Практикум для студентов специальностей 030701. 65 «Международные отношения»


Как и США, Норвегию не устраивает делимитация границ арктического шельфа по «секторному» варианту



страница22/58
Дата11.05.2016
Размер5.3 Mb.
ТипПрактикум
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   58

Как и США, Норвегию не устраивает делимитация границ арктического шельфа по «секторному» варианту. ВПР этой страны считает справедливым раздел по срединной линии, когда граница раздела проходит на равном удалении от береговых линий государств. При таком разделе в районе Баренцева моря образуется «свободная» акватория размером 175 тыс. км2, потенциально содержащая большие газовые месторождения (близ н. п. Штокман). Эту территорию и пытается присоединить к себе Осло, зарезервировав национальное право на дальнейшее ее расширение на более позднем этапе.

ДАНИЯ. Копенгаген в настоящее время предпринимает активные действия по закреплению за собой арктических территорий. Ратифицировав в 2004 году Конвенцию ООН по морскому праву, эта страна сразу же на основании ст. 76 указанного документа заявила в Комиссию ООН по границам шельфа свои права на установление юрисдикции в пяти шельфовых районах, находящихся за пределами 200-мильных экономических зон Гренландии и Фарерских о-вов. Из них наиболее важным в плане прогнозируемых запасов углеводородного сырья и наиболее спорным в международно-правовом отношении является хребет Ломоносова (как возможное продолжение шельфа Гренландии). Таким образом, Дания приняла на себя обязательство в течение десяти лет представить научные доказательства ее территориальных претензий, которые должны включать геодезические, батиметрические, геофизические и геологические данные. Для получения этих доказательств ее высшее политическое руководство поручило национальной геологической службе разработать ряд проектов с обоснованием в них не только научно-исследовательских, но и нормативно-правовых, социально-экономических и других положений.

К настоящему времени, несмотря на членство в Евросоюзе и НАТО, Дания остается единственной страной, чьи отношения с претендентами на Северный полюс можно назвать сбалансированными. Подтверждением этого служит также предложение датского руководства России, Канаде, США и Норвегии о созыве международной конференции арктических государств с целью выработки общих принципов делимитации арктических границ. Подтекстом этого предложения является тот факт, что в случае «стихийного» (в том числе силового) раздела арктических территорий Дания, по сути, потеряет больше всех остальных участников такого передела. Как следствие, текущую внешнюю политику страны в отношении Арктики отличает сдержанность и конструктивность при рассмотрении и принятии решений по любым спорным вопросам, как в области определения границ, так и касающихся экономического, экологического, научно-технического и военного международного сотрудничества.

Одновременно, как показывает анализ основных принципов датской внешней политики, ВПР страны оставляет за собой право выбора «главного» партнера при разрешении «арктических» споров. При этом ключевым фактором станет поддержка Дании в решении внутриполитической проблемы самоопределения ее северных территорий - о. Гренландия и Фарерских о-вов. По прогнозам западных экспертов, государство, которое сделает это, сможет рассчитывать на содействие со стороны Дании в вопросе разграничения арктических территорий. Это в равной степени понимают как США, так и Канада, а также страны Европейского союза.

На сегодняшний день Дания придерживается политики нейтралитета по отношению к различным позициям соседних по региону стран, а потому выступает наиболее лояльным участником «арктического спора». На национальные интересы в Арктике в целом влияют как внешне-, так и внутриполитические факторы формирования обстановки, заставляющие руководство страны проявлять гибкость и вариативность в решении территориальных вопросов.

С одной стороны, датское королевство является членом НАТО и Евросоюза, а потому представляет интересы европейского сообщества, с другой - оно старается сохранить независимую внешнеполитическую линию в Арктике, рассчитывая на приобретение новых источников пополнения федерального бюджета. Такая позиция, по мнению датских экспертов, важна также и для того, чтобы страна не оказалась втянутой в противостояние главных центров силы в регионе - более крупных государств, которые станут основными участниками борьбы за Арктику.

Для исключения развития подобного варианта событий весной 2008 года Копенгаген инициировал проведение переговоров с участием пяти арктических государств и широкого круга международных наблюдателей в рамках Международной конференции по проблемам Северного Ледовитого океана. До этого датское ВПР было также инициатором создания специальных международных совещательных органов приарктических стран - Совета Баренцево-Евроарктического региона и др. Как отметил глава внешнеполитического ведомства Дании П. Стиг на вышеотмеченной конференции, «арктическая проблема является одной из приоритетных тем не только на региональном, но и международном уровне, и решать ее нужно мирными и законными средствами».

Таким образом, датское ВПР прикладывает все усилия с целью недопущения эскалации кризисных ситуаций в регионе, акцентируя внимание на действиях дипломатического и научно-исследовательского характера. Для этого, в частности, в стране выделяются более значительные бюджетные средства на проведение экспедиции в районы Северного Ледовитого океана, расширяется участие датских специалистов в международных научно-исследовательских программах и экономических проектах.

Основой обеспечения национальных интересов в регионе, по взглядам военно-политического руководства Дании, является собственная целостность государства. И в этом смысле принципиально важным внутриполитическим вопросом в королевстве остается возможность суверенитета датских островных территорий - Гренландии и Фарерских о-вов.

Данная проблема значительно обострилась в последние десятилетия, когда на островах резко активизировались национальные движения, выступающие за независимость от Дании. Особенно сильны такие настроения на о. Гренландия. Повышенный интерес всего международного сообщества к этой «безлюдной» ледяной территории вызывает наличие разведанных запасов нефти, которые в том числе подтолкнули к активным действиям и местное население - эскимосов.

Другой важной причиной сохранения целостности датского королевства, по оценкам ученых Дании, является недоказанное пока предположение, что хребет Ломоносова может оказаться продолжением континентального шельфа Гренландии. В связи с этим датское ВПР рассматривает и собственный вариант будущего раздела границ арктического шельфа.

Действующее руководство Дании, так же как и Норвегии, настаивает на варианте «срединной линии» и предлагает размежевать Арктику по границам, проходящим на равном расстоянии от побережий претендующих стран. Поскольку Гренландия ближе всего к полюсу, то при датском варианте весь полюс отойдет ей. В результате Дания получит территорию, почти равную канадской (1,55 млн. км2), а Россия, напротив, потеряет около 1,8 млн. км2.

Тот факт, что Дания достаточно быстро отказалась от своих претензий, может иметь под собой веское основание. Причиной этого является все тот же «камень преткновения» датской внутренней политики - независимость о. Гренландия. Не последнюю роль в этом играют и США, рассматривающие независимость этого острова как ключ к своей собственной арктической экспансии. Однако без получения парламентом Гренландии права самостоятельно разрабатывать близлежащие ресурсы континентального шельфа, она не представляет для США стратегического интереса. Исходя из этого, стремясь удержать Гренландию в своей орбите, Дания приостановила исследования в районе хребта Ломоносова.

Тем не менее, как показывает практика, полностью устраняться от арктического раздела территорий Дания не собирается. Помимо вопроса о правах на хребет Ломоносова у страны хватает нерешенных споров и по другим территориям. В частности, рассмотренное выше противостояние Дании и Канады за о. Ханс, который позволяет контролировать Северо-Западный проход, остается нерешенным также и территориальный спор между Данией и Великобританией, которая все активнее включается в «арктическую гонку». Объектом спора выступает скала Рокалл в Норвежском море и прилегающая к ней акватория. Если Дании до 2014 года удастся доказать свои права на этот остров, на который к тому же претендует и Исландия, страна получит богатую углеводородами территорию радиусом более 370 км.

Таким образом, как явствует из вышеизложенного, взгляды военно-политического руководства приарктических государств на обеспечение защиты своих национальных интересов в Арктике различны. В связи с этим существуют противоположные векторы и инструменты их обеспечения и разные подходы к этому вопросу, проявляющиеся во внешней политике этих стран в регионе. Главным ориентиром в решении проблемы разграничения арктического шельфа является планируемая государством выгода от возможного приобретения уже разведанных и/или предполагаемых природных ресурсов. Концепция освоения арктических ресурсов у каждой страны также своя и определяется их нынешним военно-политическим и социально-экономическим положением в мире.

Внешняя политика государств Евросоюза в отношении Арктики отражает прежде всего их экономические интересы. Такие страны, как Великобритания, Франция, Германия, Польша, Финляндия и Швеция, не имеют возможности участвовать в прямом территориальном разделе Арктики, но намерены активно включиться в процесс освоения природных ресурсов региона. Данная позиция всесторонне поддерживается и крупными европейскими компаниями, занятыми в сфере добычи и переработки углеводородов и имеющими свои мощности и инфраструктуру на севере Европы. Можно ожидать, что совместное государственное и частное лоббирование интересов со стороны Европы будет носить агрессивный характер и опираться как на официальные (дипломатические, экономические) механизмы, так и на неофициальные (экологические, международные общественные) институты влияния на обстановку в Арктике. Приоритетным партнером в освоении арктических богатств европейские страны будут рассматривать то государство, которое получит наиболее обширные территории, и соответственно, будет иметь самые прочные геополитические и экономические позиции в регионе.

Из ведущих азиатских стран особую заинтересованность к Арктике проявляет Китай, испытывающий острую нехватку энергетических ресурсов. Руководство КНР также предпринимает действия по изучению возможных ресурсных месторождений Арктики. В 2008 году на Шпицбергене была открыта китайская исследовательская станция, а в северные моря неоднократно с исследовательскими задачами направлялся ледокол «Снежный дракон», работающий обычно в Антарктике. Однако в отличие от европейских стран Китай не намерен усугублять обстановку в регионе своими притязаниями и рассматривает происходящие там события исключительно в призме собственных национальных интересов. По оценкам китайских экспертов, КНР в плане экономической деятельности будет удобно сотрудничать с любым государством Арктического региона, независимо от того, как в конечном итоге будет проведен раздел территорий.

Таким образам, проведенный анализ дает представление об основных направлениях внешней политики зарубежных стран в Арктике, показывает их намерения и позволяет вскрыть инструменты обеспечения национальных интересов в этом регионе. Применение этих инструментов будет тесно увязываться государствами с реализацией международного законодательства в спорных арктических территориях, и в частности касательно присоединения каждой из рассмотренных стран к Международной конвенции ООН о признании морского законодательства 1982 года. Так, Норвегия подписала этот документ в декабре 2006 года, Канада - в ноябре 2003-го, Дания - в ноябре 2004-го. США его вообще не ратифицировали, игнорируя нормы международного права, но активно пользуются своим неподтвержденным правом на 200-мильную зону. В результате в мае 2009 года Комиссия ООН по границам континентальных шельфов приступит к рассмотрению заявок этих государств и определит внешние рубежи той части арктического дна, на которую может претендовать каждая страна, ратифицировавшая конвенцию.



Печатается по: Баранник А., Вознюк И. Арктика как важнейший геостратегический регион столкновения национальных интересов ведущих зарубежных стран // Зарубежное военное обозрение. – 2009. – № 1. – C. 3-11; №2 – С. 12-18 (продолжение). Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/19674939; http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/19781994.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Что понимается под «полярным сектором»?

  2. Какова позиция американского военно-политического руководства в отношении арктического шельфа?

  3. Что определено в качестве основных направлений в отношении Арктики в «Генеральной программе канадского положения в Арктике и на Крайнем Севере» от 2006 г.?

  4. В чем заключается суть норвежской «Стратегии развития северных территорий», принятой в 2006 г.?

Котляр В.С.

Пиратство в XXI веке

Всплеск пиратского разбоя у берегов Сомали в наши дни застал мировое морское сообщество врасплох и вверг в состояние, близкое к панике. И было от чего. По данным Международной морской организации, за последние несколько лет в прибрежных водах Сомали зарегистрировано более 460 нападений пиратов на торговые суда, только в 2008 году у берегов Сомали отмечено более 130 актов пиратства, захвачено более 40 торговых судов (по меньшей мере 14 из них и сейчас находятся в плену) и 600 членов экипажа, половина из которых и по сей день остается в заложниках, включая граждан России. Пиратскими операциями в Сомали занимаются четыре-пять банд общей численностью в 1 - 1,5 тыс. человек, в распоряжении которых находятся более 60 катеров и плавучих баз. По сообщениям СМИ, в декабре 2008 года с появлением у берегов Сомали кораблей ВМФ ряда стран с целью борьбы с пиратством эти до тех пор разрозненные банды объединились и создали «исполком» из восьми человек, с координатором операций и командиром объединенных сил пиратов.

Овеянное некоторым романтизмом изображение пиратов XVI-XIX веков в голливудских фильмах уже давно устарело. Сегодня это большой бизнес: в 2008 году пираты Сомали получили, по разным оценкам, от 40 до 150 млн. долларов за освобождение 22 судов. Только за освобождение захваченного в ноябре 2008 года саудовского супертанкера «Сириус Стар» водоизмещением в 318 тыс. тонн они запросили 50 млн. долларов, опустив затем цену до 25 миллионов. За украинский сухогруз «Фаина» с 33 танками, стрелковым вооружением и боеприпасами на борту пираты запросили 35 млн. долларов, сократив эту сумму затем до 20 миллионов, и в конце концов отпустили судно и его экипаж за 4 млн. долларов.

С такими деньгами неудивительно, что сомалийский поселок Эйль, «столица» пиратского бизнеса и пиратского квазигосударства «Пунтленд», стремительно начинает напоминать своей архитектурой поселки на Рублевке. Учитывая столь большие суммы выкупа, в Кении, США и некоторых странах Европы сформировался даже частный «бизнес», специализирующийся на безопасной доставке пиратам выкупа от судовладельческих фирм, и доходы этого бизнеса за последние три года выросли в десять раз. Но рост сумм за выкуп судов у пиратов лишь подпитывает рост пиратства.

В Сомали пиратство расцвело потому, что в этой стране, истерзанной 20-летним безвластием в отсутствие центрального правительства, способного контролировать всю территорию страны, с нищенствующим населением, с очень слабым сельским хозяйством и промышленностью, люди хватаются за любую возможность прокормиться, чем пользуются главари бандитов, под властью которых находится значительная часть страны. Около 3,5 млн. сомалийцев (примерно 40% населения страны) существуют за счет продовольственной помощи ООН и ряда других международных организаций, но пираты стали захватывать и суда, поставлявшие продовольствие в Сомали по Всемирной продовольственной программе ООН.

«Расцвету» пиратства содействовало и то обстоятельство, что однополярное видение мира, навязывавшееся Вашингтоном мировому сообществу после 1991 года, учило игнорировать международное право, применять силу по собственному усмотрению и образовывать новые государства, а заодно и прибирать к рукам чужие природные ресурсы. Но если американцам можно прибрать к рукам, например, иракскую нефть, то почему, спрашивается, сомалийским пиратам нельзя сделать то же с нефтью с саудовского супертанкера? Наконец, неслыханному в наше время росту пиратства содействовало и отсутствие обеспечения соблюдения эмбарго на поставки оружия, установленного резолюцией СБ ООН 733 (1992), что облегчило доступ пиратов к оружию и боеприпасам.



Конвенция ООН 1982 года по морскому праву считает пиратством любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого или мятежного государственного судна или летательного аппарата в открытом море или вне юрисдикции какого-либо государства и направленный против лиц или имущества на его борту, а также добровольное соучастие, сознательное содействие или подстрекательство к таким действиям. Конвенция разрешает военным либо специально уполномоченным и находящимся на государственной службе другим кораблям и самолетам любых государств захватывать пиратские суда или самолеты в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства, арестовать находящихся на борту лиц и имущество и решить их дальнейшую судьбу в ходе судебного разбирательства; при этом конвенция обязывает все государства в максимально возможной степени сотрудничать в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства.

Выражение «за пределами юрисдикции государства» следует в данном контексте понимать как «за пределами территориального моря», шириной не более 12 миль, поскольку в 200-мильной экономической зоне, примыкающей к территориальному морю, компетенция прибрежных государств ограничена суверенными правами в отношении природных ресурсов, а также юрисдикцией в отношении искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований и защиты морской среды; в остальном, в экономической зоне любого государства все остальные страны пользуются свободами судоходства и полетов и некоторыми другими правами.

Но сомалийские пираты лишь недавно, с ноября 2008 года, когда они окончательно обнаглели и решили, что могут безнаказанно продолжать свой «бизнес», стали захватывать суда на расстоянии до 500 миль (около 900 км) от берега, используя плавучие базы и базирующиеся на них быстроходные катера. До тех пор пиратские нападения в основном осуществлялись в сомалийском территориальном море, находящемся под суверенитетом Сомали, а в этих водах вооруженную борьбу с пиратством силами других государств конвенция не предусматривает, ее должны осуществлять сомалийские власти, однако переходное федеральное правительство Сомали таких возможностей физически не имеет.

Поэтому по просьбе правительства Сомали Совет Безопасности ООН (СБ ООН) в резолюции 1816 (2008) от 2 июня 2008 года позволил ВМС и ВВС государств, сотрудничающих с сомалийскими властями, в течение шести месяцев входить в территориальное море Сомали в целях борьбы с пиратством, а в резолюции 1846 (2008) от 2 декабря 2008 года СБ ООН продлил этот срок еще на 12 месяцев. Эта же резолюция напоминает о положениях Конвенции 1988 года о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, в соответствии с которыми ее участники определяют составы преступлений, устанавливают юрисдикцию и соглашаются принять передаваемых лиц, виновных или подозреваемых в захвате судна или осуществлении контроля над ним силой или угрозой силы или путем любой другой формы запугивания. Резолюция призывает всех участников этой конвенции выполнять ее положения и сотрудничать с Международной морской организацией в целях судебного преследования лиц, подозреваемых в пиратстве у побережья Сомали.

Наконец, 16 декабря 2008 года СБ ООН принял еще одну резолюцию, 1851 (2008), которая в принципе позволяет иностранным вооруженным силам преследовать пиратов также и на суше в Сомали, при том понимании, что каждая конкретная операция будет согласовываться с переходным федеральным правительством Сомали. Резолюция 1851 предлагает всем государствам и региональным организациям, борющимся с пиратством у берегов Сомали, заключать специальные соглашения или договоренности со странами, готовыми содержать пиратов под стражей, с тем чтобы принимать на борт сотрудников правоохранительных органов из этих стран, в первую очередь стран региона, с целью содействия проведению расследований и судебного преследования лиц, задержанных в результате операций против пиратов.

Так что юридическая основа для борьбы с пиратством в этом регионе уже существует, и напрасно некоторые эксперты и представители государств ссылаются на ее отсутствие, как об этом можно иногда прочесть. Вряд ли также есть необходимость, как предлагают некоторые американские исследователи, переквалифицировать пиратство в «морской терроризм», тем более что Конвенция ООН 1982 года по морскому праву, как уже упоминалось, квалифицирует пиратство как неправомерный акт насилия, совершаемый с целью получения личной выгоды, в то время как терроризм преследует цель вынудить государство к определенным политическим шагам. Это подтверждается и тем обстоятельством, что в переговорах о выкупе сомалийские пираты требуют лишь денег.

Надо вообще признать, что международное сообщество «проснулось» и начало действовать лишь через много месяцев после нынешней активизации пиратства. Предпринимаемые меры включают усилия по политической стабилизации в Сомали, продовольственную помощь и силовое противодействие пиратству.Сегодня получается так, что, пока ООН неспешно обсуждает вопрос о создании фонда экономической помощи Сомали с объявленной общей суммой в 920 млн. долларов и пытается прекратить военные действия между переходным федеральным правительством и отрядами оппозиции, а также развернуть в стране международные стабилизационные силы, основной акцент в борьбе с пиратами сделан только на военные меры, а это, как правильно отмечает ряд обозревателей, означает борьбу с симптомами, а не с причиной заболевания. У берегов Сомали сегодня патрулируют около 30 кораблей ВМФ России, Канады, США, КНР, Дании, Франции, Нидерландов, Индии, Пакистана, Ирана, Малайзии, Австралии и других государств, направленных отдельными странами или в составе военно-морских подразделений НАТО и ЕС, причем шесть кораблей и три самолета-разведчика из восьми стран ЕС будут патрулировать опасную акваторию в течение года. Лига арабских государств также начала консультации о создании специальных сил ВМФ арабских стран для борьбы с пиратами.

В результате принятых мер были предотвращены десятки захватов торговых судов, для них был установлен охраняемый коридор в Аденском заливе, но эти меры отнюдь не смогли остановить рост пиратской активности. Дело также упирается в нежелание государств, корабли которых патрулируют у берегов Сомали и которые не относятся к Африканскому региону, привозить захваченных пиратов к себе, судить их и содержать в своих тюрьмах, как честно сказал в интервью «Российской газете» 15 декабря 2008 года заместитель министра иностранных дел России А. В. Яковенко. А сами африканские страны пока никакого энтузиазма в том, чтобы держать сомалийских пиратов в своих тюрьмах, не проявляют.



Американские военные моряки, в частности, предпочитают переложить защиту судов от пиратов на судовладельческие компании - видимо, по принципу «спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Командующий 5-м флотом США вице-адмирал У. Гортни считает, что если компании нанимают охранников для защиты коммерческих объектов на суше, то и защита дорогостоящих судов и их команд в море – «это то же самое». Эту точку зрения приветствуют частные охранные агентства, которые тут же взвинтили цены на свои услуги. Однако первые опыты с использованием частных охранников оказались не очень удачными - в конце ноября 2008 года пираты захватили в Аденском заливе танкер с грузом жидких химических веществ, а находившиеся на его борту охранники не смогли этого предотвратить и вместо сопротивления попрыгали в воду, откуда их подобрал французский военный корабль.

В реальности охранники на торговых судах, борта и палубные настройки которых уязвимы для обычного стрелкового оружия, не говоря уже о крупнокалиберных пулеметах и гранатометах, не в состоянии гарантировать спасение от пиратов, тем более что зачастую охранники вообще не вооружены. Поэтому Международное морское бюро вполне обоснованно настаивает, чтобы основное бремя борьбы с пиратами взяли на себя корабли ВМФ, ужесточив инструкции по применению оружия против них.

Между тем есть успешный опыт борьбы с пиратством властей Индонезии, Малайзии и Филиппин. В их прибрежных водах проходят важнейшие артерии мирового судоходства, Малаккский и Сингапурский проливы; в 2007 году 70 тыс. судов, которые прошли через них, перевезли 40% объема всей мировой торговли, поэтому, когда в 2004 году пиратские нападения на суда в этих проливах стали происходить почти каждую неделю, лондонская страховая компания «Ллойдс» объявила эти воды «зоной боевых действий». В результате страховые платежи взлетели вверх и себестоимость морских перевозок резко возросла. Защищая свои экономические интересы, правительства трех стран организовали в тесной координации патрулирование опасных вод силами ВМФ и ВВС с использованием самой современной техники, вплоть до систем спутникового слежения, заметно улучшили сотрудничество национальных разведывательных служб и полиции на море и на суше. Одновременно проводились операции на суше против лагерей пиратов. В результате главари пиратских банд и их покровители пошли под суд, пиратские катера и экипажи были арестованы и в 2008 году было зарегистрировано лишь два нападения пиратов - в 20 раз меньше, чем в 2004 году. Но не менее существенную роль в этом сыграли значительные инвестиции в экономику этих стран после катастрофы с цунами в 2004 году как за счет международной помощи, так и за счет внутренних ресурсов. В результате уровень жизни прибрежных общин заметно повысился, а это сократило и «кадровый резерв» пиратских банд.

Но в случае с Сомали этот опыт, по существу, не используется. Создание фонда экономической помощи стране не идет пока дальше обещаний, а 30 военных кораблей у берегов Сомали борются с пиратами «растопыренными пальцами» вместо кулака - между ними почти полностью отсутствует координация. А если пираты проводят нападения уже за 900 км от берега, то без тесной координации международных усилий эффективная борьба с пиратством в акватории с громадной площадью в 1 млн. кв. км вряд ли возможна. И лучше всего это подтверждается тем фактом, что захваты судов пиратами продолжаются по сей день.

Между тем резолюция 1851 (2008) СБ ООН от 16 декабря 2008 года не просто так повторяет формулировки предыдущих резолюций по этому вопросу о том, что «ситуация в Сомали по-прежнему представляет угрозу международному миру и безопасности в регионе». Продолжающаяся активность пиратов, координация их действий, когда до 20 быстроходных катеров с нескольких плавучих баз за 900 км от берега нападают на контейнеровозы, танкеры и большие пассажирские лайнеры, на борту которых находится более 1 тыс. пассажиров и членов экипажа, уже заставляют судовладельцев уводить суда на тысячи километров в сторону от традиционных морских путей, а в этих водах ежедневно проходит только супертанкеров - около 20.

Крупнейшие датские и норвежские судовладельцы уже направляют десятки танкеров и сухогрузов в обход Суэцкого канала и вокруг мыса Доброй Надежды. Но в каждом таком случае время судов в пути увеличивается на 12 - 15 дней, а каждый лишний день стоит 20 - 30 тыс. долларов, следовательно, удорожаются и эксплуатационные расходы, и страхование судов и их грузов, стоимость которого, кстати, в 2007 - 2008 годах уже подскочила в десять раз; в результате себестоимость морских перевозок увеличивается на 25 - 40 %. Надо учитывать и то, что убыток судовладельцев от простоя захваченных пиратами судов оценивается в десятки миллионов долларов. Все это ведет к весьма серьезным коммерческим последствиям для мировой экономики, особенно сейчас, в период глобального финансового кризиса. Прибавьте к этому не поддающуюся денежной оценке возможность экологической катастрофы в результате нападения на супертанкер в пути или взрыва танкера, находящегося в плену, или использования пиратами 33 танков с захваченного украинского судна «Фаина» - например, для расширения сухопутных границ своего «государства».

Поскольку, несмотря на присутствие 30 кораблей ВМФ, пиратские захваты судов успешно продолжаются и приносят хорошую прибыль, а, как известно, дурной пример заразителен, вирус пиратства перекидывается на новые районы. В последние месяцы сообщается о расширении границ районов пиратской активности на морских путях не только вблизи Сомали - у берегов Кении и Танзании, - но и между Гайаной и Суринамом, в Южной Америке, а также в акваториях Сулу и Целебеса, в Юго-Восточной Азии.

Все это прямая угроза важнейшему принципу свободы судоходства, но и это не самое худшее из возможных последствий успешных пиратских действий, если не принять срочные меры. В самопровозглашенной пиратской автономии «Пунтленд» пираты ведут дело к созданию самостоятельного государства, и кое-кто начинает уже сейчас де-факто признавать самовольно назначенные «власти Пунтленда». В этой связи заслуживают внимания сообщения СМИ о том, что известная на Ближнем Востоке и в Африке крупная промышленная группа «Lootah» подписала соглашение с ними на 100 млн. долларов на строительство аэропорта международного класса, новых современных причалов и дноуглубительные работы в порту Босасо, а также обустройство зоны свободной торговли и совместно управляемого в течение десяти лет таможенного комплекса.

Очевидно, что для предотвращения всех этих весьма неблагоприятных политических и экономических последствий растущей пиратской активности необходимо принимать срочные меры. И здесь даже не нужно изобретать что-то радикально новое - вполне достаточно воспользоваться вышеупомянутым опытом решения проблемы пиратства с помощью военных и экономических методов, которые успешно применяли страны Юго-Восточной Азии.

Что касается военных методов, то этот опыт прежде всего подчеркивает важность тесной координации антипиратских операций государств, чьи боевые корабли уже участвуют в таких операциях у берегов Сомали. Резолюция 1851 (2008) СБ ООН призывает государства и международные организации, которые ведут борьбу с пиратами в прибрежных водах Сомали, создать механизм международного сотрудничества, контактный центр по всем аспектам борьбы с пиратством и вооруженным разбоем на море у побережья этой страны. Но пиратство уже распространяется, как выше указывалось, и на другие акватории. Что, там тоже создавать новые международные центры?

На деле, однако, ничего нового создавать и не надо - такой международный механизм, о котором говорит вышеупомянутая резолюция СБ ООН, уже был создан в соответствии с Уставом ООН еще в 1945 году - это Военно-Штабной Комитет (ВШК) при СБ ООН. Устав ООН предусматривает, что после решения СБ ООН о необходимости применения силы именно ВШК должен руководить военными операциями под политическим контролем СБ ООН. ВШК состоит из начальников штабов постоянных членов СБ ООН или их представителей, но по приглашению Комитета на временной основе в его работе могут участвовать и другие государства - члены ООН. Он несет ответственность за стратегическое руководство вооруженными силами, предоставленными в распоряжение Совета Безопасности, и может - с разрешения Совета и после консультаций с надлежащими региональными органами - учреждать свои региональные подкомитеты.

Между тем сложившаяся опасная ситуация с пиратскими разбоями у берегов Сомали и в некоторых других районах мира, тот факт, что эта ситуация уже была квалифицирована в резолюциях СБ ООН как угроза международному миру и безопасности и что в борьбе против сомалийских пиратов как раз и участвуют - наряду с другими странами и международными организациями - все постоянные члены СБ ООН создают благоприятные условия для реанимации этого комитета, который действительно мог бы эффективно координировать морские и наземные операции против пиратов с применением новейшей технологии - систем спутникового слежения, ночного видения и т.д. А ликвидация пиратской угрозы способствовала бы укреплению государственной власти, стабилизации и всеобъемлющему политическому урегулированию в Сомали при содействии Африканского союза, ООН и всего мирового сообщества.

Руководство Пентагона уже дало поручение «проанализировать, какие варианты и альтернативы могут быть использованы в чисто военном плане» в Сомали, высказавшись одновременно за проведение миротворческой операции ООН2, но пока эта идея не находит широкой поддержки среди членов ООН. В то же время наши западные партнеры прекрасно понимают необходимость координации военных усилий в борьбе с пиратской угрозой. Но как показывает опыт стран Юго-Восточной Азии, одними военными мерами проблему пиратства нельзя закрыть - не менее важную роль в победе над пиратами должна сыграть существенная активизация экономической помощи Сомали. ООН и основные ее доноры, несмотря на нынешний финансовый кризис, могут внести значительный вклад в реализацию ранее принятых решений о выделении правительству Сомали 920 млн. долларов.

На встрече в Перу в конце ноября 2008 года Президент России Д. А. Медведев и Президент США Дж.Буш объявили о намерении выступить с совместной инициативой в деле борьбы с пиратством. От их помощников стало известно, что эта инициатива задумана «в практическом и деловом плане», содержит политические и военные аспекты. Вопрос о реанимации Военно-Штабного Комитета при СБ ООН при этом, к сожалению, не был упомянут, поэтому было бы целесообразно, чтобы Россия подняла его в числе срочных и приоритетных вопросов перед новой администрацией Президента США Б. Обамы. Ведь этот вопрос как раз относится к числу тех международных проблем, решение которых могло бы повысить эффективность нашей общей борьбы с новыми вызовами и угрозами, которая является сегодня одним из немногих объединяющих моментов в отношениях между Россией и США, и существенно оздоровить международную обстановку.



Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   58


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница