Почему я1 пустое


Американское я начала 20-го столетия



Скачать 487.39 Kb.
страница4/9
Дата11.05.2016
Размер487.39 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Американское я начала 20-го столетия


В течение последних 90 лет, психологический дискурс и практика в отношении среднеклассового я сместили фокус с викторианского, сексуально ограниченного (нормированного, регламентированного) я на опустошённое и дефрагментированное я периода после второй мировой войны. Ростки этой перемены медленно начали появляться в Соединённых Штатах в первые десятилетия 20-го века. К примеру, тактики, продукты и достижения психотерапевтических видов деятельности, таких, как реклама и отрасли самосовершенствования, сдвинулись с сосредоточенности на ограничение к предпочтению потакания.

Susman (1973, pp. 271-285) показал, как, особенно в Америке, спрос на развитие секулярной индивидуальности дорос до преобладания над построением религиозного характера. В противоположность характеру, который центрирован на личной моральной целостности, сборники советов того времени учили, что личность синонимична тому, чтобы нравиться другим. Я начали воспринимать как способное к личностному изменению; производить впечатление во мнении окружающих, завоевывать их одобрение стало важной целью жизни, оставив далеко позади ценность совершения морально правильных поступков, которые были бы продиктованы характером человека. Riesman, Glazer и Denny (1953), и Fromm (1955) также описывали действующего по внутреннему побуждению (inner-directed), самодостаточного прямолинейного индивидуалиста, начинавшего отступать перед внешне управляемым (outer-directed)3, социально ловким (искусным) индивидом типа продавца (salesperson-type).

Получившие с начала века популярность формы психологии и религии начали давать советы как производить впечатление на других, становиться известным и достигать финансового успеха и душевного спокойствия. Реклама начала создавать высокоэффективную стратегию: отождествляя определённый продукт с «воображаемым (нереальным) стилем жизни» (Lears, 1983, p. 19), рекламные продукты стремились подавить личные страхи потребителя и ощущения неполноценности. «К 1920-ым годам», объяснял Marchand (1985), «рекламодатели осознали социальную потребность в широком руководстве … насчёт вкуса, соцкорректности4 (social correctness) и психологической адекватности…. Рекламщики стали теперь массовыми социальными психотерапевтами, которые предложили… средства, исцеляющие от неудовлетворённости современностью» (pp. 347, 360).

В 1920-х и 1930-х годах психология начала ковать альянс с бизнес-менеджментом, который образовался в помощь становлению психологии как независимой социальной научной дисциплины. Как предположили Brammel и Friend (1981) и Gillespie (1988), знаменитые Хотторнские эксперименты (Mayo, 1933; Whitehead, 1938) по производительности труда привели к союзу, который не всегда был так научно объективен, как описывали историки. Asch (1983) и Scheibe (1988) вскользь упомянули, что этот альянс привёл к быстрому подъёму лабораторной психологии в американских университетах. В то время, как рос интерес крупного бизнеса к использованию психологии для увеличения прибылей, максимизации производительности труда и влияния на потребителей, возникли новые подотрасли академической психологии. Прикладная психология использовалась в рекламе, маркетинге и работе с персоналом. (603:)

Тенденция к упадку викторианских ценностей, которая началась и усиливалась в первые три десятилетия 20-го века, слегка замедлилась во время экономической депрессии 1930-х и второй мировой войны. Конкретные экономические проблемы безработицы и голода взяли верх над циничной и безрассудной я-поглощённостью 1920-х. Затем вторая мировая война эффективно покончила с депрессией и обеспечила неотвратимое ощущение (чувство) реальности и непритворности. Опустошённость высших классов, которую пытался исцелять психотерапевтический этос, на короткое время пошла на убыль.

Военное счастье постепенно начало изменяться в лучшую сторону, в то время как управленцы большого бизнеса и правительства научились, как укреплять и концентрировать американскую индустриальную мощь для военных задач. Так в национальном сознании начало возникать чувство мощи и изобилия, которое Соединённые Штаты породят в неизведанном послевоенном будущем (Goldman, 1960). Новая эра была у порога.


Эра после второй мировой войны и экономика того времени


В десятилетия, последовавшие сразу после второй мировой войны, Соединённые Штаты развивали экономику, которая зависела от непрерывного выпуска и потребления второстепенных и быстро выходящих из употребления продуктов, знаменитостей и впечатлений (Lowe, 1988). Начинала формироваться новая эпоха с новым я. Хотя корни этого нового мира уходят в первые десятилетия 20-го века, его особый характер полностью оформился в первые послевоенные десятилетия (Goldman, 1960; Zinn, 1973). Такие авторы, как Blum и др. (1973), описывали Америку, которая стала высоко урбанизированной и индустриализированной. В 1940 г. городские жители составляли 77% всего населения, к 1970 г. они включали 95% жителей США (Blum и др, 1973, pp. 441, 808). В послевоенную эпоху такие авторы, как Fromm (1955) и Lasch (1984, 1978), описывали мир, в котором внешний блеск ценится больше, чем реальная ценность, беспринципность больше, чем преданность, возможность продать — больше, чем честность, и мобильность больше, чем стабильность. Автомобиль изменил городскую жизнь, и послевоенная индустриализация принесла вместе с этим новые возможности для бизнеса и новые технологии. Кино- и музыкальная индустрии стали доминирующими, производя новый сорт звезды; не героя, а знаменитость (Susman, 1973, pp. 282-284).

Фокус всё больше и больше сосредоточивался на индивидууме (Bellah, Madsen, Sullivan, Swidler, & Tipton, 1985; Levin, 1987b; Zaretsky, 1976). Люди живут всё более уединённой и светской жизнью, бросая даже уменьшающуюся нуклеарную семью. Процент американских домохозяйств из семи или более человек сократился с 35,9% в 1790 г., до 20,4% в 1900 г., до 5,8% в 1950 г. В то же время, число домохозяйств из одного человека возросло с 3,7% в 1790 г., до 9,3% в 1950 г. и до 18,5% в 1973 г. Число домохозяйств из двух человек возросло с 7,8% в 1790 г. до 28,1% в 1950 г. (Kobrin, 1978, p. 71). Сопутствующее упадку большого, расширенного семейного союза, индивидуальное я стало видеться как окончательный источник спасения: становящееся, постоянно меняющееся я в непрерывном поиске самоактуализации и «роста» (Lifton, 1968). Завершённость личности рассматривается как постоянное пребывание внутри сферы жизнедеятельности индивида, считающегося самодостаточным (я-достаточным — self-sufficient) и самоудовлетворённым (я-удовлетворённым — self-satisfied) (Sampson, 1977, 1985). Для этого я не предполагается границ в успехе (достижениях) и удовольствии. Молодым белым людям из среднего класса, рождённым в эпоху беби-бума, последовавшего непосредственно за второй мировой войной, внушали, что они являются привилегированным поколением самой привилегированной и самой сильной страны в мире (Marin, 1979).

Одной из задач 1950-х годов для Соединённых Штатов было превращение своей мощной, международной военной машины в жизнеспособную, международную экономику мирного времени. Это было нелёгкой задачей, и временами эта страна испытывала спады (сваливалась в рецессии) (Goldman, 1960). Она, в конечном итоге, нашла путь к послевоенному процветанию через создание и использование универсального, лёгкого кредита (см. Friedman, 1988; Malabre, 1987). Кредит заставил работать новую экономику: личный кредит, корпоративный кредит (бизнес-кредит), государственный кредит. Но кредит для чего?

Всё более влиятельные печатные и электронные средства массовой коммуникации обрушили поток мнений о том, как послевоенные семьи должны тратить свои деньги. Бесчисленная реклама, радио-шоу и телевизионные комедии положений изображали нацию послевоенных семей, которые нуждались в новых домах. И в самом деле, большие пригородные жилищные застройки начали трансформировать сельскую местность. Реклама рисовала нацию новых семей, нуждающихся в современных, электронных «удобствах» для того, чтобы быть научно-техничными и современными (см. популярный комикс Gasoline Alley 1949 г. в качестве хорошего примера этих тем; напр., Los Angeles Times, особенно 27 февраля 1949 г., также 2 января 1949 г. и 6 января 1949 г.). Новые устройства появлялись на рынке и преображали рутинную домашнюю работу. Поскольку дома и товары были очень дорогими, молодые семьи среднего класса не могли сэкономить достаточно наличных, чтобы их купить. Кредит, таким образом, стал незаменим. Процент дохода после уплаты налогов, который сэкономили американцы, уменьшился с высокого в 25,5% в 1944 г. до менее чем 2% к 1986 г. (Malabre, 1987, pp. 4, 21). Японский уровень, в противовес этому, в настоящее время — 30% дохода после уплаты налогов. В течение того же самого периода времени, объём потребительских кредитных взносов возрос с 5% личного дохода в 1949 г. до 15% в 1979 г. и до рекордных 20% к 1987 г. (Malabre, 1987, p. 27).



Каталог: consult
consult -> Некоторые аспекты оказания психологической помощи при адаптации к вич-статусу
consult -> Корпоративный тайм-менеджмент
consult -> Тайм-менеджмент на Microsoft Outlook
consult -> Занятие 1 Время Мероприятие, тема 13 00 -13 10
consult -> Навязчивые страхи
consult -> Дипломная работа Методы и приемы
consult -> В. Д. Клиническая и медицинская психология: Практическое руководство
consult -> Арт-терапия как вид психологической работы с детьми и взрослыми
consult -> Санкт-Петербургская региональная благотворительная общественная организация помощи лицам без определенного
consult -> Учебно-методический комплекс дисциплины «Психологическое консультирование по организационному развитию» для направления 030300. 68 «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница