Предисловия к первому и второму изданиям



страница35/44
Дата11.05.2016
Размер6.15 Mb.
ТипРеферат
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   44

Но как бы то ни было, я искренне убежден в том, что принятие новой концепции нормы, концепции, в соответствии с которой норма обретает черты идеального здоровья, должна вдохнуть новую жизнь как в психологию, так и в общественные науки.


µКОММЕНТАРИИ§
1 Если попытаться сформулировать, чем же конкретно отличается хороший художник от хорошего ученого, то я бы сказал так: во-первых, художник вскрывает идеографическую сущность явлений, их уникальность, идиосинкратичность, индивидуальность, тогда как труд ученого номотетичсн, ученый оперирует абстракциями и обобщениями. Во-вторых, и художник, и естествоиспытатель обнаруживают проблемы, задают вопросы, выдвигают гипотезы, но художник, в отличие от ученого, не ставит перед собой задачу разрешить проблему, найти ответ на вопрос, подтвердить гипотезу. Эти функции, как правило, ѕ исключительная прерогатива ученого. Ученый чем-то похож на бизнесмена, на спортсмена или хирурга ѕ он прагматик, он оперирует данными, которые можно проверить, подтвердить или опровергнуть. Его труд более конкретен, результаты его труда позволяют нам оценить правоту его суждений и предположений. Если ученый утверждает, что изобрел велосипед, то мы можем увидеть чертежи, пощупать руками опытный образец и узнать, сколько велосипедов его конструкции сошло с конвейера. Совсем другое дело ѕ труд учителя, художника, преподавателя, психотерапевта или священника. За сорок лет неустанного труда они могут так и не достичь хоть каких-то результатов, однако это не помешает им хорошо себя чувствовать, они будут говорить себе, что делают хорошее, полезное дело. Так, психотерапевт может всю жизнь делать одну и ту же ошибку и называть это "богатым клиническим опытом".
2 Тому из читателей, кто понимает революционность этого заявления и желает подробнее ознакомиться с этим вопросом, я рекомендовал бы обратиться к книге М. Полани Personal Knowledge (376). Это великая книга. Ее довольно трудно читать, но я советую вам "продраться" через нее. Если же у вас нет времени, желания или сил для того, чтобы штудировать столь грандиозный труд, то рекомендую прочесть мою книгу "Психология науки: переосмысление" (292) ѕ в ней в краткой и удобной форме изложены те же самые положения. Данная глава и зги две книги вместе с работами, упомянутыми в библиографии к ним, дают достаточно полное представление о том, какой след оставило в науке новое гуманистическое течение Zeitgeist (Дух Времени).
3 "Молодежь со школьной скамьи приучалась к научному труду, подростки составляли внушительные монографии, посвященные какой-либо проблематике. "Оригинальное исследование" ѕ так это называлось у них. Чтобы написать хорошее "оригинальное исследование", нужно было обнаружить некие, до сих пор малоизвестные факты, пусть даже частного свойства и не представляющие в данный момент особой ценности, ѕ рано или поздно они все равно могут понадобиться какому-нибудь специалисту. Полчища ученых многочисленных университетов обобщали их труды, творили своды и критические обзоры, настойчиво и терпеливо исписывая горы бумаги ради таинственных, загадочных целей". (Ван Дорен К. Tree Worlds. Harper & Row, 1963, p. 107.) "Или сидят они целыми днями с удочками у болота и оттого мнят себя глубокими; но кто удит там, где нет рыбы, того не назову я даже поверхностным". (Ницше. "Так говорил Заратустра". М.,Мысль, 1990, с. 130. Перевод Ю. М. Антоновского.) "Болельщик" ѕ это тот, кто сидит и смотрит, как соревнуются спортсмены.
4 "Мы беремся за то, что умеем делать, вместо того, чтобы попытаться сделать то, что должны сделать". (Ансхен, Р., ed., 5cience and Man, Harcourt, Brace&World, 1942, p. 466.)
5 "Нужно любить вопросы" ѕ Рильке."Вот в чем ответ: О чем спросить, не знаю". ѕ Л. Маклэйш, The Hamlet of A. MacLeish. Houghton Mifflin.
6 "Гений ѕ это передовой кавалерийский отряд, чей молниеносный прорыв позволяет далеко продвинуться вперед, за линию фронта, но такое продвижение неизбежно оставляет фланги открытыми". (К"стлер A. The Yogi and the Commiddar, Macmillan, 1945, p. 241.)
7 "Ученый удостаивается звания "великого" не столько за то, что находит решение какой-то проблемы, сколько за то, что поднимает проблему, решение которой... означает реальное движение науки вперед". (Кэнтрил Г. An inquiry concerning the characteristics of man, /. abnorm. social Psychol., 1950, 45, 491-503.)

"Сформулировать проблему гораздо важнее, чем решить ее; последнее скорее зависит от математических или экспериментальных навыков. Для того, чтобы задать новый вопрос, открыть новую возможность, посмотреть на старую проблему с новой точки зрения, необходимо иметь творческое воображение, и только оно движет науку вперед". (Эйнштейн А. и Инфелд Л. The Evolution of Physics, Simon and Schuster, 1938.)


8 Сэр Ричард Ливингстоун из Оксфордского Колkеджа Праздника Тела Христова определяет ученого-исполнителя как человека, "который досконально знает свою работу, но не понимает ее конечной цели и ее места в универсуме". Кто-то другой, не помню кто, аналогичным образом охарактеризовал эксперта. Эксперт ѕ это тонкий знаток деталей и полный профан по существу вопроса, не имеющий права на ошибку.
9 Более подробное обсуждение приведенной здесь аргументации можно найти в работе Мюррея с соавторами Explorations of Personality (346).
10 Например, Янг (492), вообще исключает из своей теории мотивации понятие цели или намерения на том лишь основании, что мы не можем спросить крысу о ее намерении. Но ведь мы можем спросить об этом человека, и разве сама по себе возможность спросить имеет хоть какое-либо значение? Разумнее и логичнее в таком случае было бы отказаться не от понятия "цель", а от экспериментов с крысами.
11 С возрастом, по мере когнитивного и моторного развития ребенка круг незнакомых стимулов постепенно сужается, они становятся для него все менее угрожающими и все более подконтрольными. Можно сказать, что обучение исполняет одну из главных конативных функций ѕ оно нейтрализует угрозу при помощи ее познания, помогает ребенку не бояться грома, объясняя ему, что такое гром.
12 Для того, чтобы убедиться в наличии потребности в безопасности у маленького ребенка, достаточно пронаблюдать его реакции на взрыв петарды, на приближение незнакомого бородатого мужчины, на прививку, на уход матери, на мышь или паука в его постели и на другие экстремальные события. Я ни в коем случае не призываю намеренно подвергать ребенка таким испытаниям, ибо они могут серьезно навредить ему, но в повседневной жизни подобные ситуации встречаются довольно часто, и мы могли бы воспользоваться ими вместо того, чтобы проводить специальные эксперименты, направленные на обнаружение рассматриваемой здесь потребности.
13 Нельзя сказать, что все неврозы обусловлены неудовлетворенной потребностью в безопасности. Причиной для развития невроза может стать потребность в любви или потребность в уважении, не нашедшие своего удовлетворения.
14 Мы не знаем, все ли люди испытывают такие желания. Но вопрос не в этом. Сегодня более актуально звучит другая проблема ѕ всегда ли порабощение и угнетение вызывают недовольство и бунт? Клинические данные и наблюдения позволяют нам предполагать, что человека, познавшего вкус истинной свободы (свободы, основанной не на отказе от безопасности и зависимости, а на адекватном удовлетворении потребности), поработить не так-то просто. Но мы не знаем, насколько это утверждение справедливо по отношению к человеку, рожденному в рабстве. Более подробно этот вопрос обсуждается в других работах (см. 145).
15 Более подробно проблема здоровой самооценки обсуждается в работах, упомянутых на странице 109, там же приведены результаты исследований, посвященных этому вопросу. Также советую обратить внимание на работы Мак-Клелланда и его коллег (326, 327, 328) и другие (473).
16 На активность, носящую бесспорно творческий характер, такую, например, как занятия живописью, как, собственно, и на любой другой вид активности, человека может подвигнуть множество причин. Наблюдая за творческим процессом, вы вряд ли ошибетесь в том, удовлетворен творец или нет, счастлив или несчастлив, испытывает голод или пресыщен. Кроме того, ясно, что творческая активность сама по себе еще не может служить свидетельством креативности человека. Поводом для активности такого рода могут оказаться компенсаторные механизмы; для сердца, переполненного чувствами, тонущего в них, творчество может стать мелиоративной деятельностью, защищающей рассудок от бушующих страстей; в конце концов, причины для творческой активности могут быть даже очень грубыми и материальными. Позволю себе выдвинуть следующее предположение (это предположение основывается на личных наблюдениях): при внимательном анализе продукта творческой или интеллектуальной деятельности несложно определить, насколько удовлетворен в своих базовых потребностях его создатель. В любом случае, при анализе творческой деятельности крайне полезным будет учитывать принципы динамической психологии, которые помогут отделить сам поведенческий акт от его мотивации, от его целей.
17 "Человеческое существо отличается искренним интересом к миру, ему свойственна потребность в действии, в эксперименте. Человек получает глубочайшее удовлетворение от исследования реальности. Он не видит в реальности ничего опасного или угрожающего его существованию. Чувство безопасности перед лицом окружающего мира уходит своими корнями в самые глубины человеческого организма. Человек ощущает угрозу только в специфических ситуациях и только в условиях депривации. Но даже в таких условиях он предчувствует скорый конец неприятных ощущений, понимает, что они временны и в конце концов отступят, что он вновь спокойно взглянет на окружающее и испытает чувство безопасности в соприкосновении с миром". (412, р. 220)
18 Приняв подобную трактовку понятия "болезнь" мы неизбежно должны будем обратититься к исследованию взаимоотношений человека и общества. В данном случае запускается следующая логическая схема: 1) если мы утверждаем, что человек, базовые потребности которого не удовлетворены, ѕ больной человек, и 2) если причины его неудовлетворенности лежат вовне, в окружающей среде, в обществе, следовательно 3) болезнь индивидуума является результатом болезни общества. В таком случае следует принять следующее определение хорошего, здорового общества: хорошим можно считать то общество, которое, удовлетворяя базовые потребности своих членов, высвобождает их высшие потребности, стремления и цели.
19 Все, что прозвучит в этом разделе, относится только к базовым потребностям.
20 Далее мы покажем, что оценка степени базового удовлетворения может быть использована как основание для классификации типов личности. Если мы будем рассматривать каждую ступень удовлетворения как шаг по направлению к зрелости, как движение личности к самоактуализации, то мы получим схему для построения теории развития, перекликающуюся с теориями Фрейда и Эрик-сона (123, 141).
21 Ученых, придерживающихся подобного взгляда на человека, великое множество. Я не имею возможности назвать их всех и упоминаю лишь некоторых, стоящих у истоков этого течения. Список членов Американской Ассоциации Гуманистической Психологии содержит сотни имен, некоторые из которых можно найти в библиографии (69, 344, 419, 441).
22 "Но разве нельзя предположить, что примитивная, бессознательная сторона человеческой натуры может быть эффективно укрощена или даже радикально трансформирована? Если мы отвергнем это предположение, то наша цивилизация обречена (р.5). За благопристойным фасадом сознания с его дисциплиной, моралью и чистыми помыслами скрываются грубые, вульгарные инстинктивные силы, страшные, непримиримые, неистребимые монстры подсознания. Они редко заявляют о себе открыто, но именно их энергия, их неиссякаемая сила питает нашу жизнь: без них живые существа были бы инертны как камни. Но если бы мы поддались произволу этих сил, позволили им повелевать нами, то жизнь утратила бы свой смысл, свелась к непрерывному циклу "рождениеѕсмерть", как это было в теплых водах протерозойского океана (р.1). Инстинктивные силы, вызвавшие переворот в Европе и за десять лет уничтожившие результаты многовековых усилий цивилизации... (р.3). До тех пор, пока религиозные и социальные структуры способны сдерживать и в какой-то мере удовлетворять внутренние и внешние потребности членов общества, эти инстинктивные силы дремлют, и мы забываем об их существовании. Однако, время от времени они пробуждаются и врываются в нашу упорядоченную жизнь, поднимая страшный шум и переполох, безжалостно выдергивая нас из умиротворенного покоя. Но, несмотря на эти встряски, мы наивно продолжаем считать, что человеческому разуму подвластен не только мир природы, но и мир наших инстинктов" (р.2). (Хардинг М.Е. Psychic Energy, Pantheon, 1947.)
23 Сама по себе угроза не обязательно патогенна; наряду с невротическими и психотическими, существуют и здоровые способы ее преодоления. Более того, даже явно угрожающая ситуация может не представлять психологическую угрозу для конкретного человека. Бомбежка, при которой существует реальная угроза жизни, может быть менее угрожающей для человека, чем насмешка, оскорбление, предательство друга, болезнь ребенка или несправедливость, творимая по отношению к совершенно посторонним ему людям. Кроме того, угроза может способствовать укреплению личности.
24 И здесь нужно подчеркнуть, что сама по себе травма еще не обязательно означает травматизацию. Травма может содержать в себе психологическую угрозу, но не обязательно. Скажу больше: для человека, успешно преодолевшего травматическую ситуацию, сама травма может иметь воспитательные и укрепляющие последствия.
25 Концепции, анализируемые в данной главе, носят столь общий характер, что они применимы к самым разным типам экспериментальных исследований. Например, в этой главе я мог бы говорить о текущих исследованиях феноменов репрессии, забывания и персеверации невыполненных заданий, или об исследованиях, непосредственно касающихся проблемы конфликта и фрустрации.
26 Пользуясь случаем, хочу еще раз поблагодарить Комитет по социальным исследованиям, который оказал мне финансовую поддержку, благодаря чему я смог совершить эту поездку.
27 Это заявление относится главным образом к людям старшего поколения, которых я исследовал в 1939 году. С тех пор наше общество сильно изменилось.
28 Должен предупредить, что здесь следует избегать излишней резкости противопоставления. Большинство поведенческих актов имеет как экспрессивный, так и функциональный компоненты. Например, ходьба может, в одно и то же время, и приближать человека к какой-то цели, и нести в себе экспрессивное значение. Однако мы, в отличие от Олпорта и Вернера (8), допускаем теоретическую возможность существования чисто экспрессивных актов, к каковым, вероятно, относятся фланирование (в отличие от ходьбы), стыдливый румянец, грациозность движений, жалкую позу, посвистывание, радостный смех ребенка, творчество ради творчества, истинную самоактуализацию и т.п.
29 Это заявление следует рассматривать независимо от конкретных формулировок теории мотивации. Например, его можно распространить и на гедонизм. Его можно перефразировать следующим образом: "Функциональное поведение устремлено к похвале и бежит от порицания, желает наград и боится наказания; экспрессивное поведение не чувствительно к этим вещам, по крайней мере, до тех пор, пока оно остается экспрессивным".
30 В нашем обществе, отличающимся чрезмерным прагматизмом, все пропитано духом функциональности, духом инструментализма. Он вездесущ, мы функциональны, когда говорим о любви ("занятия сексом полезны для здоровья"), о спорте ("физические упражнения улучшают пищеварение"), об образовании ("учись, или в дворники пойдешь!"), о пении ("...развивает легкие"), об отдыхе ("активный отдых ѕ крепкий сон"), о погоде ("...будет хороший урожай"), о чтении ("нужно быть эрудированным человеком"), о нежности ("ты ведь не хочешь, чтобы твой ребенок вырос невротиком"), о доброте ("делай людям добро, и воздается тебе"), о науке ("интересы национальной безопасности") и об искусстве (" что бы де\ала рек\ама без искусства!")
31 Я воздержусь от рассмотрения конкретики символических актов, поскольку при этом слишком велик соблазн погрузиться в анализ увлекательнейшей, но чрезмерно объемной проблемы символизма Что касается снов, то очевидно, что помимо ночных кошмаров людям снятся как функциональные сны (например, сны об осуществлении желаний), так и экспрессивные сны (например, тревожные сны). В принципе последнюю разновидность снов можно было бы использовать в качестве своего рода проективного теста для диагностики характерологической структуры
32 Обычно неосознанные потребности выражаются в снах, видениях, в эмоциональных поступках и непреднамеренных действиях, в описках и оговорках, в непроизвольных жестах, смехе, навязчивостях, рационализированных чувствах, проекциях (иллюзиях, заблуждениях убеждениях), фантазиях, в бесчисленных осознанных же\аниях, в психопато югических симптомах (особенно конверсионно-истерического круга) и в таких проективных ситуациях и тестах, как игра в дочки-матери, сочинение историй (ТАТ), рисование пальцем, рисунок человека Со своей стороны я добавил бы к этому перечню ритуалы, церемонии, народные сказки и тому подобные вещи
33 Хороший пример приводит Мекил Он рассказывает о женщине, страдающей истерическим параличом. Врач сообщил больной ее диагноз, и, спустя несколько дней все симптомы, связанные с истерическим параличом, пропали Однако через некоторое время женщина впала в коллапс и была госпитализирована. В больнице у нее не обнаружили симптомов паралича но диагностировали истерическую слепоту. Сторонники так называемой "поведенческой терапии" в последнее время добиваются удивительных успехов они устраняют негативную симптоматику, не причиняя вреда своим пациентам. По-видимому, замещающая функция симптомов ѕ не столь распространенное явление, как полагают психоаналитики.
34 Источники взяты из работ, указанных в библиографии (58, р 97), (68, рр 264ѕ276) См также руководство и библиографию к Тесту Самоактуализации Шострома (425, 426)
35 С точки зрения вечности (лат )
36 Чувство общности (нем )
37 Я глубоко признателен Тамаре Дембо за помощь в анализе этой проблемы
38 Любовь самоактуализированного человека, или любовь на уровне Бытия, ѕ это постоянная, добровольная и полная самоотдача, в которой нет места оговоркам, тайным умыслам и расчетливости, вроде тех, что сквозят в высказываниях некоторых молодых женщин "А ты помучай ею немножко", "Пусть он поволнуется", "Не позволяй ему садиться тебе на шею", "Пусть поревнует", "Люби, люби, но стой на своем", "Тот, кто любит сильнее, оказывается в проигрыше"
39 Шварз, Освальд The Psychology of Sex Penguin Books 1951, p 21 "Сексуальное влечение и любовь различны по своей природе, и все же они зависят друг от друга и дополняют друг друга Для здорового, зрелого человека сексуальное влечение и любовь неотделимы друг от друга Таков фундаментальный принцип психологии секса Если сексуальные отношения даруют человеку только физиологическое удовлетворение, их можно рассматривать в качестве признака сексуальной патологии (незрелости и т п )"
40 Балинт М On genital love, Int ] Psych]anal, 1948, 29, 34-40 "Если вы. заинтересовавшись проблемой генитальной любви, возьметесь перелистать психоаналитическую литературу, посвященную этой проблематике, вы очень скоро обнаружите два поразительнейших факта а) о генитальной любви написано гораздо меньше, чем о догенитальной любви, б) почти все, что написано о генитальной любви, написано в негативном ключе" (См также Балинт М The final goal of psychoanalitic treatment, Int J Psych]anal, 1936,17, 206ѕ216, p 206 )
41 Фрейд, Зигмунд Civilization and Its Discontents "Всем своим поведением он демонстрирует, что ему неважно, любим он или нет, что главное для него ѕ его проявление любви Он обесценивают преимущества роли любимого и переносит их на роль любящего, и это позволяет ему избежать зависимости от обьекта любви Он старается защититься от возможной утраты объекта любви, даруя свою любовь не конкретному человеку, а всему человечеству, пытается застраховаться от разочарований генитальной любви, отказываясь от ее естественной цели ѕ сексуального контакта ѕ трансформируя свой сексуальный инстинкт в ненаправленный импульс В результате он пребывает в состоянии неизменно нежного отношения к человечеству, внешне, казалось бы, не имеющем ничего общего с изменчивой, строптивой генитальной любовью, но в действительности являющемся ее производной" (р 22)
42 Балинт М. On genital love, Int. J. Phychjanal., 1948, 29, 34-40 "Чтобы избежать этой ловушки (акцента на негативных характеристиках), давайте рассмотрим идеальный случай постамбивалентной генитальной любви, любви, в которой нет не только амбивалентности, но и рудиментов догенитального отношения к объекту. Что же мы увидим? А. Мы не обнаружим в ней жадности, ненасытности, не обнаружим желания поглотить объект, сделать его своей частью, лишить его независимого существования, то есть не обнаружим оральных черт. В. В такой любви нет желания унизить, причинить боль, нет стремления доминировать господствовать над предметом любви, то есть нет садистических черт. С. В ней нет желания запятнать объект любви, надругаться над ним нет неприятия сексуальных желаний и удовольствий партнера. В такой любви человек не боится, что его действия вызовут у партнера отвращение, и в то же самое время мы не обнаружим здесь и влечения к порочным, к неприглядным качествам партнера ѕ одним словом, эта любовь лишена анальных черт. D. Здесь нет места гордости по поводу обладания пенисом, нет страха перед гениталиями партнера и своими собственными гениталиями, нет зависти к мужским или женским гениталиям, нет чувства ущербности, несовершенства, нет неприятия своих гениталий или гениталий партнера, то есть нет следов фаллической стадии и кастрационного комплекса... Итак, что же это такое ѕ "генитальная любовь" ѕ помимо отсутствия вышеперечисленных догенитальных черт? Излагая проблему коротко и конкретно, можно сказать, что человек любит того человека, который может удовлетворить его и которого может удовлетворить он, то есть того, с кем он может одновременно или почти одновременно испытать оргазм... Возможность генитального удовлетворения ѕ необходимое, но не достаточное условие генитальной любви. Мы знаем, что генитальная любовь представляет собой нечто большее, чем чувство благодарности к партнеру за генитальное удовлетворение. Мы также знаем, что генитальная любовь может иметь место и при отсутствии взаимного удовлетворения и взаимной благодарности. Так что же это такое ѕ генитальная любовь? Помимо генитального удовлетворения в настоящей любви мы обнаруживаем такие феномены как 1) идеализация, 2) нежность, и 3) особая форма идентификации. Таким образом, в корне ошибочен уже сам термин "генитальная любовь"... То, что мы называем генитальной любовью, представляет собой сплав противоречивых элементов, столь разнородных как генитальное удовлетворение и догенитальная нежность... Наградой человеку за страх, за напряжение, которые неизбежны в результате слияния противоречий, становится возможность кратковременной регрессии в счастливое, инфантильное состояние неведения...-" (р. 34).
43 Различия между дефициентной любовью и высшей любовью подробно описаны в другой моей работе (295, pp. 42ѕ43).
44 Шварз, Освальд. The Psychology of Sex, Penguin Books, 1951: "Любовь награждает человека удивительной способностью обнаруживать в предмете своей любви достоинства и добродетели, недоступные взгляду равнодушного наблюдателя. Эти достоинства реальны, они не придуманы любящим человеком и не являются плодом его иллюзий; любовь ѕ не самообман", (pp. 100ѕ101). "...мощный эмоциональный компонент, несомненно, присутствует в любви, но любовь ѕ это прежде всего когнитивный акт, позволяющий проникнуть в скрытую сущность личности, познать ее глубинные первоосновы" (р. 20).
45 "Даже признавая, что он (разум) не знает представленного ему объекта, он считает, что его незнание заключается только в том, что он не знает, к какой из давно известных категорий можно отнести этот объект, в который ящичек картотеки следует поместить его, какой костюм, из имеющихся в гардеробе науки, будет ему впору. Он не знает, что перед ним ѕ объект А, объект В или объект С? Причем и А, и В, и С ѕ это обязательно объекты понятные, давно известные ему. Мысль о том, что новый объект следует отнести к категории X, что для его классификации требуется создание нового концепта и, возможно даже, новый метод мышления, даже не приходит нам в голову. Но посмотрите на всю историю философии ѕ науки, являющей собой образец вечного конфликта систем. Она учит нас тому, что не так-то просто облачить реальность в готовое платье готовых концепций, что всякий раз приходится заново снимать с нее мерку. Но нашему разуму невдомек этот урок, он уклоняется от решения этой проблемы и с горделивой скромностью заявляет, что ему нет дела до абсолютных истин, что его интересуют лишь относительные категории. Он вполне обезопасил себя этой декларацией ѕ теперь он чувствует себя вправе мыслить в соответствии с привычными шаблонами, раздавать относительные оценки всем явлениям, не обращая внимания на его истинное значение, не пытаясь вынести сколько-нибудь однозначного суждения о нем. Корни такого мировоззрения уходят к платоновскому принципу познания, которое он понимал как обнаружение некой предустановленной Идеи. Платон полагал, что для познания реальности достаточно заключить ее в предсуществующую систему координат, уже имеющуюся в нашем распоряжении, поместить эту реальность в рамки некоего имплицитного, универсального знания. Платоновская точка зрения на познание близка свойствам холодного интеллекта, наш разум словно создан для того, чтобы каталогизировать каждый новый объект, помещать его в ту или иную, уже существующую, рубрику. В этом смысле можно сказать, что все мы в известной степени платоники". (46, pp. 55ѕ56.)



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   44


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница