Предисловия к первому и второму изданиям



страница36/44
Дата11.05.2016
Размер6.15 Mb.
ТипРеферат
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   44
46 Попытка провести различия между вышеназванными подходами предпринималась и другими психологами. Например, Курт Левин (274) говорит об аристотелевском и галилеевском подходах в науке. Гордон Олпорт (6) говорит о необходимости "идеографического" подхода к личности, противопоставляя его "номотетическому", а многие ученые, занимающиеся проблемами семантики, подчеркивают, что между отдельными переживаниями больше различий, чем сходства (215). Все эти рассуждения не только подтверждают главную мысль этой главы, но и были использованы при ее написании. Ниже мы обсудим некоторые из любопытнейших вопросов, которые неизбежно возникают вследствие предложенной Куртом Гольдштейном дихотомии "конкретноеѕабстрактное" (160). Советую также обратить внимание на книгу Итарда Wild Boy of Aveyron.
47 Немало экспериментальных данных, поясняющих поднятую здесь проблему, можно найти в блестящем исследовании Бартлетта (33).
48 "Для человека любого возраста, от младенца до глубокого старца, нет способности более полезной, чем наше умение превращать новое в старое, чем наша способность воспринимать любое явление, несущее в себе угрозу сложившейся системе представлений, не как незваного гостя, а как старого знакомого У нас не вызывают интереса и удивления те вещи, для обозначения которых в нашем распоряжении нет готовых определений или стандартов поведения" (211, Vol II, Р 110)
49 "Даже слабая концентрация внимания влечет за собой селекцию, в результате чего сознание четко фиксирует одни аспекты реальности, игнорируя другие, причем выбор этот всегда продиктован нашими желаниями и ожиданиями Однако именно этой селективности мы должны избегать, потому что, идя на поводу у собственных ожиданий, мы рискуем иметь дело лишь с тем, что уже известно нам, а потворство собственным желаниям неизбежно приводит к фальсификации реальности. Полезно было бы всегда помнить о том, что смысл услышанного, как правило, можно постигнуть только некоторое время спустя" "Таким образом очевидно, что принцип равномерного распределения внимания становится естественным продолжением нашего требования к пациенту ѕ сообщать психоаналитику все, что проносится в его сознании, не подвергая свои мысли критике и селекции. Терапевт, игнорирующий этот принцип, лишает себя очень многих преимуществ, которые могут быть получены за счет подчинения пациента "фундаментальному правилу психоанализа". Это правило можно сформулировать следующим образом "Внимание нужно очистить от усилий, от старания, только тогда будет открыт простор "бессознательной памяти" Можно переформулировать его еще проще "Не напрягайся, просто слушай пациента""" (139, рр 324ѕ325 )
50 Как в любой банальности, в этом противопоставлении таится опасность. Говоря о различиях между научным и художественным видениями реальности, я далек от желания навек разлучить их. На мой взгляд, ученые могут и должны быть интуитивны, артистичны в своем подходе к реальности, они должны научиться доверять своим впечатлениям и уважительно относиться к непосредственному эмпирическому опыту, даже если они не могут найти ему теоретического обоснования. И наоборот, научное исследование и познание реальности может углубить восприятие художника, сделать его более достоверным и более зрелым Мой призыв к целостному восприятию мира в равной мере относится и к ученому, и к художнику
51 "Чем-то это похоже на приемы низкопробной беллетристики Ее также можно рассматривать как олицетворение вербальной ригидности во всех ее формах содержательной, формальной и оценочной Фабула, персонажи, действие, ситуации, "мораль" ѕ все стандартизовано до предела Штампованные слова и фразы похожи друг на друга как братья-близнецы Благодаря этому персонаж воспринимается нами не как характер, а как тип, мы мгновенно узнаем в нем злодея, сыщика, бедную девушку, сына начальника и т д". (215, р 259) Специалисты по семантике утверждают, что как только индивидуум соглашается с социальной категоризацией, тут же и другие начинают воспринимать его не как индивидуума, а как категорию.
52 "Интеллект непроизвольно начинает поиск уже известных ему аспектов в представшей перед ним проблемной ситуации, он ищет подобия в надежде применить уже известное ему решение. Именно в этом и состоит способность предвидеть будущее. Наука в состоянии сделать максимально точный и надежный прогноз, однако принцип ее действия остается неизменным ѕ как и житейская интуиция, наука предпочитает иметь дело с повторяющимися элементами. Она расчленяет реальность на отдельные элементы или отдельные аспекты, которые сами по себе являются более-менее точной репродукцией элементов или аспектов прошлой реальности Наука умеет обращаться то \ько с воспроизводимым " (46, рр 34ѕ35) Считаю необходимым вновь подчеркнуть (см главы 1 и 2, а также Приложение В), что в настоящее время мы стоим у истоков новой философии науки, новой концепции знания и познания, которая будет опираться на такие понятия как "холистичное" (не отрицая "атомистичное"), "уникальное" (не отрицая "повторяющееся"), "человеческое" и "личностное" (не отрицая "механистическое"), "изменчивое" (не отрицая "постоянное"), "трансцендентное" (не отрицая "позитивистское") Советую обратить внимание на другие труды (292, 376) и библиографию к ним
53 "Ни одно явление не тождественно другому, и ни одно явление не остается неизменным. Если вы усвоили эти два принципа, то поступайте, как вам заблагорассудится. Вы можете даже игнорировать их, можете вести себя так, как если бы некоторые явления были подобны друг другу, а некоторые вечно пребывали неизменными ѕ то есть можете действовать по шаблону. И это будет разумно, потому что различия между явлениями, как и сущность динамики явления, зачастую не столь существенны. Но если вы отдаете себе отчет в их существовании, если вы всегда руководствуетесь задней мыслью о том, что для начала было бы неплохо оценить ситуацию и решить, не требует ли она особого отношения к себе, то можете довериться своим привычкам ѕ вы знаете, когда отказаться от них. Не существует абсолютно надежного навыка или всегда уместного шаблона поведения. Шаблоны хороши до тех пор, пока они не сковывают ваше мышление, пока они не диктуют вам, как следует поступать, до тех пор, пока вы в состоянии в нужный момент отказаться от них. Менее рассудительные индивидуумы становятся рабами собственных привычек и потому совершают множество глупостей и ошибок" (215, р 199 )
54 Библиографы

Написал учебник как-то кто-то из столпов науки,

Помянув в нем добрым словом Блисса, Боуна и Брука

И с тех пор со всех сторон поминают добрым словом

В рефератах и в трактатах тех же Брука, Блисса, Боуна.

Если ж кто-то поддается ненаучному капризу,

Не желая восхищаться Бруком, Боуном и Блиссом,

И цитирует меня, ѕ будет впредь ему наука,

Будет, знаете ль, освистан,

Будет, знаете ль, оплеван

"Что за глупости ѕ нет Брука!

Ни словечка нет о Блиссе!

Ни словечка нет о Боуне^"

Артур Гюйтерман (167)


55 "Не имеет смысла определять память как способность разложить воспоминания по полочкам или вписать их в дневник В психике человека нет ни полочек для воспоминаний ни дневника для их регистрации, собственно говоря, нельзя говорить и о способности, потому что память ѕ это не качество человека, она проявляется только время от времени, в силу необходимости или по желанию индивидуума, тогда как сопоставление накопленного опыта не прекращается ни на мгновение...

Мы всегда смутно ощущаем, что наше прошлое имеет для нас силу настоящего, даже если не отдаем себе в этом отчета Что есть личность, характер, если не сгусток нашего опыта, накапываемого с самого момента нашего рождения, а, быть может , даже с момента зачатия, ибо что может быть важнее нашего самого первого опыта, опыта слияния двух клеток, опыта, в результате которого мы приобрели право на самостоятельное существование. Наш рассудок постигает лишь малую часть накопленного опыта, но наши желания, побуждения и поступки обусловлены всей жизнью, начиная с момента обретения души Мы можем сказать, что человек движим импульсами, посылаемыми ему его прошлым, он ощущает прошлое как некую основополагающую идею" (46, р 7ѕ8)


56 "Интеллект настойчиво ищет аналогий в предстающей перед ним реальности и, увлеченный этим занятием не в состоянии заметить ту новизну, которую несет в себе каждое мгновение жизни. Он не признает непредвиденного, он заклятый враг всякого творчества. Он заведомо знает, что определенная причина вызывает определенный результат, и что этот результат является функцией данной причины. Он также исходит из того, что определенная цель диктует применение определенных средств для ее достижения. И в том, и в другом случае человек имеет дело с уже известным знанием, пытаясь сопоставить его с другим известным знанием, то есть занимается воспроизведением прошлого опыта" (46, р 180)
57 "Способность человека испо\ьзовать однажды выработанные реакции на ситуацию, которую часто, но неверно называют "модифицирующим влиянием опыта", вступает в противоречие с требованиями непрерывно изменяющейся среды которая диктует человеку необходимость приспособления гибкости и вариативности реакций Способность к использованию прошлого опыта ѕ весьма сомнительное благо, она порождает фиксированные серийные реакции и приводит к стереотипизации поведения" (33, р 218)
58 "Чтобы быть хозяином положения, человек должен соответствовать бесконечно изменчивой реальности, непрерывно корректируя способ взаимоотношений с ней, в то же самое время он должен быть свободным от влияния обстоятельств". (46,р 301)

"Обретая свободу, человек тем самым подтверждает реальность того, от чего он освобождается. Свобода немыслима без постоянного труда обретения свободы, привычка, автоматизм убивают свободу. Живая мысль, облеченная в слова, умирает, превращается в ледяное изваяние. Слово оборачивается против идеи. Буква убивает дух" (46, р 141)

"Навык может содействовать прогрессу, но он ѕ не единственный и далеко не главный путь к прогрессу. Именно с этой точки зрения и следует рассматривать его. Навык содействует развитию, когда помогает нам экономить время и энергию ѕ но сам по себе он не означает прогресса, если мы не используем сбереженное время и энергию для разумной модификации поведения. Например, вы приучаетесь бриться автоматически, а значит, у вас появляется дополнительное время для размышлений о проблемах действительно важных для вас. И в этом состоит огромная польза навыка ѕ если только, размышляя об этих важных проблемах, вы не приходите постоянно к одним и тем же решениям" (215, р 198)
59 "Именно эти четыре фактора ѕ природная леность, склонность ассимилировать новый опыт и превращать его в старый, традиции и любовь к успеху ѕ мешают развитию нашего мышления. Человеческая история знает лишь несколько периодов по настоящему бурного интеллектуального развития и истинно революционного мышления. На протяжении нескольких столетий, от античных времен до эпохи. Возрождения, человечество удовлетворялось цитатами из Платона и Аристотеля. После этого Галилей и Декарт обеспечили нас таким запасом фундаментальных идей, которых нам хватило и до сего дня. Поневоле приходится признать, что большую часть человеческой истории лучшие умы человечества были заняты преимущественно обработкой старых идей "
60 "Ясность и упорядоченность мышления позволяют нам иметь дело с заранее спрогнозированными ситуациями, служат необходимым основанием для поддержания социальных отношений Однако мышление не может быть только упорядоченным Трансценденция ясности и порядка совершенно необходима для эффективного взаимодействия с непредвиденным, которое с\ужит источником радости и прогресса Бытие, закованное в кандалы структуры, деградирует Способность к восприятию зыбкого и неструктурированного необходима для постижения нового" (475, р. 108)

"Квинтэссенция жизни ѕ в нарушении предустановленного порядка. Универсум не желает подчиняться умерщвляющему влиянию структуры. Универсум не признает порядка, но сам устремлен к новому порядку вещей, и именно эта устремленность становится первичным условием опыта. Нам еще предстоит истолковать и объяснить это стремление к новизне структуры, найти меру успеха и меру неудачи". (475, р. 119)


61 Любопытно, что мнение гештальт-психологов по этому вопросу во многом совпадает с точкой зрения современных философов, которые рассматривают решение проблемы с позиций идентичности или тавтологичности решения самой проблеме. "Полное понимание существа проблемы означает, что каждый ее элемент соотнесен с уже понятым. Таким образом, понимание ѕ не более чем повторение понятого. И в этом смысле здесь есть тавтология" (475, р. 71). Думаю, под этими словами с легким сердцем подписались бы многие логики-позитивисты.
62 В практическом смысле, на уровне поведения этот принцип выражается словами: "Не знаю, посмотрим". Такое отношение к проблеме означает, что, оказавшись в незнакомой ситуации, человек не пытается применить к ней прошлый опыт. Он словно говорит себе: "А ну-ка посмотрим, что же это такое", и в этих словах проявляется его готовность воспринять все аспекты данной конкретной ситуации, отличающие ее от других, уже известных ему ситуаций, готовность реагировать на ситуацию соответствующим образом.

"Такой подход к новой ситуации не имеет ничего общего с робостью или нерешительностью, с "неумением принимать решения". Скорее, он представляет собой один из методов принятия обдуманного, взвешенного решения. Этот метод служит определенной гарантией от тех ошибок, которые мы допускаем, когда оцениваем человека по первому впечатлению, или судим о конкретной женщине, сидящей за рулем, как о "женщине за рулем", заочно осуждаем или одобряем чье-то поведение. В основе всех этих ошибок лежит наше отношение к человеку не как к конкретной и уникальной личности, а как к представителю определенного класса или типа людей, ѕ мы слишком уверены в своем мнении о том или ином типе людей и потому лишаем себя возможности адекватно воспринимать конкретного человека". (212, pp. 187ѕ188)


63 Блестящий анализ динамики этой проблемы можно найти в работах Фромма (145). Эту же тему, но в несколько ином ключе, затрагивает и Эйн Рэнд в своем труде The Fountamhead (388). Забавной и поучительной в этом отношении мне кажется также книга 1066 and All That (490).
64 "Сложившаяся система преподавания естественных наук может натолкнуть стороннего наблюдателя на мысль о том, что наука ѕ это строгое архитектурное сооружение, из века в век возвышающееся на центральной площади мироздания. А между тем, само существование и ценность системы научного знания целиком и полностью зависят от того, насколько она готова воспринять новые факты и возможные альтернативы, от ее способности подвергнуть ревизии самые незыблемые, на первый взгляд, постулаты".

"Я переписывал книгу из книг долгие годы.

Знай, что написано в ней, только то и имеет значенье.

Если глядишь ты вокруг и впадаешь в сомненье, ѕ

Заново книгу прочти в назиданье Природе". (475, р. 59)
65 Тема мистицизма подробно проанализирована в работах Олдоса Хаксли The Perennial Philosophy (209) и Уильяма Джеймса The Varieties of Religious Experience (212).
66 Советую обратиться к сочинениям Джеймса Джойса и к современным трудам, посвященным теории поэзии. По существу, поэзия призвана к тому, чтобы пытаться передать идиосинкратическое переживание, для которого большинство людей "не находит слов", а если не передать, то хотя бы выразить его. Поэзия ѕ это способ облачить в словесную форму эмоциональный опыт, по сути своей безъязычный. Поэзия стремится рассказать словами свежее и уникальное переживание, не упрощая его, не пользуясь штампами, которые заведомо не могут быть ни свежими, ни уникальными. Задача, которую ставит перед собой поэзия, почти безнадежна, ведь поэт вынужден для ее решения пользоваться многократно используемыми словами; конечно, он может каламбурить, играть словами, придавать им новые значения, сплетать их в замысловатые сочетания и т.п. ѕ пусть они не смогут передать его переживания, но он все же надеется с помощью слов вызвать в чем-то сходное переживание у своего читателя. Пожалуй, можно счесть за чудо, что иногда у него получается это. И если поэту удается придать неповторимое значение давно известному слову, его способ соотношения с читателем становится подобным тому, которым пользуется Джеймс Джойс или апологеты современного нерепрезентационного искусства. Эта мысль прекрасно сформулирована в предисловии к необычному рассказу В. Линкольна, напечатанному в одном из сентябрьских номеров The New Yorker за 1946 год.

"Почему событие всегда застает нас врасплох, почему книги и опыт друзей ничему не учат нас? Сколько раз мы смотрели смерти в глаза, сколько раз сопереживали любви молодых героев, сколько рассказов о супружеской неверности, о воплощении и крахе честолюбивых надежд прочитано нами! Любое событие, которое может случиться с нами, уже много раз случалось с другими людьми; оно давно зарегистрировано, описано и проанализировано со всей возможной тщательностью и достоверностью; человеческий разум терпеливо и настойчиво создавал историю человеческой души, и мы прочли этот учебник от корки до корки", прежде чем отправиться в путешествие под названием "жизнь . Но то, с чем мы сталкиваемся в реальной жизни, оказывается абсолютно непохожим на свое описание, ѕ оно ново и незнакомо нам, мы беспомощно застываем перед ним, понимая, что никакие слова не могут передать его сущность

И тем не менее, мы упорно отказываемся признавать тот факт, что индивидуальная жизнь не поддается описанию Стоит нам пережить потрясающее душу событие, мы торопимся тут же рассказать о нем другим людям, выразить его словами, искажая свое переживание, обманывая и умсрщвляя его"
67 "Самым очевидным образом данный феномен проявляется в оценочном наименовании. Я изобрел этот термин, желая подчеркнуть присущее человеку стремление оценивать людей и ситуации в соответствии с их названиями. В сущности, это стремление равнозначно стремлению найти способ классификации явлений, выработать типичную реакцию на них Мы классифицируем яв\ения, основываясь, главным образом, на их названиях. Назвав явление, мы склонны оценивать его и реагировать на него в терминах данного ему названия В нашей культуре мы приучаемся оценивать имена, названия, обозначения, слова совершенно независимо от тех реалий, которые скрываются за ними" (215, р 261)

"достаточно вспомнить, сколь различен социальный статус и уровень самоуважения "проводниц" в пассажирских поездах и "стюардесс" в самолетах, а ведь эти две категории работников заняты, в сущности, одним и тем же делом ѕ обслуживанием пассажиров" (187) Советую также обратить внимание на работы других авторов (490)


68 Я бы посоветовал ученым с большим уважением относиться к поэтам, по крайней мере, к великим поэтам Ученые считают язык науки самым точным, самым отточенным языком, все прочие средства коммуникации, на их взгляд, не точны или не адекватны Но в том-то и парадокс, что зачастую поэзия отражает реальность если не точнее, то, во всяком случае, правдивее науки, а иногда ѕ даже более точно, чем наука Талантливый поэт может в двух-трех строфах выразить то, на что интеллектуалу-профессору понадобится десять страниц Следующая история, приписываемая Линкольну Стеффенсу (25, р 222), служит наглядной иллюстрацией этого тезиса

"Как-то раз, ѕ рассказывает Стеффенс, ѕ прогуливаясь с Сатаной по Пятой авеню, я увидел мужчину, который неожиданно остановился посреди улицы и жестом фокусника выхватил из пространства кусочек Истины ѕ прямо из воздуха кусочек живой Истины

ѕ Ты видел? - спросил я у Сатаны. Он кивнул

ѕ И ты не боишься? Ведь этого хватит, чтобы погубить тебя.

ѕ Да. Но я не боюсь, и могу сказать тебе почему. Пока она не оказалась в руках того человека, это была чудесная, полная жизни истина. Но он непременно захочет дать ей название. Потом, придумав ей имя, он захочет улучшить ее, он будет мять ее и кроить на свой лад, а когда закончит, она будет уже мертва. Если б он ее не прибирал к рукам, оставил там, где она была, позволил ей жить, ѕ вот тогда бы она уничтожила меня. Но он завладел ею, и потому я могу быть спокоен"
69 "Свободное струение мысли, игра случайных образов, невнятные сны, бесцельные прогу\ки оказывают существеннейшее влияние на развитие личности, но в этом влиянии нет и следа целесообразности нет и намека на практическую пользу и\и материальную выгоду. Наша культура столь механистична, что такого рода формы активности, несмотря на чрезвычайную их важность для человеческого станов \ения либо вовсе не привлекают к себе внимания ученых, либо не принимаются ими в расчет.

Лишь изжив в себе этот неосознанный механицизм, мы сумеем понять, что "бесполезное" играет не менее важную роль в деле человеческого развития, чем целесообразное. Даже эволюционисты вынуждены будут признать, что красота ѕ не менее существенный фактор эволюции человека, чем польза, и не только с точки зрения сексуальной привлекательности, не только в смысле пользы для оплодотворения и продолжения рода, как это представлялось Дарвину. Я бы сказал, что мифологическое или поэтическое понимание природы, метафорическое и ритмическое ее описание нужно приветствовать так же, как мы приветствуем смекалку умелого механика, старающегося свести концы с концами, сэкономить материал, выполнить работу как можно более эффективно, без излишних затрат. Механистическая интерпретация ни в коем случае не более объективна, чем поэтическая, и та и другая могут быть одинаково полезны" (347, р 35)



Гордон Олпорт вполне резонно замечает, что "бытие" не менее активно и требует не меньших усилий, чем "преодоление", и поэтому я вынужден уточнить свою позицию. Наверное, было бы разумнее противопоставить друг другу не преодоление и бытие, а "стремление к восполнению дефицита" и "стремление к самоактуализации". Это уточнение поможет нам избежать ложного впечатления о том, что "бытие", выражающееся немотивированным поведением и нецеленаправленной активностью, требует от человека меньших трат энергии, меньших усилий, чем "преодоление". Самоактуализацию нельзя понимать как doice far mente [блаженная нега на лоне природы (итал )], ошибочность подобной интерпретации можно продемонстрировать хотя бы на примере жизни Бетховена, являющей собой образец непрерывного стремления к развитию и самосовершенствованию.
70 "Жизнь каждого индивидуума можно рассматривать как непрерывную борьбу, как стремление к удовлетворению потребностей, стремление избавиться от напряжения и сохранить равновесие" "Таким образом ядром нашей теории становится постулат об обязательной взаимосвязи поведения с потребностями и целями Если в каком то отдельно взятом случае этот постулат кажется лишенным смысла или непригодным к использованию ѕ советуем сначала перепроверить свое наблюдение, прежде чем отказываться от теории. Зачастую мы называем поведение немотивированным только потому, что не можем установить, какая потребность, или какая цель стоит за ним. Порой оно кажется нам бесцельным потому, что мы рассматриваем только часть поведения, отдельную реакцию, искусственно изолируя ее от общего контекста поведения". "В настоящее время ни у кого уже не вызывает сомнений то, что любую реакцию живого существа можно считать целенаправленной уже потому, что любая реакция способствует выживанию вида, если, конечно, последнему волей судеб суждено выжить в борьбе за существование", "...любой поведенческий акт мотивирован и выражает ту или иную цель". "Лень, как разновидность человеческой активности, также служит определенной цели". "Всякое поведение детерминируется прессингом тех или иных потребностей. Поведение ѕ это попытка противостоять натиску потребности при помощи взаимодействия с окружающей средой. Следовательно, можно утверждать, что любой поступок продиктован личной выгодой". "Человеческое поведение направлено на удовлетворение потребностей". "Всякое поведение чем-то мотивировано, всякое научение предполагает вознаграждение". "Само наличие тех или иных потребяостей, в свою очередь, в значительной степени детерминировано степенью их осознания и ѕ учитывая, что всякое поведение служит удовлетворению тех или иных осознанных или бессознательных потребностей, ѕ степенью адекватности избранной формы поведения". "Любое поведение преследует какую-то цель..." "...большинство, если не все реакции индивидуума предполагают немедленное вознаграждение или наказание". "Есть такие формы поведения, которые позволяют нам сразу же предположить наличие конкретного мотива, но есть и другие, которые кажутся относительно немотивированными". "Нет ни одной реакции, за исключением простейших рефлексов, которую можно было бы счесть абсолютно немотивированной". "Этот принцип предполагает, что все формы поведения имеют под собой единую фундаментальную мотивацию: все они мотивированы физиологическими потребностями организма; неважно, как мы назовем сигнал к действию, который посылают нам эти потребности, ѕ "инстинктом", "влечением" или "побуждением"". Все эти высказывания огорчительны еще и потому, что большинство из них апеллирует лишь к низшим, материальным потребностям.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   44


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница