальная тенденция материального мира — катить­ся по наклонной плоскости, опускаться до нижайшего из возможных уровня напряжения, постоянно теряя потен­циальную энергию и степень организованности. Напротив, жизнь постоянно творит порядок из неупорядоченной ма­терии и поддерживает его. Чтобы осмыслить глубокое зна­чение этого факта, надо просто представить себе, что про­исходит с любым живым организмом — как с мельчай­шим, так и с крупнейшим и наиболее развитым, — когда он в конце концов умирает".

Два английских автора — Р. Кэпп (1931) и Л. Пенроуз (1931) — подвергли весьма убедительной критике попыт­ки некоторых авторов увязать физическую теорию с инстинктом смерти, заявив, что пора наконец покончить с мыслью о том, будто между энтропией и инстинктом смер­ти могла быть какая-то связь"384.

Имел ли Фрейд в виду связь между энтропией и ин­стинктом смерти или не имел, не так уж важно. Даже если и не имел, сам принцип понижения возбуждения и энергии до минимального уровня покоится на основной ошибке, на которую указывает Дюбо в вышеприведенном высказывании; ошибке, состоящей в игнорировании фун­даментального различия между жизнью и нежизнью, между "организмами" и "вещами".

Чтобы отойти от законов, значимых только для орга­нической материи, в последующие годы предпочтение было отдано, вместо энтропии, Другой аналогии, а именно по­нятию "гомеостасис", разработанному Вальтером Кэнноном (1963). Но Джонс и другие, усмотревшие в этом по­нятии аналогию Фрейдову принципу нирваны, путают два принципа. Фрейд говорит о тенденции устранить или по­низить возбуждение. Кэннон со своей стороны и многие исследователи более позднего времени говорят о необходи­мости поддерживать внутреннюю среду в относительно ста­бильном состоянии. Такая стабильность предполагает, что внутренняя среда стремится остаться стабильной, а вовсе не понизить энергию до минимума. Смешение, очевидно, происходит из-за двусмысленности слов "стабильность" и "постоянство". Продемонстрировать ошибку можно на про­стом примере. Если температуру в комнате нужно поддер­живать на стабильном или постоянном уровне с помощью термостата, это значит, что она не должна ни поднимать­ся выше, ни опускаться ниже определенного уровня; если бы, однако, тенденция состояла в том, чтобы температура находилась на минимальном уровне, это было бы совер­шенно другое дело; фактически гомеостатический прин­цип стабильности противоречит принципу нирваны, пред­полагающему понижение всей энергии или ее определен­ного вида.

Видимо, нет особых сомнений в том, что Фрейдова ба­зисная аксиома понижения напряжения — родоначальни­ца как принципа удовольствия, так и инстинкта смерти — обязана своим существованием мышлению, характерному для немецкого механистического материализма, и помимо этого ориентации на то, чтобы рассматривать человека как машину, что явилось отличительной чертой западного мышления последних столетий. Эти представления небы­ли подсказаны Фрейду клиническим опытом; глубокая при­верженность Фрейда физиологическим теориям его учите­лей взвалила на него и психоаналитиков более позднего времени бремя "аксиомы". Она загнала клинические на­блюдения и окончательную формулировку теории в узкие рамки принципа понижения напряжения, который вряд ли можно было согласовать с богатством данных, свиде­тельствующих о том, что человек любого возраста ищет возбуждения, стимуляции, отношений любви и дружбы, жаждет приумножить свою соотнесенность с миром, — ко­роче, человек, похоже, мотивируется принципом повыше­ния напряжения в той же мере, в какой и принципом понижения напряжения. Но хотя у многих психоаналити­ков сложилось впечатление об ограниченной применимос­ти принципа понижения напряжения, они не изменили своей фундаментальной позиции и постарались совместить своеобразную смесь Фрейдовых метапсихологических пред­ставлений и логику своих клинических данных.

Пожалуй, загадка самообмана Фрейда насчет примени­мости понятия инстинкта смерти требует еще одного эле­мента для своего разрешения. Каждый внимательный чи­татель произведений Фрейда, должно быть, также отдает себе отчет в том, как осторожно и осмотрительно обра­щался он с новыми теоретическими построениями, пред­ставляя их впервые. Он избегал заявлений об их ценнос­ти, а иногда даже протестовал против их переоценки. Но чем больше времени проходило, тем больше гипотетиче­ских положений превращалось в теории, над которыми надстраивались новые конструкции и теории. Фрейд-тео­ретик прекрасно сознавал, насколько сомнительна значи­мость многих его построений. Почему же он забыл свои первоначальные сомнения? Трудно ответить на этот воп­рос; может быть, ответ заключается в том, что он был лидером психоаналитического движения385. Те из его учеников, кто осмелился критиковать фундаментальные ас­пекты его теорий, покинули его или были вытеснены тем или иным способом. Те, кто создавал психоаналитическое движение, были по преимуществу людьми прозаическими с точки зрения их теоретических способностей, и им было бы трудно следовать за Фрейдом через базисные измене­ния в теории. Им нужна была догма, в которую они бы поверили и вокруг которой могли бы организовать движе­ние386. Так Фрейд-ученый стал в известной мере заложни­ком Фрейда — лидера движения; иначе говоря, Фрейд-учитель оказался в плену у своих верных, но нетворче­ских последователей.

ПРИМЕЧАНИЯ

В основу настоящего перевода книги Э. Фромма положено ее первое издание: Fromm Е. The Anatomy of Human Destructiveness. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1973. Использовалось также немецкое издание труда: Fromm Е. Anatomic der menschlichen Destmktivitat//Gesamtausgabe. Bd. 7. Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1980. Кроме того, учитывались публикации отдельных глав книги Фромма на русском языке (см.: Фромм Э. Некрофи­лия и Гитлер//Вопр. философии. 1991. № 9; Фромм Э. Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии. М.: Издательская группа "Прогресс" — VIA, 1992.)

Некрофилия — любовь к мертвому. Обычно этим тер­мином обозначается половое извращение, проявляющееся в по­ловом влечении к трупам. Фромм трактует некрофилию расши­рительно как стремление к разрушению жизни, к разложению ее на части и как пристрастие ко всему омертвленному, в том числе к механическому (см. пояснения Фромма к этому терми­ну в начале главы XII).

Биофилия — любовь ко всему живому.

Садист — человек, способный получать удовольствие или даже удовлетворение полового влечения, причиняя стра­дания — моральные или физические — другому человеку. Тер­мин образован от фамилии французского писателя маркиза де Сада (XVIII в.), красочно описавшего это явление и считавшего возможность удовлетворять подобные наклонности необходимым элементом свободы. В психоанализе садизм трактуется расши­рительно как активная сторона влечений. То, что обычно пони­мается под садизмом, в психоанализе рассматривается как из­вращение. Фромм осмысливает садизм как патологическое стремление к неограниченной власти над другими существа­ми, причем наличие сексуального момента возможно, но не обя­зательно.

Бихевиоризм — направление в психологии, считаю­щее поведение подлинным предметом психологической науки (подробнее см. в главе II).

Инстинкт — в физиологии безусловный рефлекс. В психоанализе используется в основном в англоязычной литера­туре как синоним влечения. Фрейд обычно употреблял послед­ний термин, но применял и некоторые другие сходные понятия: побуждение, импульс, стремление и пр. (см. пояснения Фром­ма к термину "инстинкт" в начале главы IV).

Либидо — в психоанализе понятие, охватывающее всю совокупность проявлений сексуальной энергии. Либидо, направленное на объект, называется объектным, направленное человеком на себя — нарциссическим. В ходе психосексуаль­ного развития человека либидо перемещается из одной эро­генной зоны в другую. Под эрогенными зонами понимаются части тела, обладающие в равные периоды жизни человека повышенной чувствительность и становящиеся источником сексуального возбуждения. Выделяются четыре эрогенные зоны и соответствующие им либидозные фазы: оральная связана со ртом как органом сосания материнской груди; анальная — заднепроходным отверстием и испражнением; фаллическая — с фаллосом в функции мочеиспускания и генитальная — с гениталиями, способными стать органами размножения. Только генитальная фаза соответствует зрелой сексуальности, к которой обычно и применяется этот термин. Фрейд тракто­вал сексуальность гораздо шире, включая в нее и влечения предыдущих либидозных фаз, в совокупности называемых предгенитальными.

Филогенетический — относящийся к развитию вида или рода в отличие от онтогенетического — относящегося к ин­дивидуальному развитию.

Рационализация — в психоанализе понимается как бессознательное оправдание поведения, при котором истинные, но неприемлемые для сознания личности мотивы или причины заменяются на приемлемые для него.

Экзистенциальные потребности (от лат. existentia — "существование") — потребности, вытекающие из особенностей человеческого существования.

Сублимация — переключение энергии психических влечений с сексуальных объектов на более возвышенные цели, например на художественное творчество.

Формы либидо — см. примеч. к "Либидо".

Редукционизм — сведение явлений более высокого по­рядка к более простым без учета качественной специфики явле­ний более высокого уровня.

Трансцендентный — выходящий за пределы повсе­дневного эмпирического опыта. О термине "трансценденция" см. главу X раздела "Экзистенциальные потребности...".

Мазохизм — способность человека испытывать удоволь­ствие от причиненного ему страдания — морального или физи­ческого. Психоанализ истолковывает мазохизм расширительно как пассивную сторону влечений.

Вытеснение — введенный Фрейдом термин для обо­значения механизма, с помощью которого бессознательные влечения, неприемлемые для сознания личности, не допускаются до осознания и удерживаются в области бессознательного. Вы­теснению в бессознательное могут подвергаться также неприят­ные переживания, мысли, воспоминания реальной жизни.

Бессознательное — в психоанализе сфера влечений, в принципе неприемлемых для сознания. Бессознательное явля­ется и источником влечений, и системой психики, включаю­щей в себя первичные и вытесненные влечения.

Нарциссическая личность — личность, психосексу­альная энергия которой направлена на самое себя (от имени гре­ческого юноши Нарцисса, влюбившегося в собственное отраже­ние). Подробнее см. главу IX раздела "Агрессия и нарциссизм".

Фрустрация — состояние тревоги или напряжения, возникающее в результате расстройства планов, неосуществленных надежд. В психоанализе понимается как задержка в удовлетво­рении влечений или препятствие на его пути (подробнее см. главу II раздела "Теория фрустрационной агрессивности").

Сопротивление — в психоанализе обозначение силы, которая мешает человеку осознать вытесненные влечения. Задача психоаналитика — преодолеть сопротивление и помочь пациенту осознать бессознательные содержания своей психической жизни.

Логический позитивизм — философское течение пер­вой половины XX в. (начиная с 20-х гг.), считающее подлинной задачей философии логический анализ языка науки. Пытается устранить из философии ее традиционные мировоззренческие проблемы, а процесс познания предельно формализовать, очис­тив его от психологизма.

Невротический — относящийся к неврозу, психиче­скому отклонению от нормы, вызванному сложившимся в пси­хике конфликтом. Причем человек не утрачивает способности различать внешний и внутренний миры, критически оценивать свои действия. Поэтому невроз, как правило, признается не бо­лезнью, а специфическим состоянием психики, хотя он обычно сопровождается мучительными переживаниями.

Артефакты — искусственно созданные ситуации или явления.

Интеракционизм — направление в социологии и пси­хологии, придающее особое значение исследованию взаимодей­ствия между людьми.


Каталог: download
download -> Coping with Final Exams Stress ( Справляемся со стрессом перед выпускными экзаменами)
download -> Стресс и способы борьбы с ним (Stress and How to Cope With It)
download -> Потребность
download -> Примерная программа дисциплины психология журналистики
download -> Пояснительная записка требования к студентам
download -> Биография А. Маслоу. Основные положения теории гуманистической психологии А. Маслоу
download -> Иерархическая модель классификации мотивов: абрахам маслоу
download -> Теория абстрактного мышления и перспективы познания
download -> Лекции Происхождение сознания. Психика животных и человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   52


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница