Перевод с английского



страница52/52
Дата11.05.2016
Размер8.15 Mb.
ТипРеферат
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   52


133 Сексуальную одержимость у людей малоэмоциональных и угрюмых можно наблюдать и в современном западном обществе, например у "свинге­ров", которые занимаются групповым сексом, а во всем остальном являют пример тоски и скуки. Для них секс представляет единственное разнообра­зие в их несчастной жизни и одиночестве. И вероятно, они мало чем отлича­ются от той части общества потребления, для которой не существует огра­ничений в сексуальном потреблении, ибо для них секс (как наркотик) — это единственное разнообразие в их мрачном настроении и почти постоянной депрессии.

134 С. Пальмер, занимаясь изучением агрессивности примитивных наро­дов, отслеживал статистику убийств и самоубийств у сорока народов, ли­шенных письменности. Он включает убийства и самоубийства в категори­альный ряд "деструктивных действий" и сравнивает частотность этих собы­тий в сорока обществах. Среди обследованных групп одна показала низший индекс деструктивности (от 0 до 5); в нее входят 8 культур. Следующую группу составляют 14 социальных систем со средним индексом деструктив­ности (от 6 до 15). И третья группа, обнаружившая самый высокий индекс деструктивности (16—42), включает 18 культур. Если первые две группы объединить, то получится, что 22 культурам с низким и средним уровнем агрессивности противостоят 18 обществ с очень сильной агрессивностью. Анализ Пальмера подтверждает ту самую тенденцию, которую я сам обна­ружил при исследовании 30 примитивных культур (хотя мои данные не показали такого высокого процента агрессивности).

135 М. Р. Дэви приводит богатейший материал об агрессивности у них. (Ср. К. Райт о ведении войн в цивилизованных обществах.)

136 Бланк обращает внимание на дионисийские мистерии древних греков.

137 Это точка зрения братьев Рассел — двух известных ученых, исследо­вавших проблему насилия.

138 Л. фон Берталанфи в принципе разделяет нашу точку зрения. Он пи­шет: "В человеческой психике, без сомнения, есть некоторые деструктив­ные тенденции, которые похожи на биологические задатки. Однако самые угрожающие формы агрессивности далеко выходят за рамки проблемы са­мосохранения и саморазрушения. Они коренятся в собственно человеческой форме жизни, которая выше биологической и специфика которой обусловле­на способностью к абстрактному мышлению, к созданию особого символи­ческого мира мысли, речи и общения".

139 Из личной беседы с ныне покойным д-ром Д. Т. Судзуки.

140 См. инструктивную книжечку Херригела "Дзэн в искусстве стрельбы из лука".

141 См. исследование Ф. Бича о крысах.

142 Эти цифры небезупречны, так как процент носителей формулы XYY у обычного населения колеблется от 0,5 до 3,5.

143 См. исследования Монтегю и Нильсена.

144 Новейшие данные по этой проблеме приводят к выводу, что связь между агрессией и хромосомным рядом XYY пока остается недоказанной. "...Кажется, кое-кто поспешил с выводами, объявив носителей генной фор­мулы XYY чрезмерно агрессивными по сравнению с остальными заключен­ными".


145 Копуляция* животных и в самом деле производит такое впечатление, будто самец ведет себя весьма агрессивно. Однако наблюдения опытных специалистов показали, что это впечатление обманчиво. Во всяком случае у млекопитающих самец никогда не причиняет вреда самке.

146 См. подробнее о садизме в главе II.

147 Для этого явления характерно, что греческое слово этос, которое буквально означает "поведение", восприняло значение слова "этический" так же точно, как слово "норма" (которое первоначально обозначало инстру­мент маляра-строителя) стало употребляться в двух значениях "нормаль­ный" и "нормативный".

148 Я обязан выразить благодарность д-ру X. де Диас Эрнандесу за его интереснейшие соображения из области нейрофизиологии. Я не смогу по­дробнее рассмотреть здесь эти идеи, ибо это потребовало бы специального профессионального обсуждения.

149 Социальные революции, имевшие место в истории, не могут отменить того факта, что даже дети совершают революции, хотя и на свой манер. Они борются за свою свободу своими индивидуальными методами: от дурного поведения, отказа принимать пищу и соблюдать чистоту до различных про­явлений дерзости и неподчинения, включая симуляцию умственной отста­лости. Взрослые при этом ведут себя свысока, как и положено элитной группе, наделенной властью. Ради самоутверждения они применяют физи­ческую силу, нередко используя сочетание "кнута и пряника". В результа­те большинство детей сдаются, предпочитая капитуляцию бесконечным мучениям.

Эта борьба бывает безжалостной и беспощадной, а жертвы ее сплошь и рядом оказываются на больничной койке. Однако нельзя не отметить один весьма характерный факт, что все человеческие существа (дети властвую­щих родителей и людей, лишенных власти) имеют нечто общее: их объеди­няет то, что когда-то они были немощными и боролись за свою свободу. То есть можно предположить, что независимо от врожденных задатков каж­дый человек в детстве приобретает некоторый революционный потенциал, который тихо тлеет, но при определенных условиях может вспыхнуть и привести к мобилизации всех сил.



150 Это относится не только к человеку. Мы уже упоминали о вредных последствиях жизни в зоопарке, и эти факты не в состоянии опровергнуть даже самые авторитетные специалисты, как, например, Гедигер.

151 Цвет кожи производит такое впечатление лишь в сочетании с беспо­мощностью и отсутствием власти. Когда к началу века японцы преврати­лись в мощную нацию, они сразу стали личностями. Здесь критерием чело­веческого начала стало обладание прогрессивными технологиями.

152 Подробнее проблемы нарциссизма рассмотрены в книге Фромма "Душа человека".

153 Фрейд 3. Понятие нарциссизма.

154 В последние годы многие аналитики высказали сомнение по поводу "первичного нарциссизма" в раннем детстве и сделали предположение о более раннем, чем полагал Фрейд, возникновении "объектного либидо". Кроме того, большинство психоаналитиков отказалось от представлений об исклю­чительно нарциссистском характере психозов.

155 Дальше я остановлюсь лишь на одной форме нарциссизма, которая проявляется в чувстве собственного совершенства. А есть еще одна форма, внешне как бы противоположная первой. Это негативный нарциссизм, при котором человек находится в постоянной тревоге за свое здоровье вплоть до ипохондрии*. Эта форма нарциссизма в нашем контексте не играет роли. Хотя надо помнить, что обе формы могут выступать в смешанном виде, — примером тому служит ипохондрический синдром у Гиммлера.

156 На самом деле проблема соотношения нарциссизма в творчества гораз­до сложнее и нуждается в более детальном обсуждении, чем мы это можем себе здесь позволить.

157 Это не значит, что он обязательно блефует, хотя и это достаточно часто случается. Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль в очень большой мере были нарциссическими личностями, яо у них были реальные политические достижения. Правда, эти заслуги не были столь велики, что­бы обеспечить чувство надежности и самооправдания. Впрочем, и нарцис­сизм не был у них такого масштаба, как, например, у Гитлера. Этим объяс­няется то, что Черчилль довольно спокойно перенес поражение на выборах 1948 г., и так же, я думаю, повел бы себя и Рузвельт, если бы он потерпел провал. Другое дело Гитлер и Сталин. Гитлеру было легче умереть, чем смириться с поражением. У Сталина в первые недели войны 1941 г. явно начался психический кризис, а в последние годы жизни, когда он распло­дил вокруг себя врагов и, вероятно, больше не чувствовал себя "отцом наро­дов", у него проявился явный параноидальный синдром.

158 Что и требовалось доказать (лат.). Прим. ред

159 Зато некоторые исследователи, напротив, очень ловко доказывают, что в человеческих отношениях мирное сотрудничество является столь же есте­ственной и фундаментальной тенденцией, как и борьба, а войну рассматри­вают в основном как психологическую проблему.

160 Когда я закончил эту часть рукописи, я получил материалы 27-го Кон­гресса международного психоаналитического общества, проходившего в Вене (1971), где я обнаружил новые подходы к проблеме войн. Д-р Мичерлих сказал, что история "выбросит на помойку все ваши теории", если психоана­лиз не сумеет повернуться в сторону социальных проблем. "Я боюсь, — сказал он далее, — что никто не станет принимать нас всерьез, если мы будем по-прежнему утверждать, будто война — это убийство сыновей и начинается она из-за того, что отцы ненавидят своих сыновей и желают их смерти. Мы должны создать теорию, объясняющую групповое поведение; теорию, которая сумеет связать это поведение с социальными конфликтами, которые активизиру­ют стремление индивидов. На самом деле психоаналитики предпринимали попытки такого рода еще в 30-е гг., что и приводило время от времени к их исключению из психоаналитического общества (под разными предлогами)". В заключение конгресса Анна Фрейд официально признала, что эти новые "подходы" имеют право на существование; при этом она осторожно заметила: "Нам следует подождать с формулировкой теории агрессии, пока мы не нако­пили достаточно много клинических данных о происхождении агрессивности". (Обе цитаты из парижского издания "Геральд Трибюн" от 29 и 31 июля 1971 г.)

161 О войне 1914–1918 гг. написано так много, что даже сокращенная библиография заняла бы несколько страниц. Самыми основательными ис­следованиями причин первой мировой войны я считаю работы двух вид­ных историков: Г. Халлгартева и Ф. Фишера.

162 Не стоит преувеличивать значение этого фактора. Пример Швейцарии, Бельгии, Голландии и Скандинавских стран показывает, что жажда при­ключений вовсе не является толчком, основанием для начала войны, если только стране не угрожает нападение извне, а правительство не видит при­чин для объявления войны.

163 См. также раздел "Война у первобытных народов" в восьмой главе данной книги.

164 Некоторые из этих проблем уже обсуждалась на страницах моих работ "Здоровое общество" и "Революция надежды".

165 Исключение составляли стоики Греции, которые ратовали за равенство всех людей, а также гуманисты Ренессанса, такие как Эразм, Томас Мор и Хуан Луис Вивес.

166 Рихард М. Буке был канадским психиатром, другом Эмерсона и от­важным, изобретательным человеком. В свое время он был известнейшим психиатром в Северной Америке. Сегодня среди профессионалов он полнос­тью забыт, хотя его книга "Космическое сознание", переизданная в 1946 г., на протяжении ста лет была самой популярной среди непрофессионалов.

167 Здесь приведены .идеи Дарвина в обобщенном виде, как они сформули­рованы у Симпсона.

168 См. обсуждение этого вопроса у Пилбима, Монтегю и Смоллы.

169 Представление Маркса о человеке рассматривается в соответствующих работах Э. Фромма. — Прим. перев

170 Я здесь ради упрощения использую слово "инстинкт" в довольно широком смысле. Не в современном привычном понимании "инстинктив­ности" как противоположности "обучаемости", а в смысле "естественного влечения".

171 Джудзон Херрих попытался дать вам некоторое представление о фан­тастических возможностях нервных связей: "Можно с уверенностью ска­зать, что большинство нейронов коры прямо или косвенно связаны с каждой зоной мозга. Это и есть физиологическая основа для всех ассоциативных процессов, происходящих в мозгу. Ассоциативные связи образуют анатоми­ческий механизм, который в момент отдельной мыслительной цепочки вклю­чает параллельно огромное число комбинаций, а они, подключая дополни­тельные нейронные связи, делают ассоциативный ряд практически безгра­ничным... Если миллион нервных клеток группами по два нейрона вклю­чить во все возможные комбинации друг с другом, то число сочетаний (из миллиона по два) составит 102783000 (единица с 2 783 000 нулями)..."

Из того, что нам известно о коре больших полушарий, можно сделать вывод, что число нейронов, готовых к одновременному вступлению в связи, составляет 102783000... Для сравнения интересно привести добавление Ливинг-стона: "Следует помнить, что число атомов в Универсуме оценивается в целом как 1066".



172 Этот подход к дифференциации влечений во многом соответствует клас­сификации К. Маркса. Он говорит о двух типах человеческих потребностей и влечений: первые — это постоянные, устойчивые потребности (как голод и секс), они составляют общую для всех людей компоненту человеческой натуры и почти не зависят от социальных и культурных обстоятельств, и относительные потребности (влечения), которые возникают в связи с опре­деленной социальной структурой и формируются конкретными условиями производства и потребления. Некоторые из этих потребностей Маркс назвал нечеловеческими, неестественными или придуманными.

173 Материал данного раздела продолжает обсуждение проблем, начатое в моей книге "Здоровое общество"; чтобы не повторяться, я стараюсь быть здесь предельно кратким.

Заслуживает внимания тот факт, что Фромм в этом разделе возвращает­ся к терминологии, от которой он раньше отказался: так, вместо употреб­лявшегося в прежних работах словосочетания "черты характера", которые соответствуют различной направленности личности, он в этой книге обраща­ется к понятию "страсти", которое берет у Спинозы. — Прим. перев



174 Выражение "объект почитания" Фромм заимствует у Тиллиха и по­зднее в работе "Иметь или быть" дает ему серьезное теоретическое обоснова­ние. — Прим. перев.

175 Выражение "трансценденция" традиционно употребляется в рамках теологической традиции. В христианском мировоззрении считается само собой разумеющимся, что трансценденция человека предполагает его трансцен­дирование за пределы самого себя, возвышение над самим собой и устрем­ление к Богу. Так теология пытается доказать потребность веры в Бога, указывая на потребность человека в трансценденци. Однако эта аргумента­ция далеко не безупречна, ибо место "не-Я" может занять не только Бог, но и любой другой символический объект почитания. Ведь коль скоро человеку надо преодолеть нарциссическое состояние эгоиста (возвыситься над ним, трансцендировать), то он может перенести свое внимание на другого челове­ка, и уже это откроет ему путь из самоизоляции и адской муки эгоцентриз­ма. Кстати, в религиозных системах типа буддизма постулируется именно такой вид трансценденции, не связанный с именем Бога или с понятием сверхчеловеческой силы. То же самое понимание можно найти и у Майстера Экхарта в самых смелых его формулировках.

176 Одной из заслуг Фрейда было то, что он открыл огромное значение материнских уз и сделал их центральным пунктом развития индивида (как нормального, так и патологического). Однако, исходя из своих собственных философских установок, он вынужден был дать этим узам сексуальную интерпретацию (Эдипов комплекс) и этим снизил роль своего собственного открытия. Значительно позже, уже в конце жизни, Фрейд догадался о су­ществовании более ранних материнских уз, он признал их как "до-Эдипов комплекс". Но это были лишь заметки на полях, в целом он не отказался от понятия "инцест". Некоторые аналитики после Фрейда много работали над прояснением феномена "материнских уз": это прежде всего Ференци и его ученики, а в 50-60-е гг. также Дж. Боулби. Самые последние эксперимен­ты над приматами {Харлоу, Мак-Гаф и Томпсон) и маленькими детьми (Шпитц и Коблинер) подтвердили чрезвычайно важную роль привязанности к мате­ри. Эмпирические данные показывают, какую роль в жизни нормальной и невротической личности играют несексуальные (неинцестуозные) стремле­ния. И поскольку я на протяжении многих лет настойчиво проводил эту идею через многие мои работы, я не буду снова повторять ее, а лишь со­шлюсь на две последние книги — "Здоровое общество" и "Душа человека". Что касается проблемы симбиоза, то я советую интересующимся посмотреть мои работы, а также работы М. С. Малера.

177 В данном разделе фактически речь шла об экзистенциальной потребно­сти в привязанности. Классификацию экзистенциальных потребностей Фромм провел в книге "Здоровое общество", В этой работе Фромм называет 5 экзи­стенциальных потребностей: 1) в привязанности, соотнесенности (нем. — Bezogenheit, англ. — Ralatedness), 2) в трансценденции, 3) в обрастании корнями, 4) в чувстве идентификации, 5) в системе координат и объекте почитания. В данной книге изложен несколько иной взгляд на экзистенци­альные потребности. Потребность в привязанности, соотнесенности была изложена в последнем абзаце предыдущего раздела. Потребность в транс­ценденции уже встретилась в сноске на с. 289 и еще раз встретится в разделе "Творческие способности". Потребность в укорененности (обрастании корнями) здесь изложена очень кратко, а потребность в идентификации фактически совпадает с потребностью в единении. Потребность в системе координат и в объекте почитания изложена одинаково в обеих книгах.

Особого внимания заслуживает в этой книге проблема возбуждения (раз­дражения) и стимулирования. Потребность в стимулировании в отличие от других экзистенциальных потребностей не является специфически челове­ческой, а связана с "органическими" или нейрофизиологическими фактора­ми. Поэтому место этой потребности — где-то между биологическими вле­чениями и экзистенциальными потребностями. — Прим. перев.



178 Во избежание недоразумений я хочу подчеркнуть, что нельзя какой-либо один фактор (например, запрет) рассматривать отдельно, в отрыве от всей совокупности межличностных отношений, частью которых является запрет. Ибо запрет, высказанный без давления, не приводит к таким по­следствиям, которые имеют место, когда вся обстановка жизни направлена на то, чтобы сломать волю ребенка.

179 Я должен выразить благодарность доктору Хиту с кафедры психиат­рии Тюле не кого университета (Новый Орлеан, штат Луизиана), который показал мне несколько "кататонских" обезьян.

180 Я благодарен доктору Д. Е. Шехтеру за предоставленную возможность воспользоваться его рукописью.

181 Так, В. Герон (1957) и А. Бёртон (1967) назвали депрессию "болез­нью нашего общества". Я в "Революции надежды" и в более ранних рабо­тах обращал внимание на то, что скука пронизывает все наше общество и вызывает агрессивность.

182 Это сновидение и его интерпретация мне стали известны от одного из моих студентов, который рассказывал мне о своей практике.

183 Доктор Эслер сообщил мне об этом в личной беседе.

184 Я благодарен доктору Р. Хиту за интереснейшие рассказы о своих пациентах.

185 См: Блойлер Е., 1969.

186 Мои дальнейшие рассуждения во многом опираются на не опублико­ванные пока данные д-ра Эслера, которые он сообщил мне в личной беседе.

187 Внезапные приступы насилия могут быть обусловлены болезнью моз­га, например опухолью. Но уж конечно, подобные случаи не имеют ничего общего с депрессивными состояниями — ипохондрией и др.

188 Я хотел бы подчеркнуть здесь, что у животных нет характера. Это не значит, что они лишены индивидуальности, это знает каждый. Но при этом следует помнить, что индивидуальность до известной степени связана с тем­пераментом, который обусловлен генами, в то время как многие черты ха­рактера являются благоприобретенными- Кроме того, вопрос о наличии у животных характера влечет за собой продолжение давней дискуссии о на­личии разума у животных. Я думаю, что вполне уместно следующее допу­щение: чем больше в животном представлена инстинктивная детерминация, тем меньше у него характера, и наоборот.

189 Он добавляет, что млекопитающие и многие другие виды не смогли бы выжить без этого вмонтированного механизма солидарности; в подтвержде­ние этого ссылается на известную книгу П. Кропоткина (1902).

190 Наличие общего опыта является своеобразной основой любого психоло­гического понимания; если кто-то понимает бессознательное другого чело­века, то это означает, что он имеет доступ к бессознательным пластам своей собственной личности, и потому оказывается возможным обмен опытом.

191 От теоретиков воспитания отличается К. Маркс. Он представляет ис­ключение из правила, хотя в вульгаризованном марксизме (сталинизме или реформистской версии марксизма) было сделано все, чтобы завуалировать этот факт. Маркс предложил понятие "человеческой природы вообще", от­личающееся от природы человека как она модифицируется в каждую исто­рически данную эпоху. Согласно Марксу, определенные исторические об­стоятельства (как, например, в условиях капитализма) "калечат", "уроду­ют" человека. Социализм же, как его понимал Маркс, должен привести к полной самореализации личности.

192 См. работу С. Андрески (1972), в которой дается блистательная крити­ка общественных наук.

193 Это очень важный пункт, в котором Ж. П. Сартр неправильно понял Маркса или попытался искусственно скомбинировать свою в значительной степени волюнтаристскую теорию с исторической теорией Маркса. Великолепную кри­тику Сартра по этому пункту можно найти в книге Раисы Дунаевской (1973).

194 Хотя такое употребление слова "рациональный" и не соответствует общепринятой философской терминологии, оно все же "имеет в основе за­падную традицию. Для Гераклита logos (соответствующий латинскому ratio) — это основной принцип организации универсума, имеющий отно­шение к таким категориям того времени, как "мера", "соразмерность". У того же Гераклита "следовать логосу" означало "быть бдительным, зор­ким". Аристотель употреблял термин logos в смысле разума в этическом контексте (см.: Ethica Nicomachea), а иногда еще и а словосочетании "пра­вильный разум". Фома Аквинский говорит об appetitus rationalis (о "ра­зумном стремлении"), а также отмечает различие между разумом, кото­рый отвечает за действия и поступки, и разумом, который связан только со знанием. Спиноза говорит о рациональных и иррациональных аффектах, Паскаль — о познании истины не только умом, но и сердцем (raison du coeur). У Канта praktische Vernunft ("практический разум") предназначен для того, чтобы узнать, что человек должен делать, в то время как "чистый разум" позволяет нам узнать то, что существует... Гегель употребляет понятие разумного в отношении чувств. И наконец, я хотел бы привести здесь тезис Уайтхеда, который считал, что "функция разума состоит в том, чтобы служить искусству жить".

195 Этот вопрос был очень сильно запутан сторонниками фрейдовской схе­мы Es — Ich — Uberich. Такое деление заставляет психоаналитиков причис­лять к "Я" все то, что не принадлежит к сфере "Оно" или "Сверх-Я", и этот прием упрощения напрочь "заблокировал" исследование проблемы рацио­нальности.

196 Человек никогда не бывает детерминирован настолько, чтобы в какой-то период его жизни совершенно исключалась возможность кардинального изменения, вызванного рядом событий или переживаний. Его жизнеутвер­ждающий потенциал никогда полностью не утрачивается, и никогда нельзя предсказать заранее, проявится он или не проявится. Вот почему может иметь место подлинное обращение (покаяние). Доказательство этого тезиса потребовало бы самостоятельной книги. Сошлюсь здесь только на обширный материал о глубоких изменениях, которые могут происходить в процессе психоаналитического лечения, и о многочисленных "радикальных" преоб­ражениях, происходящих "спонтанно". Наиболее впечатляющее доказатель­ство того, что окружающая среда лишь склоняет к чему-то, но не детерми­нирует, предлагают исторические свидетельства. Даже в самых отврати­тельных обществах всегда находятся выдающиеся личности, воплощающие наивысшую форму человеческого существования. Некоторые из них стали глашатаями человечности, "спасителями", без которых человек, пожалуй, утратил бы перспективу; другие же остались неизвестными. Они были теми самыми людьми, о которых еврейская легенда упоминает как о 36 правед­никах в каждом поколении, чье существование гарантирует выживание че­ловечества.

197 Даже в отношения животных эту ситуацию следует считать недости­жимой, ибо у них тоже имеются некоторые потребности, выходящие за рамки чисто физиологических, например, потребность в игре.

198 Разумеется, звереныши также нуждаются в "любви". И в этом они очень похожи на детей. Отличие состоит в том, что человеческая любовь может быть не только нарциссической (именно об этой разновидности мы ведем речь).

199 Слово "heilig" ("духовный = святой", "высший") употребляется здесь не в традиционном значении слова, а охватывает все то, что выходит за пределы "прагматической пользы". С этих позиций убийство ради "мести" будет в той же мере "heilig", как и любовь. Ибо оба эти чувства (как и соответствующие им действия) выходят за пределы сферы полезного и ба­нального. Кроме того, надо помнить, что человек нередко называет возвы­шенным, святым то, что таковым вовсе не является. Например, сегодня все понятия и символы христианства считаются святыми, высшими, хотя у большинства прихожан они уже давно не вызывают чувства глубокой при­вязанности; с другой стороны, стремление к власти, славе, деньгам, к поко­рению природы — все это подлинные страсти, хотя объекты таких страстей не принято характеризовать словом "святой", ибо они не входят в арсенал религиозной идеологии. Лишь в виде" исключения в современном языке встре­чаются словоупотребления "святой эгоизм" (в смысле национального инте­реса), "святая месть" или "священная война".

200 Сколько бы ни ссылались на огромный возраст этой традиции, соглас­но Талмуду, одной из сени этических норм, известных уже Ною (а с ним и всему человечеству), был запрет на поедание мяса живых зверей.

201 Сообщение об индейцах Северо-Западной Канады на конгрессе в Нью­касле 1889 г. в "Записках Британской научной ассоциации". Цит. по: Бурке.

202 Я пользуюсь словом "деструктивность" и для описания собственно де­структивного поведения ("некрофилии"), и для характеристики садизма. Разницу я объясню несколько позднее.

203 Ср.: Шекспир У. Венецианский купец. Акт 3. Сцена 1. Шейлок переда­ет это пронзительное ощущение всеобщего равенства.

204 См. сравнительный анализ культурных систем типа А и типа С в главе VIII данной книги.

205 Эти танцы имеют большую эстетическую ценность, выходящую за рамки данной функции.

206 Этот город называется Каланда (Calanda).

207 Я видел этот ритуал, заснятый на кинопленку, и эта оргия ненависти произвела на меня незабываемое впечатление.

208 Я не знаю, произошли ли в дальнейшем какие-либо изменения в его личности. Я опираюсь в своем анализе исключительно на то, что он сам рассказывает о себе и своих друзьях той поры, и предполагаю, что роман автобиографичен.

209 См. Де Ривер (DeRiver J. Р., 1956: The Sexual Criminal). Книга содер­жит огромный набор интересных криминальных случаев садизма, но, к сожалению, они приводятся без всякой классификации.

210 См.: Гилл Д. Жестокость к детям; Хельфнер и Кемпе. См. также: Рэд хил, Стал и Поллок — статьи в издании Чикагского университета за 1968 г. под редакцией Хельфнера и Кемпе.

211 В Талмуде сказано, что унижение при свидетеле равносильно убийству.

212 Медведев утверждает, что ее пытали, добиваясь, чтобы она подписала бумаги, компрометирующие ее мужа.

213 Медведев утверждает, что Сталин совершенно точно знал, что Кавта­радзе никогда не вынашивал намерений убить его.

214 "Авторитарный характер" впервые стал предметом изучения в немец­ком экспериментальном исследовании 1936 г. Исследование показало, что 78% респондентов не обладали ни авторитарным, ни антиавторитарным ха­рактером и потому в случае победы Гитлера они не должны были стать ни убежденными нацистами, ни антифашистами. Только 12% опрошенных име­ли антиаяторитарный характер и были убежденными противниками нацизма, а 10% были авторитарно настроены и могли стать ярыми нацистами. В пер­вом приближении этот результат соответствует той ситуации, которая сложи­лась в реальности после 1933 г. Позднее Адорно подробно изучал проблему авторитарности, но с бихевиористских, а не психоаналитических позиций.

215 Если поразмышлять немного, то можно выдвинуть еще один аргумент: "неравнодушие" к экскрементам и запахам имеет некоторые основания еще в биологической эволюции — на животной стадии развития психики обоня­ние, как известно, играет более важную роль, чем зрение.

216 В "Бегстве от свободы" я доказываю это на примере немецких мелких буржуа.

217 Когда я говорю о бюрократе, я имею в виду классический старомодный тип холодного равнодушного чиновника, которых всегда было в избытке в школах, больницах, тюрьмах, на транспорте и на почте. Крупная промышлен­ность, представляющая собой также весьма бюрократический организм, созда­ла, однако, совершенно иной тип бюрократа — улыбчивого, доброжелательного и "понимающего" (изучившего курс human relations, "человеческих отноше­ний"). Причины этих перемен кроются в самой сути современного индустри­ального мира: в необходимости наемного труда, в желании избегать любых осложнений и создавать благоприятный психологический климат на работе и т. д. Это не значит вовсе, что новый бюрократ скрывает под доброжелательной маской свое садистское нутро. Просто он сам чувствует себя вещью и других людей воспринимает как неодушевленные предметы. Он просто ничего не чувствует, и потому его даже нельзя обвинить в лицемерии, он для этого слишком поверхностен. Этот тип хорошо описан М. Маккоби и Милланом.

218 Сообщено X. Брандтом в личной беседе.

219 Сообщено д-ром Моше Будмором в личной беседе.

220 В моем анализе я опирался прежде всего на данные Смита, который использовал все доступные материалы, включая шесть дневников Гиммле­ра, обнаруженных в 1957 г. (а написаны они были в 1910-1924 гг.), его переписку между 1918 и 1926 гг., списки прочитанной литературы, а так­же массу личных воспоминаний, семейных и официальных документов. Кроме того, я использовал исследование Й. Акермана, которое содержит массу отрывков из дневников Гиммлера.

221 Гебхард Гиммлер. Из неопубликованных заметок о Генрихе Гиммлере.

222 Это лишний раз доказывает, что отец вовсе не был зверем, каким его нередко изображают.

223 Такое место занимал Керстен, когда Гиммлер был у власти. Доктор Керстея играл в жизни Генриха роль эрзац-матери и потому имел на него определенное влияние.

224 См.: Г. В. Ф. Халлгартен.

225 Его поведение типично для педантичного характера. Он учит язык, не имея ни малейшего представления о практических возможностях достиже­ния цели, для которой изучается язык. Но в конечном счете знание языка никогда не мешает, и он всегда может сделать вид, что работает ради дале­ко идущих планов, хотя на самом деле просто плывет по течению и делает что попало.

226 Я опираюсь в своем анализе на данные того же Смита.

227 См. обсуждение проблемы "доброжелательного садизма" у Фромма в работе 1941 г. "Бегство от свободы" — Прим. перев.

228 Гиммлер дает прекрасный пример противоречия между образом и сущно­стью многих политических лидеров. Это пример бессовестного садиста и труса, выступающего в обличий доброго, лояльного и мужественного чело­века. Гитлер — "спаситель" Германии, который на словах "любил" свою родину больше жизни, на самом деле беспардонно уничтожал не только своих врагов, но и саму Германию. "Отец народов", Сталин, почти до осно­вания разрушил свою страну и отравил ее нравственно. Еще один заметный исторический пример подобной мимикрии являет собой Муссолини: ведь он играл роль агрессивного и мужественного человека с девизом "Да здрав­ствует опасность!", а на самом деле был феноменально трусливым челове­ком. Анжелика Балабанова, которая была соиздателем "Avanti" в Милане в тот период, когда Муссолини еще был социалистом, сообщила мне, что врач, делавший ему переливание крови, сказал, что в своей жизни не встре­чал человека, который в подобной ситуации проявил бы такую трусость, как Муссолини. Вечером он не шел домой один, ждал, когда Анжелика закончит свои дела. Он шел только вместе с нею и говорил, что "боится каждого дерева и даже тени" (а в ту пору его жизни еще ничего не угрожа­ло). Есть и другие примеры его трусости. Один из них относится к такой ситуации: когда его зять граф Циано был приговорен к смертной казни, Муссолини просто спрятался и в течение 24 часов (пока он сам еще был вправе отменить приговор) его не смогли отыскать.

229 Греческое слово nekros означает труп, нечто мертвое, неживое и жите­лей загробного мира. В латинском языке nex, necs означает насильственную смерть или убийство. Слово nekros совершенно определенно относится не к смерти, а к мертвому, мертвечине и убиенному (смерть которого, очевидно, отличается от естественной кончины). Слова умирать и смерть имеют дру­гое значение: они относятся не к трупу, а к процессу ухода из жизни. В греческом языке аналогичную роль играет слово thanatos, а в латинском — mors и mori. Английские слова die и death (так же как немецкие Tod и tot) восходят к индоевропейскому корню dheu, dhou. (Я благодарю доктора Ива­на Иллича за обширный материал по этимологии этих понятий, часть кото­рого я здесь процитировал.)

230 У некоторых народов принято над могилой ставить портрет погребенного.

231 В одной непроверенной истории о Гитлере также сообщается, что он не мог оторвать взгляда от разлагающегося солдатского трупа.

232 Во избежание недоразумений я хочу сразу подчеркнуть, что своим описанием развитого "некрофильского характера" я вовсе не подразумеваю, что все люди делятся на некрофилов и не некрофилов. Некрофильская лич­ность — это крайняя форма, это характер, в котором доминирующей чертой является некрофилия. В реальной действительности многие люди представ­ляют собой смесь из некрофильских и биофильских наклонностей, и борьба между ними является источником продуктивного развития личности.

233 Правда, Рой Медведев утверждает, что Ленин первым употребил поня­тие "некрофилия" (труположество) в психологическом смысле.

234 После этого выступления Унамуно находился под домашним арестом несколько месяцев, вплоть до своей смерти.

235 Первое мое сообщение на эту тему было опубликовано в 1964 г.

236 Я привел здесь ситуации моих бывших пациентов, а также более све­жие примеры, которые я узнал от молодых коллег-психоаналитиков.

237 Ср. с вышеприведенным примером, когда мужчина сознательно стре­мится "утонуть в гниющих останках своей бабушки".

238 Богатейший материал о грязи и нечистотах содержится у Бурке.

239 Сообщено Альбертом Шпеером в личной беседе.

240 О таких снах я рассказывал и приводил много примеров в работе 1951 г. "Забытый язык".

241 Такой же факт сообщает и врач Черчилля лорд Моран, из чего следу­ет, что Черчилль делал это не раз.

242 Для Маркса труд и капитал были не просто экономическими категори­ями. Капитал был для него символом прошлого, овеществленного и накоп­ленного труда, а труд был проявлением жизни, человеческое энергии, на­правленной на процесс изменения природы. Выбор между капитализмом и социализмом (как он его понимал) зависел от того, кто (что) кого победит (что возьмет верх) — мертвое или живое.

243 Такое же предпочтение к темному цвету у людей в депрессивных состояниях.

244 В начале 30-х гг. этот вопрос бурно обсуждался в определенных кру­гах, ибо многие считали применение губной помады буржуазным предрас­судком.

245 Эта анкета очень похожа на ту, которая применялась во Франкфурт­ском институте, ее полный текст опубликован в совместной работе Фромма и Маккоби.

246 Дальше у Фромма в первом английском тексте шло предложение, которое он затем вычеркнул: "Что касается процента лиц с явной некро­фильской ориентацией, то из имеющихся данных невозможно точно рассчи­тать его, ибо однозначно некрофильские индивиды равномерно распределе­ны среди остального населения".

247 Об этом Фромм очень подробно рассуждает в своей книге "Иметь или быть". На русском языке книга издана в 1990 г. — Прим. перев

248 Р. В. Флинт, издатель работ Маринетти, пытается приуменьшить тес­ную связь Маринетти с фашистами, но, с моей точки зрения, его аргументы малоубедительны.

249 Первый футуристский манифест Ф. Т. Маринетти. Курсив мой. — Э. Ф.

250 Здесь не место для целенаправленного анализа некоторых явлений модернизма в литературе и искусстве ради выявления в них некрофильских элементов. В области живописи речь вдет о проблеме, которая выходит за рамки моей компетенции; что же касается литературы, то она слишком сложна, чтобы стоило ее анализировать мимоходом. Я планирую посвятить этой теме отдельную книгу. [Это намерение Фромму не удалось реализо­вать. — Прим. перев.]

251 Битва за Великобританию на первой стадии войны велась еще в старом стиле, англо-германские воздушные бои были поединком индивидов; каждый английский летчик имел один главный мотив — страстное желание спасти свою родину от немецких захватчиков. Исход сражения зависел каждый раз от личных качеств — умения, мужества и решительности пилота; в принци­пе способ боя почти не отличался от образа действий героев Троянской войны.

252 Льюис Мэмфорд считал, что "механизация труда и механически орга­низованная деструктивность" представляют собой два полюса цивилизации.

253 Кто считает, что этот "шаг" был слишком короток, чтобы его прини­мать во внимание, пусть вспомнит о тон, что миллионы вроде бы прилич­ных люден не проявляют ни малейшей реакции, когда чудовищные злоде­яния происходят за много шагов от них самих, от юс города или их партии. Когда в начале нашего века бельгийское правительство наживалось за счет чудовищной жестокости в отношении африканских негров, сколько шагов отделяло палачей от жертв? Конечно, один шаг меньше пяти, но это всего лишь количественное различие.

254 Для подтверждения или опровержения моей гипотезы очень полезно было бы познакомиться с результатами двух исследований таких социальных групп, как менеджеры в США и Мексике.

255 В условиях современного капитализма этот рынок отнюдь не являет собой полностью "свободный рынок". Рынок труда в значительной мере опре­деляется социально-политическими факторами, а потребительский рынок является объектом невероятного манипулирования.

256 Ср. "Сон седьмой" — ранее в этой главе.

257 Заслуживает внимания, что именно выдающиеся творцы науки — Эйн­штейн, Борн, Шредингер, Гейзенберг — относятся к наименее отчужден­ным и "моноцеребральным" личностям. Их научные интересы никогда не имели ничего общего с шизоидными устремлениями большинства. И пока­зательно также, что философские, нравственные и религиозные установки и ценности у каждого из них органично переплетались, образуя устойчивую целостную структуру личности. Они показали, что научные взгляды, кон­цепции сами по себе вовсе не обязательно ведут к отчуждению. Скорее всего дело обстоит так, что превращение научных идей в шизоидные бывает обу­словлено именно социальной атмосферой.

258 Это явление было описано сначала Л. Каннером, а затем Маргарет Малер и Л. Бендером.

259 Я выражаю особую благодарность Давиду Шехтеру а Гертруде Гунзи­кер-Фромм за предоставленные мне данные клинических исследований в области детского аутизма. Они были для меня чрезвычайно ценными, ибо сам я никогда не работал с такими детьми.

260 На основании подобных рассуждений психиатры школы Майера и Лейянг с порога отказываются от употребления этих нозологических наи­менований. Их новый подход в значительной мере связан с новым взгля­дом на душевнобольных. Пока не было возможности психотерапевтическо­го лечения больного, главный интерес состоял в определении диагноза: это было важно для принятия решения о госпитализации. Но с тех пор как мы стали помогать больному с помощью психоаналитически ориентирован­ной терапии, наклеивание ярлыков утратило свой смысл, ибо интерес пси­хиатра отныне направлен на пациента как живого человека и на понима­ние процессов, происходящих в нем. Это новое отношение к психиатриче­ским больным можно считать проявлением радикального гуманизма, кото­рый прокладывает себе дорогу в наши дни, невзирая на господствующие в обществе процессы дегуманизации.

261 Такой эксперимент проделал Лейинг в Лондоне.

262 В первом издании книги в этом месте был большой абзац, который поясняет данную мысль. "Общее впечатление таково, что легкий процесс шизофрении, который мы встречаем в форме социальной патологии совре­менного общества, не ведет к явной деструктивности у всех тех, кто приспо­соблен к существующей общественной системе. Чаще всего она проявляется в тех признаках, которые мы называли выше: в индифферентном отноше­нии к жизни и любви ко всем машинам и механизмам, С другой стороны, деструктивность чаще проявляется у тех людей (особенно у молодежи), которые еще не до конца подчинены системе, не полностью вписались в социальный процесс и не утратили механизма сопротивления. Так, в удуш­ливой атмосфере многих современных семей встречаются дети, которые не настолько больны, чтобы им можно было поставить диагноз «аутизм», одна­ко достаточно нездоровы, чтобы у них развилась ранняя и весьма глубокая деструктивная тенденция. Если мы хотим правильно оценить эту возмож­ность и ее роль, то нельзя забывать, что аутистские (шизоидные) и неаутист-ские (нешизоидные) процессы не представляют собой две раздельные кате­гории, что их надо рассматривать как два полюса одного и того же контину­ума. Внутри него размещается масса промежуточных форм, а сами понятия «аутистский» и «шизоидный» — это две крайние, полярные, искусствен­ные формы на этой прямой, которые, по сути дела, в чистом виде почти не встречаются, а выступают в формах, уже обусловленных социальными вли­яниями. Общество с легкой формой хронической шизофрении может суще­ствовать и функционировать потому, что члены этого общества адаптирова­лась к характеру социальное системы, приспособили к ней свои потребнос­ти и приняли предложенные способы их удовлетворения".

263 Это у взрослых. А у детей, страдающих аутизмом, картина еще более суровая. Складывается впечатление, что у них чаще встречается деструктив­ная тенденция, чем у взрослых. Причина в том, что у шизофреника разорваны все связи с социальной реальностью, и он не чувствует угрозы и не склонен к агрессии, если его не трогать. А ребенка с синдромом аутизма никогда не оставляют в покое. Родители пытаются создать видимость нормальной жиз­ни и постоянно "суют свой нос" в его "личную жизнь"... Большую роль играет возраст. Ребенок не может еще полностью оторваться, уехать и вы­нужден сохранять родственные связи. Такая ситуация способна вызвать (и вызывает) настоящую ненависть и агрессию и может в большей степени способствовать распространению склонности к насилию у таких детей, чем у взрослых шизофреников, которых никто не трогает. Разумеется, эти рас­суждения в известной мере спекулятивны и гипотетичны и нуждаются в доказательстве или опровержении специалистов в этой узкой области науки..

264 Пример с маленьким Гансом.

265 Здесь в первоначальной тексте был еще один абзац: "На самом деле материнские узы для ребенка — это не только условие развития. Разумеет­ся, ребенок сильно зависит от матери (по биологическим причинам — это симбиозные узы). Но даже взрослый, с физической точки зрения совершен­но самостоятельный человек нередко ощущает свою полную беспомощность, причины которой носят экзистенциальный характер. Огромную силу любви к матери можно разгадать до конца, только если понять, что она уходит корнями не в ощущение зависимости детского возраста, а в специфику «че­ловеческой ситуации» в целом".

266 На самом деле привязанность к матери имеет отношение не только к развитию индивида, она является основой для самых главных потребностей любого человека — это потребность в целостности и гармонии, а также потребность в безграничной и беззаветной любви {которую не надо "заслу­живать" хорошим поведением и которую невозможно утратить). Потреб­ность дарить такую любовь является источником мессианства (в религиоз­ном варианте его выразителями стали пророки, а в секуляризованном вари­анте мы находим его у Маркса в его видении социализма). У свободного, независимого человека образ любящей матери нередко оказывается заме­ненным образом "человеческого братства, солидарности". У Фрейда такое понимание отсутствует ввиду его узкосексуальной интерпретации инцесту­озных желаний.

267 Ритуал инициации как раз и выполняет необходимую здесь функцию: он должен обозначить границу взрослости и разорвать младенческие узы, связывающие ребенка с матерью.

268 Фрейд из уважения к буржуазным традициям постоянно оправдывал родителей своих маленьких пациентов, считая, что они не могут приносить вред своим детям. И потому все влечения ребенка, включая инцестуозные, он считал результатом свободной фантазии ребенка. В основу этой публикации положена дискуссия, состоявшаяся в Мексиканском институте психоанали­за, в которой наряду с автором приняли участие д-р Нарвайе Манцано, Виктор Сааведра Манцера, Сантарелли Кармело, Сильва Гарсиа и Заюр Дип.

269 Ср. факты в следующих публикациях: Блейлер; Салливан; Малер и Гослинер; Бендер; Грин и Шехтер.

270 Я изучил во время психоаналитических сеансов целый ряд людей такого инцестуозного типа, которые мечтали утонуть в море. Море часто символизирует материнское начало.

271 При этом, конечно, очень важно понимать, что данная проблема не допускает упрощенного подхода, она для этого слишком глубока.

272 В приведенной выше литературе мы упоминали целый ряд весьма цен­ных гипотез о причинах детского аутизма н ранней шизофрении, все они особо "напирают" на оборонительную функцию аутизма, ограждающую ре­бенка от постоянного вмешательства матери. К сожалению, недостаток места не позволяет нам более подробно рассмотреть эти "остроумные" гипотезы.

273 По этому поводу я намерен опубликовать отдельно более развернутую и более обоснованную документально версию того, что в данной работе я обозначил лишь схематично. (К сожалению, это намерение автору не уда­лось реализовать. — Прим. перев.)

274 В первом английском издании еще отсутствовало это противопоставле­ние, слова "биофилия" просто не было.

275 Понятие "живые структуры" — это дословный перевод с английского выражения "living structures", которым Фромм в свое время пользовался при переводе выступления Г. фон Гентига о некрофилии, которую тот определял как страсть к "насильственному разъединению, разрыву жи­вых связей".

276 Это главный тезис Альберта Швейцера, одного из главных пропаганди­стов "любви к жизни" — к человеку, доказавшего ее и словом, и делом.

277 Я в начале книги подробно говорил о том, что психоаналитическая теория агрессии претерпела радикальные изменения, когда Фрейд вместо категории либидо ввел новую дихотомическую пару влечений: эрос и вле­чение к смерти. В прежней версии сексуальность была категорией из об­ласти физиологии. Речь шла о механизмах (возбуждение эрогенных зон, напряжение, удовлетворение и спад; напряжение — разрядка). Инстинкт жизни или смерти, напротив, не связан ни с телесными зонами, ни с механизмами напряжения — разрядки; здесь речь идет о категории ви­тальности как таковой, т. е. о биологическом понятии жизни. И Фрейд никогда не пытался перекинуть мост между двумя концепциями, а се­мантическое единство он сохранил благодаря отождествлению понятий: жизнь — эрос (любовь) — сексуальность (либидо). В предложенной мною гипотезе я попытался соединить обе версии теории Фрейда (раннюю и позднюю). Для этого я выдвинул предположение, что некрофилия пред­ставляет собой злокачественную форму анального характера, в то время как биофилия — это полностью развитая форма "генитального" характера. При этом, разумеется, следует помнить, что я, пользуясь понятием "аналь­ный" (производительный, продуктивный) характер, сохраняю клиниче­скую терминологию Фрейда, но не разделяю его идею о физиологических корнях этих страстей.

278 Весьма успешно этот тест для диагностики некрофилии применил М. Маккоби.

279 В этом описании я опираюсь на две важнейшие работы — Б. Смита и В. Мазера. Кроме того, я использовал данные Кубичека и самого А. Гитлера. Но книга Гитлера писалась в пропагандистских целях, и потому в ней много лжи. А к Кубичеку тоже надо относиться с большой осторожностью, ибо он был другом юности Гитлера, обожал его и восхищался им, когда тот уже был у власти. Мазер не очень точен в использовании источников. Зато Смита можно считать весьма объективным и надежным источником данных о юно­сти Гитлера.

280 Некоторые исследователи проблемы детского аутизма (заостренность своем "Я") установили, что вмешательство извне обусловливает развитие аутизма.

281 Как известно, психоаналитики не раз пытались найти объяснение же­стокости Гитлера. Во-первых, существует ортодоксальный анализ В. Лангера, который первоначально создавался как секретный отчет для Службы стратегической разведки. Во-вторых, известно исследование Ж. Бросса.

Лангер приводит несколько важных аргументов, но у него в то время было все же мало материалов, да и теоретические установки его мешают объективному анализу. Он особо подчеркивает, что привязанность к матери в раннем детстве сформировала у Гитлера очень сильный Эдипов комплекс (т. е. желание убить отца). Кроме того, Гитлер якобы оказался свидетелем сексуальных отношений своих родителей, которые он интерпретировал как "жестокость" отца и "предательство" матери. Однако в семьях, где недоста­точно много комнат, мальчики очень часто бывают "наблюдателями" поло­вых сношений, и потому трудно согласиться, что столь распространенное явление может явиться причиной возникновения экстраординарного харак­тера, не говоря уже о таком анормальном типе, как Гитлер.

Исследование французского психоаналитика Ж. Бросса "Гитлер перед Гитлером" отличается большей глубиной и убедительностью. Бросс обнару­живает и пытается объяснить гитлеровскую ненависть к жизни — и в этом отношении его выводы созвучны тем, которые читатель встретит на страни­цах нашей книги. Но недостаток Бросса состоит в том, что он пытается втиснуть результаты своих исследований в терминологические рамки тео­рии либидо. Главное подсознательное влечение Гитлера, пишет он, "состоя­ло в том, чтобы убить не только отца, но и мать, т. е. убить родителей, соединенных половым актом... Объектом вытеснения у Гитлера было не столько его рождение, сколько зачатие, т. е., другими словами, половое сношение родителей; причем речь идет не о той сцене, свидетелем которой он мог оказаться в детстве, а о той, которая имела место в прямом смысле слова до него... о сцене, которая ему была отвратительна, которую он в своем воображе­нии отвергал, но от которой не мог «избавиться*, ибо потенциально он сам в ней участвовал — ведь это было его зачатие... Его ненависть к жизни — это не что иное, как ненависть к акту, в котором его родители дали ему жизнь..." Это образное описание имеет смысл лишь как сюрреалистическая, символи­ческая зарисовка тотальной ненависти к жизни. Однако никакого анализа причин этой ненависти оно не дает.

Я сам в свое время пытался создать психоаналитический портрет Гитле­ра, определив его как тип авторитарного садо-маэохиста. При этом я не обращался к материалам его детства (см.: Э. Фромм). Я думаю, что мои выводы и сейчас не утратили своей силы, только теперь я считаю, что садизм Гитлера — всего лишь вторичное явление по отношению к некрофи­лии, изучением которой я занялся значительно позже.



282 Конечно, нам могут возразить, что мы ничего не знаем о его неосоз­нанных разочарованиях и бессознательных печалях. Но поскольку у нас нет никаких данных об этом, нам нет нужды притягивать за уши широко рас­пространенные клише, согласно которым якобы рождение братьев, и сестер обязательно вызывает негативную реакцию.

283 Поскольку Кубичек обожал Гитлера, трудно поверить в объективность его информации, если она не подтверждена каким-либо дополнительным источником. Его же собственные "впечатления" всегда выдают его неравно­душное отношение.

284 Его учитель Хумер сказал о своем бывшем ученике, когда выступал в качестве свидетеля после неудавшегося путча Гитлера в Мюнхене: "Гитлер был несомненно одарен, хотя и односторонне. Но он не мог держать себя в руках и пользовался славой строптивого, самодовольного, своенравного, не­сдержанного ученика, и, разумеется, ему было трудно подчиняться школь­ным правилам. Он не был и прилежен, иначе он мог бы при своих неоспори­мых способностях достичь очень даже хороших успехов".

285 Утверждение Гитлера о его бедности в "Майн кампф" не соответствует действительности.

286 Пытаясь подчеркнуть серьезное отношенне Гитлера к изучению ис­кусства, Мазер пишет, что Гитлер брал уроки у скульптора, профессора гимназии Панхольцера. Единственным доказательством этого служит письмо матери хозяйки дома, где Гитлер снимал комнату, адресованное художни­ку-декоратору, профессору Роллеру, в котором она просит того, принять Гитлера и проконсультировать его. Мазер предполагает, что именно Рол­лер посоветовал Гитлеру брать уроки у Панхольцера, но не может этого доказать и не пытается документально подтвердить тот факт, что Гитлер действительно занимался у Панхольцера. Он лишь упоминает о тон, что Гитлер 30 лет спустя назвал его своим учителем, что звучит малоправдо­подобно. Но откуда Мазер мог знать, что Гитлер должен был "настойчиво и упорно" работать в ателье Панхольцера, остается тайной, как и то, поче­му начинающий художник и архитектор хотел брать уроки у скульптора.

287 В дальнейшем я главным образом ссылаюсь на исследование Смита.

288 Из всей обширной литературы о Гитлере н его времени с 1914 по 1946 гг. я главным образом использовал книги А. Шпеера и В. Мазера, правда, последнего с определенной осторожностью, как уже было отмечено. Я очень благодарен Альберту Шпееру за обширную информацию и сведения, за лич­ные сообщения. (Шпеер искренне раскаялся в том, что поддерживал нацист­ский режим, и я верю, что он стал совершенно другим человеком.) Други­ми заслуживающими внимания источниками являются П. Е. Шрамы, X. Краусник и другие, которые потому важны, что они цитируют многие важные источники, а также "Застольные разговоры" Гитлера (X. Пикер) с введением Шрамма, которые во всяком случае являются отличными источ­никами. Кроме того, я использовал с большой осторожностью Ханфштенгля. "Майн кампф" Гитлера вряд ли можно использовать как исторический доку­мент. Сверх того я черпал информацию и из многих других книг.

289 Рукописные заметки бывшего начальника канцелярии, а затем адъю­танта Гитлера генерала (в отставке) Фрица Видемана. Почти в тот же день, когда Гитлер произносил эти речи, Геринг основал в рейхсканцелярии спец­службу do вопросам еврейской эмиграции во главе с Эйхманом, который к тому времени уже разработал план высылки евреев. Гитлеру могло не нра­виться такое решение, но он согласился, "поскольку в то время это был единственный практический выход".

290 Сообщено А. Шпеером в личной беседе.Клубы дыма застилали небо. Пикирующие бомбардиров­щики, наклонившись, устремлялись к цели. Мы могли ви­деть полет сброшенных бомб, самолеты, выходящие из пике, облака дыма от взрывов, расширявшиеся до гигантских раз­меров. Эффект усиливало то, что фильм крутили в замедлен­ном темпе. Гитлер был в восторге от этого. В конце ленты были смонтированы кадры, где самолет пикировал на фоне карты, изображавшей очертания Британских островов. За­тем следовал сноп пламени, и острова, взлетая на воздух, разрывались на кусочки. Восторг Гитлера был безграничен. "Вот что с ними будет! — кричал он в необыкновенном вооду­шевлении. — Вот как мы их уничтожим!"

291 Весьма красноречивое проявление его "орально-садистского", эксплуа­таторского характера.

292 По свидетельству Шпеера, в Берлине застольные разговоры были столь же скучными и тривиальными. Гитлер "даже не пытался избегать частых повторов, которые ставили слушателей в неловкое положение".

293 В 1941–1942 гг. в застольных беседах с генералами, происходивших в его штаб-квартире, Гитлер всеми силами старался произвести на своих гос­тей впечатление своей эрудицией. Беседы эти состояли из его длиннейших монологов, касавшихся буквально всего на свете. Это был тот же Гитлер, который в свое время разглагольствовал перед подонками в Маннергайне. Теперь его слушали руководители немецкой армии. К этому времени он стал более уверен в себе, его кругозор в результате многолетнего чтения, несомненно, расширился. Но суждения не стали глубже. И в принципе изменения эта были вполне поверхностными.

294 Мнение Мазера мне стало известно от Шпеера в личной беседе с ним.

295 Утверждение Мазера основано на свидетельстве генерала В. Варлимонта.

296 Сообщено А. Шпеером в личной беседе.

297 Сообщено А. Шпеерон в личной беседе.

298 См. анализ проблемы нарциссизма в главе IX.

299 См.: В. Мазер. Ж. Бросс хотя и признает, что не располагает прямыми данными, тем не менее настаивает, что у Гитлера были устойчивые гомо­сексуальные наклонности, поскольку в его личности присутствуют парано­идальные тенденции. Это утверждение основывается на фрейдовском допу­щении тесной связи между паранойей и бессознательной предрасположен­ностью к гомосексуализму.

300 К сожалению, Ханфштенгль — ненадежный свидетель. В своей авто­биографии он пытается представить себя человеком, который старался, как мог, оказать благотворное влияние на Гитлера, а затем, после разрыва с ним, стал "советником" президента Рузвельта. Все это, конечно, преуве­личение. Тем не менее приводимые им сведения об отношениях Гитлера с женщинами в основном, наверное, заслуживают доверия, ибо эта тема впрямую не связана с его попытками представить себя как важную поли­тическую персону.

301 А. Цейслер. Интервью в Голливуде 24.06.1943 г.

302 Такое же двойственное значение имеет на иврите слово "норах". В иудейской традиции им обозначается атрибут Бога, выражающий архаиче­скую установку сознания, в которой одновременно присутствуют ужас и восхищение — страх Господень.

303 Сообщено А. Шпеером в личной беседе.

304 Мы оставляем в стороне вопрос, были ли такие приступы результатом действия органических, нейрофизиологических факторов, или же эти фак­торы только снижали порог возбудимости.

305 См.: X. С. Циглер. А в ближайшее время в США и Англии готовится целый ряд работ о Гитлере как политическом лидере.

306 Однажды он попытался оправдать свое нежелание встречаться с уче­ными, сказав Шпееру, что большинство немецких ученых не захотят его видеть. К сожалению, это было не так, и Гитлер должен был знать это.

307 Мазер, стремясь доказать, что у Гитлера был талант, так объясняет его метод копирования: "Гитлер занимался копированием не потому, что ему не хватало таланта... но потому, что он был слишком ленив, чтобы идти куда-то и рисовать". Это еще одна тенденциозная попытка Мазера припод­нять Гитлера в глазах читателя, не говоря о том, что само утверждение ложно, по крайней мере, в одном отношении: единственное, что Гитлер действительно любил, это как раз "идти куда-нибудь", т. е. гулять по ули­цам. Другим примером тенденциозности Мазера в оценке художественных способностей Гитлера является его утверждение, что доктор Блох (врач-еврей, лечивший мать Гитлера), сохранивший акварели, подаренные ему Гитлером, "конечно, не стал бы хранить их до 1938 г., поскольку Гитлеры лечились у него только до 1907 г.". Таким образом, Мазер как бы указывает на тот факт, что доктор хранил акварели, потому что они представляли художественную ценность. Но почему бы доктору не хранить их по той причине, что Гитлеры когда-то были его пациентами? Он был бы не первым врачом, сохранившим сувениры, свидетельствующие о благодарности паци­ентов. А после 1933 г. любой подарок Гитлера был уже безмерной ценнос­тью, особенно для человека в том положении, в каком находился Блох.

308 Я чрезвычайно благодарен господину Шпееру за возможность увидеть эти рисунки. Для меня они послужили ключом к характеру Гитлера, пе­дантичному я безжизненному.

309 Как отмечает Шрамм, Гитлер в этих застольных беседах никогда не упоминал тех чудовищных приказов, которые он отдавал в тот период, пока эти беседы происходили.

310 Персонажи романа Р. Л. Стивенсона "Странная история доктора Джекиля и мистера Хайда" (1886). — Прим. перев.

311 Здесь можно усмотреть некоторое сходство с месье Вердо, персонажем Чаплина, — добропорядочным представителем среднего класса, семьяни­ном, который зарабатывает на жизнь, убивая богатых дам.

312 Уже случившееся, свершившиеся факт, нечто бесспорное (фр.). Прим. ред.

313 См. наши рассуждения о проблеме рациональных и иррациональных страстей в главе X.

314 Шпеер, интуитивно ощущавший неумение Гитлера воспринимать и правильно оценивать реальность, пишет об этом так: "Сейчас в нем было что-то как будто нематериальное. Впрочем, это, наверное, было его постоян­ным качеством. Оглядываясь назад, я иногда спрашиваю себя, не была ли такая зыбкость всегда ему свойственна — с ранней юности и до момента самоубийства? Иногда мне даже кажется, что приступы насилия, которым он был подвержен, были тем более необузданными, что в нем не было никаких человеческих эмоций, способных им противостоять. Он не мог ни­кому позволить приблизиться к себе, потому что внутри у него не было ничего живого. Там была одна пустота".

315 Блестящее и чрезвычайно подробное описание действий английского правительства в ходе гражданской войны в Испании дает сэр А. Кэдоган, бессменный заместитель министра иностранных дел Великобритании, кон­серватор, сам немало сделавший для формирования британского внешнепо­литического курса в тот период. В частности, он пишет, что политика пра­вительства во многом определялась симпатией консерваторов к Муссолини й Гитлеру, их неспособностью оценить намерения Гитлера и тем, что они были склонны позволить Германии напасть на Советский Союз.

316 Сообщено А. Шпеером в личной беседе.

317 Существует богатый клинический материал, демонстрирующий, что люди могут стремиться к саморазрушению, несмотря на то что их созна­тельные цели являются прямо противоположными. Впрочем, такие приме­ры можно найти ве только в психоанализе, но и в классике драматургии.

318 В переводе на русский язык работа вышла под названием "Недовольство культурой" в книге Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура (М., Ренес­санс, 1992), по которой воспроизводятся приведенные Э. Фроммом цитаты из данной работы Фрейда. В дальнейшем в тексте дается перевод англоязычного названия, а ссылка приводится но указанному изданию. — Прим. перев.

319 В русском тексте "невротической", но это, видимо, опечатка. — Прим. перев.

320 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 113.

321 Фрейд 3. Три очерка по теории сексуальности/Фрейд 3. Психология бессознательного. М., Просвещение, 1989. С. 139./Об эволюции Фрейдовой теории агрессивности ср. резюме Дж. Стрэчи в редакционном введении к книге "Цивилизация и недовольные ею" (1930).

322 В переводе данной работы Фрейда на русский язык не удалось найти слов, полностью совпадающих с приведенной цитатой. Сходная мысль выра­жена там несколько по-иному: "Еще в большей независимости от обычной связанной с эрогенными зонами сексуальной деятельности развивается у ребенка компонент жестокости сексуального влечения... Мы можем пола­гать, что жестокие душевные движения происходят из влечения к овладеванию и проявляются в сексуальной жизни в такое время, когда гениталии еще не получили своего позднейшего значения" (Фрейд 3. Психология бес­сознательного. С. 164). — Прим. перев.

323 Фрейд 3. Анализ фобии пятилетнего мальчика//Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 117.

324 В этом заявления мы находим выражение основной аксиомы Фрейда о понижении напряжения как фундаментальном законе функционирования нервной системы. Ср. с подробным обсуждением этой аксиомы в конце дан­ного приложения.

325 Развивая в дальнейшем эти представления, Фрейд склоняется к тому, чтобы говорить скорее о некоем инстинкте жизни (Эросе) и некоем инстин­кте смерти.

326 Более подробное рассмотрение Фрейдовой попытки отождествить Эрос с сексуальностью потребовало бы целой самостоятельной главы и представляло бы интерес разве что для специально изучающих теорию Фрейда.

327 Здесь Фрейд ссылается на раздел II своей первой статьи о невротиче­ской тревоге.

328 В такой формулировке основной конфликт в человеке представляется как конфликт между эгоизмом и альтруизмом. Во Фрейдовой же теории "Оно" и "Я" (принцип удовольствия и принцип реальности) обе противопо­ложности эгоистичны: удовлетворение своих собственных либидозных по­требностей и удовлетворение своей потребности в самосохранении.

329 В действительности у Фрейда эта точка зрения чередовалась с другой, согласно которой местом или "резервуаром" для либидо является Оно. Ре­дактор образцового издания Дж. Стрэчи подробно воспроизвел историю этих колебаний на протяжении всей деятельности Фрейда. См. Приложение В к "Я и Оно".

330 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 111-112.

331 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 420-421.

332 Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Тбилиси, Мерани, 1991. Книга 1. С. 375.

333 Здесь Фрейд смешивает три очень разнородные тенденции. Инстинкт разрушения основательно отличается от воли к власти: в первом случае я хочу, разрушить объект, во втором — я хочу сохранить и контролировать его; и оба совершенно отличны от стремления к господству, цель которого — творить и создавать, что в действительности прямо противоположно желанию разрушать.

334 В переводе на русский язык эта работа вышла под названием "Продол­жение лекций по введению в психоанализ" в книге Зигмунд Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции (М-, Наука, 1991). В дальнейшем в тексте сохранен перевод англоязычного названия работы, а ссылки приводятся по указанно­му переводу на русский язык. — Прим. перев.

335 Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. С. 366.

336 Там же. С. 365.

337 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 266-267.

338 Там же. С. 105.

Фрейд пришел к такому заключению, рассуждая следующим образом: "На след нас может навести одно из так называемых идеальных требований культурного общества. Оно гласит: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Это требование имеет всемирную известность; оно безусловно старше христианства, предъявляющего это требование в качестве собственного гор­деливого притязания. Но оно все же не является по-настоящему древним: еще в исторические времена оно было совершенно чуждо людям. Попробуем подойти к нему наивно, словно впервые о нем слышим. Тогда нам не совла­дать с чувством недоумения. Почему, собственно говоря, мы должны ему следовать? Чем оно нам поможет? И главное — как его осуществить? Спо­собны ли мы на это? Моя любовь есть для меня нечто безусловно ценное, я не могу безответственно ею разбрасываться. Она налагает на меня обяза­тельства, я должен идти на жертвы, чтобы выполнять их. Если я люблю кого-то другого, он должен хоть как-то заслуживать моей любви. (Я отвле­каюсь здесь от пользы, которую он может мне принести, от его возможной ценности как сексуального объекта — в предписание любви к ближнему o6ii эти типа отношений не входят.) Он заслуживает любви, если в чем-то важ­ном настолько на меня похож, что я могу в нем любить самого себя; он того заслуживает, если он совершеннее меня и я могу любить в нем идеал моей собственной личности. Я должен его любить, если это сын моего друга, и боль моего друга, если с ним случится несчастье, будет и моей болью — я должен буду разделить ее с ним. Но если он мне чужд, если он не привле­кает меня никакими собственными достоинствами и не имеет никакого зна­чения для моих чувств, то любить мне его трудно. Это было бы и несправед­ливо, поскольку моими близкими моя любовь расценивается как предпочте­ние и приравнивание к ним чужака было бы для них несправедливостью. Если же я должен его любить, причем этакой всемирной любовью, просто потому, что он населяет землю — подобно насекомому, дождевому червю или кольчатому ужу, — то я боюсь, что любви на его долю выпадет немно­го. Во всяком случае, меньше, чем я, по здравом размышлении, имею право сохранить для самого себя" (там же, с. 104-105). Интересно отметить, как Фрейд представлял себе любовь, не выходя за рамки буржуазной этики, точнее, социального характера среднего класса XIX в. Первый вопрос: "Что она даст нам?" — это принцип выгоды. Следующая посылка состоит в том, что любовь надо "заслужить" — это патриархальный принцип в противовес матриархальному принципу безусловной и незаслуженной любви и к тому же это нарциссический принцип, согласно которому другой "заслуживает" мою любовь лишь настолько, насколько он похож на меня в важнейших проявлениях; даже любовь к сыну моего друга объясняется эгоцентрист-ски: если бы причинили зло ему, а значит, косвенно и моему другу, боль последнего стала бы моей болью. В конечном счете любовь рассматривается как некоторое фиксированное количество, и если бы я любил всех своих ближних, на долю каждого ее пришлось бы очень мало.

339 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 266.

340 Фрейд 3. Я и Оно. С. 374-375.

341 Зависимость формирования Фрейдовой теории от мышления его учите­лей описал Петер Аммахер. Роберт Хольт одобрил главный тезис этой рабо­ты, резюмировав его следующим образом: "Многие из наиболее озадачиваю­щих и, на первый взгляд, произвольных поворотов психоаналитической те­ории, включая утверждения, ошибочные ровно настолько, насколько они вообще поддаются проверке, либо представляют собой замаскированные био­логические допущения, либо прямо вытекают из подобных допущений, вос­принятых Фрейдом от своих учителей по медицине. Они составляли основ­ную часть его интеллектуального багажа, столь же неоспоримые, как и положение об универсальном детерминизме; вероятно, он не всегда отдавал себе отчет в их биологическом происхождении и поэтому сохранял их в виде необходимых компонентов даже тогда, когда пытался перейти от нейрологизации к построению абстрактно-психологической модели".

342 Фрейд не всегда последователен в терминологии. Иногда он говорит об инстинктах жизни и смерти, иногда — об инстинкте (в единственном числе) жизни и смерти. Инстинкт(ы) смерти также именуе{ю)тся разрушительны-м(и) инстинктом(ами). Слово "Танатос" (аналогичное Эросу) в качестве эк­вивалента инстинкта смерти Фрейдом не использовалось, его ввел в обиход П. Федерн.

343 Ср., например, Freud S.: Gesammelte Werke (G. W.), Bande 1-17, London, 1940-1952 (Imago Publishing Co.) und Frankfurt, 1960 (S. Fischer Verlag).

344 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 112.

345 Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. С. 366.

346 Там же, с. 365.

347 Там же, с. 365.

348 Выражение "принцип нирваны" к данному случаю применено неудач­но, ибо оно искажает представление о буддийской нирване. Нирвана — это состояние безжизненности, вызванное отнюдь не природой (которая, со­гласно буддизму, имеет противоположную тенденцию),, а духовным усили­ем человека, обретающим спасение и завершение жизни, если ему удалось преодолеть алчность и эгоизм и он проникся состраданием ко всем одушев­ленным существам. В состоянии нирваны Будда испытывал наивысшее на­слаждение.

349 Фрейд не обращает внимания на то, что разрушительный инстинкт имеет целью разрушить объект, тогда как садизм стремится сохранить его, чтобы господствовать над ним, унижать и обижать его. Ср. обсуждение садизма в главе II.

350 Ловкая проделка, фокус (фр.)

351 Позже я постараюсь показать, что в действительности не исключена связь между теориями либидо и инстинкта смерти, опосредствованная поло­жением об анальном либидо.

352 Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. С. 363.

353 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 422.

354 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 407.

355 Фрейд 3. Я и Оно. С. 375.

356 В сноске Фрейд цитирует сходную идею из "Брихадараньяка-Упанишад"*.

357 Как это сделали, например, Джон Стюарт Милль, И. Я.Бахофен, Карл Маркс, Фридрих Энгельс и еще немало других.

358 Этот процесс имеет место у многих великих творцов-мыслителей. Спиноза — разительный тому пример. Так, в вопросе о том, был ли Спи­ноза теистом или нет, нельзя толком разобраться, не приняв во внимание различие между его осознанным строем мысли (в теистических терми­нах), новым видением (нетеистическим) и вытекающим отсюда компро­миссом в определении Бога, фактически означающим отрицание Бога. Та­кой метод рассмотрения произведений автора является в некоторых важ­ных отношениях психоаналитическим. Человек читает писаный текст между строк, подобно тому как психоаналитик читает между строк свободные ассоциации или сновидения пациента. Исходный пункт состоит в том, что мы находим противоречия в мысли выдающегося мыслителя. Поскольку он сам заметил бы эти противоречия и, вероятнее всего, разрешил бы их, будь это делом таланта теоретика, нам остается предположить, что внут­ренние противоречия вызваны конфликтом между двумя структурами: старой, по-прежнему оккупирующей большую часть сознания, и ради­кально новой, которой пока не удается полностью выразить себя в осознан­ных мыслях, т. е. часть которой остается бессознательной. К внутреннему противоречию молено относиться как к симптому невроза или к сновиде­нию, т. е. считать его компромиссом между прежней структурой эмоцио­нально укоренившейся осознанной мысли и новой структурой теоретиче­ского видения, которая не в состоянии полностью выразить себя из-за прочности старых идей и чувств. Иногда новое видение может полностью корениться в силе разума; иногда оно может также включать в себя и новый эмоциональный компонент. Но пока новое не обладает достаточной силой, ему не удастся отыскать ясный способ выражения; в результате — внутренние противоречия. Даже если автор гений, он может совершенно не отдавать себе отчета в наличии подобных противоречий и в их природе, тогда как человек со стороны, не разделяющий тех же самых предпосы­лок, разглядит их без всякого труда. Пожалуй, это и имел в виду Кант, заметив: "Иной раз мы понимаем автора лучше, чем он сам себя".

359 Именно такое решение и предложил Эрнст Зиммель.

360 Родство между анальностью и некрофилией обсуждено в главе XII. Там я отмечаю, что типичный некрофильский сон полон символов, вроде фекалий, трупов — целых или расчлененных, могил, развалин и т. п., и привожу примеры подобных некрофильских сновидений.

361 Ср., например, "Современная сексуальная мораль и неврозы нашего времени", где Фрейд писал: "Мы можем с полным основанием возложить на нашу культуру ответственность за угрозу неврастении". Герберт Маркузе доказывает, будто Фрейд сказал, что полное счастье требует полного прояв­ления всех сексуальных инстинктов (что в понимании Фрейда означало бы преимущественно предгенитальные компоненты). Вне зависимости от того, орав ли Фрейд в своем мнении или нет, Маркузе упускает то, что главная мысль Фрейда состояла в признании трагических альтернатив. Значит, взгляд, согласно которому цель должна заключаться в неограниченном выражении всех компонентов сексуального инстинкта, отнюдь не фрейдовский. Наобо­рот, будучи на стороне цивилизации против варварства, Фрейд предпочита­ет вытеснение его противоположности. Кроме того, Фрейд всегда говорил о подавляющем влиянии цивилизации на инстинкты, и мысль о том, что это происходит только при капитализме и станет ненужным при социализме, совершенно чужда его мышлению. Мысли Маркузе на эту тему страдают недостатком знаний о деталях Фрейдовой теории.

362 3. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. С. 365.

363 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 116. Представление Фрейда о совести как по преимуществу карающей инстанции, конечно же, слишком заужено в традиции некоторых религиозных идей; это "авторитарная", а не "гуманистическая" совесть. Ср. Э. Фромм.

364 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 114.

365 Фрейд не употреблял термина "сублимация" в связи с инстинктом смерти, но мне кажется, что процесс, о котором идет речь в настоящем абзаце, аналогичен тому, который Фрейд называет сублимацией в отноше­нии либидо. Понятие "сублимация" спорно, даже когда Фрейд применяет его к сексуальному инстинкту, тем более — к предгенитальным инстинк­там. Популярным примером в рамках прежней теории служило то, что хирург пользуется сублимированной энергией садизма. Но так ли это? В конце концов хирург не только режет, он и зашивает. Больше похоже на то, что лучшие хирурги движимы не сублимированным садизмом, а многими другими факторами, как-то: желанием набить руку, излечить непосред­ственным воздействием, способностью быстро принимать решения и т. п.

366 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 265-266.

367 Там же. С. 266.

368 Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. С. 269.

369 Ср. Freud S.: 1930: Das Unbebagen in der Kultur, G. W., Band 14, S. 419-506.

370 Фрейд З. Психология бессознательного. С. 153.

371 Я глубоко признателен за очень полезный обзор взглядов Фрейда на "органическое вытеснение", сделанный редактором образцового издания Джеймсом Стрэчи во введении к "Цивилизации и недовольным ею". Моя признательность распространяется также на все прочие его введения, дающие возможность читателю, даже хорошо знакомому с творчеством Фрейда, быс­трее найти нужное ему высказывание и сверх того припомнить подзабытые им цитаты, которые трудно найти. Нет нужды говорить, что для учащегося, менее знакомого с творчеством Фрейда, они наиполезнейшее руководство.

372 Для данного случая (лат.). Прим. ред.

373 Наилучшим свидетельством против предположения Фрейда явилось то, что доисторический человек был не более, а менее агрессивным, чем человек цивилизованный.

374 Хочу еще раз подчеркнуть изменение во взглядах Фрейда на взаимоот­ношение между инстинктом и цивилизацией. С позиции теории либидо ци­вилизация приводит к вытеснению сексуальных стремлений и может вы­звать невроз. По новой теории цивилизация ведет к сдерживанию агресси­вности и приводит к физической болезни.

375 Сходство между представлениями Эмпедокла и Фрейда, пожалуй, не столь несомненно, как кажется на первый взгляд. Для Эмпедокла Лю­бовь — это притяжение несходного. Вражда — это притяжение подобного к подобному. Серьезное сопоставление потребует рассмотрения всей систе­мы Эмпедокла.

376 Для подробного обсуждения значения "Q" ср. Дж. Стрэчи, образцовое издание, том 3. Приложение С.

377 Ср. пояснительные замечания Дж. Стрэчи к тому 3 образцового изда­ния. Стрэчи подчеркивает, что в "Наброске" нигде не отыщешь понятия психической энергии, тогда как оно широко употребляется в "Толковании сновидений". Больше того, Стрэчи обращает наше внимание на то, что следы прежней неврологической подоплеки встречаются в произведениях Фрейда гораздо позже того, как он принял понятие энергии "психичес­кой" в отличие от физической. Даже в 1915 г. в такой поздней статье, как "Бессознательное", Фрейд скорее говорит о "нервной", нежели о психи­ческой энергии. Стрэчи утверждает, что фактически "многие важнейшие характеристики Q просуществовали в превращенном виде вплоть до самых последних произведений Фрейда" (т. 1, с. 345). Сам Фрейд пришел к выводу, что мы не знаем, что такое Q. В работе "По ту сторону принципа удовольствия" он писал: "Неопределенность всех наших построений, кото­рые мы называем метапсихологическими, происходит, конечно, от того, что мы ничего не знаем о природе процесса возбуждения в элементах психических систем и не чувствуем себя вправе делать даже какое-либо предположение: в этом отношении мы оперируем, таким образом, с боль­шим X, который мы переносим в каждую новую формулу" (Фрейд 3. Пси­хология бессознательного. С. 399).

378 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 383.

379 В своем блестящем анализе этой проблемы Дж. Боулби утверждает, что первоначально Фрейд рассматривал принцип инерции как первичный, а принцип постоянства как вторичный. Чтение соответствующих отрывков приводит меня к иному допущению, по-видимому, совпадающему с интер­претацией Дж. Стрэчи.

380 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 383.

381 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 418.

382 В "Я и Оно" Фрейд заявил: "Если в жизни господствует принцип константности в духе Фехнера, которая, следовательно, должна была бы быть скольжением в смерть..." (Фрейд 3. Я и Оно. Кн. 1. С. 381.) Этого "скольжения в смерть" в положениях Фехиера не найдешь; это специфиче­ская версия Фрейда, расширяющая принцип Фехнера.

383 Фрейд 3. Психология бессознательного. С. 383-384.

384 Э. Джонс. Ср. цитированную Джонсом литературу, особенно работы С. Бернфилда и С. Файтенберга. Ср. также К. Прибрам.

385 Ср. Sigmund Freud's Mission. An Analysis of His Personality and Influence, New York, 1959 (Harper and Row)

386 Это подтверждается реакцией большинства фрейдистов на положение об инстинкте смерти. Они не смогли последовать за его новым и глубоким умозрительным построением и нашли выход из положения, сформулировав идеи Фрейда об агрессии в терминах старой теории инстинктов.

i Для этой ситуации примечателен тот факт, что в международных соглашениях о содержании военнопленных все державы подписали пункт, запрещающий властям с помощью пропаганды настраивать военноплен­ных против их собственных правительств. Короче, все согласились, что каждое правительство имеет право убить солдат враждующей стороны, но не имеет права делать из них революционеров.

Текст взят с сайта http://f-kotler.narod.ru



Каталог: download
download -> Coping with Final Exams Stress ( Справляемся со стрессом перед выпускными экзаменами)
download -> Стресс и способы борьбы с ним (Stress and How to Cope With It)
download -> Потребность
download -> Примерная программа дисциплины психология журналистики
download -> Пояснительная записка требования к студентам
download -> Биография А. Маслоу. Основные положения теории гуманистической психологии А. Маслоу
download -> Иерархическая модель классификации мотивов: абрахам маслоу
download -> Теория абстрактного мышления и перспективы познания
download -> Лекции Происхождение сознания. Психика животных и человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   52


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница