Приложение 1 (по Мероприятию 5)



страница1/9
Дата12.05.2016
Размер1.77 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Приложение 1

(по Мероприятию 5)

«Технологии профилактики девиантного поведения современных школьников»

Научный отчет

Содержание.

1. Аналитический обзор результатов экспериментальных и теоретических исследований в области профилактики девиантного поведения.

2. Теоретическая концепция профилактики девиантного поведения и реабилитации учащихся школы.

3. Исследование мнения работников образования на предмет социальных ожиданий современного общества в отношении реабилитации подростков с девиантным поведением.

4. Описание существующих технологий профилактики девиантного поведения и реабилитации подростков в образовательных учреждениях и результаты апробации некоторых из них.
1. Аналитический обзор результатов экспериментальных и теоретических исследований в области профилактики девиантного поведения.

Современная ситуация в школьном образовании характеризуется рядом обстоятельств, усугубляющих острую проблему роста девиантных форм поведения среди подрастающего поколения. Педагогический потенциал семьи стремительно снижается – родителям приходится зачастую использовать сверхурочные, дополнительные формы трудовой занятости. На сегодняшний день отмечается дистанцирование общеобразовательной школы и системы дополнительного образования от детей с трудными судьбами, которых некому приводить на дополнительные занятия, в спортивные секции, клубы по интересам, кружки. Сам институт дополнительного образования детей претерпевает серьезный кризис, так как происходит последовательное сокращение социокультурной инфраструктуры, ведущей к опасному снижению уровня удовлетворения потребностей, запросов и интересов современных школьников (Гилинский Я.И., 2004).

К тому же следует отметить, что в связи с ухудшением материального положения населения и понижением возраста трудоустройства подростки до 18 лет, не имеющие по закону статуса безработных, но фактически таковыми являющиеся, по данным Министерства труда и социальной защиты РФ, составляют 45% от общей численности безработной молодежи. Не получив профессионального образования и не будучи включенным ни в какие формы занятости, кроме досуга, этот слой представляет собой типичный результат процесса социального исключения из трудовой сферы. Оказавшись отчужденными от прав и будучи не в состоянии обеспечить свои базовые потребности, данная группа является резервом так называемых социально отверженных и групп риска и прочной социальной базой преступности. Все это, к сожалению, является благоприятной базой для формирования и поддержания среди современных школьников девиантных форм поведения.

Одной из основных причин вовлечения молодежи в девиантную среду является дезорганизация жизни семей, разрушение сложившихся нравственно-этических норм и традиций семейного уклада. Вследствие правовой, моральной, экономической незащищенности усилилась конфликтность отношений между супругами, родителями и детьми. К следствиям этого кризисного состояния можно отнести следующие проявления сегодняшней жизни нашего общества:

 - усиливающееся расслоение общества как результат перехода к рыночным отношениям, резкое снижение уровня жизни малообеспеченных семей;

 - развитие теневых, рыночных отношений среди подростков и юношества, появление подросткового и юношеского рэкета, рост имущественных преступлений;

 - расширение безнадзорности и появление беспризорности как социального явления;

 - рост подростковой преступности, вовлечение детей и подростков во взрослые преступные группировки;

 - приобщение молодежи к наркотикам и токсикомании;

 - распространение подростковой и юношеской проституции; рост молодежного суицида;

 - падение авторитета родителей и педагогов, обострение конфликтности в школе и семье (Ковальчук М.А., 2005).

Каждое общество имеет свою определенную систему норм, включающую требования к поведению и обязанности членов данного общества. Система норм зависит от уровня социально-экономического, политического, духовного развития общества, а также от производственных и общественных отношений. Система норм по отношению к социально-экономическому развитию является зависимой переменной. Социальные нормы формируются неизбежно как следствие коммуникации и кооперации людей, они являются имманентной (от лат. Immanens – пребывающий в чем-либо, свойственный чему-либо) и основополагающей составной частью любой формы социализации человека. Не существует ни одного общества или группы людей без системы норм, определяющих их поведение. Отклонение или несоблюдение этих норм является социальным отклонением, или девиацией. Девиантное поведение является одной из наиболее важных проблем любого социального общества. Оно всегда было, есть и будет присутствовать в человеческом обществе. И как бы мы ни хотели от этого избавиться, всегда будут существовать люди, называемые девиантами, то есть те, которые не могут или не хотят жить по правилам и нормам, принятым в том обществе, в котором они живут.

Понятие «социальная норма» достаточно широкое. В зарубежной научной литературе имеется большое число работ, так или иначе анализирующих это понятие, однако систематического методологического анализа норм все же на сегодняшний день не существует.

Различные исследователи, давая определения девиантному поведению, почти всегда упоминают конфликт с социальными нормами. Следовательно, чтобы отнести то или иное поведение к отклоняющемуся от норм, необходимо разобраться, что же такое норма. Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть относительность этого понятия. Определений этого феномена существует множество. Занимались данной проблемой многие из упомянутых выше исследователей, изучавших девиации: М. Вебер, Э. Дюркгейм, Р. Линтон, Р. Мертон, Р. Миллз, Р. Моррис, Т. Парсонс, У. Самнер и другие; отечественные ученые М.И. Бобнева, С.А. Даштамиров, Ю.А. Клейберг, В.М. Пеньков, В.Д. Плахов, А.А. Ручка, В.А. Ядов и др. (Социальная норма. Девиантное поведение, 2003).

В нормах заложены определенные способы действия, в соответствии с которыми индивиды строят и оценивают свою деятельность, направляют и регулируют поведение.

Особенностью социальных норм является то, что в них закладывается программа достижения желаемого результата социального действия, а также они выступают как фактор воспитания.

Все социальные нормы можно классифицировать в зависимости от того, насколько строго соблюдается их исполнение.

За нарушение одних норм следует мягкое наказание – неодобрение, ухмылка, недоброжелательный взгляд.

За нарушение других норм - жёсткие санкции: тюремное заключение, даже смертная казнь.

Социальные нормы выполняют в обществе очень важные функции:

-регулируют общий ход социализации,

-интегрируют индивидов в группы, а группы в общество,

-контролируют отклоняющееся поведение,

-служат образцами, эталонами поведения.

В.Д. Менделевич подчеркивает, что девиация - это граница между нормой и патологией, крайний вариант нормы. Девиантность нельзя определить, не опираясь на знание норм. В медицине норма – это совершенно здоровый человек; в педагогике – успевающий по всем предметам ученик; в социальной жизни – отсутствие преступлений. Труднее всего определить «психологическую норму» как совокупность неких свойств, присущих большинству людей, эталон поведения. Это - нормы-идеалы. Поскольку уровень интериоризации норм в разных социальных средах имеет существенные отличия, а нормы-идеалы, система основных ценностей носят глобализированный характер, они трудно применимы к конкретным социальным объектам. Не случайно Л. Пожар (Пожар Л., 1996) предлагает рассматривать норму в трех разных значениях: статистическую, функциональную (индивидуальную) и идеальную. При этом идеальная норма - это оптимальный способ существования личности в оптимальных социальных условиях. Поскольку каждый индивид имеет собственный специфический путь развития, любое отклонение можно считать девиацией лишь в сравнении с этим трендом. Таким образом, функциональная (индивидуальная) норма принимает во внимание единичность индивида, но не отражает неких свойств, присущих большинству людей, событий.

Статистическая норма как самая большая частота появления определенного показателя соответствует общему предположению о том, что большинство людей относится к нормальным людям. Однако при этом нормальными пришлось бы считать только обывателей, конформистов, причисляя к нормальным людям с патологией, и даже сверходаренных. Имеющиеся возможные отклонения от этой «среднестатистической нормы» расцениваются как варианты нормы, проявления особенностей характера, личности, как уникальный результат взаимодействия индивидуальности и специфических особенностей ситуации. Но статистическая норма не позволяет увидеть перспективы успешного обучения, социализации, дальнейшего психологического развития личности.

Наиболее приемлемым при разграничении нормы и девиации считается так называемый статистически-адаптационный подход, при котором “норма” представляет собой что-то среднее, устоявшееся, не выделяющееся из массы или что-то наиболее приспособленное к окружающей среде.

Итак, норму в психологии можно рассматривать как эталон поведения, следование личности принятым в данном сообществе в конкретное время нравственным требованиям. В идеальной поведенческой норме гармоничная норма (адаптивность и самоактуализация) должна сочетаться с креативностью индивида.

К критериям нормальности ребенка, взрослого и пожилого человека следует относить

- субъективную удовлетворенность, характерную больше для зрелого человека, чем для ребенка или подростка;

- идентичность, которая становится устойчивой к 5-6 годам;

- целостность, приобретаемую в период длительной социализации;

- автономность, типичную для гармоничного взрослого;

- адекватность восприятия реальности;

- толерантность к фрустрации;

- резистентность по отношению к стрессу;

- социальную адаптацию;

- оптимальное самоутверждение.

Таким образом, в педагогике и психологии понятия «норма» и «отклонение» позволяют выделить определенную точку отсчета, относительно которой можно уточнять причины, вызывающие те или иные отклонения, выяснять, каким образом они влияют на процесс социализации ребенка, и на основе этого строить практическую социально-психологическую деятельность.

Исследованием различных аспектов девиантного поведения занимаются и другие науки: правоведение и медицина (прежде всего психиатрия и наркология), психология и демография, история и статистика, этнография и антропология, однако психологические механизмы, причины, диагностика предрасположенности к девиантному поведению, девиантное поведение как процесс изучаются, прежде всего, психологией.

Многие ученые применительно к несовершеннолетним с различного рода отклонениями в развитии, влияющими на их поведение, используют термины: «трудные дети»; «трудный подросток», к категории которых относят детей с отклонениями в нравственном развитии, акцентуациями характера, с нарушениями в аффективно-волевой сфере, отклонениями в поведении; «аномальные дети», имеющие отклонения от того, что является типичным или нормальным, но не включающее патологическое состояние; «дезадаптированные дети»; «дети, нуждающиеся в специальной заботе»; дети «группы риска»; «ребенок с нарушениями в аффективной сфере» (Беличева С.А., 1993; Коэн А., 2000; Личко А.Е., 1983; Пожар Л., 1996; Тупоногов А.С., 1994; Шульга Т.И., Слот В., Спаниярд Х., 1999). Однако названные термины часто несут одностороннюю информацию: бытовую, клиническую, юридическую. Поскольку единой практики употребления данных понятий нет, порой не ясно, к какой категории отнести ребенка, имеющего те или иные отклонения в поведении. Другие исследователи считают правомерным употребление терминов «отклоняющееся, асоциальное, ненормативное, противоправное, преступное поведение» (Иванов Н.Г., 1994).

В зарубежной науке психология девиантного поведения сложилась как самостоятельная научная и учебная дисциплина. В России эта наука не имеет такого теоретического и эмпирического опыта: она на пути становления и развития. Тем не менее, ни у зарубежных, ни у отечественных авторов нет единой точки зрения на термин «девиантное поведение». Одни исследователи считают, что речь должна идти о любых отклонениях от одобряемых обществом социальных норм, другие предлагают включить в это понятие только нарушения правовых норм, третьи – различные виды социальной патологии (убийство, наркомания, алкоголизм и т.п.), четвертые – социальное творчество.

По своей природе девиантное поведение всегда связано с каким-либо несоответствием человеческих поступков, действий, видов деятельности распространенным в обществе или группах нормам, правилам поведения, идеям, стереотипам, ожиданиям, установкам, ценностям. По мнению А. Коэна, отклоняющееся, или девиантное – это такое поведение, которое идет вразрез с институционализированными ожиданиями, то есть с ожиданиями, разделяемыми и признаваемыми законными внутри социальной системы.

Как уже говорилось выше, девиантным называют поведение, которое не соответствует нормам и социальным ролям. При этом одни ученые предпочитают в качестве точки отсчета («нормы») использовать экспектации (ожидания) соответствующего поведения, а другие – аттитюды (эталоны, образцы) поведения. Некоторые полагают, что девиантными могут быть не только действия, но и идеи (взгляды). Девиантное поведение нередко связывают с реакцией общества на него и тогда определяют как отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другие наказания нарушителя.

Определение круга лиц, в отношении которых ведется профилактическая деятельность в образовательных учреждениях, обусловлено трактовкой девиантного поведения в источниках национального права.

Так,  в п. 11 Закона РФ «Об образовании» понятия «девиантное поведение» и «общественно опасное поведение» используются как синонимы (Закон РФ «Об образовании»). По смыслу п. 11 ст. 50 этого Закона подростки «с девиантным (общественно опасным) поведением», достигшие одиннадцатилетнего возраста, по решению суда могут быть направлены в специальные учебно-воспитательные учреждения, обеспечивающие их медико-социальную реабилитацию, образование и профессиональную подготовку.

Во исполнение данного закона Правительством РФ было принято «Типовое положение о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением», п. 1 которого определяет уже два варианта девиантного поведения: во-первых, отклоняющееся от нормы, во-вторых, общественно опасное. Из содержания «Типового положения …» следует, что под «отклоняющимся от нормы» следует понимать устойчивое противоправное поведение, а также отказ посещать общеобразовательные учреждения при испытании трудностей общения с родителями (п. 13 «Типового положения…»). Несовершеннолетние данной категории в возрасте от восьми до восемнадцати лет, требующие специального педагогического подхода, могут подлежать направлению в учебно-воспитательные учреждения открытого типа на основании постановления комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, заключения психолого-медико-педагогической комиссии и с согласия несовершеннолетних, достигших возраста четырнадцати лет, их родителей или иных законных представителей («Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002).

В этом же положении определено, что специальные учебно-воспитательные учреждения создаются для детей, нуждающихся в особых условиях воспитания, обучения и требующих специального педагогического подхода в случаях, если они:



  • не подлежат уголовной ответственности в связи с тем, что к моменту совершения общественно опасного деяния не достигли возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

  • достигли установленного Уголовным кодексом РФ (УК РФ) возраста ко времени совершения преступления, но не подлежат уголовной ответственности в связи с тем, что вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими;

  • осуждены за совершение преступления средней тяжести и освобождены судом от наказания в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 92 УК РФ («Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002).

Значительно шире трактуется определение девиантного поведения в законах субъектов РФ. Так, в соответствии со ст. 1 закона г. Москвы «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в городе Москве» (Закон г.Москвы «О профилактике безнадзорности…») девиантным признается поведение, противоречащее принятым в обществе правовым и (или) нравственным нормам.

Итак, на законодательном уровне установлено следующее:



  1. Подросток с девиантным (общественно опасным) поведением – это несовершеннолетний, который признан таковым по решению суда в связи с совершением общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законодательством.

  2. Подросток с девиантным поведением, отклоняющимся от нормы – это несовершеннолетний с устойчивым антисоциальным поведением.

Законодательные определения, в целом, соответствуют концепциям социальной психологии о дифференцированном подходе, на основе которого выделяются следующие варианты девиаций: нарушения общепринятых норм, не являющихся правонарушением (качества, которые могут привести к правонарушениям); правонарушения (поведение, нарушающие правовые нормы, предусмотренные административным и уголовным законодательством); аномальное поведение, свидетельствующее о наличии явной или скрытой психопатологии.

От категории несовершеннолетних зависит характер индивидуально-профилактической работы, но при этом нужно иметь в виду следующее:



  • та и другая категория подростков ставится на профилактический учет, который в образовательных учреждениях осуществляется на основе правовых актов субъектов РФ;

  • подростки и той и другой группы, достигшие определенного возраста и требующие специального педагогического подхода, проходят реабилитацию в специальных закрытых либо открытых учебно-воспитательных учреждениях.

В соответствии с действующим законодательством в систему профилактики девиантного поведения включены следующие органы и учреждения системы образования:

  • органы управления образованием;

  • общеобразовательные учреждения общего образования, образовательные учреждения начального профессионального, среднего профессионального образования и другие учреждения, осуществляющие образовательный процесс;

  • образовательные учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

  • специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и закрытого типа органов управления образованием (там же).

Выделение конкретных видов девиантного поведения носит условный характер и используется в целях подробного изучения наиболее распространенных в той или иной группе или в данный период времени отклонений в поведении несовершеннолетней молодежи, а также с целью классификации различных проявлений девиаций. В реальных условиях жизнедеятельности девиантное поведение носит множественный характер, т.е. в поведении подростка сочетаются различные виды девиаций, при приоритетной выраженности того или иного вида, причем эта выраженность может быть очень динамичной и зависеть от многих факторов.

 Тем не менее, хотя «чистые» виды девиантного поведения существуют лишь в теории, следует обратить внимание на различные классификации девиантного поведения.

Выделяются следующие формы отклоняющегося поведения: асоциальное (аморальное, деструктивное, политическое преступление), делинквентное (криминальное) и паранормальное. Девиантный акт рассматривается как неприемлемую форму решения внутренних и внешних противоречий, «ошибочные образцы решения конфликта», определяет «твердое ядро», содержащее бесспорные типы девиантного поведения: преступность, алкоголизм, употребление наркотиков, проституция, самоубийство. Девиантное поведение всегда располагает такими зонами, которые смешиваются и могут быть отнесены как к болезненным проявлениям, так и к нормальным, и даже оставаться без внимания, если общество относится к ним терпимо (как, например, к абортам и гомосексуализму в различных культурах, в разные эпохи). Отмечается, что девиантные явления обнаруживают большое разнообразие и своеобразный цикличный динамизм, иногда переплетаясь одно с другим, выступая независимо друг от друга или испытывая воздействие общественных процессов - демографических, миграционных, экономических и др.

В литературе приводятся наиболее яркие примеры девиации (бесчеловечные поступки, которые всегда вызывают осуждение): убийство, кровосмешение, изнасилование. Выделяя три основных компонента девиации (человек, которому свойственно определенное поведение; норма (или ожидание), которая является критерием оценки девиантного поведения; некий другой человек, группа или организация, реагирующая на поведение), он отмечает, что ожидания, определяющие девиантное поведение, со временем меняются; среди населения могут возникать разногласия по поводу законности и правильности ожиданий; различные слои населения могут выражать разные точки зрения по поводу девиантности некоторых типов поведения - курения, употребления наркотиков, нарушения правил дорожного движения и пр. Поскольку критерии определения девиантного поведения неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения можно считать девиантными (Ковальчук М.А., 2005).

С.А. Беличева среди отклонений от нормы выделяет асоциальный тип отклоняющегося поведения; рассматривает социальные отклонения корыстной направленности (хищения, кражи и т.п.), агрессивной ориентации (оскорбление, хулиганство, побои), социально-пассивного типа (уклонение от гражданских обязанностей, уход от активной общественной жизни); считает, что они различаются по степени общественной опасности, по содержанию и целевой направленности. Ею выделяется докриминогенный уровень, когда несовершеннолетний еще не стал объектом преступления, и криминогенные проявления – асоциальное поведение преступной ориентации.

Асоциальность рассматривается как наиболее общее понятие, означающее любое отклонение от социальных норм. При этом С.А. Беличева различает несоциализированные формы проявления асоциальности, которые выступают в виде негативизма, конфликтности, агрессивности, направлены против множества людей, групп или учреждений, и социализированные нарушения, которые могут проявляться в тех же видах, но по отношению к отдельным людям девиант сохраняет лояльность и не проявляет асоциального поведения (например, банда не совершает краж внутри своей группы) (Беличева С.А., 1994). С нашей точки зрения, и ту, и другую форму можно считать девиацией поведения.

Поскольку социальная запущенность означает устойчивое и полное игнорирование социальных норм, длительное и общее социальное пренебрежение, всякого социально запущенного можно считать асоциальным, но не всякий, обнаруживающий асоциальное поведение, социально запущен. Таково же соотношение между делинквентностью и социальной запущенностью. Не случайно, однако, С.А. Беличева, Т.А. Василькова, Ю.В. Василькова, Л.М. Зюбин, В.Г. Степанов и другие отмечают, что социальная запущенность детей и подростков ведет к возникновению и распространению асоциального поведения.

Выделяются также формы поведения, включающие в себя клинические проявления отклонений от нормы, - делинквентное, аддиктивное, патохарактерологическое, психопатологическое, на базе гиперспособностей. При этом при психопатологических типах девиантного поведения значение ситуативных факторов нивелируется. Следовательно, при анализе непсихопатологических типов значимы как личностные факторы (индивидуально-психологические особенности человека), так и ситуативные.

В вопросе изучения девиантного поведения большое внимание уделяется выявлению и описанию отклонений в поведении, связанных с патохарактерологическими особенностями личности (Иванов Н.Г., 1994; Личко А.Е., 1983.).

Трактовка причин девиантного поведения тесно связана с пониманием самой природы этого социально-психологического явления. Известно, что в человеческом поведении сочетаются компоненты различного уровня: биологические, психологические и социальные. В зависимости от того, какому из них в рамках той или иной теории придается главное значение, определяются и основные причины этого поведения.



1. Биологические факторы выражаются в существовании неблагоприятных физиологических или анатомических особенностей организма, затрудняющих его социальную адаптацию. К ним относятся:

- генетические, которые передаются по наследству, физические и психические травмы во время беременности, хронические и соматические инфекционные заболевания, черепно-мозговые и психические травмы, венерические заболевания; влияние наследственности, отягощенной алкоголизмом;

- психофизиологические, связанные с влиянием на организм человека психофизиологических нагрузок, конфликтных ситуаций, химического состава окружающей среды;

- физиологические, включающие в себя дефекты речи, внешнюю непривлекательность, недостатки конституционно-соматического склада человека, которые в большинстве случаев вызывают негативное отношение со стороны окружающих, что приводит к искажению системы межличностных отношений ребенка в среде сверстников, коллективе (Сафонова Т.Я., 1993).

Биологическая трактовка природы и причин девиантного поведения имеет давнюю историю, однако классические научные труды этого направления появились лишь в прошлом веке. Прежде всего, это работы итальянского врача-психиатра Ч. Ломброзо, в которых он обосновывал связь между анатомическим строением человека и преступным поведением. Он ввел понятие «прирожденный преступник», которого можно определить по ряду физических, анатомо-антропологических признаков, включающих, в частности, массивную, выдвинутую вперед нижнюю челюсть, сплющенный нос, редкую бороду, приросшие мочки уха, низкий лоб и т.д. Учитывая влияние внешней среды, обусловленное экономическими, политическими, социальными, культурными, бытовыми и другими факторами, Ломброзо вывел положение, что существует прямая связь между преступным поведением и биологическими особенностями человека. На поздних этапах своей деятельности Ломброзо признавал, что преступность в той или иной степени связана и со средой. Он утверждал, что «прирожденные» преступники обладают специфическими антропологическими функциями и психологическими признаками. Система мер предупреждения преступности, по Ломброзо, включала лечение, полнейшую изоляцию и прямое физическое уничтожение преступников. Он полагал, что «криминальный тип» есть результат деградации к более ранним стадиям человеческой эволюции и его можно определить по характерным внешним признакам, таким, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли. Учение Ломброзо получило развитие в работах его последователей, которые тоже устанавливали связь между девиантным поведением и определенными физическими чертами людей.

Авторы биогенетических концепций, начиная со Ст. Холла и З. Фрейда до Э. Торндайка, К. Бюлера, Э. Мойера, А. Маслоу, отводят ведущую роль в личностном развитии человека его природно-биологическому началу, полагая, что все причины антиобщественного поведения, отклонений в поведении надо искать в биологии человека, в особых генетических структурах преступности. В настоящее время биологическое объяснение сохранилось, но, в основном, оно фокусируется на аномалиях половых хромосом (XY) девианта.

В XX веке также предпринимались попытки объяснять девиантное поведение биологическими факторами. В частности, У. Шелдон обосновал связь между типами физического строения человека и формами поведения. У. Пирс в результате генетических исследований в середине 60-х годов пришел к выводу, что наличие лишней игрек-хромосомы у мужчин обусловливает предрасположенность к криминальному насилию.

Однако в современном научном мире биологические концепции девиантного поведения мало популярны.



2. Психологические факторы, в которые включаются наличие у ребенка психопатологии или акцентуации отдельных черт характера. Эти отклонения выражаются в нервно-психических заболеваниях, психопатии, неврастении, пограничных состояниях, повышающих возбудимость нервной системы и обусловливающих неадекватные реакции подростка.

Дети с акцентуированными чертами характера, что является крайним вариантом психической нормы, чрезвычайно уязвимы для различных психологических воздействий и нуждаются, как правило, в социально-медицинской реабилитации наряду с мерами воспитательного характера.

По мнению В. Бородина и В.Н. Кудрявцева, характерологические подростковые реакции такие, как отказ, протест, группирование, являются следствием эмоционально зависимых, дисгармоничных семейных отношений.

Психологический подход так же, как и биологические теории, рассмотренные выше, часто показывает, что в попытках применения его к анализу криминального поведения исследователи стремились к психологическому объяснению девиации, подчеркивали важность так называемых общих состояний: «умственных дефектов», «дегенеративности», «слабоумия» и «психопатии». При этом криминологи старались с помощью научных методов установить связь между названными состояниями и криминальным поведением.

Однако тщательные исследования показали, что сущность девиации нельзя объяснить только лишь на основе анализа психологических факторов. Сделанный в 1950 году Шуэсслер и Кресси критический обзор научных работ последователей данной концепции, основанной на том, что правонарушителям и преступникам свойственны некоторые психологические особенности, нехарактерные для законопослушных граждан, показал на основе фактов, что не было выявлено ни одной психологической черты, например, эмоциональная незрелость, психическая неустойчивость или обеспокоенность, которые могли бы быть наблюдаемы у всех преступников.

В настоящее время большинство психологов и педагогов, признавая значимость особенностей личности и мотивов ее поступков, влияющих на все виды девиантного поведения, отрицают возможность с помощью анализа какой-то одной психологической черты, конфликта или «комплекса» объяснить сущность преступности или любого другого типа девиации. В частности, в одной из теорий девиация характеризуется как результат сочетания многих социальных и психологических факторов.

Итак, биологическое и психологическое объяснения девиации связаны, главным образом, с анализом природы девиантной личности. Социологическое же объяснение учитывает социальные и культурные факторы, на основе которых людей считают девиантами.

3. Социально-педагогические факторы выражаются в дефектах школьного, семейного или общественного воспитания, в основе которых лежат половозрастные и индивидуальные особенности развития детей. Они могут привести к отклонениям в ранней социализации ребенка в период детства с накоплением негативного опыта. К социально-педагогическим факторам относят также стойкую школьную неуспеваемость ребенка с разрывом связей со школой – педагогическую запущенность, ведущую к несформированности у подростка познавательных мотивов, интересов и школьных навыков.

Важным фактором отклонений в психосоциальном развитии ребенка является неблагополучие семьи. Выделяют следующие стили семейных взаимоотношений, ведущих к формированию асоциального поведения несовершеннолетних:

- дисгармоничный стиль воспитательных и внутрисемейных отношений, сочетающий в себе, с одной стороны, потворство желаниям ребенка, гиперопеку, а с другой – провоцирование ребенка на конфликтные ситуации; или характеризующийся утверждением в семье двойной морали: для семьи – одни правила поведения, для общества – совершенно другие;

– нестабильный, конфликтный стиль воспитательных влияний в неполной семье, в ситуации развода, длительного раздельного проживания детей и родителей;

– социальный стиль отношений в дезорганизованной семье с систематическим употреблением алкоголя, наркотиков, аморальным образом жизни, криминальным поведением родителей (Кочетов, А.И., 1986).

Авторы социологизаторских концепций (Д. Ватсон и др.) полагают, что в поведении человека нет ничего врожденного и каждое его действие, поступок – это лишь продукт внешней стимуляции; поэтому, манипулируя внешними раздражителями, можно «изготовить» человека любого склада.

В последнее время наблюдается сближение «биосоциальных» и «социально-биологических» теорий отклоняющегося поведения. В этом отношении показательны концепции неоломброзианцев, где речь идет уже не о «прирожденности» (Ч. Ломброзо), а о «предрасположенности» человека к преступному поведению (Т. Гиббенс, X. Джонс, В. Зауер, Л. Стейнер и др.).

В вышедшей в 1895 г. работе «Правила социологического метода» Дюркгейм описал как задачу социологии установление «нормального» через выявление отклоняющегося поведения, влекущего за собой санкции (Дюркгейм Э., 1991). Лишь отклоняющееся указывает на то, что всеми считается нормальным. Хотя теория Дюркгейма подвергалась критике, основная мысль о том, что социальная дезорганизация является причиной девиантного поведения, и в наши дни считается общепризнанной.

Американский социолог А. Коэн называет отклоняющимся поведением такое, которое “идет вразрез с институционализированными ожиданиями”, а англичанин Д. Уолш, представитель феноменологической социологии, утверждает, что “социальное отклонение – это в значительной степени приписываемый статус”, то есть только субъективное обозначение, “ярлык”, а не объективное явление (Коэн А., 2000). По его мнению, отклонение – это не внутреннее, присущее определенному действию качество, а результат социальной оценки и применения санкций. Очевидно, что подобные характеристики отклоняющегося поведения полностью не раскрывают его природу и объективные антинормативные свойства.

Отклонения могут происходить в сфере индивидуального поведения, они представляют собой поступки конкретных людей, запрещаемые общественными нормами. Вместе с тем в каждом обществе много отклоняющихся субкультур, нормы которых осуждаются общепринятой, доминирующей моралью общества. Такие отклонения определяются как групповые.



4. Социально-экономические факторы включают социальное неравенство; расслоение общества на богатых и бедных; обнищание значительной массы населения, ограничение социально приемлемых способов получения достойного заработка; безработицу; инфляцию.

5. Морально-этические факторы проявляются, с одной стороны, в низком морально-нравственном уровне современного общества, разрушении ценностей, падении нравов; с другой – в нейтральном отношении общества к проявлениям девиантного поведения.

Из современных западных исследований девиантного поведения интерес представляют работы таких ученых, как Д. Доттер, П. Монсон, а также Х. Хайес, использующий интегрированную теорию для объяснения молодежных правонарушений. Хайес объединил элементы теорий «навешивания ярлыков», дифференциальных связей (ассоциаций), социального обучения и социального контроля в модель, объясняющую и первоначальные, и продолжающиеся правонарушения.

Он указывал, что «ослабевший социальный контроль способствует возможности связи молодежи с преступным миром, научению преступному поведению, совершению первых правонарушений. Первичная преступность увеличивает вероятность быть негативно оцененным родителями. Эти оценки усиливают вероятность будущих правонарушений». Полученные Хэйесом результаты служат веским аргументом для использования интегрированной теории в изучении молодежной преступности.

Несмотря на большой интерес представителей различных научных отраслей к проблеме девиантного поведения, необходимо отметить, что универсальная теория девиантности, учитывающая и структуру детерминации девиантного поведения, и формы социальной реакции на девиации, и социально- психологические факторы вовлеченности в девиантность, на данный момент не разработана ни в нашей стране, ни за рубежом.

Тем не менее, в отечественной науке существует традиция активных разработок в области девиантного поведения несовершеннолетних. В конце 70-х – начале 80-х годов сложилось несколько исследовательских центров девиантности: на базе Лаборатории социологических исследований НИИ комплексных социальных исследований (НИИКСИ) при Ленинградском государственном университете, Сектор социальных проблем алкоголизма и наркомании Института социальных исследований АН СССР, Научно-исследовательская лаборатория социологии преступности МВД Грузинской ССР, Лаборатория социологии девиантного поведения Тартуского государственного университета («Девиантность и социальный контроль в России …», 2000).

В отечественной литературе под девиантным поведением (Я.И. Гилинский, И.С. Кон, В.Г. Степанов, Ю.И. Фролов и др.) понимается следующее:

1. Поступок, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам, будь то нормы психического здоровья, права, культуры или морали.

2. Социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам.

В первом значении девиантное поведение является преимущественно предметом общей и возрастной психологии, педагогики, психиатрии. Во втором значении – предметом социологии и социальной психологии.

Поскольку девиантное поведение стало ассоциироваться со многими негативными проявлениями (олицетворением «зла» в религиозном мировоззрении, симптомом «болезни» с точки зрения медицины, «незаконным» в соответствии с правовыми нормами), возникла даже тенденция считать его «ненормальным». Поэтому следует подчеркнуть точку зрения Я.И. Гилинского, В.Н. Кудрявцева о том, что «девиации как флуктуации в неживой природе, мутации в живой природе (Гилинский Я.И.», 2004; Кудрявцев В.Н., 1986) являются всеобщей формой, способом изменчивости, следовательно, жизнедеятельности и развития любой системы». Поскольку функционирование социальных систем неразрывно связано с человеческой жизнедеятельностью, в которой социальные изменения реализуются также путем девиантного поведения, отклонения в поведении естественны и необходимы. Они служат расширению индивидуального опыта. Возникающее на основе этого разнообразие в психофизическом, социокультурном, духовно-нравственном состоянии людей и их поведении является условием совершенствования общества, осуществления социального развития.

Из узкодисциплинарных исследований отдельных проявлений социальных девиаций выросла и сформировалась специальная социологическая теория – девиантология. Это позволило изучать и объяснять различные формы позитивного и негативного девиантного поведения с общих, системных позиций как проявления некоторых единых закономерностей и механизмов социального бытия. При этом девиантное поведение рассматривается не как патология, а как естественный и необходимый результат эволюции социума, как дополнительные конформным формы жизнедеятельности. «Отклонение» не есть объективная характеристика определенных видов поведения, а лишь следствие соответствующей общественной оценки. По мнению Я. И. Гилинского, это очень важно для политики социального контроля – принципиально невозможно «искоренить», ликвидировать, преодолеть негативное девиантное поведение и отдельные его виды. Речь может идти лишь об адекватных способах и методах регулирования, управления ими (Гилинский Я.И., 1991).

Будучи порождением социально-экономических, культурологических изменений, характеристики девиантности служат показателем, зеркалом «общественного бытия и качества» населения.

Психология девиантности и социального контроля оказывает существенное влияние на другие научные направления дисциплины, изучающие общий объект. В трудах суицидологов, наркологов, психологов, криминологов все в большей степени рефлексируются идеи девиантологии.

Один из наиболее известных исследователей девиантного поведения, С.А. Беличева, подчеркивает: асоциальное поведение несовершеннолетних имеет свою специфическую природу и рассматривается как результат социопатогенеза, идущего под влиянием различных целенаправленных (организованных) и стихийных (неорганизованных) воздействий на личность ребенка, подростка, юноши (Беличева С.А., 1994).

В педагогике проблема девиантного поведения рассматривается, главным образом, в отношении подросткового и юношеского возрастных периодов развития (именно эти возрастные периоды совпадают с периодом обучения в школе), так как именно дети, находящиеся на данных возрастных этапах развития, в большей степени, чем другие возрастные категории детства входят в группу риска. По данным МВД за последние годы число несовершеннолетних, принявших участие в разного рода преступных действиях, растет значительно быстрее, чем преступность среди других возрастных групп (в 10 раз) («Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002). Объяснение вышесказанного заключается в характерных особенностях подросткового периода:

– внутренние трудности переходного периода, начиная с психогормональных процессов и кончая перестройкой «Я – концепции»;

– пограничность и неопределенность социального положения;

– противоречия, обусловленные изменением механизма социального контроля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних норм, предъявляемых взрослым обществом, уже не действуют, а новые, взрослые, предполагающие сознательный самоконтроль, еще не сложились или не окрепли.

Сочетание неблагоприятных биологических, психологических, семейных и других социально-психологических факторов искажает весь образ жизни подростков. Характерным для них становится нарушение эмоциональных отношений с окружающими людьми. Подростки попадают под сильное влияние подростковой группы, нередко формирующей асоциальную шкалу жизненных ценностей. Сам образ жизни, среда, стиль и круг общения способствуют развитию и закреплению девиантного поведения. Таким образом, имеющий место отрицательный микроклимат во многих семьях обусловливает возникновение отчуждённости, грубости, неприязни определённой части подростков, стремления делать всё назло, вопреки воли окружающих, что создаёт объективные предпосылки для появления демонстративного неповиновения, агрессивности и разрушительных действий.

Подростковый период развития, будучи по своему содержанию переломным, переходным и критическим, знаменует собой переход к взрослой жизни и особенности его протекания, несомненно, откладывают отпечаток на всю последующую жизнь. Характерной чертой подросткового возраста является амбивалентность и парадоксальность его психической жизни. Эта черта проявляется в неожиданной смене веселости унынием, уверенности в себе застенчивостью и трусостью, эгоизма альтруизмом, общительности замкнутостью, любознательности умственным равнодушием, радикализма консерватизмом и т.д. Главная же задача подростка – это формирование самосознания, идентичности, которые можно рассматривать в качестве основных психологических приобретений в этом возрасте.

Анализ психологического содержания возраста показывает, что ключевой проблемой этого возраста (по Л.С.Выготскому) является проблема интересов подростка, когда имеет место разрушение и отмирание прежних групп (доминант) интересов и развитие новых (Выготский Л.С., 1984). К ним он относил «эгоцентрическую доминанту» (интерес подростка к собственной личности), «доминанту дали» (доминирование широких интересов, устремленных в будущее, над сегодняшними, текущими интересами), «доминанту усилия» (тяга к сопротивлению, преодолению, волевым усилиям, что нередко проявляется в упрямстве, протесте, хулиганстве), «доминанту романтики» (стремление к неизвестному, рискованному, героическому). Появление новых интересов приводит к преобразованию старой и возникновению новой системы мотивов, что меняет социальную ситуацию развития подростка. Смена социальной ситуации развития ведет к смене ведущей деятельности. Результатом, которой становятся новые психологические новообразования подросткового периода.

Центральное новообразование подросткового возраста – возникновение представления о себе как «не о ребенке»; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости «(Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002). Но зато есть огромная потребность, в признании его взрослости окружающими. Виды взрослости выделены и изучены Т.В. Драгуновой (Драгунова Т.В., 1997). Они многообразны: подражание внешним признакам взрослости; равнение подростков-мальчиков на качества «настоящего мужчины»; социальная зрелость; интеллектуальная взрослость.

На этой возрастной ступени социально-психологическая дезадаптация школьников выражается в широком спектре личностных деформаций. У них искажено нравственное сознание – понятие о добре и зле, ограничен круг потребностей, примитивный характер носят интересы.

Искажение ценностных ориентаций отражается в мотивах поведения подростков:



  1. Узкопотребительские устремления.

  2. Желание развлечься, показать силу, ловкость, смелость, утвердить себя в глазах окружающих.

  3. Желание добыть средства для приобретения спиртного, сигарет; месть, озлобление, хулиганство.

Отличительная черта подростков, проявляющих девиантное поведение – отсутствие мотивов, связанных с временной перспективой, более или менее отдаленным будущим. Это имеет разные конкретные формы выражения – от чисто детской непосредственности, неумения держать себя, до нежелания задуматься над своим профессиональным самоопределением, своими жизненными планами даже в случае острой необходимости («социогенный инфантилизм»). Данное явление имеет свойство трансформироваться в социальное иждивенчество.

У большинства девиантных подростков занижена самооценка. Интеллектуальные интересы бедны, не развиты учебные умения и навыки.

Еще одной отличительной чертой подросткового возраста является проявление акцентуаций, относящихся к факторам, обуславливающим возникновения девиаций. Акцентуированные черты характера обостряются именно в подростковом возрасте. Не случайно акцентуацию характера рассматривают в качестве предпосылок отклоняющегося (девиантного) поведения подростка. Во всяком случае, можно с уверенностью сказать, что именно акцентуация делает подростковый возраст «трудным» («Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002). Результаты исследований показали, что ведущими типами акцентуаций среди девиантных подростков, склонных к бродяжничеству, являются гипертимный, шизоидный, лабильный и эпилептоидный, а среди других подростков-девиантов: гипертимный, эпилептоидный и шизоидный.

Таким образом, хотя акцентуации характера – это неотъемлемая характеристика подросткового возраста, имеется определенная специфика в распределении у социально-адаптированных подростков и правонарушителей. У последних в сравнении с законопослушными доминирует эпилептоидный тип («Методическое пособие для психологов, работающих в специализированных учреждениях …», 2002). В психолого-педагогическом подходе сущность коррекционной деятельности и ее профилактическая направленность раскрывается через определение коррекции как «особым образом организованного психологического воздействия, осуществляемого по отношению к группам повышенного риска и направленного на перестройку и реконструкцию тех неблагоприятных психологических новообразований, которые определяются как психологические факторы риска, на воссоздание гармоничных отношений ребенка со средой» (Спиваковская, А.С., 1988).

Поскольку, как мы уже упоминали, рассматриваемый онтогенетический период полностью совпадает с обучением в школе, то, естественно, что и профилактическое, и коррекционное воздействие будет присутствовать в деятельности по развитию учащихся в ходе обучения и воспитания. В Законе РФ «Об образовании» под образованием понимается «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)» (Закон РФ «Об образовании»). Воспитание в школе реализуется через воспитательный процесс – взаимодействие педагогов и детей с целью ориентации их на саморазвитие, самовоспитание, самореализацию.

Процесс образования и воспитания строится с учетом следующих основных принципов.



  • Принцип связи воспитания с жизнью, социокультурной средой. Воспитание должно строиться в соответствии с требованиями общества, перспективой его развития, отвечать его потребностям.

  • Принцип комплексности, целостности, единства всех компонентов воспитательного процесса. Это организация многостороннего педагогического влияния на личность через систему целей, содержания, средств воспитания, учет всех факторов и сторон воспитательного процесса.

  • Принцип педагогического руководства и самостоятельной деятельности, активности школьников. Главный закон развития личности: человек развивается в активной самостоятельной деятельности.

  • Принцип гуманизма, уважения к личности ребенка в сочетании с требовательностью к нему. Он регламентирует отношения педагогов и воспитанников, которые строятся на доверии, взаимном уважении, авторитете учителя, сотрудничестве, любви, доброжелательности.

  • Принцип опоры на положительное в личности ребенка, веры в положительные результаты воспитания.

  • Принцип воспитания в коллективе и через коллектив.

  • Принцип учета возрастных и индивидуальных особенностей школьников (индивидуальный подход к ребенку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации).

  • Принцип единства действий и требований семьи и школы.

В России имеются свой опыт и традиции социально-профилактической и коррекционной работы с детьми. Социально-педагогическое направление этой работы представлено такими педагогами, как А.С. Макаренко, С.Т. Шацкий. Важнейшим фактором в воспитательной и коррекционно-реабилитационной работе выступает созданная и организованная педагогами воспитывающая среда. Работы М.И. Буянова, А.И. Захарова, А.Е. Личко посвящены обобщению большого этнического материала, связанного с исследованием и реабилитацией детей с нервно-психическими заболеваниями и пограничными состояниями. В застойный период, как его теперь называют, в развитии нашего общества невозможно было с достаточной полнотой исследовать психологические предпосылки отклоняющегося поведения, в то же время невозможно было и полноценное изучение социальных причин, так как это приводило к выводам, противоречащим доктрине непогрешимого социалистического строя, поэтому несмотря на то, что проблема была обозначена, кардинальных мер профилактики и реабилитации детей с отклоняющимся поведением разработано не было.

Определение коррекционно-педагогической деятельности в качестве рабочего понятия с педагогической точки зрения может быть следующим. Это планируемый и особым образом организуемый педагогический процесс, реализуемый с подростком или группой подростков, имеющих незначительные отклонения в развитии и девиации в поведении, и направленный не только на исправление и реконструкцию индивидуальных качеств личности и недостатков поведения, но и на создание необходимых условий для ее формирования и развития, способствующий полноценной интеграции подростков в социум (Гонеев А.Д., 1998).

Для эффективной профилактики и коррекции отклоняющегося поведения необходимы многомерные воздействия на личность и ее ближайшее социальное окружение, комплексные реабилитационные мероприятия с целью формирования оптимальных способов социально-психологической реадаптации и разрешения внутри- и межличностных проблем и конфликтов.

Практика профилактической и психокоррекционной работы в области отклоняющегося поведения располагает широким арсеналом приемов терапевтического воздействия на личность – от элементарных методов убеждения до комплексных программ аналитической терапии. Однако закономерным образом корректировать отклоняющееся поведение психотерапевт может, лишь осознав системные основания и механизмы коррекционного взаимодействия в целом.

Целесообразность и необходимость проведения профилактической и коррекционно-педагогической работы в образовательной системе в современных условиях обусловлены как внешними социально-педагогическими обстоятельствами (изменением социальной ситуации, сменой нравственных ценностей и моральных требований), так и особенностями внутренних психических процессов, происходящих в духовном мире подростков, в их сознании, мироощущении, отношении к социуму. Кроме того, как отмечают исследователи, целесообразность профилактического и коррекционного воздействия мотивируется и рядом индикаторов неблагополучия в развитии подрастающего поколения. Основными из них являются нарушение коммуникации в системе отношений «ребенок - взрослый» и «ребенок - сверстник», утрата взаимопонимания, дезинтеграция сложившихся ранее форм обучения; низкий уровень достижений, значительно расходящийся с потенциальным уровнем ребенка; поведение, отклоняющееся от социальных норм и требований; переживание ребенком состояния эмоционального неблагополучия, эмоциональный стресс и депрессия; наличие экстремальных кризисных жизненных ситуаций; аномальные кризисы развития, которые, в отличие от нормативных возрастных кризисов, не связаны с завершением цикла развития, не ограничены во времени и носят исключительно разрушительный характер, не создавая условий и не содействуя формированию психологических новообразований, знаменующих переход к новому возрастному циклу и др. (Кащенко В.П., 1994).

Если исходить из посылки ряда исследователей (С.А. Бадмаев, Г.М. Бреслав и др.), рассматривающих отклонение в поведении как несоответствие уровня развития и поведения ребенка системе предъявляемых требований и ожиданий, не выходящих за пределы «низкой нормы» и не обусловленных органическим поражением центральной нервной системы, т.е. отклонением в развитии неорганической этиологии, то, по утверждению Л.С. Выготского, ведущим в определении цели коррекционной работы является «предупреждение развития вторичных дефектов по сравнению с задачами исправления уже образовавшихся первичных дефектов». Под «вторичным дефектом» он понимал нарушение развития социокультурных высших психических функций, то есть, говоря о возможностях коррекционной помощи, необходимо иметь в виду не столько тяжесть самого органического поражения, сколько возможности социальной компенсации этого первичного дефекта за счет развития высших функций (Бадмаев, С.А., 1998).

Одним словом, основополагающим психолого-педагогическим аспектом профилактической и коррекционной работы должно быть обеспечение условий для формирования высших форм психической деятельности в соответствии с базовыми законами онтогенетического развития (законом среды, законом развития высших психических функций). Следовательно, коррекционно-педагогическая работа, как отмечалось выше, должна строиться не как совокупность отдельных упражнений, не как простая тренировка западающих умений и навыков, а как целостная осмысленная деятельность ребенка, органически вписывающаяся в систему его повседневной жизнедеятельности и систему его социальных отношений.

Следует согласиться с утверждением отечественных психологов Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина о том, что цели как профилактической, так и коррекционной работы должна определяться пониманием закономерностей психического развития ребенка как активного деятельностного субъекта этого процесса, реализуемого в сотрудничестве со взрослыми в форме усвоения общественно-исторического опыта путем его интериоризации.

Данные экспериментальных исследований девиантных подростков показали, что старшеклассники с высоким уровнем саморегуляции обладают значимо более позитивной Я-концепцией, отношением к себе: верой в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, оценку своих возможностей контролировать собственную жизнь и быть самопоследовательными, пониманием самих себя. Их представления о жизненном пути отличаются уверенностью в прошлом, ориентацией на настоящее, стратегичностью в будущем (Моросанова В.И., И.В. Плахотникова, Е.А. Аронова и др.; 2006). Их мотивационная направленность состоит в высокой потребности в познании, лидерстве, стойкости в достижении цели, стремлении к самоактуализации. Обе эти тенденции выше, чем у старшеклассников с низкой саморегуляцией. Поскольку исследования показали, что эти ценностные ориентации скорее противоположны друг другу, то можно предположить существование двух разных типов в ориентации на значимые ценности при высокой саморегуляции.

Несовершеннолетние с низким уровнем саморегуляции характеризуются выраженной мотивационной тенденцией к чувству вины – потребностью испытывать вину и необходимость наказания за неправильные действия, чувствовать себя во многом хуже других; их направленность на реализацию собственного потенциала существенно ниже, чем у лиц с высокой регуляцией (там же). Таким образом, результаты исследования крайних групп показали, что учащиеся с высоким уровнем саморегуляции отличаются высоким уровнем развития всех компонентов самосознания – Я-концепции, мотивационной направленности, представления о жизненном пути и ценностных ориентаций.

В другом экспериментальном исследовании детей и подростков с девиантным поведением (дромоманией) были выявлены причины, а также проблемные ситуации, складывающиеся вокруг личности детей и подростков (Шульга Т.И., Слот В., Спаниярд Х., 1999). Эти ситуации характеризуются следующим:

а) социально-педагогической запущенностью, когда подросток ведет себя неправильно в силу своей невоспитанности, отсутствия у него необходимых позитивных знаний, умений, навыков или в силу испорченности неправильным воспитанием, сформированностью у него негативных стереотипов поведения;

б) глубоким психическим дискомфортом, вызванным неблагополучием семейных взаимоотношений, отрицательным психологическим микроклиматом в семье, систематическими учебными неуспехами, несложившимися взаимоотношениями со сверстниками в коллективе класса, неправильным (несправедливым, грубым, жестоким) отношением к нему со стороны родителей, учителей, товарищей по классу и т.д.;

в) отклонениями в состоянии психического и физического здоровья и развития, возрастными кризами, акцентуациями характера и другими причинами физиологического и психоневрологического свойства;

г) отсутствием условий для самовыражения, разумного проявления внешней и внутренней активности; незанятостью полезными видами деятельности, отсутствием позитивных и значимых социальных и личных, жизненных целей и планов;

д) продолжительной безнадзорностью, отрицательным влиянием окружающей среды и развивающейся на этой основе социально-психологической дезадаптацией, смещением социальных и личных ценностей с позитивных на негативные.



Все это позволяет прийти к выводу: недостаток позитивного социального опыта, неразвитость и несформированность мировоззрения, системы ценностных ориентаций, этических норм и эстетических вкусов, индивидуальной саморегуляции поведения, способствуют выбору подростками негативных, противоправных сфер приложения своей активности, что неизбежно отражается на их поведении, на формировании личности, социального облика и неизменно ведёт к бродячему образу жизни. Значительную роль в этом процессе играет отсутствие своевременной, необходимой педагогической, психологической, социальной и медицинской помощи детям и подросткам, а также конкретных и точно разработанных, научно доказанных и обоснованных данных по профилактике самовольных уходов подростков из дома и детских учреждений (там же). Особенно благоприятную обстановку для проявления негативных психологических тенденций в сфере морали и поведения, ведущих к самовольному уходу из дома и детских учреждений создает городская среда, с ее анонимностью, безличным характером взаимоотношений между людьми, с большей степенью свободы, с обширным ассортиментом отрицательно влияющих экономических, социальных и культурных факторов.

Каталог: netcat files -> userfiles
userfiles -> «Социокультурные и валеологические основы менеджмента оказания анимационных и рекреационных услуг»
userfiles -> Исследование школьного коллектива
userfiles -> Кодекс корпоративной этики
userfiles -> «работа педагога с семьей в современной школе: проблемы и технологии»
userfiles -> Процессы общественного реформирования в России свидетельствуют об интенсивном росте актуальности и значимости социальных преобразований
userfiles -> Приложение 2 (по Мероприятию 4)
userfiles -> Эволюция образования в современном мире


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница