Практикум для студентов специальностей 030701. 65 «Международные отношения»



страница21/58
Дата11.05.2016
Размер5.3 Mb.
ТипПрактикум
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   58

Печатается по: Богатуров А.Д. Региональная специфика структур стабильности / Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после Второй Мировой войны (1945-1995). – М.: Конверт - МОНФ, 1997. Режим доступа: http://www.obraforum.ru/lib/book5/2_3.htm.

Вопросы для самоконтроля:

  1. В чем заключалась суть концепции «гибкого реагирования», действовавшая в начале 1960-х гг. при администрации Дж. Кеннеди?

  2. В чем состоит суть «лучевой» структуры развития?

  3. Как автор определяет категорию «региональное пространство»?

  4. Каковы основные характеристики «типичного лидерского поведения»?

Баранник А., Вознюк И.

Арктика как важнейший геостратегический регион

столкновения национальных интересов ведущих зарубежных стран

Рост зависимости мировой экономики от энергоресурсов, и в первую очередь от нефти и природного газа, привел военно-политическое руководство (ВПР) ряда зарубежных стран к необходимости активной разработки новых стратегий продвижения своих национальных интересов в зоне Арктики, распространяющихся на все ключевые сферы внешнеполитического регулирования - от научных исследований и мирного освоения арктических вод до широкомасштабных военных мероприятий в районах СЛО. Вопросы о национальной принадлежности недр данного региона, в которых, по предварительным оценкам, залегает до 25 % всех неразведанных ресурсов нефти и газа в мире, для многих северных стран стали первоочередными, что, в свою очередь, повысило вероятность столкновения национальных интересов в Арктике. Большое влияние на возрастание интереса к данному региону оказало глобальное потепление, обусловившее обширное таяние ледников.



США. ВПР страны уделяет повышенное внимание перспективам освоения Арктики и склоняется в сторону выработки стратегии, направленной на занятие доминирующих позиций США в этом регионе. С одной стороны, это означает усиление политической, экономической и военной активности Соединенных Штатов в Арктике, а с другой - поиск возможностей для оказания решающего влияния на деятельность других стран в регионе. Особенностью подхода к проблеме национального освоения Арктики и международного сотрудничества в данной области является то, что эта тема формально не находится в числе приоритетов национальной безопасности США. Тем не менее анализ официальных документов свидетельствует о проведении в политических и экспертных кругах страны серьезной работы по подготовке и выделению важнейших направлений деятельности в Арктическом регионе. Это позволяет говорить о том, что данная тема относится к скрытым приоритетам политики национальной безопасности государства, публичное обсуждение которых признано нецелесообразным.

Под полярным сектором понимается пространство, основанием которого является северная граница государства, вершиной - Северный полюс, а боковыми границами - меридианы, соединяющие Северный полюс с крайними точками северной границы территории данного государства. В соответствии с данным определением, каждое прибрежное государство имеет суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов прилегающего к нему континентального шельфа, хотя эти районы и не находятся под суверенитетом государств и не входят в состав государственных территорий.





Рисунок – 1. Делимитация границ арктического шельфа

по взглядам военно-политического руководства США

Фактический вывод темы экономической и политической активности Соединенных Штатов в Арктике в информационную тень связан с подготовкой новых инициатив общенационального характера, которые будут направлены на укрепление военно-политического доминирования в регионе и активизацию экономически рентабельного освоения его природных ресурсов. Очевидно, что выработка такого курса в отношении Арктики будет осуществляться в рамках господствующих представлений о необходимости максимального укрепления лидирующих позиций США на международной арене.

Концептуальную основу для теоретического обоснования новой стратегии в данном регионе предоставила так называемая Комиссия США по арктическим исследованиям, занимающаяся разработкой политики в Арктике. В ее докладе «Цели и задачи арктических исследований на период 2005-2008 гг.» сознательно подчеркивается именно арктический статус Соединенных Штатов, налагающий особую ответственность на Вашингтон, и говорится, что «США -это арктическая страна. Результатом присутствия в Арктике у нас являются как возможности, так и обязанности в регионе». Ранее такая жесткая увязка США с данным районом оставалась на периферии концептуальных построений американской внешней политики. В подготовленном документе комиссия особое значение придает военной составляющей подхода США к Арктике с точки зрения проблем обеспечения национальной безопасности. Констатируется, в частности, существенное возрастание геополитического значения Аляски. Связывается это с двумя факторами - террористической угрозой, требующей укрепления пограничной безопасности, и созданием системы национальной ПРО.

Отмеченные выводы легли в основу доклада президента на слушаниях в конгрессе в апреле 2008 года, где было выделено, что исключительная важность Арктического региона для США требует скорейшей ратификации международной Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. По оценкам американских специалистов, с учетом всех островов в морях и океанах, которыми владеют Соединенные Штаты, присоединение шельфовых территорий увеличит общую площадь территории страны сразу на 4,1 млн. км2. В результате США по площади обойдут Китай, Канаду и даже Россию с учетом их собственных расширенных владений и станут самым крупным государством в мире. Кроме того, они смогут претендовать на природные ресурсы общей стоимостью 1,3 трлн долларов, включая ресурсы нефти на 650 млрд. только на шельфе Аляски.

В результате слушаний в поддержку Комиссии по арктическим исследованиям США была учреждена специальная межведомственная «Группа анализа и оценки обстановки в Арктике», для обеспечения работы которой было выделено 8 млн. долларов. Руководит группой госдепартамент. В ее состав включены представители министерства военно-морских сил США, береговой охраны, входящей в структуру министерства внутренней безопасности США, а также службы управления минеральными ресурсами, которая отвечает за запасы нефти, природного газа и других минералов на внешнем континентальном шельфе США.

В июле 2008 года на расширенном заседании группы, собранном для анализа результатов научно-исследовательской и геолого-разведывательной деятельности Соединенных Штатов в Арктике, обсуждалось прямое использование для этих целей подводных лодок, а также строительство атомных ледоколов. Для выработки окончательных предложений были сформированы рабочие подгруппы с задачей подготовки соответствующих докладов к декабрю 2008 года. На заседании была представлена также концепция разграничения арктического морского дна в соответствии с возможными вариантами развития обстановки в Арктике и внешнеполитическими позициями прибрежных арктических государств.

На слушаниях в сенатском комитете по экологической и общественной деятельности (февраль 2008 года) в ходе выступлений экспертов, сенаторов и представителей действующей администрации высказывались прямые заявления, что предпринимаемые сегодня со стороны России и Канады действия направлены на укрепление их позиций в Арктике и, как следствие, ослабление в регионе позиций США. Реализуемый курс приполярных стран, направленный на юридическое закрепление за собой территорий арктического шельфа, рассматривается как угроза национальным интересам Соединенных Штатов. Как отметил на вышеуказанных слушаниях представитель комиссии Дж. Нортон, «США исключены из обсуждения заявлений России и Канады по границам их континентального шельфа в Арктике - вопроса, который напрямую затрагивает интересы нашей страны, и особенно штата Аляска». В связи с этим интенсификация политики США в Арктике, в том числе и путем включения в соответствующие международные институты и присоединения к международным договорам, рассматривается как необходимое условие для сдерживания «территориальной экспансии» прямых конкурентов в регионе.

Для решения этой задачи американское ВПР вырабатывает перечень возможных территориальных претензий США на арктический шельф, который, в случае их поддержки на международной арене, сделает страну активным участником «арктического диалога». Особый вклад в проведение данной работы и реализацию курса США в отношении Арктики вносят представители политической элиты самого северного штата страны - Аляски. Именно там выдвигаются наиболее кардинальные планы, касающиеся разграничения и последующего использования шельфа.



Деятельность США в Арктике в целом осуществляется в русле выработанного внешнего стратегического курса, направленного на прямое или косвенное выдавливание приполярных стран из процесса освоения этой территории.

Текущая позиция Соединенных Штатов по делимитации (разграничению) границ арктического шельфа представлена на рис. 1. Характеризуя ее, следует отметить, что США не принимают не один из вариантов определения границ арктического шельфа, предлагаемых сегодня приполярными государствами. Американское ВПР рассчитывает на территорию, простирающуюся на 600 морских миль (965 км) от Аляски к полюсу. При этом, как считают в Вашингтоне, на самом Северном полюсе высвободится «ничейная территория» площадью около 3 млн. км2, где пользоваться природными ресурсами смогут все субъекты международных отношений.

В рамках реализации своих интересов в Арктике руководство США особое внимание уделяет формированию негативного отношения к приполярным государствам, как к непосредственным конкурентам за контроль в регионе. Уже сейчас в рамках данной стратегии Вашингтон проводит кампанию, направленную на дискредитацию действий России и Канады в Арктике в глазах американского и международного сообщества, различных политических институтов. Для продвижения американских интересов в регионе предполагается задействовать также рычаги влияния внутри этих стран - американские и транснациональные нефтяные и газовые компании, претендующие на ведение добывающей деятельности в Арктике, международные экологические организации и другие структуры.

Конкретные претензии в этом смысле предъявляются к России в отношении использования Северного морского пути (СМП) и к Канаде по задействованию Северо-Западного прохода (СЗП) близ берегов Аляски. Американское экспертное сообщество при поддержке представителей ВПР США выдвигает тезис о необходимости добиваться максимальной «интернационализации» как СМП, так и СЗП, понимая под этим получение возможности свободного использования этих морских транспортных магистралей.

Подтверждением выработанной позиции служит доклад комиссии США по арктическим исследованиям «Арктический океан и изменение климата: сценарий для военно-морских сил США», опубликованный в 2007 году. В нем прямо указывается, что противоречия по поводу СМП становятся важным пунктом в повестке российско-американских отношений. «США продолжают настаивать на том, что покрытые льдом проливы СМП являются международными и представляют собой субъект транзитных перевозок; Россия продолжает считать проливы своими внутренними водами. Скорее всего, это останется спорным политическим вопросом между Соединенными Штатами и Россией». Кроме того, в докладе прогнозируется, что проблема использования СМП станет предметом уже более серьезных разногласий и даже «конфликтов между США и Россией». В докладе отмечается: «Россия и Канада следуют политике, согласно которой все пригодные для навигации проливы в Северном морском пути находятся под их эксклюзивным контролем. У Соединенных Штатов подход к определению статуса этих проливов отличается от точки зрения указанных стран. По мере того как эти проливы будут все больше задействованы в международном трафике, вероятно возникновение конфликтов».

Важнейшим перспективным направлением деятельности государств в Арктике, по взглядам американского ВПР, является экономическая деятельность. В связи с этим в Вашингтоне оценивают все возможные пути обеспечения лидирующей роли США в регионе, а также методы ограничения таких преимуществ у государств-конкурентов. Официальную позицию Белого Дома по этой проблеме выразил помощник госсекретаря по морским и международным экологическим и научным делам Дж. Тернер на слушаниях в конгрессе весной 2008 года. Он отметил: «В то время как Россия и другие страны начинают заявлять свои претензии на богатства шельфа, США должны защищать свои экономические и территориальные интересы».

Поэтому ведущие американские эксперты разрабатывают соответствующие предложения по выходу на рынок газо- и нефтедобычи в Арктике и закреплению там в качестве регионального лидера. При этом выбранная тактика по установлению прямого или косвенного контроля над ресурсами Арктики рассматривается Вашингтоном в том числе с точки зрения глобальной борьбы за лидерство с Европейским союзом, позиция которого определяется стремлением исключить на время Арктический регион мира из активного экономического оборота и свести его освоение к реализации ограниченных экологических программ, по сути консервирующих экономическую деятельность.



Между тем экологическая тематика относится к основным приоритетам внимания со стороны США к действиям зарубежных государств в Арктике. Американские специалисты уже сегодня разворачивают скрытую информационную войну, в результате которой в глобальное информационное пространство периодически вбрасываются различные сценарии на тему нарушений приполярными странами стандартов использования окружающей среды. Пока это носит характер скрытой кампании, однако нельзя не отметить тенденцию, согласно которой фоном к сюжетам о деятельности России, Канады и Дании в Арктике становятся разнообразные экологические проблемы.

В целом ведущие американские специалисты считают, что сформировавшаяся международная база охраны природы и экологии, действующие нормативные документы, потенциал международных экологических организаций позволяют в перспективе успешно проводить мероприятия «по защите национальных интересов в этой области» и ограничивать любую деятельность приарктических государств в экономической, военно-стратегической и иной сферах, противоречащую этим интересам.



КАНАДА. Характеризуя особенности внешней политики Канады в Арктическом регионе, следует отметить, что к настоящему времени именно в Оттаве сформирована наиболее полная концептуальная база продвижения национальных интересов в регионе. По сути, по состоянию на 1996 год Канада являлась единственной страной, готовой реализовывать свою внешнюю политику в регионе Арктического бассейна, создав соответствующую нормативно-правовую базу, организационную структуру и модель международного сотрудничества, отражающую ее интересы.

8 июня 2000 года канадское ВПР провозгласило «новую со времен «холодной войны» внешнюю политику» по всем вопросам международного сотрудничества в Арктике. Основные принципы «новой политики» изложены в специальном заявлении канадского МИДа, которые в том числе адресованы властям в Дании, Исландии, Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Соединенных Штатах.

В соответствующем заявлении руководителя канадского внешнеполитического ведомства Л. Эксвоси отмечалось, что отныне МИД берет под контроль всю деятельность Канады в Арктике. Таким подходом национальное ВПР намеревается исключить действие созданных еще в период «холодной войны» методов уступок и конфронтации и перейти к тотальной глобализации не только экономических, но и политических процессов в регионе. В заявлении дипломата отмечалось следующее: «Мощный информационный импульс высветил огромное значение арктического региона как мировой арены взаимодействия и кооперации».



Рисунок – 2. Делимитация границ арктического шельфа

по взглядам военно-политического руководства Канады

На сегодняшний день в Канаде основным органом, ответственным за выработку и реализацию интересов страны в этом регионе, является Федеральный совет по Арктике. Его председателю предоставлены полномочия премьер-министра при решении вопросов в регионе. Все нефте- и газодобывающие, научно-исследовательские, а также военные органы и структуры, привлекаемые к их реализации, подотчетны этому органу.

Итогом работы Федерального совета в 2005 и 2006 годах стала «Генеральная программа канадской политики в Арктике и на Крайнем Севере», предполагающая выделение соответствующих инструментов (структур и органов) для ее реализации. В программе определены четыре основных направления:

- усиление безопасности и процветания канадцев, в первую очередь всех северян и аборигенов;

- обеспечение полного и абсолютного суверенитета Канады на Севере;

- установление Арктического региона как своеобразного «пульсирующего геополитического тела», интегрированного в управляемую глобальную систему;

- повышение безопасности страны и каждого ее гражданина в условиях Севера и устойчивости развития Арктики.

В настоящее время канадское ВПР нацелено на значительное усиление позиций страны в регионе уже в ближайшем будущем за счет поэтапной реализации данной программы и участия в проектах, ставящих своей целью расширение экономических шельфовых зон прибрежных стран в Арктике. При этом особую роль будет играть усиление национальной военной составляющей в регионе как гаранта стабильности и защиты интересов при реализации вышеотмеченных проектов.



Угрозы своим интересам в Арктическом регионе Канада рассматривает преимущественно в плоскости существующих внешнеполитических отношений с США. С одной стороны, Соединенные Штаты являются «ближайшим» соседом, выступающим крупнейшим торгово-экономическим партнером, ближайшим политическим и военным союзником, с которым ее связывают членство в НАТО и сотни двусторонних соглашений о сотрудничестве.

С другой стороны, военное превосходство США над Канадой, вооруженные силы которой насчитывают всего 60 тыс. человек, огромно, а объем внутренней торговли между канадскими провинциями уступает объему торговли любой из этих провинций с США. Подобная асимметрия потенциалов сильнейшим образом сказывается на всей государственной деятельности Канады, в том числе и на ее внешней политике в Арктике.

На фоне сложившейся обстановки расширяются противоречия между двумя странами в этой зоне. В 1997 году Оттава объявила проливы между своими северными островами (Северо-Западный проход) территориальными водами, с чем не согласился Вашингтон, который настаивает на статусе международных вод проливов. Разногласия привели к дипломатическому конфликту. В результате в качестве аргумента в пользу своей точки зрения на проблему проливов Оттава проводит демонстрационные военные учения в Арктике и патрулирование отдаленных арктических территорий силами резервистов. Цель канадского ВПР состоит не только в усилении контроля над своей территорией, но и в обеспечении устойчивых позиций на будущих переговорах о Северо-Западном проходе - стратегически важном морском пути из Европы в Азию вдоль северного побережья Канады.

Кроме споров относительно Северо-Западного прохода у Канады с США не урегулированы также разногласия и по поводу границы между американской Аляской и канадской провинцией Юкон. Учитывая тот факт, что в этом районе залегают нефтеносные пласты, между этими странами возможна эскалация противоречий.



По взглядам военно-политического руководства Канады, для всестороннего обеспечения национальных интересов в Арктике, страна должна обладать акваторией между Северным полюсом и своим арктическим архипелагом. Об этом свидетельствуют, в частности, географические карты Канады, на которых обозначены северные границы, проходящие как продолжение между Аляской и Юконом на западе, а также между канадским островом Элсмир и Гренландией на востоке, и встречающиеся на Северном полюсе. Для утверждения выработанной концепции на международном уровне Оттава предлагает и соответствующий подход к делимитации границ арктического шельфа.

Характеризуя такой подход, следует отметить, что ВПР страны придерживается варианта «секторного» раздела - границы проходят от оконечностей национальных территорий прямо по меридианам до самого полюса. Арктика при таком разделе границ делится, словно макушка сферы, на неравные части. При этом Россия получает крупнейшую часть (около 5,8 млн. км2), далее идет Канада, потом Дания, Норвегия и на последнем месте - США. В обеспечение такой позиции, высшее политическое руководство Канады предпринимает «всеобъемлющие усилия по защите территориальных прав». При этом в случае попыток отторжения принадлежащих ей территорий, по заявлениям канадских военных, национальные ВС будут готовы обеспечить их защиту с применением силы. Уже сейчас они проводят «демонстративное» эскортирование кораблей и судов любой национальной принадлежности (и особенно США) в районе Северо-Западного прохода. Заявляя свои права на шельф, Оттава, вместе с тем, резюмирует, что позволит судам других стран беспрепятственно следовать в отмеченных водах при условии предварительного направления заинтересованной стороной запроса и получении со стороны Канады соответствующего разрешения. Данные условия, по заявлениям официального представителя кабинета министров Канады, будут являться «обязательными и распространяться на всех участников международных отношений».

Однако в настоящее время страна не обладает ВМС, которые были бы способны решать поставленную задачу и были бы оснащены для действий в арктических льдах. Собственно, поэтому для патрулирования арктических регионов канадским военным руководством выбран период с июня по август, тогда как к зиме патрулирование должно прекратиться.

Помимо территориальных споров с Соединенными Штатами у Канады сохраняются претензии к Дании. Уже более 30 лет стороны не могут договориться о принадлежности необитаемого о. Ханс, который позволяет контролировать Северо-Западный проход. По оценкам канадских специалистов, речь идет не о земле (ее размер всего 950 м2), а прежде всего о ресурсах, залегающих в акватории острова.

До сих пор за эту островную территорию шла «флажная» война. Экспедиции Канады и Дании по очереди водружали на о. Ханс свои стяги. Однако в последние годы процесс раздора перешел в новую фазу. Оттава провела в этом районе военные учения, при этом глава национального министерства обороны высадился на спорной территории, вызвав своими действиями протест со стороны Копенгагена. Дания направила к острову патрульный корабль, который обозначал военное присутствие королевских ВМС. Канада наравне с Данией стремится доказать также, что хребет Ломоносова (на который претендует и Россия) состыкован с канадским о. Элсмир и пока еще датской Гренландией. С этой целью указанные страны проводят комплексные научно-исследовательские экспедиции в районе Гренландского моря, в ходе которых они ведут изучение рельефа морского дна и берут пробы грунта.



НОРВЕГИЯ. С геополитической точки зрения страна является одним из главных участников международных отношений в Арктическом регионе. Связано это прежде всего с тем, что Норвегия - член НАТО и выступает по этой причине своего рода проводником интересов стран Западной Европы и США в Арктике. Текущая внешняя политика Норвегии в регионе характеризуется непримиримостью в отношении вырабатываемых другими прибрежными арктическими государствами механизмов формирования обстановки в этом районе и возможных вариантов использования недр и акватории Арктики.

На протяжении последнего десятилетия норвежское военно-политическое руководство разрабатывает соответствующие концептуальные программы защиты национальных интересов в регионе с обязательной привязкой их к интересам коллективной безопасности в рамках НАТО. Примечательно, что эта страна одна из первых ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву в 1996 году, а в 2006-м подала заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа с требованием расширения границ своей экономической зоны в трех районах Арктики - в Северном Ледовитом океане, Баренцевом и Норвежском морях. 1 декабря 2006 года руководством страны была принята так называемая стратегия развития северных регионов. В качестве главной цели в ней заявлено обеспечение устойчивого роста и развития этих регионов путем укрепления международного сотрудничества в области использования природных ресурсов, управления окружающей средой и проведения научных исследований.





Рисунок – 3. Делимитация границ арктического шельфа

по взглядам военно-политического руководства Норвегии и Дании

При этом основными задачами, определенными в рамках данной стратегии, являются следующие:

- эффективная политика управления северными регионами на последовательной, предсказуемой и достоверной основе;

- укрепление международного сотрудничества в интересах углубления познания о северных регионах;

- контроль за экологией и использованием природных ресурсов в Арктическом регионе;

- создание условий для дальнейшего развития нефтегазовой деятельности в Баренцевом море;

- обеспечение экономической основы для деятельности коренных жителей северных регионов и развитие их культуры и традиций;

- расширение сотрудничества с прибрежными арктическими государствами.

При этом, несмотря на вполне мирный характер декларируемых задач, Норвегия посредством реализации выбранной стратегии намерена извлечь максимум экономических и военно-политических преимуществ. По оценкам норвежских военных специалистов, внешнеполитические предпосылки для формирования данной стратегии заключались в том, что к северным регионам проявляют все большее внимание другие страны. Это объясняется следующими факторами: развитие энергетики в мире и наличие огромных природных ресурсов, экологические проблемы, глобальные климатические изменения. Значительное влияние на формирование стратегии оказало и развитие экономики в России, вызванное в том числе и развитием нефтегазового сектора и отраслей, связанных с использованием других ресурсов.

Для реализации вышеотмеченных задач руководство Норвегии планирует предпринять ряд мер, направленных на развитие международных связей с соседями по региону, а также промышленности в северной части страны, укрепление экономического сотрудничества с Россией, поддержку науки и образования, совершенствование национальных вооруженных сил. Последняя проблема занимает центральное место в стратегии. Норвежское ВПР подчеркивает, что военное обеспечение является ядром стратегии и развитие ВС необходимо для достижения целей, особенно при выполнении задач по обеспечению контроля за использованием природных ресурсов.

В перспективе Норвегия готовится стать арктической супердержавой, присоединив к себе морские пространства от береговой линии до Северного полюса, многократно превышающие ее нынешнюю территорию. С этой целью здесь проводится широкий комплекс подготовительных работ, включающих повышение военного потенциала, улучшение социально-экономических условий на севере страны, расширение международных экономических связей в области разведки, добычи и освоения углеводородов, а также научно-исследовательское обоснование принадлежности Норвегии спорных арктических территорий.

По взглядам высшего военного руководства Норвегии, развитие высокомобильных, ориентированных на действия в условиях арктической зимы военно-морских сил позволит стране обеспечить противостояние новым угрозам в Арктике, в том числе в рамках партнерских отношений в НАТО. В сущности, ВМС рассматриваются как главный инструмент военно-силового давления, на который, в случае возникновения конфликтных ситуаций в регионе, будет опираться действующее правительство. Для этого норвежское ВПР приняло дорогостоящую программу укрепления ВМС, включающую поступление на вооружение новых боевых кораблей ледового класса и профессиональную подготовку личного состава этого вида ВС в военных учебных заведениях и базах США.

Другим важным компонентом противодействия внешним угрозам в регионе, по замыслу правительства Норвегии, является усиление социально-экономической составляющей жизнедеятельности населения на севере страны. Уже сейчас оно расширяет специальную дотационную базу для этого региона с целью привлечения к работе в северных районах норвежского населения, а также расширения там производственных и промышленных мощностей.

Большое значение власти страны придают развитию международной кооперации в области разведки, добычи и освоения природных ресурсов в Арктике, которая рассматривается в качестве одного из основных инструментов противодействия попыткам монополизации этой области со стороны крупных соседних государств.

Характеризуя взаимоотношения Норвегии и России относительно вопроса о разделе Арктики, следует отметить, что вот уже 75 лет оба государства не могут договориться о морской границе между Шпицбергеном и Новой Землей, что мешает заключить всеобъемлющий договор по Баренцеву морю. В 1977 году Осло ввел 200-мильную охранную зону вокруг о. Шпицберген, объявив ее своей исключительной экономической зоной, или, как ее назвали сами норвежцы, «рыбоохранной». В качестве основания для таких действий названа возможность, «оговоренная в договоре 1920 года по Шпицбергену», принимать или провозглашать меры, позволяющие обеспечить сохранение и восстановление флоры и фауны архипелага и прилегающих вод. Договор 1920 года подписали более 40 государств, в том числе и СССР в 1935-м, согласно чему остров оказался под норвежской юрисдикцией.

Россия и большинство стран, подписавших Договор 1920 года, не признают данные ограничения как ущемляющие их экономические интересы. Одностороннее решение Норвегии признали только Финляндия и Канада, которые не ведут рыбный промысел близ архипелага. В результате довольно скоро Осло пришлось смягчить суровые меры, так как советские траулеры ответили тем, что вполне сознательно выловили значительное количество молоди трески в пределах своей экономической зоны, снизив тем самым количество нерестящихся рыб в территориальных водах Норвегии.

На сегодняшний день в районе Шпицбергена между Норвегией и Россией регулярно возникают скандалы, связанные с тем, что российские рыбаки продолжают в районе вылов рыбы, а норвежская береговая охрана пытается всячески воспрепятствовать этой деятельности, проводя массовые досмотры и аресты российских судов.

Для разрешения подобных угрозообразующих ситуаций военно-политическое руководство Норвегии прилагает большие усилия к научно-исследовательскому обоснованию принадлежности своей стране спорных территорий и развернуло комплекс геолого-разведывательных работ в Арктическом регионе, а в федеральном бюджете значительно увеличены ассигнования на проведение здесь экспедиций. По состоянию на 2008 год на долю Норвегии приходится 6 проц. объема средств, выделяемых в мире на полярные исследования, и по этому показателю она занимает пятое место, опережая, в частности, Россию.



Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   58


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница