Прикладная юридическая психология под ред. А. М. Столяренко


Система юридико-психологического знания



страница3/65
Дата13.05.2016
Размер4.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65

1.3. Система юридико-психологического знания

 

Концепция системы. Система (от греч. systema — целое, составленное из частей; соединение) научной отрасли представляет собой определенным образом структурированную совокупность целостного комплекса ее знаний, их направлений, разделов, частей. Сложность предмета юридической психологии как в его «юридической части», так и «психологической» с очевидностью предопределяет огромный объем взаимосвязанных и взаимопереплетающихся знаний. Изначально интуитивно угадывается ограниченность попытки свести эти знания к психологии следственной деятельности, судопроизводства либо поставить их в центр, лишь обрамляя «венком» кратких сведений о других видах юридической деятельности, работы разных юридических органов и решения многообразных задач по укреплению законности и правопорядка.

Современная юридическая психология, какой она начала становиться с рубежа 70-х годов и ускоряющимся темпом развивается сегодня, представляет собой богатую и разветвленную систему научного знания. В структуру этой системы входят разделы юридико-психологического знания:

• уже сложившиеся к настоящему времени;

• быстро и плодотворно развивающиеся;

• начинающие развиваться;

• которые объективно должны быть представлены в системе юридической психологии, но почти еще не развиты.

При таком подходе система юридической психологии становится похожей на «психологическую систему элементов», сопоставимую по принципу с Периодической системой элементов Д.И. Менделеева. Это позволяет более правильно судить о самой юридической психологии, ее полной системе, состоянии и возможностях, способствует ускоренному преодолению ее научного отставания, ее изучения и использования в юридической практике.



Структура и состояние системы. Макроструктура системы юридической психологии в виде основных частей и разделов представлена на рис. 1.2.

Основы юридической психологии - (первая часть) — исходные научные и прикладные положения, характеризующие ее как отрасль научного знания, находящуюся !на стыке юриспруденции и психологии, ее назначение, концептуальные подходы к научно-психологическому решению проблем укрепления законности и правопорядка, создания общества, основанного на законе.

Эта часть включает в себя основные разделы, каждый из которых образован рядом направлений юридико-психологического знания и их практического приложения:

1) методологические основы юридической психологии — научная база, фундамент всей юридической психологии как особой отрасли научного знания и всех ее разделов. К ним относятся знания о:

• значении, месте юридической психологии в системе науки и юридической практики,

• предмете юридической психологии,

• целях, задачах и системе юридической психологии,

• методологии юридической психологии,

• истории юридической психологии.

Разработок и публикаций по этим вопросам много, хотя они несколько различаются мнениями, характеризующими движение научного знания, его продолжающееся развитие. Остаются слабо разработанными проблемы методологии, имеющие принципиальное и общее значение;

2) психология правового общества и государства — раздел, представляющий собой научно-психологическое видение (модель) правового государства и общества, психологических феноменов, закономерностей, механизмов, отношений, характеризующих субъекты, структуры, общности, граждан, отвечающие требованиям законности, образ жизни, поведение и деятельность, их психологические детерминанты. Исключительно важный раздел, определяющий возможность сравнивать то, что есть сегодня, с тем, что должно быть, и понимать, что надо делать, определять стратегические направления поисков на вызовы времени и существующей практики.

До последнего времени юридическая психология развивалась, как и другие отрасли научного знания, изучающие проблемы укрепления законности и правопорядка, преимущественно как бы с конца, с «ударов по хвостам», исходя из состояния преступности, ее причин и условий, необходимости их устранения и профилактики. Между тем, не менее, а, вероятно, более важен позитивный, созидательный подход — поиск путей утверждения в обществе правозаконности. Он связан с поисками и разработками по направлениям:

• психологии права,

• психологических аспектов уголовно-правовой политики,

• правовой психологии общностей,

• народно-правовой психологии,

• правовой психологии личности,

• психологии правосознания,

• психологии правовой социализации,

• психологии правового воспитания,

• психологии антикриминальной устойчивости личности,

• социально-психологической детерминации правомерного поведения, законности и правопорядка,

• психологических аспектов деятельности государственных органов и общественных формирований по укреплению законности и правопорядка,

• психологических аспектов участия средств массовой информации, культуры и искусства в укреплении законности и правопорядка,

• психологии правового просвещения, пропаганды и агитации,

• психологии личной безопасности граждан и др.;



Рис. 1.2. Макросистема юридической психологии

3) криминальная психология - психология преступности. Ее основные направления:

• психолого-правовая асоциализация,

• психология генезиса противоправного поведения,

• психология личности преступника,

• психология криминальной среды и преступных групп,

• психологические особенности различных видов преступлений,

• психологические причины и условия преступного поведения и образа жизни,

• криминально-психологический мониторинг и прогнозирование и др.

Психологические проблемы криминологии и преступности исследовались активно, но динамика жизни общества не позволяет успокаиваться сделанным, многое из которого быстро устаревает.

Вторая часть юридической психологии — психология организации деятельности правоохранительного органа содержит совокупность знаний по вопросам организации деятельности правоохранительного органа. Ее основные разделы:

1) психология личности юриста с направлениями:

• психологические требования к личности юриста,

• психологические свойства личности,

• психологические особенности профессионального мастерства,

• профессионально-психологическая подготовленность юриста,

• психология профессиональной культуры юриста,

• психограммы юридических специальностей;

2) психология управления в правоохранительных органах, включающая:

• психологическую концепцию управления в правоохранительных органах,

• личность в системе управления,

• психологию личности руководителя правоохранительного органа,

• психологию управленческой деятельности руководителя, ее стиля и методов,

• психологическую структуру организации управления,

• психологию текущего управления,

• психологию организации деятельности служб и подразделений правоохранительного органа,

• психологические пути совершенствования управления в условиях гуманизации и демократизации жизни общества,

• психологию взаимодействия правоохранительных органов,

• психологию взаимодействия правоохранительных органов с другими органами, структурами, общественными формированиями и населением,

• психологическое обеспечение нововведений в правоохранительных органах;

3) психология работы с персоналом правоохранительных органов, включающая:

• профессионально-юридическое ориентирование,

• особенности психологического отбора в юридические образовательные учреждения и правоохранительные органы,

• психологию юридического образования,

• психологию коллектива правоохранительного органа,

• психологию правового воспитания сотрудников правоохранительных органов,

• морально-психологическую подготовку юриста,

• психологию формирования профессионального мастерства юриста,

• профессионально-психологическая подготовку юриста,

• психологические особенности укрепления организационного порядка и дисциплины в правоохранительных органах,

• психологию научной организации труда в правоохранительных органах,

• психологию профилактики и преодоления профессиональной деформации личности сотрудника правоохранительных органов,

• психологические особенности подготовки и повышения квалификации управленческих кадров;

4) психологическая служба в правоохранительных органах. Раздел приобрел важное значение в современных условиях в связи с созданием психологических служб в МВД, ФСБ, Федеральной пограничной службе и зарождением их в других правоохранительных органах. В этом находит признание практиками возможностей юридической психологии и вместе с тем ожидание, что надежды на нее и работающих в ней практических психологов оправдаются. Огромна ответственность сейчас всех, кто работает в системе юридической психологии, ответственность за удовлетворение ожиданий и будущее юридической психологии. Если практика разочаруется, это может повлечь за собой тяжелые и долговременные последствия для юридической психологии. Потерять престиж легче, чем его завоевать, а тем более повторно. Необходимы общие усилия всего корпуса юридических психологов для оказания помощи психологической службе, забота о ее успехах, усиленная разработка эффективных технологий психологической работы.

Все разделы неплохо развиты, но слабо освещены в широкой печати.

Третья часть психологические технологии в правоохранительной деятельности чрезвычайно важное для правоохранительной практики направление исследований и практических разработок. Оно начало по существу создаваться и расширяться с середины 80-х годов опять-таки при активном участии сотрудников Академии управления МВД и Психологического отдела НИИ Прокуратуры. Сейчас оно включает два обширных раздела:

1) психологические действия в правоохранительной деятельности с направлениями:

• психологический анализ профессиональных ситуаций,

• психологический анализ юридических фактов,

• психологический портрет и его составление,

• изучение человека в психологическом наблюдении,

• визуальная психодиагностика криминальных признаков

• составление психологического портрета преступника по следам на месте преступления,

• психологическое наблюдение за группой,

• психология профессионального общения, установления контакта и доверительных отношений,

• психология правомерных психологических воздействий,

• психологический анализ сообщений граждан,

• психология диагностики лжи и скрываемых обстоятельств,

• юридическая психолингвистика,

• психология разоблачения маскировок, инсценировок и ложного алиби,

• внеэкспертные формы использования специальных познаний психолога в уголовном судопроизводстве,

• нетрадиционные психологические методы раскрытия преступлений,

• судебно-психологическая экспертиза,

• посмертная судебно-психологическая экспертиза;

2) психотехника в работе юриста. В современном виде раздел включает направления:

• психотехника речи,

• психотехника использования речевых средств,

• психотехника использование неречевых средств,

• психотехника построения высказываний,

• психотехника речевого доказывания и опровержения возражений,

• психотехника воздейственности речи,

• общая психотехника профессионального мышления юриста,

• психотехника рефлексивного мышления и др.

Начало изучению психотехники было положено 100 лет назад П.С. Пороховщиковым (П. Сергеич)1, а в последние 10—20 лет оно особенно активизировалось.

Четвертая часть — психология видов правоохранительной деятельности объединяет юридико-психологические исследования решения разных правоохранительных задач разными правоохранительными органами. Она представляет собой конкретизацию общих психологических подходов и рекомендаций, относящихся к предыдущим трем частям юридической психологии, и дополняет их новыми.

Эта часть включает разделы:

1) психологические особенности решения разных правоохранительных задач с направлениями:

• психология профилактики преступлений,

• психология предупреждения преступлений несовершеннолетними,

• психология профилактики рецидивной преступности,

• психология обеспечения безопасности граждан,

• психология гражданско-правовой работы,

• психологические аспекты борьбы с различными видами преступлений,

• психология раскрытия преступлений («оперативная психология», «психология оперативно-розыскной деятельности»),

• психология расследования преступлений и др.;

2) экстремально-юридическая психология. Этот раздел в связи с обострением криминальной ситуации в стране получил интенсивный импульс к развитию в 90-е годы. Он включает направления:

• психологические особенности экстремальных ситуаций в правоохранительной деятельности,

• экстремально-психологическая подготовленность сотрудника,

• экстремально-психологическая подготовка сотрудника,

• психологическая подготовка начальствующего и командного состава к управлению в экстремальных условиях,

• боевая готовность и бдительность сотрудника,

• психологические аспекты задержания вооруженных правонарушителей,

• психологические основы ведения переговоров с преступниками,

• морально-психологическое обеспечение действий сотрудников правоохранительных органов при чрезвычайных обстоятельствах,

• психология управления силами и средствами правоохранительных органов при чрезвычайных обстоятельствах.

3) психологические особенности деятельности разных правоохранительных органов. Система правоохранительных органов, как отмечено выше, включает в себя органы судебной системы, обеспечения охраны порядка и безопасности, предварительного следствия и дознания, прокуратуру, органы правового обеспечения и правовой помощи и негосударственные организации обеспечения правоохраны. Всего их около двадцати. У них есть общие функции и направления деятельности, но есть и особенности, есть своя специфика, определяемая задачами, условиями, объектами, формами и методами ее осуществления, есть свои особенности психологии.


Поэтому научно корректно, практически важно развивать психологические исследования и разрабатывать практические рекомендации по каждому виду правоохранительных органов. Пока такое делается в МВД, ФСБ, Федеральной пограничной службе, органах, исполняющих наказания. Начата работа по таможенным органам и налоговой полиции.

Психологические особенности деятельности других правоохранительных органов еще ждут своих исследователей.

 



1 П. Сергеич. Искусство речи на суде. - М., 1988.

1.4. Специальная методология юридической психологии

 

Методология и ее уровни. Методология — учение о принципах построения, формах и способах познания. В методологии воплощен весь опыт эмпирического и научного познания действительности людьми. Всякая система знания настолько научна, насколько прочен ее методологический фундамент. Самые грубые ошибки, причем часто не замечаемые, происходят из-за нечеткости методологических позиций. Опора на методологию открывает принципиально верные пути выхода из любых умственных и практических тупиков. Для юридической психологии, призванной разобраться в самых сложных жизненных коллизиях, в «вихрях» и «водоворотах» человеческих страстей и деформаций, методологическая надежность имеет особое значение.

Есть четыре уровня методологии: уровень общенаучной методологии, частной методологии психологической науки, специальной методологии юридической психологии и уровень методики юридико-психологического исследования. Общая и частная методологии — общая основа любого познания и психологического, в частности. Третий и четвертый уровни максимально отражают ту своеобразную феноменологию, которая присуща только юридико-психологической реальности и позволяют познавать и влиять на нее наиболее специфично и профессионально.

Общенаучные и психологические принципы. В психологической науке эти принципы разработаны в едином комплексе, и юридическая психология использует их для решения стратегических вопросов применительно к специфике юридико-психологической реальности. К. важнейшим из них относятся:

принцип объективности, обязывающий строить систему научного знания строго в соответствии с объективной реальностью, отражать в ней только то, что действительно существует. Необходимо принимать все меры для исключения влияния на научные знания пристрастий, личных взглядов, предубеждений, корпоративной солидарности, амбициозности и низкой подготовленности того (тех), кто проводит исследования и претендует на вклад в создание научной картины юридико-психологической реальности;

принцип детерминизма (причинности, каузальности), отражающий объективно существующие в мире причинно-следственные связи и предписывающий обнаруживать причины юридико-психологических явлений, а также рассматривать последние как причину тех или иных следствий в правовой сфере. Установление причин — важнейшее условие разработки конструктивных предложений по совершенствованию практики, в противном случае они будут «бить» по следствиям и ничего не улучшать;

принцип взаимосвязи и взаимодействия вытекает из факта существования изучаемых явлений в окружении других, с которыми они связаны и взаимно влияют друг на друга. Если изучаемое психологическое явление попадает в систему связей с другими психологическими или непсихологическими явлениями, то оно как-то будет изменяется под их влиянием и в то же время, изменившись, окажет какое-то обратное влияние. В юридико-психологической реальности трудно, даже невозможно, найти что-то, что можно понять изолированно, вне взаимосвязей с другими явлениями, условиями или событиями. Так, возникнув, скажем, под влиянием какой-то нормы права, юридико-психологическое явление (следствие) не пассивно следует ему, а меняет регулирующую силу нормы, увеличивая или ослабляя ее. Это необходимо учитывать при изучении психологических явлений и их возможностей изменять правовые;

принцип системности развивает предыдущий и противостоит функционализму — упрощенному схематическому представлению, что психическая деятельность протекает как простая сумма отдельных, локальных психических актов (например, познавательных или эмоциональных). Между тем, и сама психика системна и ее проявления системны. Так, ошибочно полагать, что наличие у человека какого-то качества (неуравновешенность, вспыльчивость, агрессивность, и др.) является причиной преступления. Преступления совершают не какие-то отдельные качества, а личности. Преступление — всегда личностный акт, в котором обнаруживается весь внутренний мир человека, санкционирующий проявление каких-то «криминогенных начал» и регулирующий их проявление. Агрессивностью, например, обладают миллионы людей, но только малый процент их совершает преступления. Никакой поступок человека нельзя также понять вне системы его жизнедеятельности — «цепочки» жизненных актов, объединенных определенной линией поведения в жизни, образа жизни, выступающих более сложными системностями и влияющих на каждый поступок. Например, алкоголизм — не просто какой-то отдельный порок в организме человека. Это образ жизни, особая система жизненных ценностей, особый взгляд на мир, специфическое мировоззрение, психология. Алкоголизм не вылечить никакими уколами или пилюлями, не изменив психологию личности как системной целостности, не вырвав «алкогольную душу». Научиться психологически влиять на человека — значит научиться влиять на его психику как систему, научиться оказывать не разовые, а комплексные и системные влияния в соответствии с социальными и юридическим целями и задачами;

принцип развития выражает органически присущие миру и психике динамизм и изменчивость, обнаруживающиеся в истории всего человечества, в жизни каждого человека и в каждом психологическом акте. Подобно тому как каждый индивид во время внутриутробного развития в чреве матери за Девять месяцев анатомически и физиологически повторяет весь путь эволюции человека от клетки до готового к рождению зародыша человека, так и ребенок, появившись на свет, в своем прижизненном развитии (онтогенезе) проходит психологическую эволюцию, во многом повторяющую, но в миллионы раз ускоренную, историю развития психологии человека от питекантропа до современного. Только результаты психологического развития каждого человека далеко не однозначны, индивидуализированы и в решающей степени обусловлены обстоятельствами истории его жизни и его собственной

активности. Это относится практически ко всем психическим процессам, состояниям и свойствам человека. Поэтому к каждому человеку нельзя подходить с однажды сложившимися мерками. Психологическую данность надо рассматривать как срез на пути непрерывного ее изменения с определенными тенденциями, идущими из прошлого в будущее. Важно раскрыть именно их, понять движущие силы, найти при необходимости способы их изменений. Принцип развития - основа научного и практического оптимизма, веры в возможность целенаправленного достижения прогрессивных изменений психологии человека при решении задач укрепления правопорядка;

принцип взаимосвязи психики и деятельности констатирует неразрывность этих двух важнейших феноменов. Деятельность — продукт психологии человека. Психическая деятельность — внутренний план, детерминанта внешней активности. Через деятельность, при оперировании с объектами мира, действуя, человек не только обнаруживает свою внутреннюю сущность, но и раскрывает их свойства, недоступные нередко пассивному созерцанию. Например, свойства горючести, хрупкости объектов обнаруживаются только когда их поджигают и разбивают. Важно, что в деятельности психология человека не только проявляется, но и изменяется. Сознание, особенности психики человека, проявляясь и реализуясь в деятельности, испытывают обратное влияние со стороны ее характеристик и слагаемых: объектов, условий, целей, мотивов, способов и др. Поучителен «эффект подмоченных штанов»: человек, уважая себя, желая выглядеть достойно и быть оцененным другими, выходит на улицу, приодевшись, нагладившись и начистив обувь. Но на незаасфальтированной улице после дождя — грязь, лужи. Человек, тщательно выбирая места, прыгая с камешка на камешек, пытаегся не замараться. Но вдруг неудача — нога соскальзывает и он по колено в грязи. Раздосадованный, махнув на все рукой, он, не разбирая уже дороги, начинает топать по лужам. Так нередко происходят серьезные перемены в людях, часто в связи с неудачным соприкосновением с теми или иными элементами и представителями правовой сферы.



Специальные методологические принципы юридической психологии. Специфика интегративности юридико-психологических феноменов (фактов, закономерностей, механизмов), их комплексная опосредованность всеми обстоятельствами жизни (политическими, социальными, материальными и др.), в том числе правовыми, определяет существование особых, своеобразных причинно-следственных связей (в том числе устойчивых — юридико-психологических закономерностей), необходимость их раскрытия и принятия во внимание при решении прикладных вопросов. Эта необходимость находит выражение в специальных методологических принципах юридической психологии, дополняющих общие. В них воплощается и обобщается опыт юридико-психологических исследований и удачных прикладных научных разработок.

Приниип психологической специфичности обязывает вскрывать в интегративных юридико-психологических феноменах и опосредованиях прежде всего «психологическую составляющую», ибо юридическая психология — отрасль психологической науки, это юридическая психология, а не психологизирующая юриспруденция.

С претензией на психологическое исследование, случается, выступают люди, подменяющее его другими подходами. Бывает, что так поступают психиатры, которым полезно скрыть свое амплуа и замаскироваться под доброжелательного психолога, ибо встреча с психиатром у любого человека вызывает настороженность. Психиатры и психологи - люди разных специальностей: первые — врачи, вторые — социальные работники; первые — специалисты по больной психике, вторые — по здоровой; первые — лечат, вторые — помогают; первые используют медицинские методы, вторые — методы помощи, поддержки, обучения. Встречается еще подмена психологического исследования психофизиологическим. Выше (§ 1.2), отмечено, что категория «психологическое» — родовая, содержание ее включает в себя «социально-психологическое» + «собственно психологическое» (психические процессы и качества) + «психофизиологическое». Сводить психологический подход к психофизиологическому — значит сводить целое к части, сложное к простому, причем такому, которое не имеет решающего значения в облике личности, ее способностях к юридической деятельности, показателях успешности.

И психиатрический, и психофизиологический подходы односторонни, ограничены, не отвечают психологической системности личности, вместо личности характеризуют ее организм, биологизируют его, имеют склонность к парапсихологическим (околопсихологическим) выводам, мистификации (объяснения со ссылками на таинственные, иррациональные силы в человеке, фатально определяющие его особенности, поступки, судьбу).

Проводить психологическое исследование и утверждать, что получены психологические данные, говорить, что выработаны психологические рекомендации — значит не сужать, не допускать методологических и теоретических извращений, а подходить к юридико-психологической реальности во всей ее полноте, системно, изучать в личностной, социально-психологической, юридической, дея-тельностной обусловленности.

При раскрытии «психологической составляющей», как показывает опыт, реализуются разные подходы:

психолого-иллюстративный — наиболее древний и изначально единственный, но встречающийся до сих пор даже в нормативных документах. Характерен тем, что в канву чисто юридических рассуждений и анализов то и дело вкрапливаются психологические термины и объяснения. Нередко используются выражения типа «психологи утверждают», «как показали психологические исследования» и т.п., но при этом приводятся абсолютно ненаучные пояснения либо ссылки на публикацию отдельного автора, отнюдь не отражающего мнение юридической психологии как систематизированного и проверенного научного знания;

психолого-комментаторский — характерен, как и первый, построением юридической логики рассуждений, но с основательным дополнением их психологическими пояснениями, более или менее отвечающими научной достоверности. К такому подходу склонны обычно юристы по образованию и образу мышления, но относительно подробно ознакомившиеся с основами психологии. Однако эти пояснения нередко страдают неточностями, «психологической школярностью»: фрагментарностью, разорванностью, слабостями психологического мышления;

психолого-объяснительный — схож со вторым, но психологический комментарий компетентен. Такой подход реализуется обычно лицами с высокой психологической подготовленностью. Он имеет право на существование в юридической психологии, но имеет и недостатки. Обычно объяснения строятся на данных общей психологии, юридико-психологическую специфику не всегда удается выявить, а поэтому эвристические возможности этого подхода нередко ограничены;

психолого-феноменологический — это наиболее совершенный подход, позволяющий увидеть юридическую реальность глазами специалиста с эрудицией в области юридической психологии. Подход ориентирован на выявление именно психологических феноменов и объяснение с помощью их юридической реальности. Скажем, проведение допроса процессуально связано с выполнением около 50 операций, например, в начальной стадии допроса следует: 1) представиться, 2) объяснить гражданину цель вызова, 3) удостовериться в личности вызванного, 4) разъяснить вызванному его процессуальные права и обязанности, 5) использовать начальную стадию допроса для оценки личности допрашиваемого и т.д.

Используя два первых подхода, можно более или менее детально проиллюстрировать психологически каждую операцию, но можно поступить и иначе: рассмотреть допрос сквозь призму психологических феноменов его — психологического сценария допроса, психологически обоснованного плана, формирования благоприятного психического состояния допрашиваемого, установления психологического контакта, психологического изучения допрашиваемого, слежения за признаками его искренности и лживости, оценки занятой психологической позиции и избранной линии поведения и др. Такой подход позволяет лучше понять психологическое своеобразие изучаемого юридического явления и вскрыть оригинальные, психологически специфичные и ранее не используемые резервы улучшения дела.

Принцип юридической специфичности обязывает помнить, что подлинное юридико-психологическое знание начинается, не когда «под» юридические действия и проблемы «подводятся» общепсихологические феномены и понятия, а только тогда, когда вскрывается именно юридическая специфика психологического, его изменения под влиянием юридической реальности и обратное влияние на эту реальность. Это нелегкая задача, но, не решив ее, нельзя претендовать на подлинно профессиональное в юридическом плане решение психологических проблем в юридической системе. Чтобы быть настоящим юридическим психологом, недостаточно хорошо знать общую психологию, надо еще знать основы юриспруденции и хорошо разбираться в правоохранительной практике.

Принцип психологической целостности, развивая первый и второй принципы, выражает необходимость полного исследования мира как индивидуально-психологических, так и групповых явлений практически при изучении почти каждого юридико-психологического вопроса, аспекта или проблемы. Так, если изучается личность и делаются заключения о причинах ее поведения или о пригодности к работе и пр., то никакие заключения не могут быть признаны достоверными, пока не будут изучены и оценены все свойства личности (например, направленность, характер, способности, темперамент), пока не будет проведено сопоставление их роли и значения. Психологически абсолютно ненаучно, изучив, например, только характерологические или только психофизиологические особенности, давать общие оценки личности. Или, изучая поступки, ограничиваться только изучением качеств личности, игнорируя ее психические состояния, социально-психологическую обстановку, в которой она находилась, и взаимодействия с ней. Подобного рода методологические упущения, к сожалению, нередки.

Один из примеров: криминологом изучаются личностные предпосылки преступлений. Для исследования отбирается контингент, отбывающий наказания в колониях или содержащийся в следственных изоляторах. Устанавливается, что обследуемые крайне раздражительны, неуравновешены, экстерио-ризированы, несамокритичны, озлоблены и пр. Делается вывод: так как у них есть эти качества, они и совершили преступления, поскольку эти качества криминогенны. Вывод некорректный, ибо то, что обнаружено было после, переносится на то, что было, якобы, и до преступления. Совершенно игнорируется факт острых переживаний, разрушения жизненных планов, безрадостных перспектив, резкого изменения всей обстановки и образа жизни, крайне тяжелой психологической атмосферы в группах заключенных и пр., что вызывает острейший перелом в психике человека, радикальные изменения в ней, обусловливает возникновение новых психических состояний, меняющих всю картину проявления психологии личности, которые и фиксируются методологически и теоретически слабо подготовленным исследователем.



Принцип конструктивности предостерегает от сведения исследования, представления его результатов к констатации фактов, к описательности и предписывает искать, обосновывать, экспериментально проверять пути совершенствования правовой реальности, практики деятельности правоохранительных органов. Сила юридической психологии, потенции роста ее авторитета и значимости в правоохранительных органах связаны с полезностью и эффективностью помощи практики.

Принцип гуманности и законности определяется самой сущностью права, правовой системы, задачами создания правового государства, необходимостью их совершенствования в соответствии с желательными для будущего чертами и преодолением отживающих, противоречащих им. Все психологические исследования ведутся конструктивно, если предмет их познается и оценивается с этих позиций, а разработка психологических усовершенствований направлена на их упрочение.

Методы и методика юридико-психологического исследования. В своей основе методы юридической психологии соответствуют общепсихологическим (рис. 1.3).

 

 


Рис. 1.3. Система методов исследования в юридической психологии

 

Методика исследованияэто способы и приемы конкретизации и реализации методов, их комплексирования, последовательности применения в соответствии со спецификой задач и предмета исследования и требованиями надежности, обоснованности и точности. Методы и методика нуждаются в адаптации к специфике юридико-психологической реальности, особенно методы сбора фактической информации — анкетирование, интервьюирование, психологическое наблюдение, хронометраж, неоконченные предложения, психологический анализ и др. Имеется положительный опыт адаптации методов САН, Кеттелла, Розенцвейга и некоторых других. При отборе методов и их адаптации полезно использование «Матрицы методик» (A.M. Столяренко, 1982), разрабатываемой для каждого исследования с учетом его юридико-психологической специфики (рис. 1.4).

 

 


Рис. 1.4. Матрица методик:

а — юридико-психологические феномены, подлежащие изучению; б — основные структурные блоки феноменов; в — операциональные психологические элементы

 

Работа ведется в три этапа. На первом выделяется комплекс основных юридико-психологических феноменов, отвечающих теме, задачам, предмету, гипотезе, плану исследования и подлежащих изучению (а). Последовательными аналитическим шагами (б, в), базирующимися на методологии (см. изложенные выше принципы), теории и изучении научных публикаций, имеющихся по проблеме, осуществляются структуризация и детализация этих феноменов, доходящая до операциональных (в), т.е. поддающихся надежному измерению психологическими методами. Предположим, надо изучить правосознание конкретного человека, но метода для этого нет. Приходится выделить в этом комплексном феномене основные структурные блоки (б), например, правовые знания, правовые убеждения, правовые ценностные ориентации, правовые отношения, правовые установки и др. Третий шаг (в) — уточнение: какие конкретно знания надо изучить, какие убеждения, какие ценностные ориентации и т.д. Таким образом определяется «поле исследования», четко поделенное на «участки».



Второй этап - поиск ответа на вопрос «как изучать?» Обращаемся к графе «Методы» (1). Решаем, допустим, использовать метод анкетирования. Вписываем его в графу и, просматривая последовательно все «участки поля исследования», отмечаем в гр. 2—19..., что с помощью этого метода можно изучить. Далее подбираем другие методы, содержащие возможности исследования выделенных операциональных элементов предмета исследования. Подбор идет до тех пор, пока все позиции 2—19... не будут прикрыты, причем каждая, как минимум, дважды (обеспечение достоверности, взаимопроверка получаемых данных). При подборе предпочтение отдается наиболее валидным, надежным, специфичным, экономным. Избыточные методы, наименее продуктивные, требующие больших затрат времени и средств, в конце этапа, если это не снизит принципиально требование научности, исключаются. Остается достаточный комплекс методов.

Третий этап — максимально возможная адаптация намеченных методов к специфике проводимого юридико-психологического исследования. Матрица подсказывает содержание этой работы. Так, содержание вопросов анкеты, ее структура и логика определяются набором и последовательностью отметок в гр. 2—19... По отметкам то же делается при разработке методов психологического наблюдения и анализа и частично других. Этим достигается взаимосвязь всего комплекса методик и соответственно научность получаемых в итоге результатов.

Результат исследования всегда напрямую зависит от правильного подбора и разработки комплекса методик, а ошибки в этом приводят к квазинаучным выводам и рекомендациям. Так, если при изучении личности в системе права будут использованы только психофизиологические методики, то личность покажется только психофизиологическим образованием и невольно будет «научно доказано», что именно психофизиология имеет главное значение в построении правового государства. Ориентация на методологию и использование матрицы методик позволяет избежать грубых ошибок и в исследованиях, и в выводах.
1.5. История возникновения и развития юридической психологии

 

Предпосылки и истоки возникновения юридической психологии. В ряде учебников по юридической психологии ее истоки прослеживают с античных времен. Анализируются тенденции в генезисе правового мировоззрения, цитируются высказывания Сократа, труды Демокрита, Платона, Аристотеля и других классиков античной эпохи по вопросам справедливости и правомерности, необходимости учета особенностей человеческой души. Однако подобный подход к историографии расширителен, так как при его реализации происходит смешение трех различных по содержанию, хотя в определенной мере и взаимосвязанных, значений термина «психология»: житейского (донаучного), философского и конкретно научного.

Более правильным представляется анализ предпосылок возникновения юридической психологии начинать лишь с той эпохи, когда, с одной стороны, возникают реальные социальные потребности учета в цивильном правовом регулировании психологического фактора, а с другой — в различных науках и в правовой практике уже начинает накапливаться эмпирический материал, который «высвечивает» роль психологических явлений в правовой области. Таким историческим периодом является эпоха Просвещения. Именно тогда в научных дискуссиях закладывались основы рационалистического подхода к объяснению причин преступности, а также осуществлялся сбор эмпирического психологического материала по деятельности суда и мест лишения свободы.

Преодоление теологических и натуралистических взглядов на преступность осуществлено в трудах французских философов-гуманистов Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье, М.Ф.А. Вольтера, К. Гельвеция, П. Гольбаха, где доказывалось, что право должно быть не волей правителей, а осознаваемой обществом мерой социальной справедливости, базироваться на идеях свободы личности и соблюдения ее естественных прав. Одновременно благодаря научно-правовым разработкам итальянского юриста Чезаре Беккариа (1738—1794), заложившего основы рационально-юридической кодификации преступлений, и английского ученого Иеремии Бентама (1748-1832), создавшего «утилитарную теорию причин преступности», все больше стал возрастать интерес к изучению факторов преступности и личности конкретных типов преступников, влиянию на них следствия, судебного процесса и наказания.

Первыми монографическими работами по юридической психологии традиционно считают публикации немецких ученых К. Эккартегаузена «О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений» (1792) и И.Х. Шауманна «Мысли о криминальной психологии» (1792). Однако интересные психологические идеи содержались и в трудах их предшественников. Так, французский юрист Франсуа де Питаваль в 1734—1743 гг. издал двадцатитомный труд «Удивительные уголовные дела», где предпринял попытку вскрыть психологическую суть преступных деяний. В монографии Джона Говарда «Состояние тюрем в Англии и Уэльсе» (1777), написанной на основе изучения значительного числа мест лишения свободы по всей Европе (более 300, в том числе и в России), не только активно отстаивались идеи улучшения содержания заключенных и соблюдения их прав, но и указывалась важность изучения и учета в пенитенциарных учреждениях индивидуальных особенностей лиц, отбывающих наказания.

Среди отечественных ученых XVIII столетия достаточно плодотворные в психологическом аспекте взгляды содержались в работах И.Т. Посошкова (1652—1726). Он, в частности, доказывал актуальность разработки классификации преступников по «степени испорченности», а также обосновывал психологически эффективные способы допроса свидетелей и обвиняемых. Другой прогрессивный деятель России той эпохи В.Н. Татищев (1686—1750) утверждал, что законы часто нарушаются по незнанию, а потому необходимо создавать условия их изучения с детства. В трудах М.М. Щербатого (1733— 1790) обращалось внимание на особую важность знания законодателями «человеческого сердца». Ф.В. Ушаков в трактате «О праве и цели наказания» (1770) предпринял попытку раскрыть психологические условия воздействия наказания и, в частности, «исправительное доведение его до раскаяния». А.Н. Радищев (1749—1802) в работе «О законоположении» обосновывал меры по предупреждению преступлений, основанные на учете психологии личности преступника (и прежде всего его мотивации).

Особенностью первой половины XIX в. является рост публикаций о преступности и личности преступника, опирающихся на достижения естественных наук (анатомии, биологии, физиологии, психиатрии и др.). Таковы работы немецких ученых И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» (1808) и И. Фридрейха «Систематическое руководство по судебной психологии» (1835), а также публикации отечественных ученых А.П. Куницына, А.И. Галича, К. Елпатьевского, Г.С. Гордиенко, П.Д. Лодий по психологическому обоснованию меры наказания, исправления и перевоспитания преступников.

В первой половине XIX в. большую популярность получила френологическая (от греч. френ — ум) теория австрийского врача-анатома Франца Галля (1758-1828), пытавшегося доказать прямую зависимость между психическими явлениями и внешними физическими особенностями строения головного мозга человека (наличием выпуклостей, впадин и соотношений частей черепа). Последователи Галля пытались создать «френологические карты» для идентификации типов преступников. Пропаганда «френологической идеи» имела место и в России. Например, профессором Х.Р. Штельцером сначала в Московском (1806-1812), а затем в Юрьевском (ныне Тартуском) университетах будущим юристам читался спецкурс «Уголовная психология по Ф. Галлю».

Апофеозом в развитии биологизаторского подхода к личности преступника явилось издание итальянским тюремным врачом-психиатром Чезаре Ломброзо (1835-1909) монографии «Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения» (1876), который разработал концепцию «прирожденного преступника», считая, что ему свойственны атавистические черты, роднящие с предками-дикарями. По мнению Ч. Ломброзо, типичный «прирожденный преступник» может быть распознан по определенным физиогномическим признакам: скошенный лоб, удлиненные или неразвитые мочки ушей, выпуклые скулы, большие челюсти, ямочки на затылочной части головы и т.д.

Отстаивание Ч. Ломброзо объективного подхода к изучению личности преступников нашло активную поддержку со стороны ученых многих стран мира, в том числе и в России (И.Т. Оршанский, И. Гвоздев, в ранних работах Д.А. Дриля). В то же время в силу отечественных социально-культурных традиций и междисциплинарной ориентированности они сразу были подвергнуты критике со стороны многих юристов (ВД. Спасович, НД. Сергиевский, АФ. Кони и др.) и психологически ориентированных ученых (В.М. Бехтерев, В.Ф. Чиж, П.И. Ковалевский и др.).

На активизацию во второй половине XIX века психологических исследований причин преступности и личности преступника значительно влияли прогресс в области общественных и гуманитарных наук, актуальные запросы правовой теории и практики. Осуществляемые во многих странах мира (в России с 1864 г.) судебные реформы, в результате которых в судопроизводстве утверждались принципы независимости и несменяемости судей, состязательности судебного процесса и равноправия сторон, признания вердикта суда присяжных и тд., создавали благоприятные условия для востребованности психологических знаний. С.И. Баршев в работе «Взгляд на науку уголовного законоведения» (1858) писал: «Ни один вопрос уголовного права не может быть решен без помощи психологии,... и если судья не знает психологии, то это будет суд не над живыми существами, а над трупами». К.Я. Яневич-Яневский в статье «Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии» (1862) и В.Д. Спасович в учебнике «Уголовное право» (1863) обращают внимание на важность, с одной стороны, установления правовых законов с учетом природы человека, а с другой — наличия у юристов психологической компетентности.

И.М. Сеченов (1829—1905) — лидер отечественных физиологов и одновременно основоположник объективного поведенческого подхода в психологии как самостоятельной науки — в работе «Учение о свободе воли с практической стороны» доказывал, что «принудительные меры в отношении преступников, базируясь на физиологических и психологических знаниях о внутренних закономерностях развития личности, должны преследовать цель их исправления». В монографии отечественного психиатра А.У. Фрезе «Очерки судебной психологии» (1871) утверждалось, что предметом данной науки должно являться «применение к юридическим вопросам сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни». В вышедшей в 1877 г. статье юриста Л.Е. Владимирова «Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям» констатировалось, что социальные причины преступности коренятся в индивидуальном характере преступника, а поэтому требуются основательные психологические исследования. ДА. Дриль, имеющий и медицинское, и юридическое образование, в ряде своих публикаций 80-х годов прошлого столетия («Преступный человек», 1882; «Малолетние преступники», 1884 и др.) целенаправленно отстаивал междисциплинарный подход, доказывая, что право и психология имеют дело с одними и теми же явлениями — законами сознательной жизни человека, а поэтому право, не обладая собственными средствами для изучения этого явления, должно заимствовать их у психологии.

В конце 80-х годов XIX столетия одну из наиболее теоретически глубоких типологий преступников (невменяемые, случайные, профессиональные) разработали профессор Санкт-Петербургского университета И.Я. Фойницкий и его последователи (ДА. Дриль, А.Ф. Лазурский, С.Н. Познышев и др.).

Выяснение психологических закономерностей деятельности суда присяжных нашло отражение в публикациях Л.Е. Владимирова, А.Ф. Кони, A.M. Бобрищева-Пушкина и многих других отечественных ученых1.

Среди активных сторонников внедрения в судопроизводство психологических экспертиз были юристы Л.Е. Владимиров, С.И. Гогель, психиатры В.М. Бехтерев, С.С. Корсаков и В.П. Сербский.

Ведя речь о значительном росте в России после судебной реформы 1864 г. интереса к психологическим знаниям, следует отметить роль произведений отечественных писателей Н.Г. Чернышевского, Ф.М. Достоевского, а также журналистско-публицистические труды А. Семилужского («Община и ее жизнь в русском остроге», 1870), Н.М. Ядринцева («Русская община в тюрьме и ссылке», 1872) и П.Ф. Якубовича («В мире отверженных, записки бывшего каторжника», 1897). Публикации этих авторов, испытавших на себе мучения, связанные с пребыванием в местах лишения свободы, активизировали научные дискуссии о мотивах преступлений, о возможности и характере процесса исправления заключенных.

В зарубежных странах после возникновения психологии в качестве самостоятельной науки2 многие ее теории стали активно востребоваться для объяснения причин преступности. Так, руководствуясь идеями Густава Лебона
(1841—1931), который первым начал психологический анализ феномена «толпы» и выявил роль механизма «заражения», ряд ученых попытались развить их в своих концепциях, объясняющих причины противоправных деяний масс. Габриэль Тард (1843-1904) в фундаментальных трудах «Законы подражания» и «Философия наказания», изданных в Париже в 1890 г., доказывал, что преступному поведению, как и всякому другому, люди могут обучаться в реальном обществе на основе психологических механизмов «подражания» и «научения». Рассматривая преступников как своего рода «социальный экс-кремент», Тард утверждал, что юридические диспозиции должны строиться скорее на психологической основе, чем на посылке «о равных наказаниях за одинаковые преступления».

На развитие социально-психологического подхода к изучению причин преступности значительное влияние оказали труды французского социолога Э. Дюркгейма (1858—1917). В России юристом Н.М. Коркуновым в «Лекциях по общей теории права» (1886) общество рассматривалось как «психическое единение людей», а право трактовалось как инструмент обеспечения определенного порядка при возникновении конфликтов в межличностных отношениях. Социально-психологические взгляды развивались в трудах и таких отечественных ученых, как СА Муромцев, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, ИД. Кавелин, Н.Я. Грот, М.Н. Гернет, М.М. Исаев. Крупнейшим юристом начала XX столетия Л.И. Петражицким (1867—1931) создана рационалистическая концепция «психология права», где право выступает как психическое явление.

Конец XIX — начало XX вв. знаменательны и тем, что появился ряд фундаментальных психолого-юридических трудов. Так, австрийский ученый Г. Гросс в 1898 г. публикует монографию «Криминальная психология». В. Штерн совместно с Г. Гроссом и О. Липманом в 1903—1906 гг. в Лейпциге издают специальный журнал «Доклады по психологии показаний». В России с 1904 г. под редакцией В.М. Бехтерева выпускался «Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма».

Для конца XIX — начала XX вв. характерна активизация усилий по изучению психологии лиц, отбывающих наказания (в России — М.Н. Гернет, С.К. Гогель, А.А. Жижиленко, Н.С. Таганцев; за рубежом — И.Б. Горинг, В. Хилее и др.).

Учитывая наметившееся значительное расширение круга психолого-правовых проблем, которые стали подвергаться тщательному научному изучению, швейцарский психолог Эдуард Клапаред (1873—1940) вводит в 1906 г. обобщающий термин юридическая психология. В ней к тому времени четко обозначились три основных направления — криминальная, судебная и пенитенциарная психология.

В развитии и применении в юридической психологии метода эксперимента значительная роль принадлежит крупнейшему отечественному психологу, психиатру и невропатологу В.М. Бехтереву (1857-1927). В опубликованной им в 1902 г. статье «Об экспериментальном психологическом исследовании преступников», а также спустя 10 лет в книге «Объективный психологический метод в применении к изучению преступности» пропагандировался комплексный подход к изучению преступного человека, в том числе с учетом генеалогической наследственности, влияния воспитания, среды жизни и особенностей генезиса самой психики. Его талантливый ученик А.Ф. Лазурский (1874-1917) не только разработал методику «естественного эксперимента», но и создал теорию личности, которая в качестве приложения содержала достаточно продуктивную типологию личности преступников. В созданном в 1908 г. В.М. Бехтеревым Психоневрологическом институте работала специальная криминологическая секция. В начале XX столетия во многих университетах мира юристам стали читаться спецкурсы по юридической психологии в целом или по ее отдельным отраслям. Например, Э. Клапаред в Женеве с 1906 г. вел «Курс лекций по юридической психологии», Р. Соммер в Гессене читал «Международный курс судебной психологии и психиатрии», а ДА. Дриль в Психоневрологическом институте — спецкурс «Судебная психология».



Основные тенденции в развитии зарубежной юридической психологии в XX столетии. В это время зарубежные ученые стали активно внедрять в практику правового регулирования методические наработки таких школ психологии, как психоанализ, бихевиоризм, психотехника. Благодаря исследованиям психоаналитиков Ф. Александера, Г. Штауба, А. Адлера, Б. Карпмена, Б. Бромберга и ряда других ученых была выявлена роль бессознательной сферы личности в преступном поведении, а также доказано, что преступные наклонности и стилевые особенности поведения делинквентов часто являются следствием ранней психической травматизации.

Заслугой представителей бихевиоризма (поведенческой психологии) является широкое изучение механизмов научения преступному поведению и активное внедрение в практику пенитенциарных учреждений различных программ «модификации поведения заключенных», направленных на их ресоциализацию.

В 20—30-е годы настоящего столетия, руководствуясь методологическими ориентирами, сформулированными основателем психотехники Гуго Мюн-стербергом (1863—1916), его последователи стремились разработать и внедрить в правовую практику разноплановый психологический инструментарий, в том числе для решения следующих узловых задач: для предупреждения нарушений права; по выяснению субъективного состава преступлений; по трактовке юридических случаев (по принятию решения в суде), по психологическому обеспечению труда сотрудников правоохранительных органов (разработка профессиограмм, профотбор, научная организация труда).

В XX в. за рубежом интенсивно развивается диагностический инструментарий юридической психологии и прежде всего тестологический подход к изучению личности преступников. Создатель одного из первых тестов интеллекта Альфред Бине применял его лишь при судебно-психологической экспертизе малолетних преступников, а в дальнейшем — для доказательства предположения, что преступники обладают более низким уровнем умственного развития. Но в итоге было доказано, что уровень интеллекта у преступников не ниже, чем у населения в целом.

Среди тестов патопсихологического характера в юридической практике нашли широкое применение методики как по отдельным моторно-физиологическим и психическим процессам, так и по изучению интегральных личностных свойств (акцентуаций характера, делинквентных способностей, направленности личности и проективные тесты («чернильные пятна» Г. Роршаха — 1921, «тематический апперцептивный тест» — ТАТ X. Моргана и Г. Мюррея — 1935, «портретная» методика Л. Сонди — 1945, методика «рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга — 1945, тест «цветового выбора»

Ф. Люшера — 1948 и др.), а также многоцелевые личностные опросники (MMPI, CPI, EPI) и др. Значительным достижением в разработке психологического инструментария является создание методики ассоциативного эксперимента, позволявшей выявлять правдивость/лживость в показаниях преступников. В 70-80-х годах зарубежные ученые стали в исследованиях прибегать к компьютерному моделированию. Так, в изданной в России монографии американских ученых Т. Постона и С. Стюарта «Теория катастроф и ее применение» обсуждаются подходы и результаты моделирования групповых нарушений в тюрьме.

Для улучшения понимания сути правовых норм и психологического обоснования путей совершенствования правового регулирования в последние годы разрабатываются и реализовываются методики юридической герменевтики.

В области внедрения в правовую сферу достижений психокоррекции и психотерапии в XX в. своеобразным полигоном для первичного апробирования их методик обычно служили пенитенциарные учреждения.

По данным аналитических обзоров по юридической психологии, которые в 1994—1996 гг. делались Институтом имени М. Планка (Германия; Гельмут Кюри), в настоящее время только в странах Западной Европы насчитывается более 3,5 тыс. психологов, непосредственно работающих в правоохранительных органах. Кроме того, существует значительное число специализированных научных центров и академических институтов, где ведутся целенаправленные исследования по проблематике юридической психологии. Помимо интеграции усилий во внутригосударственном масштабе (прежде всего путем создания профессиональных сообществ юридических психологов: 1977 г. - в Англии, 1981 г. - в США, 1984 г. - в ФРГ и т.д.) в последние годы наблюдается тенденция к возрастанию контактов и связей на международном уровне (проведение кросс-культурных исследований, международных симпозиумов и т.п.).

Развитие отечественной юридической психологии в советский и постсоветский периоды. В России в первые 15 лет советской власти, в силу социального заказа и создания организационно-институциональных условий для прикладных исследований, возникли благоприятные обстоятельства для развития практически всех направлений (отраслей) юридической психологии. Усилиями сотрудников возникших в 20-е годы во многих городах специальных кабинетов (в Саратове, Москве, Ленинграде, Воронеже, Ростове-на-Дону, Самаре и др.), а также созданного в 1925 г. в Москве Государственного института по изучению преступности и преступника не только был обеспечен значительный прирост психолого-юридических знаний, но и разработаны разноплановые средства исследования личности правонарушителей и воздействия на них.3 Среди наиболее значительных монографических работ того периода следует отметить труды К. Сотонина «Очерки криминальной психологии» (1925), С.В. Познышева «Криминальная психология: Преступные типы» (1926), М.Н. Гернета «В тюрьме. Очерки тюремной психологии» (1927), Ю.Ю. Бехтерева «Изучение личности заключенного» (1928), А.Р. Лурия «Экспериментальная психология в судебно-следственном деле» (1928), А.Е. Брусиловского «Судебно-психологическая экспертиза» (1929).
На состоявшемся в 1930 г. I съезде по изучению поведения человека юридическая психология уже признается прикладной наукой, отмечаются заслуги ученых в разработке проблем криминальной, судебной и пенитенциарной направленности (А.С. Тагер, А.Е. Брусиловский, М.Н. Гернет и др.). Однако в дальнейшем (более чем на три десятилетия) исследования в области юридической психологии в нашей стране по политическим причинам были прекращены.

Возобновились исследования в области юридической психологии лишь в 60-е годы. Наибольшая активность была проявлена в восстановлении научно-предметного статуса и проведении исследований по судебной психологии (Ю.В. Ивашкин, Л.М. Корнеева, АР. Ратинов, АВ. Дулов, И.К. Шахриманян и др.). Преподавание ее в юридических вузах началось в 1965—1966 гг., ее проблемы обсуждались на секциях III и IV съездов Общества психологов СССР (1968 и 1971 гг.), а также на Всесоюзной научно-практической конференции «Актуальные проблемы судебной психологии» (1971) и второй конференции в Тарту в 1986 г. В 1968 г. во ВНИИ Прокуратуры СССР под руководством А. Р. Ратинова начал работать психологический научно-исследовательский сектор, а в 1974 г. в Академии МВД — кафедра психологии управления. В 1975 г. в Академии был создан первый (и в течение 20 лет единственный) диссертационнный совет по юридической психологии, где было защищено более 10 докторских и около 50 кандидатских диссертаций).

Однако стремление ряда ученых (например, А.В. Дулов, 1971) всю проблематику проводившихся в 60-е годы исследований по юридической психологии включить в состав лишь одной из ее подотраслей — судебной — не разделялось многими учеными. Во второй половине 60-х годов А.Д. Глоточкиным, В.Ф. Пирожковым, А.Г. Ковалевым была обоснована необходимость автономного развития исправительно-трудовой психологии. В этот же период (60-е — начало 70-х годов) наблюдалась и тенденция активизации изучения проблем, традиционно относимых к областям правовой и криминальной психологии.

Реальная активность отечественных ученых привела к тому, что в 1971 г. Госкомитетом по науке и технике при Совете Министров СССР было принято решение о введении в реестр научных специальностей под номером 19.00.06 новой специальности — «юридическая психология».

В последующее 20-летие развития отечественной юридической психологии был значительно расширен диапазон исследований практически по всем ее важнейшим направлениям:

• методолого-теоретическим проблемам юридической психологии;

• правовой и превентивной психологии;

• криминальной психологии;

• психологии в следственной и оперативно-розыскной деятельности;

• судебной психологии и проблем совершенствования судебно-психологической экспертизы;

• исправительно-трудовой (пенитенциарной) психологии;

• психологии управления в правоохранительных органах;

• психологическом обеспечении юридической деятельности.

С созданием и развитием с начала 90-х годов в правоохранительных органах психологической службы расширилась практическая деятельность юридических психологов, приобретая прежде всего черты комплексного подхода к разработке проблем психологического обеспечения юридического труда.

История зарождения и развития юридической психологии убедительно свидетельствует, что данная область теоретического знания и психопрактики становится весьма многоплановой и в перспективе будет еще более востребуемой в правовой сфере и будет оказывать на нее свое формирующе-гуманизирующее воздействие.

 



1 Подробнее см.: Будилова Е.А. Социально-психологические проблемы в русской науке. - М., 1983. - С. 54-63.
2 Историки психологии датой ее возникновения как самостоятельной науки считают 187? г., когда Вильгельмом Вундтом в Лейпциге была создана первая экспериментальная психологическая лаборатория. В России первая подобная лаборатория была открыта в 1885 г. в Казани (руководитель В.М. Бехтерев), а до конца прошлого столетия они возникли также в Киеве, Харькове, Одессе, Тарту, Петербурге, Москве, Львове (П.И. Ковалевский, И.А. Сикорский, Н.Н. Ланге, В.Ф. Чиж, С.С. Корсаков, А.А. Токарский).

3 Подробнее см.: Поздняков В.М. Личность преступника и исправление осужденного (историко-психологический очерк). - Домодедово, 1998.

Каталог: book -> legal psychology
legal psychology -> М. С. Андрианов Невербальная коммуникация
legal psychology -> Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е
legal psychology -> Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе
legal psychology -> Мамонтова С. Н. «Прикладная Юридическая Психология»
legal psychology -> Зелинский А. Ф. Криминальная психология
legal psychology -> Л. Ф. Шестопалова
legal psychology -> При генеральной прокуратуре РФ
legal psychology -> Экспертизы
legal psychology -> Юридическая конфликтология
legal psychology -> Курс лекций по дисциплине юридическая психология (специальность 021100 Юриспруденция) Санкт-Петербург 2005


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница