Практикум для студентов специальностей 030701. 65 «Международные отношения»



страница30/58
Дата11.05.2016
Размер5.3 Mb.
ТипПрактикум
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   58

Ближайшие партнеры Китая в АТР - крупные государства с серьезными различиями в экономике, культуре и идеологии. С некоторыми из этих стран у Китая имеются территориальные споры на суше и на море. Поэтому развитие многостороннего сотрудничества со странами АТР в сфере безопасности для КНР сопряжено с серьезными трудностями. К тому же в АТР не хватает традиций и механизмов многостороннего сотрудничества в области безопасности. Поэтому Китай всегда придавал огромное значение двусторонним добрососедским отношениям, создавая возможности для мирного разрешения споров и уменьшения возможностей возникновения вооруженных конфликтов. После окончания «холодной войны» политика установления добрососедских отношений со странами региона активизировалась и стала важной стороной в стратегии Китая в области безопасности.

Добрососедские дружеские отношения стали основой и гарантией развития экономических, торговых и культурных обменов между Китаем и пограничными с ним государствами, укрепления взаимопонимания и доверия, снижения остроты споров и конфликтов, решения территориальных противоречий. Руководствуясь курсом добрососедской дружеской дипломатии, Китай при обсуждении международных проблем, как правило, предлагал отложить разрешение имеющихся противоречий на будущее, сконцентрировавшись на задачах текущего развития.

Особенности Азиатско-Тихоокеанского региона - его обширность, культурное и политическое многообразие, привели к появлению у складывающихся здесь механизмов диалога в сфере безопасности типично «азиатских» особенностей. Основной особенностью является подчеркивание значения диалога и консультаций, акцентирование правовых аспектов сотрудничества, а также принципа «процесс более важен, чем результат». «Азиатский подход» по сравнению с европейским и американским также выражается в соблюдении суверенитета и принципа невмешательства во внутренние дела.

В период после «холодной войны» Китай, укрепляя обороноспособность и развивая двусторонние отношения со странами региона, одновременно активно поддерживал создание механизма многостороннего сотрудничества в области безопасности в АТР.

В настоящий момент в обстановке безопасности в этом регионе существуют факторы, негативно влияющие на осуществление политики Китая в области безопасности и сотрудничества. Это прежде всего укрепление США системы военных союзов в Восточной Азии, введение в оборот в 1990-е гг. тайваньским лидером Ли Дэнхуэем теории «двух Китаев» и последующий рост напряженности вокруг Тайваня, вызванный политикой Чэнь Шуйбяня.

Сотрудничество Китая и России в сфере безопасности быстро развивается в обстановке укрепляющегося единства их стратегических интересов. В период президентства В. В. Путина произошли активизация российской дипломатии на азиатском направлении и быстрое укрепление российско-китайского взаимодействия в сфере безопасности. Две страны совместно противодействуют планам США в регионе по развертыванию в АТР элементов системы противоракетной обороны.

При этом КНР продолжает поддерживать диалог с США и Японией по вопросам безопасности. В обстановке, когда механизм безопасности в АТР еще недостаточно отработан, Китай должен, с одной стороны, укреплять двусторонний диалог и консультации, а с другой стороны, неустанно развивать многостороннее сотрудничество. Только такая политика может по настоящему способствовать созданию мирной и стабильной обстановки для развития и процветания Китая и других стран АТР в XXI в.

Новый этап эволюции стратегии национальной безопасности КНР связан с событиями 11 сентября 2001 г. Первоначально большинство китайских и зарубежных экспертов оценили ситуацию в мире после терактов как благоприятную для КНР. США, занятые формированием широкой антитеррористической коалиции, были заинтересованы в сотрудничестве с КНР. Китайско-американские отношения, находившиеся перед терактами 11 сентября в состоянии спада, получили новый импульс развития. Президент США Джордж Буш принял участие в форуме в Шанхае, посвященном экономическому сотрудничеству стран АТР, давление на КНР со стороны США ослабло.

Но по мере расширения рамок американской военной кампании и в ходе корректировки глобального военно-политического курса США военно-политическая ситуация в АТР изменялась все больше не в пользу Китая. Негативное влияние событий 11 сентября на Китай является глубоким и далеко идущим.

Прежде всего США перешли к осуществлению более жесткой и односторонней внешней политики, в которой возрастающую роль играет военная сила и вмешательство во внутренние дела других стран. Военное строительство США осуществляется с прицелом на обретение абсолютного военного превосходства и неуязвимости. Центр тяжести военного строительства США переносится в АТР, где в последнее время наращивается американское военное присутствие. В Центральной Азии под предлогом борьбы с терроризмом созданы военные базы, а укрепление военного союза с Японией, Южной Кореей и другими странами региона ведет к формированию более тесного стратегического окружения Китая. США усиливают политическую поддержку и военно-техническое сотрудничество с Тайванем, что повышает неопределенность в отношениях между сторонами Тайваньского пролива.

Внешнеполитический курс других государств также очевидно эволюционирует не в пользу Китая. После 11 сентября произошло укрепление стратегических отношений США с Индией, а в политике Пакистана определенно возобладал проамериканский уклон. Все это приводит к тому, что обстановка безопасности вокруг Китая становится более напряженной.

Тем не менее на этом фоне стержень китайской стратегии безопасности остается неизменным. По-прежнему ее приоритетами остаются стабильность внутренней политики и экономическое развитие, для решения этой задачи правительство Китая стремится создать мирную стабильную международную обстановку в АТР.

Китайская дипломатия продолжает идти вперед по уже намеченному пути. Китай постепенно переходит к осуществлению политики великой державы, пытается содействовать формированию многосторонних механизмов безопасности в АТР. Одновременно КНР продолжает подчеркивать неизменность своей политической линии в тайваньском вопросе, опасаясь военного вмешательства со стороны США.



Печатается по: Юй Сяотун Китайская стратегия национальной безопасности в АТР // Проблемы Дальнего Востока. – 2007. – №3. – С. 41-45. Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/sources/article.jsp?id=12313699.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Что выдвигалось в качестве приоритетных целей внешней политики КНР в 1980-е гг.?

  2. Какова политика КНР в отношении ядерной угрозы?

  3. В чем заключается суть современной китайской концепции «комплексной государственной мощи»?

  4. Каковы основные факторы, негативно влияющие на осуществление политики Китая в области безопасности и сотрудничества?

Сюн Гуанкай

Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая

В 2009 году Китайская Народная Республика отмечает 60-летие провозглашения. За этот период эволюция Концепции национальной безопасности КНР прошла два этапа.



Первые 30 лет после образования нового Китая считалось, что основными проблемами мирового характера являются война и революция, поэтому концепция безопасности была сконцентрирована на оборонной и политической безопасности, т. е. на защите территориальной целостности и суверенитета страны, а также на укреплении государственной власти. Такую концепцию мы называем традиционной.

В последующие 30 лет закрепилось понимание того, что обеспечение мира и гарантия развития являются двумя главными задачами современной эпохи. В данный период Китай, не упуская из виду традиционных угроз безопасности, акцентирует внимание и на нетрадиционных угрозах в таких областях, как экономика, финансы, информатика, энергетика, продовольствие, здравоохранение, а после 11 сентября 2001-го - также и на борьбе с терроризмом. Таким образом, сформирована Всеобъемлющая концепция национальной безопасности КНР, учитывающая как традиционные, так и нетрадиционные угрозы.

Традиционные угрозы дают о себе знать преимущественно в политической и военной сферах. После окончания холодной войны традиционными угрозами остаются гегемонизм и политика с позиции силы. В настоящее время они проявляются следующим образом.

Во-первых, сохраняется тенденция к росту числа локальных войн и вооруженных конфликтов, отличительными особенностями которых являются продолжительность, сравнительно высокая географическая концентрированность, а также сложность и многообразие причин. В 2008 году на нашей планете произошло 46 локальных войн и вооруженных конфликтов, в то время как в 2007-м их было гораздо меньше - 33. Кроме того, после холодной войны для них характерно применение высоких и информационных технологий.

Во-вторых, крупные мировые державы постоянно наращивают военные расходы для трансформации своих вооруженных сил, ядром которой служат информационные технологии. Мировым лидером являются Соединенные Штаты. В 2008-м США израсходовали на военные нужды 481,4 млрд. долларов (не учитывая средств, потраченных на ведение войн). В том же году оборонные расходы Китая, одной из развивающихся стран, составили около 60 млрд. долларов, то есть всего одну восьмую американского показателя. И в расчете на душу населения китайские военные расходы гораздо меньше американских.

КНР необходимо постоянно увеличивать финансирование армейского строительства в процессе модернизации народного хозяйства в четырех областях, с тем чтобы подготовить высококвалифицированных специалистов и повысить боеспособность военнослужащих в эпоху информационных технологий. На данном этапе Народно-освободительная армия Китая (НОАК) оснащена механизированной и полумеханизированной военной техникой. К 2020 году, когда будет обеспечен среднезажиточный уровень жизни населения, завершится механизация вооруженных сил с ориентацией на переход к информационным технологиям. А к 2050-му, когда Китай осуществит модернизацию во всех областях и выйдет в ряды среднеразвитых стран, закончится и процесс информатизации вооруженных сил. НОАК обретет способность одерживать победы в войнах локального характера с применением информационных технологий.



В-третьих, в центре внимания мирового сообщества находится вопрос о нераспространении ядерного оружия. Ядерные проблемы на Корейском полуострове и в Иране остаются самыми острыми вопросами международной безопасности.

КНР проводит независимую, самостоятельную внешнюю политику. Священная миссия - осуществить полное объединение Родины - пока не выполнена. Перед нами стоят задачи противодействия расколу страны и попыткам свержения государственной власти. Тем более что пока не решены полностью территориальные споры с другими государствами. Учитывая внутреннюю и внешнюю ситуацию, ни в коем случае нельзя игнорировать традиционные угрозы безопасности. Требуется также приложить значительные усилия для совершенствования всеобъемлющей концепции национальной безопасности Китая.

Нетрадиционные угрозы в лице терроризма становятся все более серьезными. Они превращаются в важнейший фактор, оказывающий отрицательное влияние на глобальную безопасность. В 2008 году все более ощутимо стали проявляться угрозы в таких областях, как финансы, энергетика, продовольствие, изменение климата, информационная безопасность, безопасность пищевых продуктов и здравоохранения.

Во-первых, все мы оказались свидетелями быстрого распространения международного финансового кризиса, относящегося к числу нетрадиционных угроз. Проблема обеспечения финансовой безопасности крайне актуальна. Кризис, возникший в Соединенных Штатах, распространился по Европе и Японии, сказался на китайской экономике.

Для развития экономики КНР текущий год оказывается самым трудным в новом столетии, хотя шансы и возможности сохраняются. Придерживаясь принципов «обеспечить рост, расширить внутренний спрос, оптимизировать структуру», вся нация объединяет усилия в борьбе с кризисом. Китай обменивается мнениями с другими странами, сообща переживает временные трудности и расширяет возможности международного сотрудничества. КНР поддерживает идею изменения нерационального международного финансового порядка путем совместных консультаций. При этом процесс должен быть постепенным, поспешность же приведет к плачевным последствиям. КНР не прибегает к торговому протекционизму и выступает против такой политики. Конечно, мы не можем жертвовать собственными интересами. Необходимо разработать политику, способную улучшить экономическую ситуацию и укрепить международное торгово-экономическое сотрудничество.



Во-вторых, борьба с терроризмом по-прежнему остается сложной проблемой. Теракты совершаются на Среднем Востоке, в Центральной и Южной Азии и в некоторых странах Африки. В частности, Южная Азия стала новым полигоном международного терроризма. С января по октябрь прошлого года там совершено более 380 терактов. Среди них - вооруженные атаки террористов на Мумбаи (прежнее название - Бомбей) в ноябре 2008-го, которые потрясли весь мир.

В-третьих, на фоне резкого колебания цен на мировом нефтяном рынке большую актуальность приобретают вопросы энергетической безопасности. Дать разумный ответ на вызовы в этой области стало для Китая новой задачей стратегического характера, от выполнения которой будет зависеть обеспечение стабильного развития. В данный момент падение цен на нефть вызвано неблагоприятными экономическими ожиданиями. Однако глобальные запасы нефти и других видов углеводородного топлива сокращаются с каждым днем, что заставляет использовать альтернативные энергоносители, экологически чистые технологии и возобновляемые энергоисточники, такие, к примеру, как гидроэнергия, биогаз, ветряная и атомная энергия. Китайская Народная Республика выступает против распространения ядерного оружия, но поддерживает широкомасштабное использование атомной энергии. В настоящее время мощность энергоблоков на АЭС составляет лишь 1,2 % суммарной мощности китайских электростанций. Страна имеет очень хорошие перспективы для развития атомной энергии.

В-четвертых, в условиях колебания мировых цен на зерно усугубляется проблема обеспечения продовольственной безопасности. В первой половине 2008 года отмечен динамичный рост цен на ведущих мировых фьючерсных биржах сельскохозяйственной продукции. Фьючерсные цены на рис и соевые бобы достигли самого высокого уровня за последние 20 и 34 года соответственно, а цены на пшеницу - исторического рекорда, что вызвало продовольственные кризисы и беспорядки в более чем 40 странах. Хотя в III квартале прошлого года цены упали, эксперты Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН прогнозируют сохранение их на высоком уровне из-за существующего в течение длительного времени дисбаланса между предложением и спросом.

Продовольственная безопасность КНР в основном гарантирована. Степень самообеспечения продовольствием превышает 95 %. Но необходимы заблаговременные меры предосторожности - ведь проблема снабжения питанием 1,3-миллиардного населения является первоочередной задачей в управлении государством. В начале текущего года 15 административных единиц провинциального уровня пострадали от небывалой засухи, вследствие чего впервые в истории страны был введен режим быстрого реагирования первой степени.

В Китае предусмотрено сохранение пахотных земель на уровне не менее 1,8 млрд. му (120 млн. га), что требуется для обеспечения продовольственной безопасности в самой населенной державе мира. КНР ни в коем случае нельзя рассчитывать на зарубежные страны в вопросе снабжения себя зерном.

В-пятых, важными остаются проблемы изменения климата, информационной безопасности, безопасности пищевых продуктов и здравоохранения.

Вооруженные силы и разнообразные угрозы безопасности

Чтобы справиться с традиционными угрозами, нашей армии следует постоянно повышать свою боеспособность. Внедрение информационных технологий является ядром трансформации вооруженных сил с китайской спецификой и ключевым фактором в повышении их боевых качеств.

Руководствуясь всеобъемлющей концепцией национальной безопасности, НОАК должна уделять повышенное внимание укреплению потенциала невоенного характера для реагирования на нетрадиционные угрозы и вызовы. Так, в начале 2008-го для ликвидации последствий холодов и снегопадов, обрушившихся на южные районы страны было привлечено более 421 тыс. военнослужащих НОАК и бойцов Вооруженной народной полиции Китая (ВНПК), а также 1,352 млн. резервистов народного ополчения. Было задействовано свыше 40 тыс. транспортных средств.

12 мая прошлого года в провинции Сычуань и соседних с ней районах произошло разрушительное землетрясение. Спустя 13 минут в НОАК была объявлена полная готовность в борьбе со стихией. Меньше чем за 10 часов первые подразделения НОАК и ВНПК численностью в 12 тыс. человек уже прибыли в зону бедствия. В течение месяца после землетрясения туда было переброшено до 134 тыс. бойцов НОАК и ВНПК.

Огромное количество военнослужащих в августе прошлого года обеспечивали безопасность Олимпийских игр, прошедших в Пекине, и содействие их организации. Перед правоохранительными органами страны стояла задача проведения «безопасной Олимпиады», и она была достойно выполнена. К различным мероприятиям привлекалось более 157 тыс. офицеров и солдат, в частности 30 тыс. из них непосредственно участвовали в операциях по обеспечению безопасности Олимпийских и Параолимпийских игр в Пекине. Было задействовано 33 корабля, 74 самолета, 38 вертолетов и 39 зенитно-ракетных комплексов.

НОАК расширяет международное сотрудничество в сфере миротворчества, принимая активное участие в операциях под эгидой ООН. С 1988 по декабрь 2008 года 11063 китайских миротворца приняли участие в 18 ооновских операциях. Восемь из них погибли. В настоящее время 1 952 китайских миротворца несут службу в девяти зонах конфликтов и командовании воинских контингентов ООН по поддержанию мира. Китай занимает первое место среди постоянных членов СБ ООН по числу миротворцев-участников ооновских миссий.

Непрерывно расширяется международное сотрудничество в борьбе с терроризмом. В августе 2005-го во Владивостоке, на полуострове Шаньдун и прилегающей к нему морской акватории прошли совместные китайско-российские антитеррористические учения под кодовым названием «Мирная миссия-2005». В августе 2007 года в Синьцзяне и Челябинске успешно проведены антитеррористические учения «Мирная миссия-2007» в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Решено осуществить в 2010-м совместные антитеррористические учения в рамках ШОС на территории Казахстана.

НОАК участвует также в международной борьбе с пиратством. 20 декабря 2008 года Китай объявил об отправке кораблей ВМС к берегам Сомали для защиты международного судоходства. Данное решение призвано обеспечить безопасность для китайских гражданских судов, что является важной мерой по содействию международному взаимодействию в области безопасности.

С точки зрения Всеобъемлющей концепции национальной безопасности человечество остро нуждается в укреплении международного сотрудничества для поддержания мира. В этом направлении вооруженные силы КНР должны играть важную роль. Одним словом, учитывая ситуацию, сложившуюся в результате сплетения традиционных и нетрадиционных угроз, НОАК в соответствии с требованиями Всеобъемлющей концепции национальной безопасности всемерно повышает способность отвечать на угрозы в любой форме и выполнять разнообразные боевые задачи. НОАК должна неустанно повышать свою способность одерживать победы в локальных войнах в условиях использования информационных технологий, и эту задачу следует рассматривать как ключевую. На фоне постоянного возрастания числа нетрадиционных проблем в сфере безопасности большое внимание необходимо уделять повышению способности НОАК решать боевые задачи невоенного характера.

Всеобъемлющая концепция национальной безопасности КНР шаг за шагом формировалась в течение 30 лет проведения политики реформ и открытости. В первое десятилетие этого процесса наша планета находилась в состоянии холодной войны. Затем наступила эпоха, когда в стратегической ситуации и международных отношениях произошли и происходят колоссальные изменения и коренные перекомпоновки. В настоящее время сохраняется тенденция мирного и стабильного развития, однако заметно растет число факторов дестабилизации и непредсказуемости, постоянно усиливается суммарное воздействие традиционных и нетрадиционных угроз. Меры предосторожности требуется принимать заблаговременно.

Наличие противоречий и конфликтов между странами в том, что касается мер по обеспечению их собственной безопасности, сочетается с постоянным расширением круга общих интересов в сфере гарантий международной безопасности. Заметно возросли возможности сотрудничества на основе обоюдного выигрыша в противодействии нетрадиционным угрозам.

Руководствуясь Всеобъемлющей концепцией национальной безопасности и повышая собственную способность справиться с угрозами и вызовами, Китай активизирует сотрудничество в рамках ООН, ШОС, иных международных организаций посредством многосторонних и двусторонних механизмов. В начале текущего года в Шанхае по инициативе Китайского института международных стратегических исследований прошел научный симпозиум с участием специалистов из КНР, России и Соединенных Штатов. Его участники сошлись во мнении, что мир вступил в новый период после холодной войны.

Многополярность и глобализация - общая тенденция развития мировой политики и экономики. Треугольника Китай - Россия - США, для которого характерно сочетание и союза, и конфронтации, больше не существует. Для каждой из пар его участников характерны разный уровень отношений и различная степень разногласий. Так, и в Пекине, и в Москве считают неприемлемой американскую стратегию «глобального лидерства». Содействие превращению треугольника Китай - Россия - США, участники которого в свое время строили козни друг против друга, в «тройственные отношения», основанные на здоровом взаимодействии, будет благоприятствовать их национально-государственным интересам, миру и развитию на нашей планете.

В области международного сотрудничества по безопасности мы выступаем за реализацию новой концепции, которая гласит: «Взаимное доверие, взаимовыгода, равноправие, взаимодействие». Это идентично основным целям и принципам ШОС - шанхайскому духу, характеризующемуся как «взаимное доверие, взаимовыгода, равноправие, взаимодействие, уважение многообразия цивилизаций и стремление к совместному развитию». КНР и РФ - инициаторы создания ШОС и основные творцы шанхайского духа.



Печатается по: Сюн Гуанкай Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая // Россия в глобальной политике. – 2009. – № 3. – C. 92-98. Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/20532581.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Что представляется возможным отнести к «традиционным угрозам» согласно Всеобъемлющей концепции национальной безопасности КНР?

  2. Что представляется возможным отнести к «нетрадиционным угрозам» согласно Всеобъемлющей концепции национальной безопасности КНР?

Бондарев В.В.

Совет национальной безопасности США при администрации Обамы

Совет национальной безопасности (СНБ) США, образованный в 1947 г., нередко подвергался существенным трансформациям, чтобы приспособиться к нуждам и вкусам приходящих администраций. Это происходило чаще всего в случае победы представителя партии, ранее находившейся в оппозиции. Изменения, внесенные в деятельность СНБ нынешним президентом Б. Обамой на первом этапе, вполне заслуживают отдельного рассмотрения, ибо по ним, в определенной степени, можно судить как о вероятном направлении стратегии новой администрации в области НБ, так и о предположительной специфике ее собственного - отличного от предыдущих правлений - политического стиля.

Концептуальные обоснования необходимости перемен в механизмах СНБ

Работа над проектом преобразований в СНБ началась еще в 2006 г. при президенте Дж. Буше, когда Конгресс, обеспокоенный нарастающими трудностями в американской международной политике (прежде всего слабыми результатами ведения войн в Ираке и Афганистане), принял решение о комплексном исследовании проблем функционирования системы национальной безопасности с целью выработать концепцию ее совершенствования. Особенностью созданной для этого рабочей группы в составе более 300 экспертов явилось то, что в нее вошли деятели, в скором времени занявшие видные места в администрации нынешнего президента, в частности Дж. Джоунс, Д. Блэр, Дж. Стейнберг. Кроме них, в творческом коллективе участвовали и бывшие законодатели, руководящие сотрудники СНБ, Госдепартамента и Пентагона, например, один из наиболее успешных в прошлом помощников президента по национальной безопасности генерал Б. Скоукрофт.

После победы Б. Обамы на президентских выборах в конце 2008 г. авторы представили объемистый (742 страницы) проект реформы системы национальной безопасности «Создание нового щита». Формально указанный документ был предложен прежнему президенту, но фактически - адресован новому главе Белого дома. Среди основных проблем, накопившихся в данной области, в нем указывались, в частности, следующие:

* устарела сама модель вертикальной подчиненности органов государственного управления. Многогранность, масштабность и динамичность современных вызовов и угроз требуют более сложной организации, сглаживающей межведомственные конфликты и предполагающей как вертикальный, так и горизонтальный уровень сотрудничества министерств и ведомств. Поскольку ни у помощника президента по национальной безопасности, ни у его коллеги по внутренней безопасности нет необходимых полномочий для координации деятельности различных учреждений, к ее налаживанию нередко приходится подключаться лично главе Белого дома. Это существенно усложняет общий процесс и увеличивает время реакции в случае возникновения кризисных ситуаций;

* понятие национальной безопасности в XXI веке включает в себя не только ее традиционные силовые виды, но и финансовую, экономическую, энергетическую, информационную, экологическую составляющие, и даже здравоохранение. В то же время государственные учреждения не располагают необходимыми финансовыми, людскими и материальными ресурсами для должного выполнения своих функций в современных условиях. Недооценены такие важные гражданские компоненты системы национальной безопасности, как дипломатия, информационно-пропагандистская деятельность, программы оказания помощи зарубежным странам;

* сложившаяся юрисдикция комитетов Конгресса не обеспечивает организации эффективного сотрудничества и мобилизации сил и средств различных ведомств на решение единой задачи обеспечения национальной безопасности. Правительственные учреждения, занятые в этой сфере, оказываются без должного законодательного сопровождения, поскольку нередко их деятельность входит в компетенцию различных комитетов Сената и Палаты представителей.

Для устранения вскрытых в докладе недостатков системы национальной безопасности США, по мнению разработчиков проекта, назрела необходимость комплексной перестройки всего ее действующего механизма и создания соответствующей новой юридической базы. Среди сформулированных авторами конкретных рекомендаций были, в частности, следующие:

1. Путем слияния Совета национальной безопасности и Совета внутренней безопасности (СВБ) создать в администрации президента объединенный Совет безопасности (СБ);

2. В аппарате Белого дома ввести новую должность директора по национальной безопасности (Director for National Security) с широкими полномочиями по организации эффективного межведомственного взаимодействия и подчинением его непосредственно президенту США;

3. Выработать новую схему формирования межведомственных рабочих групп, которые будут сориентированы на наиболее приоритетные проблемы безопасности внутри страны и за рубежом;

4. Ежегодно готовить единые рекомендации для госаппарата по планированию мероприятий с целью укрепления национальной безопасности, а также объединенный бюджет по национальной безопасности;

5. Создать межведомственную систему подготовки специалистов по национальной безопасности;

6. В рамках исполнительного секретариата нового Совета безопасности ввести должность главного координатора;

7. Создать в Сенате и Палате представителей Конгресса спецкомитеты по национальной безопасности, используя в качестве полезного опыта «хорошо зарекомендовавшие себя комитеты по разведке обеих палат».

Параллельно работе двухпартийной комиссии Конгресса интеллектуальный штаб демократов - Центр за американский прогресс - подготовил проект возможной программы действий будущего президента «Перемены для Америки». Раздел этого документа, посвященный СНБ, принадлежал перу Т. Донилона, вскоре ставшего первым заместителем нового помощника президента по национальной безопасности Дж. Джоунса. Он также выступил за слияние Совета внутренней безопасности и СНБ, предложив основать еще и Национальный энергетический совет (НЭС). В самом аппарате СНБ, по мнению Донилона, было бы полезно сократить число первых заместителей помощника по национальной безопасности до четырех:

1) «первого среди первых», который бы занимался кризисным управлением и руководил межведомственным комитетом первых заместителей руководителей ведомств;

2) по борьбе с терроризмом и внутренней безопасности;

3) по международной экономике и координации действий между СНБ и НЭС;

4) по стратегическому планированию. Введение последней функции, как полагал автор, должно сопровождаться созданием в СНБ специального подразделения по стратегическому планированию, которое могло бы заниматься предвидением угроз для национальной безопасности США на долгосрочной основе.

О том, что хотя бы часть высказанных рекомендаций вскоре будет реализована, можно было судить по одному из первых публичных выступлений (на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2009 г.) Дж. Джоунса. Говоря об ожидаемом курсе нового президента и роли СНБ в его проведении, генерал отметил, что глава Белого дома «в высшей степени прагматик» и его стратегический подход будет основываться на реалиях XXI века, включая тот непреложный факт, что «в данный конкретный момент мир стал многополярным». Джоунс заявил, что планирующиеся перемены коснутся и СНБ, который в своей основе был сформирован «на исходе Второй мировой войны и в ходе холодной войны». Чтобы справиться с вызовами наступившей эпохи этот орган должен стать центром усилий по интеграции всех элементов американского влияния: «армии, дипломатии, экономики, разведки, культуры, а также силы морального примера и потенциала внедрения законности». Иными словами, СНБ в новых условиях, как разъяснил позицию президента его помощник, должен «интегрировать в стратегическом смысле все элементы американского сообщества в области национальной безопасности». В будущем, по изложенной в Мюнхене Джоунсом программе, СНБ должен придерживаться следующих принципов:

1. Стать более выраженным стратегическим органом;

2. Усиливать координационные функции, с тем чтобы охватывать большее число правительственных ведомств;

3. Приспосабливаться к новым вызовам. Примером, по словам Джоунса, является то, как СНБ реагирует на мировой экономический кризис. Между ним и Национальным экономическим советом, возглавляемым Л. Саммерсом, уже налажено «чрезвычайно тесное сотрудничество, позволяющее координировать с глобальными партнерами США ответы на кризис и соотносить их с потребностями национальной безопасности». С аппаратом юридического советника президента установлено близкое взаимодействие в связи с проблемой «запрета пыток и закрытия тюрьмы в Гуантанамо». Вместе с помощником президента по внутренней безопасности Дж. Бреннаном изучается вопрос об «объединении усилий по борьбе с терроризмом»;

4. Усовершенствовать свои возможности по борьбе с распространением ОМУ;

5. Вплотную заняться компьютерной или кибербезопасностью;

6. Участвовать в формировании новых подходов к энергобезопасности и климатическим изменениям, что требует широкого участия многих американских правительственных ведомств и «настойчивого американского лидерства по всему миру».

Американской прессе Джоунс также заявил, что после реорганизации в сферу интересов СНБ будет вовлечена деятельность министерств энергетики, торговли и финансов, а также правоохранительных органов.

Институциональные решения

13 февраля 2009 г. Б. Обама подписал Президентскую политическую директиву (ППД) N 1 «Об организации системы Совета национальной безопасности». В ней определены новый состав СНБ, структура его межведомственных органов, их функции и порядок работы. Заявлено, что СНБ «будет основным форумом для рассмотрения вопросов политики национальной безопасности, требующих президентского решения», призванным консультировать президента и помогать ему в интеграции всех аспектов политики национальной безопасности - внутренних, внешних, военных, разведывательных и экономических (в сотрудничестве с Национальным экономическим советом). В директиве подтверждены роль СНБ и его межведомственных комитетов как основных органов «по координации деятельности исполнительных министерств и ведомств при разработке и проведении политики национальной безопасности».

… Заседания СНБ предписывается проводить «регулярно, а также по необходимости». Ответственность за определение «по указаниям президента и при согласовании с другими членами СНБ» повестки дня заседаний совета, их обеспечение и подготовку к ним необходимых документов, как и за ведение соответствующих записей, возложена на помощника президента по национальной безопасности». В директиве также указывается, что президент и вице-президент могут присутствовать на любом из заседаний любого органа системы национальной безопасности страны.

Одной из наиболее проработанных и устоявшихся форм участия СНБ в процессе разработки и проведения государственной политики США является весьма стройная система «сквозного» межведомственного согласования, позволяющая значительно ускорить обычные процедуры длительного обращения документов между различными учреждениями некоторых других государств и состоящая из нескольких «этажей». Б. Обама в основном сохранил прежнюю структуру организации данного процесса. Этот механизм включает в себя межведомственные комитеты, организованные по трем уровням, - руководителей ведомств, их первых заместителей и их помощников. Межведомственные комитеты руководителей и их первых заместителей расширили свой состав в соответствии с вводом в СНБ представителей новых министерств и ведомств, сотрудников аппарата президента США. Изменено название находящихся на нижней ступени согласования комитетов - они стали называться комитетами по политике.

На этом Б. Обама не остановился. В его Президентской исследовательской директиве (ПИД) N 1 от 23 февраля 2009 г. помощнику по внутренней безопасности Дж. Бреннану было поручено подготовить в 60-дневный срок проект «концептуального и функционального» реформирования сферы его ответственности в направлении «ее дальнейшей интеграции в общую систему национальной безопасности». Некоторые обозреватели высказывали предположение, что тем самым предвосхищалась скорая инкорпорация Совета внутренней безопасности, возникшего по горячим следам событий 11 сентября 2001 г., в состав СНБ.

В апреле 2009 г. представила свой доклад созданная при Институте политики в области внутренней безопасности рабочая группа по изучению (в соответствии с директивой президента) вопроса о будущем Совета внутренней безопасности. В ее состав входили, в частности, бывшие помощник президента по внутренней безопасности и контртерроризму Ф. Таунсенд, помощник вице-президента по национальной безопасности Л. Фуэрт, исполнительный секретарь СНБ Ф. Лаго и др. Не все из них оказались сторонниками слияния СНБ и СВБ, в частности, против этого публично выступал Ф. Таунсенд. В результате в докладе, хотя и отмечалось, что сам дух президентского указания, видимо, предполагал положительное решение этого вопроса, однако однозначная позиция не содержалась; были изложены аргументы, как за слияние, так и против него. В качестве главного мотива сохранения самостоятельности СВБ указывалось на необходимость прямого выхода на президента помощника по внутренней безопасности.

Б. Обама с советниками избрали в итоге компромиссный путь. 26 мая 2009 г. было обнародовано заявление президента, в котором говорилось, что аппарат СВБ полностью сольется с аппаратом СНБ и в объединенном виде они будут заниматься «всеми вопросами формирования политики Белого дома, связанными с международными, транснациональными и внутренними проблемами безопасности». При этом сам Совет внутренней безопасности все же сохранится в качестве совещательного форума не входящих в Большой СНБ руководителей ведомств правоохранительного блока, а его работа будет обеспечиваться объединенным аппаратом национальной безопасности. Помощник президента по внутренней безопасности Бреннан будет подотчетен Джоунсу, но сохранит право самостоятельного доклада у президента. В новом аппарате будут созданы дополнительные директораты по кибербезопасности, терроризму с применением ОМУ, трансграничной безопасности, распространению информации и чрезвычайным ситуациям.



Постоянными «уставными» членами СНБ по ППД № 1, помимо самого президента, стали: вице-президент (Дж. Байден), государственный секретарь (Х. Клинтон), министр обороны (Р. Гейтс) и министр энергетики (С. Чу); постоянными «неуставными» - министр финансов (Т. Гайтнер), министр юстиции (Э. Холдер), министр внутренней безопасности (Дж. Наполитано), постоянный представитель США в ООН (С. Райе), руководитель аппарата президента (Р. Эмануэл) и помощник президента по национальной безопасности (Дж. Джоунс). Директор национальной разведки (Д. Блэр) и председатель Комитета начальников штабов (М. Маллен) будут присутствовать на заседаниях совета как постоянные «уставные» советники СНБ. На все заседания СНБ, без указания статуса, будут также постоянно приглашаться советник президента по правовым вопросам (Г. Крейг) и один из первых заместителей помощника президента по национальной безопасности, на которого возложены также обязанности секретаря, ответственного за ведение стенограммы (вскоре им был назначен Т. Донилон). Разный статус обозначенных участников заседаний СНБ («уставные», «неуставные», «советники» и т.д.) не должен вводить в заблуждение. Подобная иерархия во многом символична и связана, главным образом, с желанием избежать с ее помощью необходимости вносить требующие согласования с Конгрессом поправки в действующий закон от 1947 г. и согласовывать производимые в данном органе кадровые изменения с законодательной ветвью власти. На деле все присутствующие на заседаниях СНБ формально равны, поскольку процедура голосования на этих встречах отсутствует и реальное влияние их участников на президента, принимающего окончательные решения, при обсуждении тех или иных вопросов в основном зависит от уровня личных отношений с главой Белого дома и авторитета, представляемого ими ведомства.

Самыми заметными изменениями в составе СНБ стали «скачок» сразу в первую наиболее значимую пятерку его «постоянных уставных членов» министра энергетики (что, по всей вероятности, указывает на один из основных приоритетов новой администрации) и включение в СНБ деятелей из «ближнего круга» Б. Обамы - руководителя аппарата, юридического советника и постпреда в ООН. Судя по этому составу СНБ, можно предвидеть, что личное окружение президента и будет представлять одну из двух основных групп влияния в рамках этого органа. Вторую, предположительно, составит «военное лобби».

Назначение Б. Обамой на пост помощника/советника президента по национальной безопасности генерала морской пехоты в отставке Джеймса Джоунса было расценено американскими аналитиками как «удачный и сильный выбор». Отмечалось, что Джоунс имеет большой опыт руководящей работы, обладает основательными знаниями военного дела и дипломатического искусства. Его относят к школе «реальной политики», отвергающей «неоконсервативный» подход, доминировавший при Дж. Буше. Предполагалось, что за образец руководства аппаратом СНБ Джоунс может взять деятельность на этом посту генерала Б. Скоукрофта.

Из известных кадровых назначений Б. Обамы в аппарате СНБ, помимо личности самого Джоунса, наибольший интерес представляют фигуры пяти его первых заместителей, а также исполнительного секретаря.



Томас Донилон, как и Дж. Джоунс, непосредственно отвечает за всю деятельность аппарата СНБ, являясь, таким образом, «первым среди первых».

Джон Бреннан назначен помощником президента по внутренней безопасности и контртерроризму и одновременно первым заместителем помощника по национальной безопасности по контртерроризму. В его задачу входит координация действий СНБ и СВБ. Ветеран ЦРУ, он специализировался в основном по Ближнему Востоку, Южной Азии и антитеррористической аналитике. Был спонсором и участником предвыборной кампании Б. Обамы, консультируя его по вопросам внешней политики и терроризма. Рассматривался в качестве главного претендента на пост директора ЦРУ, но вынужден был сам снять свою кандидатуру из-за «прошлого», связанного со скандалом «о применении пыток».

Майкл Фроман стал первым заместителем помощника по национальной безопасности, курирующим вопросы международной экономики. При этом он одновременно первый заместитель помощника президента по экономической политике и руководителя аппарата НЭС Л. Саммерса. В его функции будет входить координация сотрудничества СНБ и НЭС. …

Единственным высоким должностным лицом в аппарате СНБ, оставленным от его прежнего состава, является первый заместитель Джоунса по Ираку и Афганистану, кадровый военный, генерал-лейтенант Дуглас Лют, имеющий в политических кругах Вашингтона прозвище «царь войны». «Царями» в политизированных вашингтонских кругах принято называть наделенных особыми полномочиями ведущих экспертов страны по каким-то проблемам. Всю карьеру провел в армии, участвовал во многих операциях. Поэтому он легко вписался в команду Б. Обамы, крайне заинтересованного в том, чтобы из Ирака и Афганистана не последовало никаких сюрпризов.

Одно из самых стремительных продвижений в СНБ - назначение на пост первого заместителя помощника по национальной безопасности 40-летнего Дениса Макдонафа. Он отвечает за сферу деятельности, название которой по-русски звучит как «стратегические коммуникации», что может быть воспринято как мосты, дороги, линии связи и т.д. В реальности за этим понятием стоят тривиальные агитация и пропаганда, употребление наименований которых в госаппарате США табуировано.

Исполнительным секретарем аппарата СНБ, а по сути - руководителем его секретариата, кадровой службы, а также коммуникационно-аналитического «сердца» Белого дома - Ситуационной комнаты - в феврале был назначен еще один член предвыборной команды Б. Обамы - Марк Липперт.

Однако в октябре 2009 г. неожиданно было объявлено, что М. Липперт по «мобилизации» отправляется служить во флот. При этом выяснилось, что, помимо поста исполнительного секретаря, он одновременно занимал считавшуюся многими вакантной последнюю, шестую должность первого заместителя помощника по национальной безопасности. Не свойственное для СНБ сочетание этих двух положений также свидетельствовало о его особой роли в окружении президента. Никто не воспринял перемещение Липперта как ослабление команды Обамы, а скорее, как очередной кадровый маневр президента. Основания для этого дало его заявление о том, что «Марк его близкий друг» и он всегда может занять «ответственный пост в сфере внешней политики, когда надумает вернуться к гражданской жизни». Прогноз относительно того, что в ближайшие годы Липперт может возглавить одно из силовых ведомств, где Б. Обаме также нужны надежные люди, например ЦРУ, в этих условиях слишком смелым не кажется.

Функции Липперта по руководству кадрами СНБ перешли к его близкому другу, введенному им самим в свое время в окружение президента, Д. Макдонафу, сохранившему за собой и пост первого заместителя помощника по национальной безопасности. При этом он будет в основном политической фигурой, а технической стороной займется назначенный отдельно исполнительный секретарь Нейт Тиббитс, давно работающий в аппарате СНБ.

Новым шестым (вместо Липперта) первым заместителем помощника по национальной безопасности, ответственным за «стратегические коммуникации», заменив Д. Макдонафа, стал ведущий спичрайтер президента по вопросам безопасности Бен Роде, в каком-то смысле также являющийся протеже Макдонафа. Оба они начинали свою карьеру в аппарате председателя комитета по иностранным делам Палаты представителей, Ли Хэмилтона (демократ из Индианы), прочно ассоциировавшего с прагматической школой внешней политики и возглавлявшего Международный научный центр Вудро Вильсона. Перу Родса принадлежат и проекты самых нашумевших речей Б. Обамы по проблемам внешней политики и безопасности, произнесенных им, в частности, в Каире и Праге.

Б. Обама ничего не оставил на волю случая и обеспечил себе прочный контроль как над основным составом СНБ, так и над его аппаратом, что говорит о его прагматических качествах, а также понимании тонкостей манипуляционных механизмов на высшем бюрократическом уровне управления страной. Лично преданные ему Т. Донилон, М. Фроман, Д. Макдонаф, Дж. Бреннан, Б. Роде вполне способны гарантировать управляемость сложными процессами выработки решений, проходящих через механизмы СНБ. К тому же через Т. Донилона, благодаря его родственным связям, Б. Обама может контролировать окружение вице-президента, сводя к минимуму возможные неожиданности и с этой стороны.

На следующем уровне аппарата СНБ, в первую очередь, обращает на себя внимание назначение старших директоров - руководителей соответствующих департаментов: по России - Майкла Макфола, по Европе - Элизабет Шервуд - Рэнделл (специалист по военным вопросам, связанным с Россией и расширением НАТО), по Западному полушарию - Дэна Рестрепо, Африке - Мишель Гавин и по Восточной Азии - Джеффри Бадера. Представителем СНБ по печати стал Майк Хаммер. В конце июня 2009 г. было сообщено, что на работу в СНБ в качестве старшего директора и одновременно специального помощника президента по Ближнему и Среднему Востоку перешел из Госдепартамента «ветеран» внешнеполитического фронта Дэнис Росс, достаточно давно тесно связанный с Т. Донилоном. Предполагается, что вместе с уже занимающимися там этой проблематикой и находящимися на столь же высоких постах М. Рудман и Д. Шапиро они составят чрезвычайно мощную и влиятельную группу, которая сосредоточится, в первую очередь, на мирных аспектах урегулирования ситуации в регионе и послевоенном обустройстве Ирака. Сфера ответственности «царя войны» генерала Д. Люта должна будет постепенно переместиться в основном в афгано-пакистанскую зону. Что касается основного костяка экспертов аппарата СНБ среднего и низшего звена, то, по всей вероятности, он останется в его составе, как это имело место при предыдущих сменах администраций.

Первые испытания

Проблемы в связи с темой национальной безопасности, непосредственным образом затронувшие работу СНБ возникли, по всей видимости, не вполне ожидаемо для Б. Обамы, после подписания президентом указа о закрытии тюрьмы в Гуантанамо и переводе содержащихся там узников, подозреваемых в связях с «Аль-Каидой», в тюрьмы на американской территории.

По существу он лишь выполнял одно из предвыборных обещаний. Однако страх «11 сентября» в американцах оказался далеко не изжитым, и проигравшие выборы республиканцы это почувствовали. Они, а также немалая часть демократического истеблишмента, стали высказывать опасения, что в результате указанных действий террористы получат серьезный стимул для продолжения и даже расширения своей активности. Приводился, например, такой аргумент: закоренелые «джихадисты» из Гуантанамо, оказавшись в тюрьмах на американском континенте, навербуют себе тысячи новых сторонников.

В результате указ, требовавший для его реализации выделения необходимых бюджетных средств, натолкнулся на серьезное сопротивление в Конгрессе. После консультаций в рамках СНБ 16 апреля 2009 г. Б. Обама сделал официальное заявление о решении придать гласности документы советника президента по правовым вопросам за период 2002 - 2005 гг. о применявшихся тогда в стране «специальных техниках допроса» по отношению к подозреваемым в терроризме. При этом, по сообщениям авторитетных американских изданий, единодушия на проведенном в СНБ совещании не было. Представители спецслужб, включая Л. Панетту и Дж. Бреннана, выразили сомнения в целесообразности данной акции, опасаясь, что таким образом может быть серьезно подорван престиж этих учреждений.

… Неуспех Б. Обамы в Конгрессе по вопросу о Гуантанамо стал очевиден при голосовании о выделении средств на закрытие находящейся там тюрьмы. В Палате представителей 16 июня 2009 г. это предложение не было одобрено: 259 голосов против, 157 - за «до тех пор, пока на этот счет не будет представлен подробный обоснованный план». Волеизъявление в Сенате до этого было еще более удручающим. Просьба главы Белого дома о выделении 80 млн. долл. на ликвидацию злополучного пенитенциарного учреждения было провалена 90 голосами против шести на тех же основаниях: у администрации нет плана по поводу того, что делать дальше с 240 оставшимися там «моджахедами». Влиятельная деловая пресса указывала, что проблемы президента по этому вопросу «отчасти являются следствием его собственной ошибки». Ему не следовало объявлять конечный срок закрытия тюрьмы в течение года, не представив детальный план того, каким образом это должно быть сделано. Теперь, в оставшиеся месяцы Б. Обама «должен не только переубедить Конгресс, но и показать миру, что он в состоянии противостоять внутреннему давлению и сдерживать свои обещания»

Другой проблемой, связанной со сферой национальной безопасности и деятельностью СНБ, стали высказывания о недееспособности генерала Джоунса. По властным коридорам Вашингтона и в СМИ распространилась информация, что Джоунс на новом месте попросту растерялся, избегает появления на публике, проявляет странную забывчивость, возможно, объясняющуюся «подкравшейся болезнью Альцгеймера». «Вашингтон пост» не без иронии писала о некоторых привычках 65-летнего генерала (иногда тот любит приезжать в Белый дом на велосипеде, а то и отправляться этим же видом транспорта на ланч. Старается покинуть рабочее место не позднее 7 часов вечера, в то время как остальной состав аппарата СНБ продолжает трудиться допоздна). Утверждалось, что пока всеми делами СНБ в реальности руководит Т. Донилон. На место Джоунса печать чаще всего прочила министра обороны Р. Гейтса.

Респектабельная «Нью-Йорк таймс» также писала в начале мая 2009 г., что на фоне других членов внешнеполитической команды Обамы, обладающих своим «суперэго», генерал Джоунс «летает ниже точки видимости радара». Его не видно ни рядом с президентом, подобно занимавшим аналогичный пост К. Райе и С. Хэдли, ни в качестве «дежурного у входной двери» к главе Белого дома, в чем был особенно успешен С. Бергер благодаря своей близкой дружбе с У. Клинтоном.

Отмечалось, например, что на важном заседании СНБ в марте 2009 г., посвященном ситуации в Афганистане, Джоунс вообще избегал высказывать свое мнение, а лишь «обходил стол заседаний, чтобы собрать записки с позициями других участников обсуждения».

Следует признать, что 44-й президент США умело и грамотно провел переходный этап своего мандата, заключающийся, прежде всего, в расстановке кадров на ключевые посты администрации и принятии дел от прежней администрации. Б. Обаме, в частности, удалось создать внутренне пока достаточно гомогенную команду в сфере национальной безопасности, несмотря на то что в нее входят такие сильные и самодостаточные личности, как вице-президент Дж. Байден, госсекретарь Х. Клинтон, министр обороны Р. Гейтс. При этом глава Белого дома смог успешно сочетать приверженность открытому публичному стилю с пристальным вниманием к «административным тонкостям». Б. Обама провел кадровые назначения как в основной состав СНБ, так и в исполнительный аппарат, которые обеспечивают полное доминирование его сторонников, и, соответственно, прочный личный контроль президента над этим ключевым элементом системы национальной безопасности и политического устройства страны.

Поэтому, видимо, не стоит преувеличивать значение первых разногласий по вопросам безопасности в рядах действующей администрации и поражений по ним нового президента в Конгрессе. Следует, однако, отметить, что указанные осложнения появились в относительно спокойный период с точки зрения возникновения угроз для безопасности Соединенных Штатов, когда мир все еще присматривается к возможным намерениям президента Б. Обамы. Если внешняя среда изменится - что в условиях глобального финансово-экономического кризиса всегда вполне вероятно - то первые пробежавшие мелкие трещины вокруг и внутри новой администрации еще могут разрастись и углубиться.

При отсутствии внятной альтернативы проводимому демократами курсу потерпевшие ощутимое поражение на выборах 2008 г. республиканцы, надо полагать, и в дальнейшем попытаются вести главный бой со своими политическими противниками именно в сфере национальной безопасности. Списать на демократов глобальный экономический кризис не получится - он все же начался еще при прежней администрации. Вместе с тем выход на передний план в рядах оппозиции таких, казалось бы, уже сошедших со сцены фигур, как бывший вице-президент Р. Чейни, говорит о том, что Республиканская партия все еще далеко не преодолела свой собственный внутренний кризис.

Российская составляющая в деятельности СНБ на уровне разработки политики пока скорее навевает мысли о преемственности и инерционности сложившихся подходов со времен предшествующей администрации. Как всегда, важны, конечно, детали и именно о них, как представляется, пойдет в ближайшее время главный разговор. В конечном счете, многое будет зависеть от того, к каким собственным выводам в отношении России придет новый американский лидер, а он, как показывает первый опыт, способен на самостоятельные поступки.



Печатается по: Бондарев В.В. Совет национальной безопасности США при администрации Обамы // США-Канада. Экономика, политика, культура. – 2009. – № 11. – C. 33-48. Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/21079147.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Каковы были основные рекомендации, сформулированные авторами программы «Создание нового щита» (2008 г.) для преодоления недостатков существующей системы национальной безопасности?

  2. В чем заключается суть проекта «Перемены для Америки»?

  3. Кого представляется возможным отнести к основным персоналиям Совета национальной безопасности США?


Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   58


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница