Питання про виникнення людини хвилює людство здавна. У XIX ст



страница9/10
Дата12.05.2016
Размер1.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Хронологические рамки

Прошло много времени, прежде чем стадо предлюдей, т.е. по существу обезьян, превратилось в стадо людей, а затем на развалинах первобытного стада не возникла первобытная община.

В отечественной науке первобытным человеческим стадом, или праобществом (праобщиной), принято называть формирующееся общество. Термин «первобытное человеческое стадо» введен в 1930-х гг. в советскую науку для обозначения социальной организации формирующихся людей. Археологические границы вызывают в науке многочисленные споры. Одни авторы относят период человеческого стада к раннему палеолиту, другие – среднему.

Это понятие связано с теорией двух скачков в антропосоциогенезе, первый из которых знаменует возникновение древнейших, а второй – «готовых», по определению Ф. Энгельса, людей. Между ними лежит эпоха биосоциального развития, когда физическая эволюция человека еще опережает культурный прогресс и в процессе трудовой деятельности изживаются остатки зоологического индивидуализма. В советской науке преобладало мнение, согласно которому время первобытного человеческого стадо соответствует раннему (нижнему и среднему) палеолиту, этапам древнейшего и древнего человека. Наконец, третья часть авторов считает необоснованной саму концепцию и полагает, что уже с появлением древнейшего человека возникло «готовое» человеческое общество в форме общины. Многие историки и этнографы называют не вполне удачным сам термин «первобытное человеческое стадо», вот почему эта форма все чаще обозначается термином «праобщина».

Примерно 40–35 тыс. лет назад, на грани раннего и позднего палеолита, антропосоциогенез завершился. На смену формирующимся пришли «готовые» люди – неоантропы (Homo sapiens), а праобщество превратилось в «готовое» общество. Одни ученые включают праобщество в первобытное общество в качестве первого этапа его развития. Другие считают смешение праобщества и начального этапа эволюции «готового» общества неоправданным. Под первобытным обществом они понимают общество, каким оно было в период от завершения социогенеза до начала становления классов и государства. По археологической периодизации это поздний палеолит, мезолит и отчасти неолит.

Среди многих точек зрения можно выделить две основные, которые можно условно назвать материнско-родовой и общинной. По первой, первобытное человеческое стадо, в котором господствовал промискуитет, на грани раннего и позднего палеолита превратилось в материнский род, ставший первой формой сформировавшегося общества. В силу экзогамии род не мог существовать вне связи с другими, и поэтому его возникновение было одновременно и появлением системы двух взаимобрачующихся родов, дуальной организации. Вместе с родом, таким образом, возник и брак, который в своей исходной форме был групповым (дуально-родовым) и дислокальным браком.

По второй теории основной единицей первобытного общества на всех этапах его развития была первобытная община, состоявшая из парных семей. Община и семья – основные и универсальные ячейки. Род никогда не имел экономических функций, его роль в основном сводилась к регулированию брака. Материнский род не первичен по отношению к отцовскому: и тот и другой равноценны по своим функциям и историческому значению. По вопросу о времени возникновения первобытной общины среди сторонников данной точки зрения нет единства. Одни считают, что она возникла на грани раннего и позднего палеолита, другие относят ее появление к более раннему времени, нередко выступая при этом против понятия «первобытное человеческое стадо». В 1940-х годах С. П. Толстов, пользуясь критерием уровня развития производительных сил, вычленил три основных этапа первобытной истории: пер-вобытное человеческое стадо (становление первобытного общества, начинается с употребления орудий), первобытная община (зрелость первобытного общества, начинается с введения орудий для производства орудий) и военная демократия (превращение первобытного общества в классовое, начинается с освоения металла). В 1970-х гг. Ю. И. Семенов построил другой типологический ряд – праобщина (первобытное человеческое стадо), раннепервобытная (раннеродовая), позднепервобытная (позднеродовая) и протокрестьянская (первобытная соседская) общины. В той и другой классификации, как мы видим, присутствует понятие человеческого стада.

В развитии первобытного человеческого стада выделяют стадию архантропов и стадию палеонтропов, которые жили в мустьерское время. Ареал расселения архантропов был относительно невелик и ограничивался первоначально регионами с теплым климатом. Жили они небольшими коллективами, скорее всего по 20-30 взрослых особей, занимались собирательством, требующим больших затрат времени, но дающим относительно мало пищи и притом чаще всего низкокалорийной.

Большинство авторов сходится во мнении, что рубеж 35-40 тыс. лет назад можно условно принять за начало человеческого общества как такового. разумеется, и на этом этапе еще продолжают действовать биологические факторы эволюционного отбора, с каждой последующей стадией они все больше вытесняются факторами социальными. Согласно Ю.И.Семенову, уже с эпохи Homo habilis. человека умелого, начинается дробление больших группировок на более мелкие сегментации с замкнутой иерархической системой мужского доминирования. Данный процесс получает более четкие очертания в эпоху Homo erectus. Наконец, своего максимума процесс формирования стада людей, или праобщины достигает в эпоху неандертальца. Уйдя 35-40 тыс. лет назад с исторической сцены, неандерталец унес целую эпоху социогенеза – стадный этап. С кроманьонца начинается новая страница всемирной истории – формируются локальные группы, роды, племена, а затем и вождества.

Таким образом, время существования питекантропов выпадает на длительный и очень трудный период разложения стада предлюдей, зарождения в его недрах человеческого стада. Питекантропы, которых считают первыми «истинными» людьми, появились в тропиках как потомки австралопитеков около 1,5 млн. лет назад. Именно питекантроп (включая его подвиды, такие как «человек умелый» и «человек прямоходящий») первым освоил членораздельную речь, начал изготовлять одежду, строить хижины, расселился в регионах с холодным климатом, стал охотиться на дичь и пользоваться огнем. Приблизительно 500 тыс. лет назад произошло «приручение огня» («эффект Прометея»). Для Европы это было время очередного наступления ледника. Стоянки обитания человека прямоходящего уже оборудовались наземными жилищами. Это было начало постепенной трансформации «человека прямоходящего» в палеоантропа – “неандертальского человека».

У родоначальника человеческого стада Homo erectus, человека прямоходящего, на 25-30%, по сравнению с его эволюционным предком, увеличился мозг, достигнув рубежа в 900-1200 см3. Он стал выше ростом, крупнее и мастеровитее. Совершенствуется техника обработки камня для получения орудий.

Начиная с австралопитека биологическая эволюция человека всё ускорялась. У питекантропа объём мозга увеличился до 900 см3. Он ещё не вполне освоился с прямой походкой и не мог проходить больше расстояния. Питекантропы – первые истинные люди – появились в тропиках как потомки австралопитеков около 1,5 млн. лет назад. Питекантропы (его подвиды – «человек умелый» и «человек прямоходящий») первым заговорил, начал изготовлять одежду, строить хижины, расселился в регионах с холодным климатом, стал охотиться на дичь и пользоваться огнем.

Время существования питекантропов выпадает на период разложения стада предлюдей и зарождения в его недрах человеческого стада. Фаза человеческого стада хронически совпадает с другим типом человеческого существа – неандертальца, создавшего археологическую культуру раннего палеолита. В периоде 300 тыс. лет по 40 тыс. лет назад он заселил Азию, Африку и Европу. Средний рост неандертальца 165 см, объём мозга достигает 120-1300см3. Тем не менее особым интеллектом он не отличался. Об этом свидетельствует вышеупомянутый выдвинутый вперёд лоб, низкий, словно сплюснутый с боков череп.

Что касается следующей стадии, фазы развития собственно человеческого стада, то оно хронологически совпадает с более поздним типом человеческого существа – неандертальцем, создавшим культуру раннего палеолита. В исторический период, отстоящий от нашего времени от 300 тыс. лет до 40 тыс. лет, неандертальцы заселили Азию, Африку и Европу. У переселенцев в Европу был выдвинутый вперед лоб, низкий, словно сплюснутый с боков череп. Примерно 150 тыс. лет назад мозг человека заметно усовершенствовался, скелет стал похожим на скелет современного человека. Средний рост неандертальца достигал 165 см3, объем мозга – 1200-1300 см3.

Фаза неандертальца короче двух предыдущих. Биологический прогресс ускорялся, физические изменения в строении человека шли по нарастающей. Примерно в середине этой фазы, а именно 150 тыс. лет назад мозг заметно усовершенствуется, скелет стал похожим на современного человека. Поэтому с этого момента учёные говорят о появлении людей мыслящих – хомо сапиенс.

Итак, с питекантропа началось формирование человеческого стада, а неандертальцем оно закончилось. Следующий историко-эволюционный тип – кроманьонец, это уже время первобытной общины, рода, племени, а затем и вождества.





Рис 20. Неандертальская семья. (Фотореалистическая» реконструкция получена методом деэволюции в Чикагском университете, 1996; http://amber.rnd.runnet.ru/Don_NC/Ancient/Stone/neandert.htm)

 

Социальные критерии

Термин «человеческое стадо», принятый в отечественной истории архаического общества, и не разделяемый зарубежными антропологами, использующими для этих целей термин band, может ввести в заблуждение. Небольшая группы древних людей, состоящая из взрослых и детских особей, численностью в 20-30 индивидов, с осторожностью передвигающаяся из одного места в другое, вряд ли кому напоминает несущийся табун лошадей или тупо бредущее стадо баранов. Слово «стадо» потребовалось, видимо, для того, чтобы лучше выявить специфику социальных отношений в первобытном сообществе: обезличенность, отсутствие разума, речи и навыков трудовой деятельности, господство инстинктов и т.п.

Человеческое стадо – это не только научное понятие, но и очень специфическая категория-метафора, которая отражает а) самую раннюю стадию развития общества и б) аморфное состояние современного общества или его части. Устаревший термином, обозначающим самую раннюю форму организации общества, а именно первобытное человеческое стадо, выступает слово «орда». Другими синонимами, имеющими оскорбительно-уничижительный смысл, выступают слова «быдло», «чернь», «толпа» и др. В обиходном значении стадо обозначает многочисленное неорганизованное скопище людей.

В человеческое стадо современные люди превращают тогда, когда теряют контроль над своим поведением, способность к самостоятельному мышлению, духовную или нравственную опору, подчиняется только низменным инстинктам. В этом состоянии люди слепо подчиняются вожаку или вождю, становятся покорной, обезличенной массой. Если сделать всех людей одинаковыми по своим возможностям и потребностям, то это будет стадо, а не человеческое общество (Ф.Кривин). Авторитарный лидер железной рукой ведет человеческое стадо к принудительному счастью. Человеческое стадо обладает мощной способностью к психическому заражению, оно инертной, способно верить, но не думать, способно подчиняться чужой воле, но не способно сопротивляться. Его можно вести к коммунизму, но нельзя – к капитализму, ибо это строй индивидуалистический.

Подобные выражения встречаются в художественной, публицистической, религиозно-нравственной и философской литературе. В частности, у К.Пронина есть такие строки: «В пляс по лезвиям мечей / В свете зарева заката / Пляска рук, мечей, свечей... / Человеческое стадо / Обезумело, кричит, / Пляской дьявольской объяты / Конокрады, палачи, / Ведьмы, люди, псы, поэты...»

Чрезвычайно важным моментом социальной эволюции, по мнению Ф. Энгельса, было приспособление верхних конечностей не только в качестве дополнительной опоры при движении или каких-то хватательных движений (скажем, при лазании по деревьям), но и для выполнения элементарных трудовых операций. Хотя у обезьяны и человека «число и общее расположение костей и мускулов одинаково…, рука даже самого первобытного дикаря способна выполнять сотни операции, не доступных никакой обезьяне». В то же время, подчеркивает Энгельс, «рука… является не только органом труда, она также и продукт его». Необходимость выполнять трудовые операции, задала определенное направление эволюции, в ходе которой и сложился совершенно уникальный инструмент, который одновременно является частью тела, – человеческая рука. Такого рода неотъемлемым от тела орудием не обладает ни одно другое живое существо. Как отмечает Н.В.Клягин, первые ручные рубила «человека умелого» требовали 3-10 ударов на орудие, то уже древнеашельское (1,5 млн. - 800 тыс. лет назад) рубило аббевильской техники – 25 ударов. Для получения средне-верхнеашельских (примерно 800-400 тыс. лет назад) рубил требовалось уже порядка 65 ударов. С увеличением мозга качественный скачок совершило сознание нашего предка и возросли способности к абстрагированию. Человек прямоходящий совершает трансконтинентальный, растянутый на миллион лет, миграционный переход из Африки на просторы Южной и Центральной Европы, Южной Азии и островов Индонезии. Возможно, он захватил с собой главное богатство – новую форму социальной организации – праобщину, которую иначе еще именуют стадом людей.

Развитие руки и трудовой деятельности стало толчком для перевода биологической эволюции на путь эволюции социальной. Происходит качественное изменение всей хозяйственной жизни – от простого прикармлива­ния человек переходит к собирательству, то есть к систематическому поиску растительной пищи, транспортированию ее на стоянку, складированию и хранению ее для будущего потребления.

Отложенное потребление – то есть не поедание найденного сразу и на месте, а накопление впрок – характерная черта нового отношения к собирательству. Другая особенность – использование простейших орудий труда, такой, скажем, как палки-копалки. А затем – рыбная ловля. Именно этот период существования Г. Морган называет «младенческим периодом существования человека», когда «человечество училось пользоваться огнем, давшим возможность питаться рыбой и переменить свое местожительство, когда оно пыталось создать членораздельную речь. В этом совершенно примитивном состоянии человек является не только ребенком, в масштабе развития человечества, но и обладателем мозга, в который не проникла ни одна мысль, ни одно понятие, связанное с каким-либо учреждением, изобретением и открытием, – одним словом, он стоял на самой низкой ступени, но таил в себе все, чем он стал впоследствии».

Мужчины и женщины в этот период охотились на мелких животных и мелкую дичь. Охота на крупных животных появится значительно позже. На этом этапе четко выраженного разделения труда между полами, видимо, пока еще не происходило.

Таким образом, человеческое стадо – группы первобытных людей, объединялись для совместного выживания. Заслуга перед человечеством этой формы социальной организации людей – борьба со своей зоологической природой, выжигание ее каленым железом и окончательная победа разума над инстинктами.

Структурные элементы первобытной культуры – тотемы, табу, верования, заповеди, требования обычного права, моральные нормы – были прямо направлены на обуздание зоологических инстинктов членов первобытного стада. Они представляли собой культурные формы регулирования страстей, желаний, влечений, вражды и т.п. Не вызывает сомнений, что культура рождалась как способ ограничения природы, причем средствами весьма жесткими, репрессивными. И сегодня появляются теории, указывающие на то, что в современном человеке не умерли первобытные инстинкты и что культура, как средство обуздания их, нужна сегодня как никогда.

Появление социальных норм

Важным моментом, характеризующим качественное развитие человеческого стада, стало обуздание полового инстинкта и создание первых социальных норм – запретов (табу). Уже на этапе человека прямоходящего возникают новые отношения, зарождается нравственность, первомораль, определяющие нормы поведения. Вероятно, именно с этого момента – появления первых социальных норм, пусть и в зачаточной форме, - следует отсчитывать начало человеческого стада.

Понятие «табу» (taboo) ввел в научный оборот и вообще в европейские языки известный английский мореплаватель и исследователь XVIII в. капитан Джеймс Кук, изучавший жизнедеятельность примитивных племен в Полинезии. Табу означает строжайший запрет на совершение определенных действий, налагаемый на всех членов племени или какую-то его часть. Нарушение «табу по представлениям примитивных народов, освобождало некую неведомую опасность, находившуюся до этого в скрытом состоянии. Эта сила карала (чаще всего смертью), причем не только самого нарушителя, но и коллектив, членом которого он является. Соблюдение «табу» осмысливалось как своеобразная профилактическая мера, защищающая коллектив от смертельной опасности, которая может произойти из-за неправильного поведения отдельной личности.

Первой формой явилось табу на промискуитет, второй – табу на пищу.

Отношения между полами у обезьян и предлюдей почти не различались. Они всецело определялись физиологией размножения. С самкой, находящейся в эструсе (состоя­ние полового возбуждения), вступают в отношения все желающие. При этом доминирунущие самцы не ставят никаких препятствий подчинён­ным. Неограниченные половые отношения называются промискуитетными. Разрешались половые связи между всеми особями мужского и женского пола независимо от того, к какому поколению они принадлежали. Любой мужчина мог быть половым партнером любой женщины.

По данным социобиологии, репродуктивные стратегии самцов и самок у приматов различны (у человека тоже). В среднем самцы более промискуитетны и ориентированы на сексуальные контакты со многими партнершами. Стратегия самок двояка: они либо выбирают самца-помощника (т.е. хорошего отца), либо «носителя хороших генов» физически здорового, сильного, привлекательного, занимающего высокое место в иерархии. В последнем случае потомство имеет шанс унаследовать от отца очевидные преимущества, но мать лишается помощника. Для самок ранних гоминид парные связи с конкретным самцом оказались жизненно важны и адаптивны, так как репродуктивная способность самок была низкой, а дети долго нуждались в родительской опеке.

Промескуитет как бы унаследован человеком от своих животных предков, и нет ничего удивительного в том, что он существовал у предлюдей. Но его последствия были другими. У обезьян число взрослых самок в два-три раза выше числа взрослых самцов. Поэтому конфликты здесь – явление редкое. Напротив, в стадах предлюдей самок не хватало, поэтому здесь конфликты – явление частое. Нередко они заканчивались смертью одного из самцов.

Если сегодня женщины в среднем живут дольше мужчин, то в эпоху раннего и позднего палеолита продолжительность женщины была меньше, чем у мужчин. Переход к прямохождению и связанная с этим значительная перестройка организма неизбежно повлекли за собой возрастание числа осложнений при беременности и родах, а, следовательно, и повышение числа смертности. Репродуктивная система животных складывается в течение много миллионных лет, а у человека ей пришлось изменяться слишком быстрыми темпами. Эволюция человека как социального существа отрицала его эволюцию как существа природного.

Процесс перестройки пришелся на время жизни предлюдей и ранних людей. Конфликты из-за самок снимали сплочённость объединения и его способность противостоять хищникам. Конфликты мешали охоте, разрушали слаженность и кооперацию.

Эволюция зашла в тупик, из которого формирующийся человек нашёл неожиданный с точки зрения животного мира выход. Он нашёл то, чего нет и никогда не было в природе, а именно социальную норму.

Первые запреты ограничивали половые отношения в период охоты, сева, сбора урожая и других видов трудовой деятельности. В некоторых племенах, существующих и поныне, такие требования сексуального воздержания сохранились до сих пор, например, у пигмеев или у народа Моту (Новая Гвинея) существует обязательное воздержание в ночь перед охотой. Индейцы-пипили из Сальвадора также воздерживаются от сексуальных контактов с женами в течение 4 дней перед посадкой семян.

Со временем табу становились всё более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников. На островах Фиджи на праздник мужчины и женщины публично без всякого разбора вступали в половую связь. Через несколько дней ограничения восстанавливались.

Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом. Это и было, вероятно, начальной социализацией, регламентировавшей важнейшие стороны жизни человека.

Вслед за ним, скорее всего, появилось пищевое табу. Оно сводилось к запрету поедать все, что только можно и в любое время. Возможно, второе табу произвело не менее революционные изменения в отношениях между людьми, нежели первое. Фактически благодаря ему, на свет появились распределительные отношения и коллективная собственность, свойственные только человеческому обществу. Разумеется, и животные не оставляют детенышей без пищи – с ними делятся в первую очередь. Однако накормить собственных детей – это природный инстинкт, а уступить часть добычи другому, особенно не родственнику или тому, кто не участвовал в многодневной изнурительной охоте, – это уже начало разделения труда и социальных отношений как таковых.

 

Выделим принципиальное положение: формирующийся человек начал обучаться тому, как подавлять собственные эгоистические импульсы (зачатки самоконтроля). Что касается предчеловека, то он умел подавлять только чужие импульсы.



 

Хотя в охоте или собирательстве принимали участие не все члены рода, при распределении пищи в той или иной мере учитывался каждый член общины. Такое распределение можно было бы назвать уравнительным, поскольку оно не учитывает ни имущественного положения, ни родственных связей, ни трудового вклада. Все получали поровну, а точнее сказать, в соответствии с физиологическими потребностями разных по полу и возрасту людей. Правда, в трудные времена, когда пищи остро не хватало, первыми ее получали трудоспособные члены стада, ибо именно они обеспечивали выживание – не только свое, но и всех остальных. Иждивенцам приходилось голодать. В особо трудных случаях от этих иждивенцев даже избавлялись, а иногда их просто поедали. Как уверяет Г. Морган, не случайно каннибализм на протяжении десятков тысяч лет был «бичом человечества». Умерщвление первой категории иждивенцев (детей) называется инфантицидом, второй категории (стариков) называется геронтоцидом.

Таким образом, распределение пищи – основная характеристика, формирующегося общества и важнейшее отличие человека от млекопитающих. Оно явилось следствием пищевого табу. Но и первое табу, на промискуитет, тоже привело к формированию особого распределительного механизма – между представителями двух разных полов. Оба вида табу, повлекшие два типа распределительных отношений, касаются самых фундаментальных потребностей человека – в пище и в воспроизведении рода. Стоит здесь насести порядок, как он по цепочке распространится на все другие потребности и инстинкты, в том числе безопасности, социальном общении, престиже и др.

 

С двух крупнейших на свете табу началось возведение пирамиды человеческого общества, великое домостроительство человека. за ними потянулись другие нормы, образовав непрерывную, а теперь уже неразрывную, цепочку социальных норм.

 

По мере эволюции человеческого стада, запретов становилось все больше, они пронизывали всю жизнь перво­бытного человека. В период родоплеменного строя табу регламентировали буквально все стороны жизни первобытного человека, в том числе относившиеся к медико-гигиеническим вопросам. Так достаточно рано сформировалось табу в отношении лиц, оказывающих помощь или ухаживающих за ранеными и больными. Их роль в истории велика. С помощью табу охранялись ключевые стороны коллективной жизни. Табу охраняло роженицу, инициации, сексуальное поведение, собственно­сть. Табу ограждало от опасностей, связанных с отношением к покойникам или с употреблением неизвестной пищи.



Табу олицетворяли собой коллективную волю, возвысившуюся над человеческим стадом и управлявшую жизнью каждого отдельного индивида. В коллективной воле, эволюция как бы нашла заменитель сверхорганизма. Как и в муравейнике, в формирующемся обществе постепенно наводится порядок, гармония и организованность. Сливались воедино, социальные нормы превращались в систему социального контроля, правда, пока ещё не формального. В эпоху палеолита перед табу, как много позже – в эпоху расцвета гражданского общества и индустриальной демократии – перед законом все были равны. Табу охраняли не только властителей и священников, но и женщин, детей, стариков, инвалидов.

Первые социальные нормы и ограничения послужили историческим прологом к возникновению культуры. Культура возникает в тот самый момент, когда локальная группа, пытаясь выжить, начинает взаимодействовать, строить социальные отношения специфическим для нее способом, применяя специфические для нее орудия труда и технологии к специфическим условиям и климату. Чем совершеннее орудия и технологии, тем выше производительность труда и многочисленнее население, сложнее социальная структура и утонченнее культура сообщества.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2012
2012 -> Система социальной помощи семье, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, в учреждениях социального обслуживания семьи и детей
2012 -> Коалиция организаций ветеранов боевых действий Дальневосточного Федерального округа «Боевое братство дв»
2012 -> Стерлитамакский филиал
2012 -> Методические рекомендации по проведению занятий с применением интерактивных форм обучения
2012 -> Тема опыта
2012 -> Вопросы к экзамену Планирование и организация работы кадровой службы Современные концепции управления персоналом
2012 -> Танцевально двигательная
2012 -> Современной
2012 -> Тесты для текущего экзамена по наркологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница