Прикладная юридическая психология под ред. А. М. Столяренко


Правосознание и общественное мнение



страница5/65
Дата13.05.2016
Размер4.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65

Правосознание и общественное мнение. Общественное мнение о праве и правосудии, преступности и деятельности правоохранительных органов — это наиболее динамичное, реактивное состояние общественного правосознания, возникающее в ответ на злободневные, общественно важные события и явления юридической жизни. Став предметом общественного интереса, конкретное явление правовой действительности актуализирует то или иное содержание правосознания, те или иные юридические знания, оценочные отношения к праву и практике его применения, правовые установки и ценностные ориентации.

Состояние научной разработки проблемы. Проблематика правосознания и общественного мнения о правовых явлениях в течение трех десятилетий остается центральной в работе отдела юридической психологии НИИ Генпрокуратуры РФ. Проведена серия широкомасштабных исследований правового сознания различных социальных, профессиональных, возрастных групп и слоев населения; различных категорий преступников, впервые осужденных и рецидивистов; а также профессионального сознания юристов (прокуроров, судей, работников милиции). Для получения надежной информации использовался широкий спектр методов социологического, криминологического, социально-психологического и индивидуально-психологического характера.

Исследования, проведенные НИИ Генеральной прокуратуры, позволили выявить наиболее существенные характеристики правосознания и общественного мнения.

Сравнение результатов изучения правосознания различных групп показало, что наиболее существенные и значимые отличия между преступниками и непреступниками лежат в сфере отношений к праву, правовых установок и ориентации. В результате дальнейшее познание внутренних регуляторов юридически значимого поведения сосредоточилось на углубленном изучении особенностей и специфики именно этих компонентов правосознания. Установлено, что общественное правосознание характеризуется сложным переплетением двух взаимоисключающих тенденций — позитивного и негативного отношения к праву и правоприменительной деятельности. С одной стороны, признание полезности, необходимости правового регулирования, высокого назначения закона в обеспечении порядка, охраны прав, интересов и безопасности граждан. Не случайно россияне выделяют идею законности в качестве основной, способной сплотить все общество. Но, с другой стороны, наряду с признанием значимости правового регулирования отмечается девальвация закона в глазах общественного мнения, умаление роли и значения права, неверие в правовую систему и юридические гарантии, все нарастающий правовой нигилизм в обществе.

В массовом сознании распространено противопоставление законности и целесообразности, оправдание нарушения закона «в интересах дела», иерархизированное отношение к правовым предписаниям, деление их на «важные» и «менее важные», нарушение последних оправдывается различными обстоятельствами в зависимости от условий труда и быта.

Здесь имеет место не плюрализм мнений, когда разные люди высказывают различные суждения и оценки, что является имманентным свойством общественного мнения, а двойственность и внутренняя их противоречивость, существование противоположных тенденций в сознании одних и тех же субъектов, т.е. дезинтеграция ценностной структуры различных групп населения, что является одним из важнейших проявлений правового нигилизма.

В исследованиях личности преступника отмечалась эта особенность сознания осужденных, установлена и негативная роль противоречивости ценностной системы в механизме преступного поведения. Здесь же речь идет о более широком явлении, характерном для массового сознания. Можно полагать, что двойственность отношения к праву порождена существующим разрывом в реальной правовой действительности между декларируемыми принципами и реальным воплощением в жизнь. Дезинтеграцией общественного сознания во многом объясняется сегодняшнее состояние общества, общественно-политическая и правовая ситуация в стране.

Все более широкие слои населения испытывают эмоциональную напряженность, беспокойство, тревогу в связи с ростом преступности, опасаясь стать жертвой преступного посягательства.

Принимая во внимание угрожающие масштабы преступности, страх перед преступлением и преступником приобретает все большее мотивационное значение в системе общественных отношений, влияет на социальные, психологические и экономические процессы и настроение людей.

Исследованы и освещены в публикациях психологическая сторона правового сознания как источника социальной активности людей, ее регулятивная роль, психологические механизмы освоения, исполнения и применения права на общесоциальном, групповом и индивидуальном уровнях, психологические детерминанты юридически значимого поведения, как правомерного, так и противоправного, психология правовой социализации и правового воспитания, духовно-нравственная атмосфера общества, особенности правовой психологии (отношения, оценки, установки, ориентации) различных групп, страт и слоев населения, их динамика и влияние на состояние правопорядка, пути преодоления правового нигилизма, иных негативных явлений в этой сфере общественного сознания, социально-психологическое самочувствие работников правоохраны, психологические методы совершенствования их деятельности1.

Практические рекомендации по изучению правосознания. Определяя минимум информации, необходимой для правопослушного поведения, можно выделить два вида юридических знаний, наличие которых целесообразно выявлять у респондентов — граждан, исследуемых лиц: знание и понимание некоторых исходных правовых положений и основных уголовно-правовых институтов и норм. В каждом случае необходимо чрезвычайно тщательно подходить к формулировке вопросов, чтобы получить именно искомую информацию. Вопросы могут быть поставлены в разных аспектах, например, для выяснения:

• степени осведомленности (как, по мнению спрашиваемого, закон оценивает то или иное обстоятельство);

• оценочных суждений о судебной практике по данному вопросу;

• представлений респондента о «климате мнений», т.е. о состоянии общественного мнения по данному вопросу;

• собственной позиции опрашиваемого по этому же вопросу.

Каждый из перечисленных аспектов либо все они в совокупности могут интересовать исследователя; важно только при интерпретации результатов не допускать подмены одного основания другим, т.е. если выясняется степень осведомленности, то полученные результаты нельзя рассматривать как показатель отношения к данному вопросу или выражения собственной позиции респондента.

Однако аналитическое изучение правовой осведомленности путем постановки отдельных вопросов и заданий перед испытуемым еще не дает обобщенного представления о юридической подготовленности различных исследуемых групп. Необходимо применение интегральных показателей, в которых синтезировались бы и уровень правовых знаний, и степень практического владения ими. Если «огрубить» оценки по каждому вопросу по типу «правильно—неправильно», тогда общий объем осведомленности в группе можно условно измерять коэффициентом, который определяется суммой всех неверных решений и ответов «не знаю», поделенной на произведение общего количества заданных вопросов (заданий) и числа опрошенных в данной группе. Идеальная осведомленность (при нулевом числе неверных ответов и решений) равна единице. Поэтому средний коэффициент осведомленности в группе исчисляется по формуле:

К0= 1-(P+q):ns,

где Р — число неверных решений; q — число ответов «не знаю»; n — общее число вопросов и заданий; s — число опрошенных в группе.

Используя этот несложный расчет, можно получить ряд сопоставимых значений коэффициента юридической осведомленности в каждой исследуемой группе. Аналогично могут быть рассчитаны коэффициенты солидарности, согласия с правом (Кc), а также коэффициент интернализации (усвоения) как внутренне присущих правовых предписаний в различных сферах отношений, т.е. степени включенности их в ценностные ориентации личности и).

 



1 См.: Ефремова Г.Х., Ратинов А.Р. Правовая психология и преступность молодежи. - М., 1976; Личность преступника как объект психологического исследования. - М., 1979; Общественное мнение и преступление. - Тбилиси, 1984; Правовая культура молодежи и формирование правомерного поведения. - М., 1985; Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. - Красноярск, 1988; Ефремова Г.Х., Ратинов А.Р. Изучение правосознания и общественного мнения о преступности и деятельности правоохранительных органов. - М., 1989; Насилие, агрессия, жестокость. - М., 1990; Средства массовой информации и судебная власть в России. — М., 1998; Юридическая психология: Сборник научных трудов. - М., 1998.
2.3. Правовая психология общностей

 

Общая характеристика. Каждой общности людей, независимо от численности — от микрогруппы до всего населения государства, — присуща своя психология, именуемая психологией общества, группы, коллектива (в различных публикациях употребляются еще близкие по значению понятия: «социально-психологический» или «морально-психологический климат», «общественное, групповое сознание»). Интерес правоведов — теоретиков и практиков — связывается с правосознанием, правовой психологией населения, групп. Оба эти понятия в соотнесенности с психологическими реалиями, стоящими за ними, близки, но не синонимичны. Второе по психологическому значению шире, так как предполагает участие во взаимоотношениях с правой сферой всей психики человека, всех ее явлений, не только осознаваемого, но и мало осознаваемого, неосознаваемого, бессознательного.1

Правовая психология как реальность имеет отражательную природу, но это не значит, что она относится только к познавательной сфере, ибо отражательным является весь мир социально-психологических явлений. Она является той частью общественного сознания, которую принято именовать обыденной психологией, отражающей реальное общественное бытие людей, опыт их жизни и деятельности в обществе, группе. В правовой психологии, как и в обыденной психологии вообще, причудливо переплетаются элементы осознанного и мало осознаваемого, научного и житейского, объективного и субъективного, общего, особенного и единичного, привнесенного целенаправленной работой государства и общества и личными, самостоятельно выведенными из опыта жизни и деятельности представлениями и отношениями. Этот сплав - подлинная совокупность всех общественных отношений и обстоятельств жизни. Он отличен от правовой идеологии и в принципе никогда не может быть идентичным ей. Однако можно и следует говорить о том, что степень совпадения и несовпадения их прежде всего по содержанию может разниться.

Уместно говорить о разных уровнях развития правовой психологии. Та или иная правовая психология есть у каждой группы, у каждого ее члена. Вопрос только в том, какова она. В первом приближении можно говорить о высоком, среднем, низком и криминальном уровнях развития.



Высокий уровень развития правовой психологии общества, социальной группы, населения города, коллектива учреждения и т.п. характерен максимальным соответствием социально-психологических явлений в них представлениям о подлинном правовом обществе, о развитой правовой психологии группы и, как следствие, правомерным поведением должностных лиц, граждан, всех членов группы, коллектива. Это уровень достоверного, систематизированного, устойчивого, теоретико-практического отражения правовой реальности. Только этот уровень заслуживает быть определенным как уровень правовой культуры. Средний и низкий уровни свидетельствуют о все большем несовпадении ее с высшим, подлинно правовым, о наличии увеличивающихся криминогенных социально-психологических предпосылок, проявляющихся все чаще, шире и глубже в противоправном поведении членов общности. Криминальный уровень, характеризующий криминальную психологию группы, характерен для преступных групп.

Поэтому обязательными элементами психологической стратегии построения и совершенствования всех форм юридической и иной работы с населением в целом и различными его объединениями (производственными организациями, учреждениями, обществами, общественными формированиями, семьями и пр.) в целях укрепления законности и правопорядка выступают:

• постоянное изучение уровня развития правовой психологии;

• приведение функционирования правовой системы, всей юридической работы в полное соответствие с реальным уровнем правовой психологии той общности, на которую она направлена;

• использование всего потенциала правовой системы для повышения уровня развития правовой психологии и максимально возможного его привлечения к высшему, подлинно правовому.

В реализации этих направлений работы приходится считаться с тем, что каждые коллектив, группа, социальная общность являются частью большей общности, частью населения страны, выступающей как самая крупная общность. Это определяет ощутимые зависимости в развитии правовой психологии данной группы от успехов такой же работы в других, более крупных. Поэтому и работа по развитию правовой психологии и повышению ее уровня может быть успешной, если ведется повсеместно и в особенности в масштабе всего общества, что требует ее специальной организации.



Структура правовой психологии общности. Правовая психология общности, как уже отмечалось, включает в себя все явления психики: осознаваемое, малоосознаваемое, неосознаваемое и бессознательное. Решающее значение наука отводит правосознанию. Оно выполняет основную роль в регуляции поведения членов группы, выражающуюся в санкционировании, поощрении или осуждении, запрете правомерного или правонарушающего поведения членов группы. Оно определяет также реакции группы на юридически значимые события вне ее, выражающиеся в активной или пассивной поддержке или осуждении их.

Однако правовая психология менее рациональна, она масштабнее по структуре, богаче и глубже познавательных и эмоциональных явлений, включаемых в правосознание. Она может быть описана в виде правовых аспектов каждого и всех социально-психологических явлений психологии общностей: и массовидных, и взаимоотношений, и личностно-групповых. Однако исследования и анализ практики свидетельствуют, что все компоненты правовой; психологии — не разрозненная россыпь, а взаимосвязанная целостностью Правовая психология группы — особое социально-психологическое образование, в котором ее собственные структурные элементы функционируют и обнаруживаются не порознь, а в целостности и взаимообусловленности.

Поскольку правовая психология — лишь одно из свойств психологии группы, то характеристики последней оказывают заметное влияние на нее. Так, высокое общее социально-психологическое развитие группы выражается в  устойчивых социальных устремлениях служения Отечеству, народу, людям; здоровых мнениях по вопросам общественной жизни; стоящих перед обществом и группой задачах и способах их решения; господстве в группе норм поведения, отвечающих требованиям морали и интересам дела, коллективной ответственности и дисциплины, сочетания личных интересов с интересами группы и общества; отношениях дружбы, товарищества, взаимопомощи, солидарности, коллективизма; чувствах патриотизма, гражданственности и коллективизма, нетерпимости к нарушениям морали и господствующих в коллективе норм поведения и др.

Очевидно, что при такой психологии уважительное отношение группы и ее членов к законам, правовой системе будет естественно-положительным, правовое сознание, даже специально не сформированное, — интуитивно зрелым, а поведение — правопослушным. Однако отношения правосознания, правовой психологии и психологии группы не односторонни, а взаимны. Успехи в формировании правосознания группы, ее социально-психологическом развитии обязательно отразятся и на ее психологии. В частности, это означает, что формирование правосознания будет успешным, если осуществляется не изолированно, а во взаимодействии с повышением общего уровня социально-психологического развития группы, повышением духовности, культуры, морали, гражданственности, государственной и политической зрелости, формированием ее правовой психологии.

Для успехов в формировании и совершенствовании правосознания группы необходимо понимать и учитывать структуру правовой психологии как особого социально-психологического образования. Психологические исследования позволяют выделить в ней следующие основные элементы:

• правовая просвещенность группы и ее членов;

• правовая осведомленность группы;

• правовое общественное мнение в группе;

• правовой климат группы;

• правовой опыт группы.



Правовая просвещенность — первый и основополагающий показатель правовой развитости группы. Это совокупность имеющихся знаний у членов общности о правовой системе общества, роли права и законности в жизни

общества, своих правах и обязанностях, способах их реализации и выполнения и др. Правовая просвещенность есть продукт целенаправленной деятельности государства и его институтов по повышению правовой просвещенности граждан, изучения вопросов права в образовательных учреждениях, работы руководителей и общественных формирований по правовому просвещению, собственных инициативных усилий группы и ее членов по повышению уровня своей правовой просвещенности. Хотя интерес населения к вопросам права в последние годы резко возрос и увеличилось число лиц, получивших профессиональное юридическое образование и более, чем прежде, осведомленных в юридических вопросах, но в целом уровень правовой просвещенности масс населения скорее снизился, чем возрос. Трудности обусловлены определенным ослаблением внимания к учебным курсам по праву в образовательных учреждениях, свертыванием лекционной пропаганды, ухудшением правовой и разъяснительной работы по месту жительства, осложнением возможностей получения юридических консультаций (которые в свой массе стали платными), резкими деформациями в пропаганде принципа единства прав и обязанностей граждан и др. Положительный момент — значительное обогащение книжных прилавков литературой по правовым вопросам.



Правовая осведомленность — знание группой и ее членами законов и иных правовых установлений, как действующих, так и новых, принимаемых субъектами правотворчества, а также умение ориентироваться в них при принятии решений по вопросам собственной жизни и деятельности. Этот компонент не может быть сформирован раз и навсегда. Он может быть на должном уровне развития, если нужная людям информация постоянно доводится до них, если это делается в соответствии с требованиями времени и потребностями граждан, если поступление этой информации и комментарий к ней ведутся компетентными людьми и характерны достоверностью. Формирование и поддержание этого компонента у российских граждан серьезно осложнены. Раньше, когда все средства массовой информации были государственными, практически все они публиковали новые нормативные документы и комментировали их. Ныне эта практика резко ослаблена. Информация ко многим слоям и группам граждан поступает из слухов, работающих по принципу «испорченного телефона». Трудности повседневной жизни и деятельности граждан определяют особую подверженность их психологии слухам и злопыхательству антиправительственно настроенных лиц, что приводит к искажениям даже значимой и нужной им правовой информации.

Правовое общественное мнение группы - это преобладающее и имеющее хождение в группе мнение по поводу того или иного закона, нововведения, решения государственных органов, действий госаппарата и правоохранительных органов, работы судов и судебных решений и пр. Оно возникает при поступлении правовой информации и практики соприкосновения с правовой системой, государственными и специальными юридическими органами и их представителями. Психологические механизмы, превращающие общественное мнение в действенную правовую силу, приводятся в движение поступившей правовой информацией. Вначале это явления познавательного характера — восприятия, уяснения, осознания информации, сильно подверженные многостороннему влиянию самых разных особенностей группы: политических, образовательных, профессиональных, имущественных, национальных, этнических, региональных, возрастных, организационных и др. Сильно влияют и общение, обмен мнениями, взаимоотношения, лидеры и авторитетные лица. Психологические механизмы сразу переводят сформировавшийся образ правового феномена в его оценку, перерастающую в эмоциональное отношение к ней (в диапазоне одобрение—неодобрение) и побуждение к групповому реагированию — правомерному, игнорирующему, протестному или противоправному, внося нечто новое в правовую психологию и поведение группы.

Правовой климат группы комплексный феномен, характеризующий целостно состояние психологической атмосферы правовой жизни группы. Существенную роль в нем играют настроения в группе — переживания, чувства, вызванные реакцией на различные правовые события, решение внутренних правовых вопросов, степенью соблюдения правовых норм и урегулированностыо правовых отношений в жизни группы, а также различными житейскими вопросами. Велика роль и взаимоотношений в группе в их соответствии правовым нормам. Так, взаимоотношения руководителя с членами руководимого им коллектива очень сильно отражаются на настроениях в нем. Настроения правового протеста, правового нигилизма, правовой неудовлетворенности, правовых надежд, правовой уверенности, правовой удовлетворенности могут возникать в связи с задержками в выплате заработной платы, низким уровнем жизни, характером освещения правовых вопросов в средствах массовой информации, результатами обращений в государственные органы, реальной правовой защищенностью граждан, результатами деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, урегулированностью прав и обязанностей в группе, организованностью и дисциплиной » группе и многим другим.

Правовой опыт группы как особый юридико-психологический феномен представляет собой продукт («осадок») всех других, динамичных, разовых, повторяющихся в истории жизни группы, в общности, в виде. Он воплощен в довольно устойчивых социально-психологических образованиях, придающих правовой психологии определенные черты и характерный облик.

Опыт воплощен прежде всего в правовых убеждениях группы — совокупном продукте частных мнений, возникающих и имеющихся по частным правовым вопросам и играющих роль группового правового мировоззрения. Совокупность таких убеждений обусловливает определенный подход, склонность группы к особому пониманию («видению») всей правовой системы, ее элементов и новаций в ней, а также путей ее совершенствования.

Второй феномен опыта — групповые ценностно-нормативные ориентации, представляющие собой сформировавшиеся в опыте социально-психологические нормы понимания, отношения и поведения в правовой сфере общества. По существу это только те правовые нормы, которые приняты группой, признаются как ценности и руководство в жизни и деятельности, это наиболее выраженная реальная жизнь и действие правовых установлений, субъективно-правовые нормы. Степень соответствия государственно одобряемым правовым установлениям во многом характеризует и уровень развития правовой психологии группы. Все или часть их вообще могут быть сформированными самой группой нормами и выступать регуляторами юридически значимых внутри- и внеколлекгивных отношений. Такие нормы могут и не противоречить праву, но в криминальных группах они носят противоправный характер.

Третий феномен правового опыта группы — ее правовая позиция, которая отражает занятое группой место в системе права и в отношении к ней. Позиция может быть безусловно активно-поддерживающей, правоисполнительной, избирательно правопослушной (одобрительно-поддерживающей в отношении одних правовых актов и элементов правовой системы и неодобрительной, осуждающей в отношении к другим), правонарушающей и активно-противоборствующей. Позиция — закономерный комплексный продукт совместного функционирования всех других элементов правовой психологии.

Четвертый феномен — правовая активность групповой психологии, характеризующая не просто отражение правовой реальности в каких-то пассивных проявлениях групповой психологии, но систему мотиваций, потребностей, стремлений, творческих поисков, желаний проявить себя в правовой системе, соучаствовать в укреплении правопорядка внутри группы и вне ее, в регионе, обществе. Она — непосредственное следствие занятой правовой позиции. Пассивность, созерцательность, «судаченье» по поводу правовых проблем редко приводят к уровню развития, который можно было бы назвать правовой культурой группы, общности, общества, подлинной правовой культурой. Только высокая правовая активность группы, если не всех, то большинства членов в утверждении торжества закона внутри и вне ее, участие в борьбе с противоправными проявлениями могут привести к подлинному возвышению правовой психологии группы.

Сегодня тревожит снижение правовой активности населения в борьбе с преступностью в стране, ослабление активной поддержки правоохранительных органов, боязнь многих давать свидетельские показания и информацию, необходимые для реализации принципа неотвратимости наказания. Ослаблены общественные формирования, которые призваны не только способствовать усилиям государства в укреплении правовой основы общества, но и повышать правовую активность населения, расширять круг граждан, активно участвующих в этой работе, повышая вместе с тем и уровень правовой психологии. В организованной преступности, занимающейся активной противоправной деятельностью, появились криминальные группы, пытающиеся активно противодействовать деятельности правоохранительных органов и обеспечить принятие выгодных для себя законов, изменить существующие, снизить уровень зрелости правовой психологии молодежи, вовлекая их в группы, занятия которых при внешней безобидности способствуют этому. Причем эта работа нередко проводится с демагогическим использованием дорогих людям цивилизованного общества категорий «свобода», «гуманность», «демократия», «права», что вызывает необходимость различать подлинно цивилизованные мотивы их провозглашения от корыстно-криминальных и активно противодействовать первым.

При изучении правовой психологии различных групп и общностей целесообразно изучать каждый из социально-психологических элементов во взаимодействии и взаимообусловливании друг с другом, разрабатывая и используя для этого комплекс методик. При разработке же мер по повышению Уровня правовой психологии населения и формированию его правовой культуры успех может придти только при системном и комплексном подходе, обеспечении прицельного воздействия на каждый элемент и все опосредствующие его влияния.

 



1 Например, в исследовании А.Г. Белобородом экспериментально показано, что в образе права существует практически неосознаваемый, малорефлексируемый уровень отражения правовых объектов, процессов и явлений, которые предшествуют каждому акту восприятия человеком правовой информации, взаимодействию с любыми явлениями в сфере правового регулирования (Белобородое А.Г. Образ права как смысловой уровень правового сознания и его особенностей у преступников: Автореф. канд. дисс. — М., 1999).

 
2.4. Правовая психология личности

 

Правовая психология и психология личности. Задача правового развития личности, строящей свою жизнь в согласии с нормами права — одна из главных, если не самая главная, в утверждении законности и подлинного правопорядка в обществе. Проблему профилактики и борьбы с преступностью, охраны прав и свобод граждан и построения процветающего цивилизованного общества не решить, не решив задачи формирования цивилизованной личности с развитой правовой психологией. Эта задача находится в поле внимания всех, кто занимается государственными, социальными и правовыми проблемами общества. Вместе с тем эту задачу не решить, если подходить к ней изолированно, в отрыве от решения рассмотренной выше проблемы правовой психологии общества и его групп. «Мыслительная деятельность, никак не выразившаяся во внешнем поведении человека, не регламентируется и не контролируется... правом», — справедливо отмечают В.Н. Кудрявцев и Н.С. Малеин1. Правомерное или правонарушающее поведение всегда детерминированы правовой» психологией, в том числе и правовой психологией среды, которая может сдержать или, наоборот, стимулировать криминологические предпосылки, содержащиеся в личности.

В любом, а в особенности в правомерном поведении, имеющем всегда; высокую значимость для личности, обнаруживается она вся, вся ее психология. Поэтому правомерное поведение личности возможно практически при полной правовой неподготовленности. Это не случайно, ибо мораль и права неразрывно связаны, и личность, разбирающаяся в вопросах морали, которой присущи честность, порядочность, добросовестность, доброжелательность, человечность, ответственность, организованность, требовательность к себе и, пр., интуитивно угадывает, что справедливо, а что нет. Правда, в некоторых случаях, характерных тонкостями правового урегулирования, не поддающимися моральной оценке, возможны все же промахи, которые подпадают под квалификацию немотивированных или неосторожных.

Таким образом, личность, находящаяся на достаточно высоком уровне социального, морального, интеллектуального развития, обладает достоинствами, которые являются фундаментом ее правомерного поведения. Вместе с тем надежные взаимоотношения личности с правовой системой, гарантирующие ее от всяких случайных правонарушений и обеспечивающие правильное решение ею всех правовых вопросов, возникающих в процессе жизни и деятельности, требуют, чтобы она была развита и в правовом отношении,, Это особенно важно в условиях построения правового общества и рыночной экономики, когда требования к правовой подготовленности всех категорий граждан резко возросли. Было бы проявлением односторонности полагать» что правовое развитие личности, выраженное в сформированности ее правовой психологии лишь отягощает личность, усложняет ее цивилизованное развитие.. Это не так: правовые взгляды — это мировоззренческие взгляды, правовые отношения — это моральные отношения в жизни и деятельности, правовые привычки — это привычки цивилизованного поведения, правовая, позиция — это жизненная позиция, правовое поведение — это условие жизненного успеха.
Иначе говоря, развитие правовой психологии — одновременно общее развитие личности, внутренний фактор, движущая сила такого развития, которые в ряде случаев могут быть и решающими.

Структура и содержание правовой психологии личности. Структура и содержание правовой психологии личности переплетаются с ее общей структурой и качественными характеристиками. Традиционно в психологии всякой личности выделяются свойства направленности, характера, способностей и темперамента. Можно при желании во всех этих свойствах увидеть некоторые «правовые прибавки», сумма которых может быть выдана за правовую психологию. Однако такой подход слабо отражает целостность правовой психологии личности, взаимосвязанность ее компонентов, проявляющуюся сфокусировано в ее поведении и поступках.

Как отмечено в § 1.4, существует методологический принцип взаимосвязи психики, сознания и деятельности. Чтобы найти ответ на вопрос о том, какой должна быть психика, какие изменения надо осуществить, чтобы человек успешно решал определенные задачи, надо идти не «от психики», а, напротив, — от жизни, от требований деятельности и поведения, к которым он должен быть готов. Прежде всего следует уяснить, каковы эти требования. Этот же путь ведет к успеху при решении вопроса: какой должна быть правовая психология человека, чтобы его поведение всегда было бы правомерным. Лишь равновесие между тем, что от него требуется, и тем, чем он обладает, решает проблему.

Не вдаваясь в детали анализа и обоснования, приведем лишь их итог — основные требования правомерного поведения к гражданину (и его психологии). Он должен:

• знать законы и их требования;

• быть убежденным в необходимости правомерного поведения;

• обладать желанием вести себя правомерно;

• уметь вести себя правомерно;

• быть способным постоянно и везде соблюдать правовые требования;

• обладать непоколебимой устойчивостью к криминогенным соблазнам.

Основа структуры правовой психологии личности, отвечающей этим требованиям, показана на рис. 2.2.



Направленность личности на правомерное поведение включает в себя ее правоориентированные побудительные силы:

гармонично развитые духовные и материальные потребности, отсутствие криминогенных деформаций их (алкоголизма, наркомании, клептомании, половой извращенности и др.);

правосознание — правовые взгляды, идеи, убеждения, идеалы справедливости, законности, равноправия, единства прав и обязанностей и др. «Идеи... которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и которым разум приковывает нашу совесть, - это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца. Это демоны, которые человек может победить, лишь подчинившись им»2. Именно такова роль правовых компонентов направленности, когда они сформированы и становятся достоянием личности;


Рис. 2.2. Макроструктура правовой психологии личности

 

правомерные цели, задачи, планы, намерения в жизни, деятельности, поступках, действиях при полной неприемлемости противоправных. Практикуемые в некоторых зарубежных анкетах вопросы типа «За сколько тысяч долларов вы убили бы свою бабушку?» полностью неприемлемы для здоровой психологии и российского менталитета. Они не подлежат даже осмыслению и отвергаются сознанием изначально. Правовая психология обладает иммунитетом к противоправным намерениям и их конкретизации в любых жизненных планах и намерениях;



правовые установки, выражающиеся в пристальном и устойчивом внимании и интересе к правовым вопросам жизни общества, коллектива, группы, членом которой человек является, и строго законному их решению. Ориентироваться, проявлять всегда внимание — значит создать предпосылки, чтобы осмыслить, понять, соразмерить свое поведение с правовыми требованиями;

интересы и потребности в правомерном поведении и содействии укреплению законности и правопорядка, в личном посильном участии в такой работе, в поддержке правоохранительных органов, в принятии мер к соблюдению правовых норм и установлений в своем окружении, в семье, на работе, в оказании помощи людям, оступившимся и вступившим в конфликт с правовой системой;

правовые мотивы - побудительные силы личности, выраженные в личностном смысле правомерного поведения, в ответе для себя на вопрос «ради чего?». Существует иерархия таких мотивов:


  • общественный мотив: «в обществе, где нет порядка, жить невозможно. Все должны поддерживать порядок. Если и я не буду делать это, то порядка никогда не будет»,

  • государственный мотив: «государство создано для того, чтобы поддерживать порядок, и издает для этого законы в обществе. Надо их уважать, иначе никакого порядка не будет»,

  • гражданский мотив: «законы определяют мои свободы, права и обязанности и обеспечивают их. Как гражданин я могу воспользоваться ими и получить то, что гарантируется правом, что мне положено и предусмотрено законами»,

  • коллективистский мотив: «поддержание законности и порядка - общий интерес, дело общее, в котором и я должен делать то, что могу»,

  • мотив личного достоинства: «не буду марать свою совесть, нарушая законы, как преступник»,

  • мотив целесообразности: «действуя по закону, я добьюсь того, что мне нужно»,

  • мотив безопасности: «закон, органы власти защищают мои права, свободы, жизнь, имущество».

Чаще всего человека побуждает не один, а несколько мотивов. Для личности с устойчивым правомерным поведением характерно присутствие мотивов, находящихся на верхних уровнях иерархии.

Подструктуре направленности принадлежит системообразующая, приоритетная роль в правовой психологии личности. Она определяет избирательность активности и отношений личности в жизни и деятельности, включая и взаимоотношения с правовой системой. Они вовлекают в этот процесс и компоненты других психологических подструктур, влияя на степень, характер и способы их действия и направляя в линию правомерных устремлений. Никакие криминологические предпосылки в других подструктурах никогда не проявятся, пока не будут санкционированы направленностью,ее слабостями или деформациями, если они есть. В принципиально важном исследовании В.В. Гульдана было установлено, что правонарушения, совершаемые даже психопатическими личностями, обусловлены не их психопатией как клиническим явлением, а только если она сочетается с криминогенной деформацией их направленности.3 Это говорит о том, что развитие и оценка подструктуры правовой направленности личности имеют приоритетное значение.


Любая личность отличается не только тем, что она делает, но и тем, как она делает. Операциональные компоненты психологии личности, играющие роль способов и средств достижения целей, определяемых направленностью, обеспечивают правомерное поведение. Многие криминалисты считают, что причины правонарушающего поведения личности связаны зачастую не столько с противоправными целями, сколько со способами и средствами их достижения (например, «человек ворует, грабит, имея правомерную цель — поесть, одеться, но способ избирает криминальный»).

Для воплощения целей, задач, планов в реальный результат личность с правовой психологией всегда использует высокоморальные, правомерные средства. Морально-правовые компоненты ее включают:

• отношение к своей жизни, к способам использования ее возможностей и проведения ее, отличающееся осмысленностью, цивилизованностью, порядочностью, достоинством, правомерностью. Хорошо выразил это писатель Н. Островский: «Самое дорогое у человека -это жизнь. Она дается ему только один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитие годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое»4;

• уважение к закону и законности, отношение к ним как к группе высших социальных ценностей, как к нормам жизни, утверждающим и защищающим высшие человеческие моральные ценности, как к благу, без которого невозможно цивилизованным путем реализовать себя, свои жизненные планы, как к одному из надежнейших способов решения возникающих проблем, как к надежной силе, призванной и способной защищать права и свободы и ограждать их от преступных посягательств; "

• цивилизованное отношение к своей свободе и правам, кратко выраженное в формуле: «Моя свобода и права кончаются там, где начинаются права и свобода другого человека»;

• уважительное отношение к своему гражданскому, патриотическому долгу, чувство ответственности за предоставляемые обществом свободы и права, за выполнение обязанностей в трудовом коллективе, семье, по отношению к другому человеку;

• неприемлемость понимания корпоративной, групповой ответственности, дружбы и товарищества, когда речь идет об аморальном, противоправном деянии;

• правомерное отношение к выбору способов и средств удовлетворения своих потребностей, достижения целей, реализации намерений;

• преобладание в выборе средств и методов таких, которые отличаются правовой избирательностью, духовной культурой;

• устойчивость к соблазнам, представляющимся по случаю противоправных возможностей, способов удовлетворения потребностей, быстрой наживы и обогащения, виктимная устойчивость;

• высоконравственное, требовательное отношение к себе, к своему поведению в обществе и среди людей, отличающееся пониманием органического единства своих, прав и обязанностей, обязанностью удовлетворять свои потребности и интересы, не нанося, по крайней мере юридически, оцениваемого ущерба другим людям и обществу;

• высокоразвитые чувства чести, достоинства, совести, самоуважения, которые их допускают совершения поступков, унижающих личность не только в глазах других, но» и в самосознании, в своем внутреннем мире, могут привести к потере самоуважения;

• уважительное отношение к правоохранительным органам и их представителям к необходимости безусловного выполнения их требований и поддержки в укреплении законности и правопорядка. 

Морально-психологические компоненты правовой психологии во многом обусловлены направленностью, но имеют и свои особенности. Так, содержательная наполненность их обусловлена и особыми знаниями (чаще всего морально-правовыми), должными перерасти в соответствующие им убеждения, ценностные ориентации, установки, привычки поведения и, в итоге, - в качества.


Они имеют свое мотивирующее значение, которое зависит от содержания. В работах правоведов часто пишется о волевом поведении. Заключаемый в него смысл связывается с преднамеренностью, что в психологии более адекватно понятию «произвольное поведение». Всякое проявление произвольности, проявлений воли имеет мотивирующие интенции. Не случайно говорят, что великая энергия рождается при достижении великих целей. Нельзя не отметить и роль моральных мотивов. В самом общем виде, как это установлено психологической наукой, поступки и отношения личности регулируются двумя главными мотивами — «хочу» и «надо». Побуждения «хочу» во многих случаях демонстрируют проявления нецивилизованности, примитивной психологии и зачастую бывают причиной отклоняющегося от требований правовых норм поведения (например, «хочу наркотик», «хочу женщину», «хочу автомобиль» и пр.). Поступки и отношения, регулируемые мотивами «должен», характерны более высоким уровнем осмысления. Но даже при самых зрелых психологических опосредованиях, формирующих в сознании это «должен», поведение остается все же на уровне правоисполнения, послушания, слабости которых в определенной пассивности личности. Самый же высокий уровень осмысленности, регуляции, максимального проявления энергии и возможностей личности, ее устойчивости и активности возникает при совпадении мотивов «должен» и «хочу». Поэтому и правовая регуляция поведения наиболее совершенна, носит активно-правомерный характер, если понимание необходимости действовать в соответствии с нормами права совпадает с желанием, потребностью, стремлением личности делать это. Тесная взаимосвязь правовой направленности и морально-психологической правовой развитостью личности тут выступает со всей очевидностью и определяет необходимость осуществлять это при работе с ней.

Для правомерного поведения личности необходимо и правильное понимание юридически значимых ситуаций жизни и деятельности, принятие правомерных решений, правильного построения правоотношений. Обеспечивается это наличием у личности достаточной правовой компетентности, компонентами которой выступают:

правовая осведомленность — достаточный объем правовых знаний, необходимый для безукоризненной правовой регуляции своих поступков, отношений, принятия повседневно-бытовых и профессиональных решений. Для разных членов общества эта осведомленность колеблется в широком диапазоне: от минимума, ниже которого опускаться нельзя, до профессиональной юридической образованности, предела совершенствования которому нет;

правовые умения и навыки, объем которых опять-таки определяется местом данной личности в правовой сфере, а поэтому может и должен колебаться в широком диапазоне. Каждому гражданину надо по меньшей мере уметь осуществлять правовую регуляцию своего поведения в различных жизненных ситуациях, на улицах, дорогах, в общественных местах, семье, при посещении государственных учреждений и пр.; уметь решать правовые проблемы — обращаться в юридические консультации и органы, оформлять юридически значимые документы, действовать правильно, когда он становится виновником или очевидцем правонарушения (например, дорожно-транспортного), обнаруживает факты или вещи (находка, обнаружение лица, объявленного в розыск, и пр.), могущие иметь юридическое значение, когда у него возникают обоснованные подозрения, которые могут оказать помощь органам правопорядка, и т.п.;

подготовленность, снижающая личную виктимность: знания, повышающие личную осторожность, осмотрительность; привычки поведения, снижающие риск стать жертвой, исключающие попадание в «злачные места», компании повышенного криминального риска; развитая разумная осторожность, бдительность, наблюдательность, собранность, самообладание, находчивость, быстрота реакций, ловкость; специально освоенные приемы самозащиты.

Модуляционные компоненты психологии личности объединяет комплекс ее психофизиологических качеств. При нормальных характеристиках, свойственных здоровой, нормально развитой психике и физиологии высшей нервной деятельности, они не определяют ни цели, ни мотивы, ни способы действий, но оказывают динамическое влияние на другие подструктуры личности и проявления их элементов. Это обнаруживается в разной силе, подвижности, уравновешенности, скорости, согласованности, эмоциональной окрашенности проявлений других психологических особенностей. В иерархии подструктур модуляционная (психофизиологическая) сфера - низшая, обслуживающая.
 



1 Кудрявцев В.Н., Малеин Н.С. Правовое поведение, его субъекты и пределы // Просвещение. - 1980 - № 3. - С. 32.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., - Т. 1. - С. 118.

3 Гульдан В.В. Мотивация противоправных действий у психопатических личностей: Автореферат докт. дисс .- М., 1985.

4 Островский Н. Как закалялась сталь. Часть 2. - М., 1972. - С. 242.
2.5. Психологические аспекты правовой социализации

 

Сущность правовой социализации1 личности. Каждый человек с момента своего рождения проходит непрерывный путь развития, длящийся всю жизнь, но особенно значимый по своим результатам и последствиям в первые 15—25 лет. Суть его — в социализации, т.е. усвоении личностью социальных ценностей (речи и знаний, человеческого мышления и сознания, отношений к окружающему и самому себе, умений и навыков, норм поведения, привычек, качеств, потребностей, способностей и др.), которые выработаны предшествующими и существующим поколениями людей и воплощены в окружающей предметной и духовной действительности. Человек, рождаясь по существу животным, обладающим, по выражению выдающегося отечественного психолога А.Н. Леонтьева,2 одной способностью - стать человеком, личностью, становится им в прижизненном развитии (онтогенезе).



Перед родившимся человеком огромный «магазин» достижений человеческой цивилизации, и что он выберет из него, сделав своим достоянием, таков он и будет, такова будет и его жизнь. Усвоение происходит, к сожалению, далеко с неодинаковой успешностью у разных индивидов. В жизни встречается немало таких молодых, да и взрослых людей, которые только чуть поднялись над исходным животным уровнем и их жизнь определяют слабо социализировавшиеся биологические и материальные потребности. Начавшись более или менее успешно, в какой-то период положительная тенденция может смениться на отрицательную (асоциализация). Преодоление возникших временных отрицательных изменений на положительные именуется ресоциализацией.


Каталог: book -> legal psychology
legal psychology -> М. С. Андрианов Невербальная коммуникация
legal psychology -> Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е
legal psychology -> Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе
legal psychology -> Мамонтова С. Н. «Прикладная Юридическая Психология»
legal psychology -> Зелинский А. Ф. Криминальная психология
legal psychology -> Л. Ф. Шестопалова
legal psychology -> При генеральной прокуратуре РФ
legal psychology -> Экспертизы
legal psychology -> Юридическая конфликтология
legal psychology -> Курс лекций по дисциплине юридическая психология (специальность 021100 Юриспруденция) Санкт-Петербург 2005


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   65


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница