Приведены психологи­ческие причины, способствующие возникновению различных заболеваний



страница1/13
Дата14.05.2016
Размер2.22 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
УДК 88.37 ББК 159.923 О-56

Эта книга посвящается моему отцу, другу, учителю, человеку большой души, прекрасному специалисту дерматологии и венерологии, лю­бимцу студентов, виртуозному лектору, до­центу, кандидату медицинских наук Когону Георгию Ханаановичу.

Ольхов, Олег.

Случайностей в жизни не бывает. Как смягчить удары судьбы [Текст]/ О. Ольхов. - Дн-ск.: Новая идеология, 2009. -120 с.

ISBN 978-966-8050-60-2

В книге показано значение веры и позитивного мышления для изменения своей судьбы и восстановления здоровья.

Она поможет людям в различных непростых жизненных ситуациях, используя процессы осознания и ориентируясь на знаки, с гораздо меньшими потерями выйти из таких ситуаций, а часто предотвратить их (удары судьбы). Приведены психологи­ческие причины, способствующие возникновению различных заболеваний.

УДК 88.37 ББК 159.923

ISBN 978-966-8050-60-2

© О. Ольхов, 2009

© Издательство «Новая идеология», 2009

Предисловие

Я, Ольхов Олег Георгиевич, доктор медицинских наук, профессор, про­работал более 25 лет врачом-психотерапевтом и возглавлял Региональный центр психотерапевтической реабилитации и психопрофилактики. Имею высшие квалификационные категории по психиатрии и психотерапии. Ра­ботал профессором Днепропетровской государственной медицинской ака­демии, а также профессором Национального государственного универси­тета (Украина).

Через мои руки прошли тысячи пациентов. В моем научном арсена­ле более 150 научных и 60 научно-популярных статей. Являлся научным руководителем большого количества диссертационных работ. Принимал участие и выступал с докладами на многих международных медицинских конгрессах и симпозиумах в различных странах мира.

В результате моего непростого жизненного пути, сопровождающегося целой серией «ударов судьбы», я постепенно приходил к более правиль­ному, на мой взгляд, пониманию происходящих в моей жизни событий, явлений и возникающих у меня ряда тяжелых, неизлечимых заболеваний. Благодаря процессу осознания я смог восстановить здоровье и работоспо­собность.

В книге показано значение веры и позитивного мышления в изменении своей судьбы и восстановлении здоровья.

На целом ряде личных примеров и жизненных ситуаций моих пациен­тов показано значение силы мысли, которая является мощнейшим инстру­ментом человека для реализации достижения его цели.

Книга предназначена для широкого круга читателей, и я надеюсь, что она окажет действенную помощь людям, попавшим в различные непро­стые жизненные ситуации.

Для того чтобы смягчить, а в ряде случаев предотвратить «удары судь­бы» очень важно стараться всегда извлекать уроки из всех происходящих с вами и вокруг вас ситуаций, ориентируясь на знаки, о значении которых я постараюсь подробно рассказать далее.
Глава 1

Я родился 15 мая 1954 года в семье врачей. Мой папа, Георгий Ханаанович Коган, являлся одним из лучших дерматовенерологов Днепропетровской области.

Он защитил кандидатскую диссертацию и долгие годы, до 67 лет, работал доцентом на кафедре кожных и венерических болезней в Днепропетровской государственной медицинской академии.

Студенты считали его одним из лучших лекторов вуза. Они восторгались папиными лекциями, которые всегда имели полный аншлаг. Им была из­дана книга «Изменение костей и суставов при псориазе», которая пользовалась большой популярностью у специалистов. В его практической работе широко использовались психотерапевтические методы и приемы, существенно повы­шающие эффективность проводимого им лечения.

Закончив трудовую деятельность в медицинской академии, он до 79 лет продолжал работать консультантом в областной клинической больнице им. Мечникова.

Папа очень любил меня, у нас с ним сложились отношения, как между большими друзьями. Он не ходил в церковь, но жил по Божьим законам. И я думаю, поэтому прожил долгую жизнь.

Он ушел за месяц до исполнения ему 82 лет. По жизни его Бог неодно­кратно спасал, т. к. у него были состояния и болезни не совместимые с жиз­нью. И когда я был студентом медицинского института, профессора различ­ных медицинских специальностей на лекциях приводили его в пример как человека, который наперекор неизлечимым и тяжелым болезням продолжал активно жить и очень много работать.

С уходом папы я потерял очень многое. Он был для меня не только от­цом, другом, учителем, но и также являлся прекрасным психотерапевтом. Папа научил меня клиническому мышлению, без которого невозможно стать хорошим специалистом. Его похоронили на центральном кладбище г. Ганно­вера. Хотелось бы несколько слов сказать о нестандартном мышлении отца. В частности, он неоднократно высказывал мне и моим товарищам, казалось, мягко говоря, нереальные умозаключения. Но проходило некоторое время, и все сказанное им - сбывалось. Впоследствии мои друзья, называвшие моего отца, впрочем, как и я, «шефом», воспринимали советы папы, как план к дей­ствию. Говоря о папе, нельзя не упомянуть о его ближайших родственниках. Дедушка отца был часовым мастером, но он был специалистом высочайшего уровня и славился своим умом и порядочностью. Одним из его клиентов был губернатор Екатеринослава. Папин отец - очень известный врач, в свобод­ное время увлекался живописью. Одна из его картин по сей день, украшает мой быт. Родной дядя папы был талантливым и популярным профессором-хирургом; двоюродный брат - академиком АН СССР, директором Института неорганической химии АН СССР.

Родной брат отца Анатолий, был врачом. 22 июня 1941 года, когда началась Великая Отечественная война, он уже находился в действующей армии. Прошел всю войну, награжден большим количеством орденов и медалей. По­гиб в последний день войны - 8 мая 1945 года.

Интересен тот факт, что оба брата, прожившие всю жизнь в Украине, по­хоронены в Германии. Видимо их души должны были находиться недалеко друг от друга.

Моя мама была офтальмологом. В свое время, т. к. она считалась хорошим специалистом, ее приглашали на кафедру офтальмологии медицинского ин­ститута. Она отказалась и продолжала работать в практическом здравоохране­нии заведующей отделением. Все свободное время она уделяла семье.

В последние два года состояние здоровья отца очень ухудшилось. Лечил­ся он в одном из лучших медицинских учреждений.

В 2003 году из-за критического состояния моего здоровья семья переезжа­ет в Германию. По приезду мы все были обследованы в одном из медицинских учреждений. В результате папе был поставлен диагноз - рак правого легкого (аденокарцинома) с метастазами. Он был немедленно госпитализирован.

Необходимо отметить, что немецкие медики делали все возможное, бо­рясь за его жизнь. Папа оставил этот мир практически без страданий.

На мой взгляд, это свидетельствует о достойно пройденном им жизнен­ном пути.

В 12 лет, отдыхая с мамой в городе Евпатория, я очень плохо себя почув­ствовал. У меня появилась сильная слабость, тошнота, боли в области пупка и изнурительная жажда, я не пропускал ни одного автомата с водой, начал резко худеть. Мама сразу забила тревогу, и сделал анализы. Их результаты повергли в шок всех членов моей семьи. Уровень глюкозы в крови и моче был резко по­вышен. Мы в срочном порядке возвратились домой. Я был немедленно госпи­тализирован в городское эндокринологическое отделение, где сразу получил свою первую инъекцию инсулина, ведь мне был поставлен диагноз - сахар­ный диабет. Мама спросила, не больно? Я ответил, что не очень. Тогда я еще не предполагал, что неоднократные уколы инсулина в день я буду регулярно получать 42 года, и они станут неотъемлемой частью моей жизни. С этого момента я «сел на иглу», со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Болезни и проблемы, с которыми сталкиваются в жизни люди, чаще всего связаны с их детством. Об этом свидетельствует и мой случай.

Всемирно известная американская целительница Луиза Л. Хэй разрабо­тала список психологических эквивалентов практически всех заболеваний. По моему мнению, эта работа заслуживает высочайшей оценки. Этот список приведен в конце книги. Обратите на него пристальное внимание.

На ряде примеров я постараюсь объяснить, как с ним работать.

Давайте пока остановимся на моем случае и заглянем в этот список. Те­перь посмотрим вероятные психологические причины возникновения сахар­ного диабета. Они - следующие: тоска по несбывшемуся; сильная потреб­ность в контроле; глубокое горе; не осталось ничего приятного.

Мы постараемся обстоятельно рассмотреть психологические причины возникновения сахарного диабета применительно к моему случаю.

Для лучшего понимания сравним эти психологические факторы с работой компьютера и постараемся понять, что практически происходит с нами. Когда в программу компьютера попадает вирус, возникает сбой в его работе, и он на­чинает выдавать искаженную информацию. Другими словами, в наш компью­тер (мозг) также попадает психологический вирус, и происходит сбой, но уже в органах и системах нашего организма, что и приводит к возникновению за­болеваний. Как программист борется с компьютерным вирусом? Необходимо очистить его программу от вируса и ввести новую (перезагрузка компьютера). Тогда он вновь начнет выдавать истинные данные. Антивирусная програм­ма по системе Луизы Хэй - это произнесение аффирмаций (самовнушения), которые при частом употреблении (программировании) на подсознательном уровне убирают вирус и стирают вызванные им патологические изменения.

На мой взгляд, антивирусная программа, доя мозга (компьютера) человека как на момент нахождения пути к избавлению от уже имеющегося заболева­ния, так и для исключения рецидивов (повторений, обострений), а также воз­никновения новых болезней, так как вирусы видоизменяются и могут снова вызвать сбой в программах, должна быть значительно более комплексной и многогранной. О моем видении этого я расскажу далее.

А теперь вернемся к проблеме, которая вызвала у меня такую коварную болезнь, как сахарный диабет. Диабет особенно страшен своими осложне­ниями. В бывшем Советском Союзе проблема антисемитизма, как и других национальных вопросов, стояла очень остро. По национальности я - еврей, и впервые это почувствовал в школе. Советская пропаганда путем использо­вания всех имеющихся средств массовой информации осмысленно и плано­мерно делала свое «черное дело», стравливая людей различных националь­ностей. Не секрет, что эта политика серьезно затронула еврейскую нацию. И с раннего возраста я уже четко знал, что быть евреем - это очень плохо и стыдно. Так называемая «пятая графа» в паспорте, где значилась национальность, часто играла решающую роль в жизни людей и их судьбах.

Все это не могло не отражаться на мне. Я чувствовал себя в связи с моей национальностью, как прокаженный. Во мне поселился страх, что могут узнать о моей национальности. Естественно, я никому об этом не рассказывал и держал все в себе.

У меня появилась мечта - изменить национальность, но по закону это сделать было нельзя. Когда в классе возникала необходимость при всех говорить


свои биографические данные, включая национальность, я готов был «провалиться сквозь землю». Помню, как мы с одноклассниками пошли записываться в библиотеку. Там необходимо было заполнить абонемент, и обязательно спрашивали национальность. Я развернулся и убежал, чтобы не произносить слово «еврей». А когда более старший по возрасту, мальчик из соседнего двора сказал на меня «жид», я был в шоке и боялся выходить на улицу, чтобы это не повторилось. Другими словами, я жил в постоянном страхе. В связи с нахождением длительное время в состоянии хронического стресса у меня возникло это тяжелое заболевание. А оно, как и многие другие, относятся к психосома­тическим болезням.

Психосоматика в переводе с греческого языка означает «болезни души». А «на душе» у меня, как вы понимаете, было очень скверно. Родителям я о своих переживаниях не говорил. Единственное, что они знали, это то, что я мечтал изменить национальность. До 2-го класса моя фамилия была, как и у папы - Когон. Мамина фамилия была Ольхова. В условиях антисемитизма она звучала лучше. И родители решили для моего благополучия изменить фа­милию на Ольхов. Так я стал Ольховым. Моя бабушка говорила мне, что если суждено, то я всего добьюсь и с еврейской национальностью.

Я окончил школу с золотой медалью и поступил в Днепропетровский ме­дицинский институт. Другой профессии я для себя не представлял. По окон­чании института я получил диплом с отличием и хотел, в связи со своей болез­нью, стать эндокринологом. Однако случай изменил все в моей жизни.

Дорогие читатели, я хочу, чтобы вы запомнили, что случайностей в жизни не бывает. И когда у вас или вокруг вас что-либо происходит, необходимо за­дать себе вопрос - почему? И вы всегда в той или иной форме получите ответ в виде сна, подсказки со стороны, какого-нибудь знака. Об этом мы поговорим далее. Но на вопрос «почему это происходит?» нужно постараться найти ответ, хотя абсолютно верно это сделать не всегда сможет даже специалист. Однажды я зашел в психиатрическое отделение областной больницы им. Мечникова, где работал мой товарищ. И он мне показал сеанс гипноза. Это на меня произвело большое впечатление, и с этого момента я решил, что стану только психотера­певтом, и был абсолютно в этом уверен. По окончании интернатуры в 1977 году в городе Днепропетровске впервые были организованы при многопрофильных клинических больницах кабинеты психотерапии. И я возглавил кабинет психо­терапии при 6-й городской клинической больнице, куда меня направили на ра­боту. Специальность психотерапевт постепенно стала крайне востребованной в комплексном лечении больных с различными заболеваниями.

Специальность психотерапевта я приобрел в Санкт-Петербурге в отделении неврозов и психотерапии психоневрологического научно-исследовательского института им. В.М. Бехтерева и на кафедре психотерапии Государственного института усовершенствования врачей им. Салтыкова-Щедрина.

Моим учителем был известнейший ученый, автор большого количества книг для специалистов (психотерапевтов, психиатров, медицинских психоло­гов), доктор медицинских наук, профессор Карвасарский Борис Дмитриевич. Он был научным руководителем отделения неврозов и психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического институ­та им. В.М. Бехтерева, а также заведующим кафедрой психотерапии Санкт-Петербургского государственного института усовершенствования врачей им. Салтыкова-Щедрина. Одновременно он являлся Главным психотерапевтом Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Б.Д. Карвасарский был научным руководителем моей кандидатской диссертации, которую я защитил в 1982 году в Санкт-Петербургском психоневрологическом НИИ им. В.М. Бехтерева. Там же в 1991 году мною была защище­на докторская диссертация. Обе диссертации были защищены по специаль­ности медицинская психология, когда еще существовал Советский Союз.

Огромную помощь в повышении моего профессионального уровня всегда оказывал директор Санкт-Петербургского психоневрологического НИИ им. В.М. Бехтерева, доктор медицинских наук, профессор Модест Михайлович Кабанов.

В 1992 году я возглавил мною созданный Региональный центр психотера­певтической реабилитации и психопрофилактики. Это был мощный научно-методический центр, укомплектованный большим штатом сотрудников и оснащенный самым современным лечебно-диагностическим оборудованием.

В структуру Центра входили психотерапевтическое, психосоматическое и психохирургическое отделения. На базе Центра был защищен целый ряд дис­сертационных работ, как врачами Центра, так и сотрудниками различных ме­дицинских кафедр. Наши научные разработки пользовались популярностью во всем мире, и меня часто приглашали с докладами на различные междуна­родные конгрессы и симпозиумы.

На базе уникального психохирургического отделения была разработана система психологической подготовки хирургических больных к операциям и их послеоперационная реабилитация. В основном она применялась у боль­ных, готовящихся к плановым хирургическим вмешательствам. Под эгидой психохирургического отделения были созданы вместе с хирургами предопе­рационные и постоперационные палаты. Они были оснащены телевизорами, камерами наблюдения, звуковыми колонками и установками прямой связи с психотерапевтами. Была создана центральная пультовая, оборудованная по последнему слову техники. В ней находились компьютеры, видеомагнитофо­ны, музыкальные центры, камеры слежения за пациентами в палатах, сред­ства для прямой видео- и звуковой связи психотерапевта с палатами.

В начале с помощью экспресс-методик определяли психофизическое состояние каждого готовящегося к операции. Затем с учетом индивидуаль­ных особенностей осуществляли в течение 24 часов до операции различные психотерапевтические программы. Смысл системы заключался в том, что на сутки до операции освободить пациента от ненужных мыслей о возможных исходах оперативного вмешательства, позитивно настроить его, блокировать страх и тревогу, дать возможность хорошо выспаться.

Для этого использовались записанные на видеодиски интервью людей, успешно перенесших ту или иную операцию, сеансы гипнотерапии, музыкотерапия, фильмы комедийного жанра; шло обучение приемам самовнушения. При необходимости с ними общались родственники, проинструктированные психотерапевтом. Сам психотерапевт постоянно находился на телерадиосвязи с больными.

Результаты применения этой системы превзошли все ожидания. Успешно проходили операции; быстро нормализовались цифры артериального давления и клинико-биохимические показатели крови и мочи; практически отсутствовали послеоперационные осложнения, не возникали нервно-психические расстройства.

Данная система впервые в этой области применения получила патент на изобретение. По результатам этой работы успешно защищены несколько дис­сертаций.

К созданию этой системы я пришел после операции по удалению желчного пузыря. Несмотря на сахарный диабет, я ее перенес очень хорошо. О предстоя­щей операции я совершенно не думал, т. к. накануне затеял ремонт в отделении психотерапии и лег на операционный стол в день операции, таким образом, не думая об ее исходе и не находясь ни дня перед ее проведением в больнице. Мне удалось избежать чувства тревоги, волнения и переживаний, которые обычно сопровождают больного перед операционным вмешательством.

В 1985 году мне впервые, как я понял спустя многие годы, дали сигнал сверху о том, что я должен измениться сам и по-другому воспринимать окру­жающий мир и события, происходящие в нем.

У меня внезапно появилась резкая нестерпимая боль в животе, и я был не­медленно доставлен в больницу скорой и неотложной медицинской помощи. Там мне был поставлен диагноз: острый панкреатит. Состояние мое ухудша­лось, боль нарастала, и я потерял сознание.

О том, что происходило далее, я был информирован специалистами-медиками и моими родственниками. Состояние продолжало ухудшаться. Воз­ник гемолиз с распадом эритроцитов. Показатели гемоглобина и эритроцитов в крови снизились до несовместимых с жизнью. Все это происходило в реа­нимационном отделении. Были вызваны специалисты из различных городов, которые мою ситуацию считали безнадежной. Родителям сообщили, что шан­сов на жизнь у меня нет. Кризис наступил в ночь с 8 на 9 мая 1985 года, в ка­нун 40-летия победы над фашистами в Великой Отечественной войне. Смена медработников, уходя с дежурства, уже попрощалась со мной. Главный па­тологоанатом города впоследствии мне рассказывал, что в это время стояла сильная жара, и для меня была подготовлена холодильная камера в морге.

Внезапно, уже ничего не теряя, заведующий отделением применил тера­пию отчаяния - решил осуществить прямое переливание крови. У меня оказа­лась кровь 1-й группы, резус-отрицательный, и требовалась для переливания только абсолютно идентичная.

Случайно оказалось, что такая же кровь была у сестры-хозяйки отделе­ния. После прямого переливания крови гемолиз приостановился. Тогда сооб­щили по телевидению, что мне нужна донорская кровь, и начали прибывать доноры. Очнулся я 14 мая и отметил свой второй день рождения. А так как родился я 15 мая, даты моих дней рождений фактически совпали. Когда я оч­нулся и посмотрел на себя со стороны, то чуть опять не потерял сознание. Эта картина представляла собой жуткое зрелище: весь опухший, правое ухо прак­тически ничего не слышало, в голове стоял такой гул, как будто вокруг меня работало сто мощных двигателей. Закрыть глаза я не мог, сразу же виделись кошмары, возникала сильная тошнота и рвота, все стояло вниз головой. Несколько дней я глаз не закрывал. 16 мая меня попытались поставить на ноги, но я, конечно, упал - не мог на них держаться. Я заново учился ходить. И дал себе слово, что не буду больше волноваться, прекращу писать докторскую диссертацию (в тот период я уже работал над ней), займусь своим здоровьем. Определенный период времени я восстанавливался. Но как только немного окреп, продолжил жить, как и раньше, нарушая Законы жизни. Мною после этой непростой ситуации не было сделано никаких выводов. Тогда я еще не понимал, что, образно говоря, «укладывают» на койку не зря, а для процесса осознания, так как каждую болезнь нужно понять, тоесть осознать причину ее возникновения.

Я хочу пояснить слово «укладывают». «Красной нитью» сквозь всю книгу будет проходить признание мною наличия Высших сил, Высшего разума. Су­ществует ряд различных религий. И каждый верующий человек поклоняется своему Богу. На мой взгляд, Бог един для всех.

Как я уже говорил, случайностей в жизни не бывает. Так вот, Высшие силы нам помогают. Они не могут сказать: «Люба или Сережа, делай так или так, а вот этак не делай». Они нам сигнализируют знаками. Анализируя свою жизнь и жизнь моих пациентов я буду приводить примеры, которые помогают научиться немного, понимать эти знаки, обращая на них пристальное внима­ние. И это позволит избежать многих проблем и смягчить «удары судьбы». А «укладывают» нас на койку (мы заболеваем) порой на очень длительный срок для того, чтобы мы задумались, где и что мы делаем не так; осознать это и постараться измениться.

А если после этого мы не сделаем нужных выводов, то в следующий раз нам будет значительно хуже. Болезнь будет прогрессировать или возникнет новое заболевание. И это касается не только проблем со здоровьем, но и раз­личных жизненных ситуаций. И постарайтесь хорошо запомнить, что если мы не обратили нужного внимания на предупреждения сверху, не сделав нужных выводов, то последующий удар будет сильнее предыдущего. Так будет по­вторяться каждый раз. А если Высшие силы увидят, что мы не в состоянии воспринять эти подсказки-предупреждения, то они прекратят помогать и от­вернуться от нас. Впоследствии конечный результат может оказаться самым плачевным.

Вы спросите: а как же карма? Карма трактуется как закон причин и след­ствий. Мы уже рождаемся с кармическими наработками в результате непра­вильных, ошибочных мыслей и действий наших родителей и родственников. А затем нарабатываем свои ситуации, которые противоречат жизненным нор­мам. Законы жизни - это те же Божьи законы. И не зря их настоятельно реко­мендуют не нарушать, так как в жизни за все приходится рассчитываться.

Это же можно сказать словами известной песни Александры Пахмутовой - ничто на Земле не проходит бесследно. И расплачиваться приходится слишком дорогой ценой нам или, что еще хуже, нашим детям и внукам. Поэтому, совершая какой-либо поступок или действие, хорошо подумайте, соответствует ли это Законам жизни, то есть практически тем же Божьим законам, не забывая о последствиях.

К сожалению, только через страдания или испытания мы можем прийти к пониманию многих вещей, изменению мировоззрения. Часто эти испыта­ния кажутся невыносимыми, но нам дают не более того, что мы в состоянии выдержать. Чем больше возможности человека, тем мощнее удар. Люди, до­стигшие в жизни чего-то существенного, обязательно проходили те или иные испытания. Если мы, проходя их, не делаем никаких выводов и не меняемся, то получим следующий удар. Давайте это рассмотрим на обычной жизненной ситуации. Если ученик, посещая школу, не сдает экзамен по тому или ино­му предмету по окончании учебного года за какой-то класс, то его оставляют на второй год обучения. А если он и после этого не сдает этот экзамен? Что делать? Но его максимум оставляют еще на один год. Ну, а если он опять «проваливает» экзамен, то его, в конце концов, выгоняют из школы. Его - из школы, а нас, порой, - из жизни.

В дальнейшем мы поговорим о людях, которые получили мощные удары судьбы, но смогли сделать правильные выводы и повернуть свою жизнь в пра­вильном направлении, что, в конечном итоге, привело к самым позитивным результатам.

Почему же после такой непростой ситуации, в которой оказался, я не сде­лал никаких выводов. Во-первых, я считал, что то, что со мной случилось, это только следствие моей основной болезни, а во-вторых, тогда еще я не по­нимал этого. Меня же настоятельно заставляли задуматься. А я по-прежнему нарушал Законы жизни, например, изменял жене, на которой женился, когда мне исполнилось 26 лет.

В 1986 году в Санкт-Петербургской военно-медицинской академии у меня были выявлены мелкие камни в желчном пузыре в большом количестве, то есть, диагностирована желчнокаменная болезнь. Давайте посмотрим, какие психологические эквиваленты приводят к возникновению этого заболевания. Это горечь, тяжкие мысли, проклятия, гордость. Горечь, в смысле психологи­ческого состояния у меня, как я уже писал ранее, появилась еще в детстве и усилилась в школе, когда в 9-м и 10-м классах я встречался с одноклассницей. В эту школу я перешел после окончания 8-го класса в связи с тем, что предыдущую внезапно сделали с 8-летним образованием, а впоследствии совсем закрыли. Там я учился в дружном и любимом мной классе. Одно­классница хотела выйти за меня замуж и всем об этом говорила, но я ей не ве­рил. Жизнь потом показала, что это недоверие было небезосновательным. Ее мама работала эндокринологом и была категорически против того, чтобы она со мной встречалась, так как я болел сахарным диабетом, а ей были хорошо известны осложнения, возникающие при этой болезни. И хотя это была моя первая любовь, я заставил себя не встречаться с ней. Но это оставило опреде­ленный отпечаток на всей жизни. С тех пор я не доверял больше женщинам.

Тяжелые мысли, связанные с моим заболеванием, неоднократно посе­щали меня. Постоянные ограничения во всем. Строго по времени мне надо было делать уколы инсулина; когда мне хотелось, есть, я не мог, так как после уколов нужно есть в определенные часы и, соответственно, когда не хотел - то должен был. Серьезные физические нагрузки также мне не разрешались в связи с тем, что уровень глюкозы в организме мог резко упасть. Это назы­валось гипогликемией, которая могла привести даже к потере сознания. Так я находился в постоянных рамках строгого режима, и мне, ребенку, было слож­но это выполнять. Напрягал меня и постоянный контроль, прежде всего - со стороны мамы. Естественно, она хотела как лучше, а мне не хотелось с этим мириться.

О проклятиях мы еще поговорим. Гордость, по Луизе Хэй, или более пра­вильно, гордыня, тоже была мне присуща. Я любил, когда меня хвалили, и мог дать сильную реакцию, когда, как мне казалось, незаслуженно обижали. Так что, калькулезный холецистит, как мы видим, я заработал. Но это было следствие, а причина оставалась.

Я начал встречаться, будучи женатым, с девушкой, которая была значи­тельно моложе меня. И с ней связана отдельная поучительная история.

Мне Высшие силы неоднократно сигнализировали о том, что я совершаю неблаговидные поступки и с ней общаться не должен. Теперь об этом подроб­нее. В 1993 году я должен был лететь в командировку в Израиль. Рейс на Тель-Авив выполнялся из Одессы. Мне сигнализировали сверху, что в Израиле меня ничего хорошего не ждет. Я же в очередной раз это не понимал. Перед вылетом у меня внезапно появились сильные боли в животе, возникло желудочное рас­стройство. По этим причинам я даже не мог подняться по трапу. По жизни я не привык отступать от намеченных планов. Поэтому, несмотря на все проблемы, поднялся в салон самолета, что стало моей очередной ошибкой.

Я всегда на лекциях говорил студентам, что у человека должна быть цель, и он должен стремиться к ней. Но цель обязательно должна быть благой, и достигать ее нужно, соблюдая Законы жизни, не принося никакого вреда дру­гим. Запомните, что нельзя форсировать события, если на пути их реализации возникают проблемы и сложности. Нужно, прежде всего, задать вопрос: по­чему это происходит? Затем постараться на него ответить. И в соответствии с этим спокойно действовать. Иначе вы получите целый рад новых проблем.

С момента взлета мы находились в воздухе уже полтора часа. Я посмо­трел в иллюминатор и увидел, что земля начала стремительно приближаться; я подумал, что что-то случилось с самолетом, так как по времени мы должны были пролететь только половину пути. Другие пассажиры тоже переполоши­лись. С нами летела группа представителей русской православной церкви. Священники начали усиленно молиться и снимать друг друга на видеокамеру. Они, как и я, решили, что сейчас произойдет катастрофа. Но все случилось по-другому. Оказалось, нас снова посадили в Одесском аэропорту, так как Турцию не оповестили об этом рейсе. Получается, что мы нелегально пере­секли бы воздушное пространство Турции, и этот самолет могли бы сбить. Но турецкие власти заставили экипаж самолета повернуть назад. Многих пасса­жиров этого самолета встречали в Израиле. И когда он вдруг исчез с экранов радаров, встречающие подняли всех на ноги и, благодаря им, мы через некоторое время опять вылетели из Одессы и благополучно приземлились в Тель-Авивском аэропорту.

Вы, конечно, знаете, что в Израиле очень много мест, связанных с Иису­сом Христом. И первую серьезную проблему с глазами я получил, находясь именно в Израиле. Пребывая там, после разговора по телефону со своей де­вушкой, у меня внезапно впервые возникло кровотечение в сетчатку левого глаза. Я практически перестал им видеть. Таким образом, мне просигнали­зировали, что у меня пелена перед глазами, и я не вижу, что делаю, то есть нарушаю один из Законов жизни. Я это опять оценил как следствие диабета. Хочу отметить, что, находясь в официальном браке, нельзя нарушать Божьи заповеди изменять мужьям и женам. Вначале нужно в случае неудачной се­мейной жизни расторгнуть брак.

Назад я возвращался через город Одессу, и, прилетев туда, обратился в офтальмологический НИИ им. академика Филатова, где мне оказали посиль­ную помощь. Дальше в Днепропетровске на кафедре офтальмологии очень длительное время ликвидировали последствия этого кровоизлияния. И с огромным трудом добились положительного результата.

Через несколько месяцев меня пригласили на международный конгресс в Амстердам, где я должен был выступить с докладом. Моя жена была катего­рически против того, чтобы я летел в Амстердам - боялась повторения кро­воизлияния. А моя пассия пожелала мне счастливого пути и сказала, что гор­дится тем, что я у нее есть. Это потешило мое самолюбие, и я принял решение лететь на конгресс. Но все опять складывалось для меня неудачно. Прилетев в Амстердам, я узнал, что мой чемодан с документами, текстом доклада и вещами не прибыл. В Амстердаме я находился 5 дней. С горем пополам сде­лал доклад и не мог дождаться, когда улечу домой. Чемодан, проколесив пол-Европы, прибыл, в конце концов, в Днепропетровск. Как мы видим, знаки складывались не в пользу моих отношений с этой девушкой. Но это было еще не все. Мне продолжали сверху настоятельно показывать, что я по-прежнему не понимаю знаков.

Как-то на мой день рождения приехал из-за границы мой друг, пригласил к себе в гостиницу отметить мой день рождения. У меня возник накануне конфликт с женой. А тут позвонила моя пассия, и к этому товарищу я пошел с ней. Во время празднования внезапно возникло сильное кровоизлияние в сетчатку правого глаза. Я немного запаниковал и поехал к своей маме, кото­рая, как вы помните, работала офтальмологом. Она посмотрела глаз и очень расстроилась, отметив, что кровоизлияние очень сильное. Опять хочу подчер­кнуть, что оно возникло в присутствии девушки, которая от начала и до конца несла мне лишь один негатив. В течение многих месяцев с огромным трудом удалось рассосать это кровоизлияние, и я вновь увидел правым глазом.

При сахарном диабете все сосуды организма становятся хрупкими и лом­кими. Наиболее часто страдают глаза и почки, но, безусловно, осложнения при сахарном диабете возникают во всех органах и системах организма.

От первого брака у моей жены был сын, которого в четырехлетнем возрасте я усыновил. Жена моя была порядочным человеком, аккуратной, могла отлично шить и вязать. В общем-то, у нее было много достоинств, ну и, есте­ственно, как у всех нас, и ряд, на мой взгляд, недостатков. Совершенств, как вы знаете, не бывает. Мы с ней прожили 13 лет, я заботился теперь уже о своем сыне. Он поступил на юридический факультет Национального университета. Были внесены деньги за его платное обучение на все 5 лет. Но вскоре после поступления он совершает очень серьезный проступок (перепродает писто­лет). Этот проступок, как я считал, порочил мою фамилию, под которую он занял для этой цели деньги у моих приятелей. Я не мог с этим смириться. Супруга же поддержала его. Это и привело в результате к разводу. Как жизнь показала, дальше я получил свое, а супруга свое наказание. Сын бросил учебу в университете и занялся неблаговидными делами, о которых мне не хотелось бы говорить. Дай Бог, чтобы он тоже смог со временем осознать свои поступ­ки и измениться к лучшему.

В результате я сошелся с этой девушкой. С моей женой у них были одина­ковые имена и отчества, и детей они назвали одним и тем же именем. Распи­саться с ней официально, чего она хотела, у меня не было никакого желания.

В июне 1994 года меня пригласили принять участие в международной конференции в Финляндии, куда я поехал через Санкт-Петербург. В Санкт-Петербург я отправился с моей гражданской женой и племянником, который был студентом медицинского института. С племянником мы поехали далее в Финляндию, а жена осталась ждать нас в Санкт-Петербурге.

Надо отметить, что и в Финляндию Высшие силы меня явно не пускали. Возникли очень существенные препятствия с оформлением визы. Не пуска­ли, как потом выяснилось, тоже не зря. Эта поездка катастрофически сказа­лась впоследствии на моем зрении. Я все-таки с трудом оформил и получил необходимые документы, так как не привык по жизни отступать, и все, что задумал, должен был реализовать. Но часто это ни к чему хорошему не приво­дило. Так получилось и в этот раз.

Хочу заострить внимание читателей на том, что если у вас что-то не по­лучается, при этом мешают различные препятствия, то не старайтесь фор­сировать события. Остановитесь, подумайте, почему это происходит, и по­старайтесь проанализировать ход происходящих событий, так как в жизни случайностей не бывает.

Мне хотелось бы сделать некоторое отступление. В 1994 году в день развода с моей первой женой мы с товарищем создали частную медицинскую фирму. С учетом все ухудшающегося положения в медицине хотелось сделать что-то полезное. Фирму назвали «МедИНЭКС» и организовали ряд медицинских услуг, в том числе и платную скорую помощь, бригады которой спасли не одну жизнь. Это был прецедент в Днепропетровской области и второй случай в Украине. Первую такую скорую помощь организовала в городе Киеве фирма «Медиком». Мы ездили к ним перенимать опыт. Создали также первый частный стационар в одной из больниц города. Он начал работать и вызывал у многих зависть. А это очень нехорошее чувство. Руководство больницы делало все возможное и невозможное, чтобы его закрыть, хотя был официальный договор об аренде помещений. И это у них получилось.

В России же раньше начали оказывать альтернативные медицинские услу­ги. В частности, в работе конференции в Финляндии принимала участие ме­дицинская фирма из города Санкт-Петербурга, которая значительно раньше, чем в Украине, организовала альтернативную скорую медицинскую помощь для жителей своего города.

В Финляндии, как вы знаете, очень популярны сауны. Они расположены везде и даже в отдельных номерах гостиниц. Так вот, пребывая в Финляндии, я злоупотреблял ими. И это не могло сказаться на моем здоровье.

После возвращения из Финляндии в Санкт-Петербург мне в клинике глаз­ных болезней сделали ангиографию глаз, и выяснилось, что в Финляндии в результате моих активных посещений сауны произошло кровоизлияние. Но на этот раз оно не попало в поле зрения, а озерцом разлилось на верхнем своде глазного дна Знаки предупреждали, как мы видим, меня снова правильно.

В августе 1994 года ко мне вновь приехал мой друг из Израиля, к которому мы снова пошли с гражданской женой в гости. И там у меня опять в ее присут­ствии произошло мощное повторное кровоизлияние в сетчатку правого глаза, и я полностью потерял на этот глаз зрение.

Я понимал, что в этот раз его рассосать будет невероятно сложно. Но мне в очередной раз начали делать рассасывающие уколы в глаз. Ситуация, одна­ко, не менялась, а прошло уже несколько месяцев. Мне настоятельно говори­ли о необходимости операции. Но я медлил и поехал в Одессу к директору НИИ им. Филатова, который дал ошибочное заключение о необходимости продолжения рассасывающей терапии. Время работало не в мою пользу. 28 и 30 декабря 1994 года две моих диссертантки должны были защищать кан­дидатские диссертации. Одна - в Киеве, другая - в Запорожье. Как научный руководитель я должен был присутствовать на их защите. И я для себя решил, что глазом займусь с нового года. Они прекрасно защитились, и надо было решать, куда ехать оперироваться. Меня уже ждали в Москве. Операцию дол­жен был делать профессор Г.Е. Столяренко. Но случай все решил по-другому. Мой товарищ из Израиля, о котором я уже говорил, договорился с профессо­ром Миллером из Хайфовской клиники «Рамбам» медицинского факультета университета об операции. И мне прислали факс с приглашением прибыть в клинику. Но за операцию нужно было платить. И мой друг из средств своей фирмы выделил приличную сумму денег, которую должны были перевести по моему приезду на счет этой больницы. И я отправился в Израиль на опе­рацию. Вылетел рейсом из Симферополя. Такое количество знаков, которые сигнализировали о приближающейся катастрофе в Израиле, даже трудно со­считать.

Все началось с аэропорта. Я вез с собой приятелям две баночки красной икры. Таможенник категорически требовал выложить их из багажа, а иначе он не пускал в самолет. С очень большим трудом, после конфликта с таможней, я все-таки повез эту икру. Далее, прилетев в Израиль и следуя из аэропорта Бен-Гурион в Хайфу на машине, по дороге, недалеко отъехав от аэропорта, мы увидели страшную автомобильную катастрофу с человеческими жертва­ми. Это был очередной знак. Буквально накануне прилета в Израиле произо­шел самый значительный на тот период времени теракт. Погиб двадцать один человек, и очень много людей было ранено. В Израиле был объявлен траур. Это тоже знак. Старайтесь всегда ничего не упускать из вашего поля зрения, когда вы о чем-то думаете или что-то собираетесь делать. Знаки бывают по­ложительными и отрицательными. Еще раз хочу подчеркнуть, что тогда еще о наличии знаков я не подозревал. Дальше - больше.

В клинике после осмотра сказали, что сетчатка на месте, меня госпитали­зируют, и через несколько дней профессор Миллер будет меня оперировать. Назначили день операции. Но тут препятствием стала сотрудница админи­страции больницы, которая заявила, что пока деньги не поступят на опреде­ленный счет банка в Иерусалиме, операции не будет. Профессор ответил, что он будет оперировать меня, несмотря ни на что. Теперь давайте посмотрим, какую «психологическую подготовку» перед операцией я получил. Меня на­чали готовить к операции и сказали, что возьмут на операционный стол пер­вым. Сотрудница администрации продолжала препятствовать этому. Затем сказали, что буду вторым, затем - третьим. В конце концов, меня отключили от системы и сказали, чтобы я ехал домой, так как деньги за операцию не поступили. Мои товарищи предложили заплатить наличными, но и это не по­могло. Я уехал из больницы в соответствующем состоянии. А деньги, как за­колдованные, не могли перевести в Израиль. Я начал ждать. Прошел месяц. Пришлось продлить визу. Когда я уже решил улетать, поступили деньги. Все казалось, наладилось, но в день операции у профессора умирает жена, и он уже не мог оперировать. Мне предложили другого врача. Все его хвалили, и я уже от отчаяния согласился. Мне дали подписать на иврите какую-то бумагу. Я, ничего не понимая, подписал ее, чего было делать нельзя.

Оперировали меня четыре часа. После операции у меня практические двое суток была неукротимая рвота из-за плохо подобранного наркоза. Это при операциях на глазах было просто недопустимо. Когда сняли с глаза по­вязки, появилось зрение, правда, не очень хорошее. Врач, осуществивший операцию, сказал, что она произведена очень поздно, и лучше, чем вижу на этот глаз после операционного вмешательства, я видеть не буду. В течение не­скольких недель меня наблюдали офтальмологи. Сказали, что все в порядке, и сетчатка на месте, но когда ушел газ, который вводили в глаз для прижатия сетчатки, я увидел, что доктор что-то очень забеспокоился. Он сказал, что по­сле траура вышел профессор Миллер и будет меня осматривать. Профессор сказал, что сетчатка разорвана наполовину, и можно попытаться что-то сде­лать, но успех не гарантирует. Это меня очень потрясло. Я отказался, мечтая побыстрее оттуда уехать и чтобы закончился этот кошмар.

Я не привык проигрывать, а тут проиграл вчистую (поехал не туда). При­ехал домой я в катастрофическом настроении. Если бы я тогда понимал значение знаков...

Я не остановился на этом и решил ехать в Санкт-Петербург на повторную операцию, хотя понимал, что шансов на успех у меня 0,01 %. Туда я отправил­ся с мамой, которая работала заведующей глазным отделением больницы, и своей гражданской женой.

И опять эти знаки...

В поезде у меня произошло не очень сильное кровоизлияние в другом - левом глазу. Зрение в нем сохранилось, но значительно ухудшилось. Опять все случилось в присутствии жены. После приезда меня посмотрел профес­сор В.В. Волков и сказал, что шансов на успех мало, но он попробует проопе­рировать. А пока нужно было делать сонографию (УЗИ) глаз. На второй день пребывания в Санкт-Петербурге во время исследования правого глаза в него занесли инфекцию. Из глаза повалил гной в огромном количестве. В таком состоянии ни о какой операции не могло быть речи. С этим воспалением я провалялся больше месяца. У меня уже не было сил, и я уговорил профессо­ра делать операцию. Мне делали двойную операцию в течение 3,5 часов, но уже под местным обезболиванием. Боль периодически возникала такая, что я часто на операционном столе терял сознание. Операция закончилась полным провалом.

Анестезиолог после операции сказал мне, что он уже скоро уходит на пен­сию, но при нем таких тяжелых операций под местным наркозом еще никому не делали. И он просто не представляет, как я смог это выдержать. После опе­рации у меня начались дикие головные боли.

Уезжал я из Санкт-Петербурга в страшной депрессии. Я перестал надеяться на перспективу. Диабет, на мой взгляд, мог только ухудшить состояние.

Я своим пациентам часто привожу такой пример. В наших кинотеатрах над запасным выходом горит лампочка с надписью «нет выхода». Эта фраза по статистике наиболее часто приводит к суицидам. В американских кинотеа­трах над запасным выходом горит лампочка с надписью «выход рядом». Это в корне меняет смысл. И наша задача выключить лампочку с надписью «нет вы­хода» и включить «выход рядом». Я объяснял им, что яркость лампочки с этой надписью будет постепенно увеличиваться. Но у меня с самого начала горела надпись «нет выхода». Я в тот момент считал, что в жизни все проиграл, и у меня возникли суицидальные мысли. Мне с трудом удавалось сдерживать себя от этих навязчивых мыслей. Было просто жалко родных.

На работе я появлялся в соответствующем состоянии. Работать в этот период просто не мог. Я пытался найти какой-то выход из этого тупика, по­нимая, что современная психотерапия не срабатывает должным образом. Со­бирал сотрудников. В обсуждениях методов психотерапии пытался что-то найти, чтобы изменить свою ситуацию. Но все было тщетно.

У меня возник страх повторного кровоизлияния в единственный зрячий глаз. Ночами я практически постоянно просыпался в «холодном поту», пото­му что во сне мне отчетливо виделось, как этот глаз заливается кровью.

А то, чего мы больше всего боимся, то и происходит. Думая негативно, мы
притягиваем негативные ситуации.

Например, одна мама панически боится, чтобы ее ребенок не попал под ма­шину. Она отводила в школу, и забирает его из школы, хотя практически там и дороги не было. Но ребенок в итоге попадает под колеса автомобиля и погибает.

В подтверждение вышесказанного приведу историю, случившуюся с моим отцом. Он всегда очень боялся поставить неправильный диагноз своим паци­ентам. В последние годы его работы эта тенденция усилилась. А последствия такой ошибки, на его взгляд, могли сильно повредить здоровью пациента.

Кстати, накануне гибели в авиакатастрофе в интервью известный офталь­молог Святослав Федоров, на вопрос корреспондента, чего он больше всего боится в жизни, ответил: «Боюсь ошибиться, делая операцию больному». И Святослав Федоров, и мой отец были очень ответственными людьми. Короче говоря, то, чего он так сильно боялся, произошло. Один из пациентов, кото­рому был поставлен диагноз «сифилис», защищая себя, подал на отца иск в суд за неверно поставленный диагноз. Естественно, папа суд выиграл, так как диагноз был поставлен со стопроцентной точностью. Однако суд состоялся.

Запомните, то, чего мы очень боимся, то с нами и происходит. Мысль - материальна, мы сами притягиваем негатив.

Я продолжал пребывать в жутком психологическом состоянии. Практиче­ски не мог включиться в работу. В этот период ко мне обратились сотрудники травматологического отделения больницы, где располагался возглавляемый мною психотерапевтический центр, с просьбой помочь купировать боль, воз­никшую в руке у пациентки после перелома. Эта женщина, слушательница Московской духовной семинарии, поскользнувшись, сломала локтевую кость правой руки. Мне удалось ликвидировать боль с помощью иглорефлексотерапии.

Увидев меня, эта женщина сказала, что я нахожусь с миссией на этой Зем­ле. С ее слов, Высшие силы якобы отметили меня среди других и ведут меня по пути. Посмотрев в мои удивленные глаза, отметила, что все, что произошло с глазом - лишнее тому подтверждение. Еще она добавила, что я со временем это пойму. Посещая сеансы иглорефлексотерапии, она приносила духовные книги с пометками, на что я должен обратить внимание. Мне хотелось что-то понять из ее слов, но тогда я был не готов к этому. Единственное, что я знал и вам рекомендую запомнить: если какая-либо ситуация повторяется дважды, то на нее следует обратить особое внимание. А то, что я нахожусь с миссией на Земле, мне ранее уже говорила одна из моих пациенток, за что я госпита­лизировал ее в психиатрическую больницу, так как в тот период времени к восприятию этой информации я был абсолютно не готов и трактовал это как бредовые мысли. О своем поступке я сейчас очень сожалею.

Я пытался развеяться, переключить внимание - ходил на концерты, в гости, но кроме дополнительных мучений это ничего не давало. Я еле дожидался окончания мероприятия, а то и уходил намного раньше других. К психотерапевтам за помощью я не обращался, так как считал, что они мне помочь не смогут. В общем, лампочка «нет выхода» продолжала ярко и постоянно гореть для меня.

Я дружил с сотрудниками одного из металлургических предприятий. Они же, в свою очередь, тесно общались с одним священником. Он часто наве­щал их. После случая с пациенткой из травматологического отделения у меня внезапно появилось желание принять православную веру. С этой просьбой я обратился к этому священнику, и вскоре он совершил обряд моего крещения, после чего освятил квартиру, где я проживал. Совершая этот обряд, он неод­нократно повторял, что она очень сильно загрязнена. После освящения моей квартиры теща (мать моей первой жены) практически сразу сломала руку.

После крещения состояние мое почти не изменилось.

И опять случай. Моя жена как-то, придя домой, сказала, что общалась по работе с одним бизнесменом. Он рассказал историю о человеке, который якобы упал с шестого этажа и сильно разбился. Затем сам восстановил свой организм. Предприниматель обещал познакомить с этим человеком. Вскоре он позвонил и попросил, чтобы мы приехали к нему в офис на встречу с этим целителем. Я нехотя поехал, ничего не ожидая от этой встречи.

Там я увидел моложавого человека лет сорока. У нас завязался разговор. Он рассказывал о вещах тогда непонятных мне, но это вызвало у меня инте­рес. Впервые за последние полгода я включился в беседу. Звали этого моло­дого человека Юрий Чудинов. Уже сама фамилия должна была насторожить. В книге я не называю истинных имен и фамилий моих пациентов и людей, с которыми я общался, чтобы не повлиять на их дальнейшую жизнь. В этом же случае привожу его истинные данные, чтобы больше никто не пострадал от его авантюрных действий.

Какие для меня были перспективы общения, подсказывал очередной знак. Во время нашей беседы зашла секретарь бизнесмена и шепнула ему что-то на ухо. Впоследствии выяснилось, что ему сообщили об угоне его новой маши­ны BMW, которая стояла возле офиса. Это свидетельствовало о том, что и меня ждут большие потери.

На данном этапе я поверил этому человеку. Впоследствии, анализируя эту ситуацию, я понял: чтобы остаться на этом свете, мне нужно было кому-то по­верить, увидеть, пусть ложную, но перспективу. Он же для меня на тот момент стал кумиром. А одна из Божьих заповедей гласит: не сотвори себе кумира. Я пошел по ложному пути.

Дальше все происходило следующим образом. На все проявления моей основной болезни - сахарного диабета им давалась своеобразная, абсолют­но не медицинская трактовка. Часто звучали термины Высшие силы, душа, магнетизм, биополе, карма и многие другие. Одним словом, абсолютно «не­традиционное» мышление. Это подкупало меня еще больше. Дело в том, что я прекрасно понимал, что традиционная медицина на этот момент не может справиться с сахарным диабетом и его осложнениями, а нетрадиционное на­правление, в лице псевдо знахарей и целителей, в основном авантюристиче­ское, говорило, что избавиться можно от любой болезни, и давало хоть и ложный, но шанс к возможности избавления от того или иного недуга. Вот я и схватился за этот мыльный пузырь. Чудинов говорил, что мне нужно делать, что есть и пить, какие использовать физические упражнения, о чем думать, как посещать сауну и многое другое. Параллельно Чудинов и моя гражданская жена мне говорили о необходимости создания фирмы, которая занималась бы лечением людей методами, рекомендуемыми «чудотворцем» и распространя­ла его опыт и знания среди народа. Естественно, тогда для прикрытия нужно было мое имя. Однако я верил в благие помыслы этих людей. Мною была создана фирма под громким названием «Здоровье нации». Впоследствии ока­залось, что она могла бы привести к гибели нации. Я говорю аллегорическим языком, но Чудинов мог бы самым отрицательным образом повлиять на здо­ровье многих людей.

Я в то время продолжал все еще верить ему. Как я, доктор медицинских наук, профессор, до такого докатился, мне ответить трудно. Чудинов, безу­словно, обладал даром влияния на людей, а также имел мощную энергетику. В результате моего «успешного лечения» на ногах возникли отеки, появилась сильная слабость, возникли серьезные проблемы с желудком и кишечником. Состояние мое продолжало ухудшаться. Самое интересное, что я перестал контролировать уровень глюкозы в крови, не делал элементарных лабора­торных исследований. Со временем в этой команде появился мой приятель, который обладал экстрасенсорными возможностями. Он вел прием пациен­тов вместе с очень грамотным врачом. Он экстрасенсорно определял пара­метры организма пациентов и давал свою интерпретацию увиденного, а врач трактовал это с медицинской точки зрения. Затем следовали рекомендации по нетрадиционному лечению. В частности, использовались кабины Райха. Это аппараты определенной конфигурации, в которых у больных осуществляется коррекция биополя. Это, в общем-то, благотворно влияло на состояние па­циентов. Так вот, я основывался не на показателях медицинских приборов, а на оценке и трактовке моих клинических и биохимических данных экстра­сенсом. Мягко говоря, это недопустимо. Запомните! Если вы получаете лече­ние с помощью нетрадиционных методов, то в обязательном порядке нужно осуществлять контроль своего состояния только в официальных медицинских учреждениях, у врачей. Другими словами, всегда необходимо разумно соче­тать традиционную и нетрадиционную медицину!

Кроме всего этого, нужно объективно располагать объективными данны­ми о целителях, ясновидящих, гипнотизерах и многих других проходимцах, которые ради своей корысти губят людей.

Безусловно, существуют одаренные люди с уникальными возможностя­ми. Но их единицы. А основная часть этого контингента - авантюристы и аферисты. Помните об этом, не будьте падки на их фокусы.

Психология человека работает так, что ему проще, чтобы кто-то махнул рукой, кто-то на него дунул, кто-то посмотрел пристально в глаза и сказал, что он здоров, чем приложить собственные усилия, постараться понять (осознать, что с ним происходит), попытаться изменить себя и жить по Божьим законам. Здесь необходимо действовать самому, а лень не позволяет это сделать, так как это труд. Трудиться же многие не хотят. Достичь же желаемого результата без этого не представляется возможным. Не даром в настоящее время выходит огромное количество брошюр и книг из серии «исцели себя сам».

В 1985 году, когда я погибал, находясь в реанимационном отделении боль­ницы скорой и неотложной медицинской помощи, у меня было видение: меня за иконой, которая была расположена ликом ко мне, начало втягивать в тоннель. Я четко видел статуи атлантов, которые стояли у стен. Затем видимость все ухуд­шалась и, наконец, тоннель стал абсолютно темным, без лучика света. По этому темному коридору меня тянуло очень долго. Вдруг в конце тоннеля появилась светящаяся точка, которая увеличивалась в диаметре, и, наконец, меня вынесло из тоннеля на свет. Но дальше меня понесло в центр каких-то небоскребов. Я попросил, чтобы меня подняли повыше, а иначе я разобьюсь о них. Меня какая-то сила подняла, и я оказался в самолете. Самолет приземлился в аэропорту где-то за границей, и меня радостно с цветами встречала толпа людей.

Я как-то впоследствии рассказал свое видение архиепископу русской пра­вославной церкви. Он очень серьезно, с большим интересом к нему отнесся и в свою очередь поведал мне о видении, увиденном им накануне тяжелой автокатастрофы, в которую он попал. Архиепископ был учеником Патриарха Московского и всея Руси Пимена. Так вот, это видение заключалось в том, что он присутствовал на заседании Священного Синода, где решался вопрос, выполнил ли архиепископ свою миссию на Земле и можно ли его забирать в потусторонний мир, или его нужно еще оставить здесь. Собор принял ре­шение, что его можно отправлять. Но тут поднялся Пимен, за которым было последнее слово, и сказал, что он еще нужен здесь. На следующий день ар­хиепископ попал в тяжелейшую автокатастрофу, но, придя в себя, вспомнив видения, понял, что будет жить.

После «эффективного» лечения у Чудинова я в тяжелейшем состоянии, после потери сознания, снова оказываюсь в реанимационном отделении. По старому сценарию вновь разыскали бывшую сестру-хозяйку, кровь которой уже однажды спасла мне жизнь. В тот период она уже не работала в отделе­нии, и ее привезли из дома и снова осуществили прямое переливание крови.

Затем еще неоднократно мне переливали кровь и ее компоненты. На одном из переливаний у меня резко поднялось кровяное давление и произошло кро­воизлияние в сетчатку левого глаза.

Некоторое время я еще видел, правда, все хуже и хуже, а затем зрение пол­ностью исчезло. Меня выписали домой, но я стал абсолютно беспомощным. Для того чтобы я, наконец, увидел многое, на что раньше не обращал никако­го внимания, мне закрыли глаза. Парадокс. Но, видимо, меня было трудно по другому чему-то серьезному научить и направить по правильному пути.

После этого я окончательно понял, что Чудинов шарлатан. Таким обра­зом, я «прозрел» в очередной раз.

Придя в себя, я серьезно начал разбираться, чем же занимались в мое от­сутствие «чудотворцы» в созданной мною фирме. Узнав, я ужаснулся. Исполь­зуя мое имя, они привлекали пациентов, брали у них деньги и, мягко говоря, «некомпетентно» их лечили, а другими словами, просто зарабатывали на их несчастьях. Естественно, я прилагал усилия по ликвидации этой фирмы. Моя гражданская жена поддерживала Чудинова, так как она числилась работаю­щей в этой фирме. Я помог ей за девять месяцев официально получить второе высшее образование по специальности психология. Она решила, что в состоя­нии оставить свой след в отечественной психологии, хотя ни знаний, ни соот­ветствующего мышления, ни ее возможностей для этого явно не хватало.

Вся эта команда пыталась мне помешать прекратить деятельность фир­мы. Они писали письма в медицинские организации и другие всевозможные инстанции. Я заявил своей гражданской супруге, что больше не собираюсь иметь с ней какие-либо отношения. Она была вынуждена подчиниться моему решению.

Кровоизлияние, возникшее в левом глазу, привело к полной потере зрения. Господь за мои грехи часто сурово меня наказывал, заставляя задуматься и выйти на правильный путь, но никогда не оставлял без помощи. О том, что со мной произошло, своим родителям и сестре я не говорил, хотя мама и сестра были офтальмологами. Поэтому со стороны родственников помощи ждать не приходилось. Но я был абсолютно уверен, что Господь не оставит меня.

Мне позвонила моя знакомая в тот момент, когда гражданская жена выез­жала из моей квартиры. Узнав о случившемся, она сказала, что через десять минут будет у меня дома.

Уезжая, моя гражданская жена, проявила необычную заботливость. Она напомнила, чтобы я не забыл принять лекарства. На это момент я уже абсо­лютно ничего не видел. И что я принимал, не мог знать.

Приехав, моя знакомая первым делом выяснила, что из медикаментов я принимаю, и сравнила каждую из оставленных таблеток с оригиналами, ко­торые я перечислил. В итоге оказалось, что одна из таблеток была лишней, и если бы я ее принял, то эту книгу уже никогда бы не написал.

Оказалось, что я очень мешал команде Чудинова развернуть свою бур­ную деятельность, зарабатывая на жизнях людей. Поэтому меня нужно было убрать с пути достижения их меркантильной цели. Кстати, о цели.

Всегда, читая лекции студентам, я подчеркивал, что жизнь может быть полноценной и интересной, если у человека есть цель. Она может быть самой разнообразной. Естественно, она должна быть не такой, какую перед собой поставили мои «коллеги», то есть никаким образом не нарушать Божьи за­поведи и, соответственно, Законы жизни. Она не должна достигаться путем причинения вреда кому-либо. Если вы ставите перед собой цель - деньги, то никогда ее не достигнете. А если на какое-то короткое время и получите день­ги, то вскоре потеряете значительно больше. Цель - деньги ради денег - это всегда провал.

Известный эстрадный певец Филипп Киркоров в одной из телепередач сказал, что играя в казино, если он ставил цель, получить как можно больше денег, то всегда проигрывал. Если же играл ради удовольствия, то часто по­лучал определенные суммы, выигрывая в той или иной игре.

Запомните! Деньги являются эквивалентом вашего творческого процесса в той или иной степени. Поэтому когда вы, занимаетесь определенным делом, деньги сигнализируют о правильности ваших действий.

Но моим коллегам не удалось продолжить свою деятельность, как и не удалось дальше околпачивать людей. С Божьей помощью была приостанов­лена их деятельность, несмотря на их чрезмерно активное противодействие.

Спустя четыре года после этих событий мой друг оказался в населенном пункте, где проживал Чудинов в очень дорогом доме. Это подтверждает мою твердую уверенность, что он - авантюрист и шарлатан, целью которого всегда было обогащение за счет обманываемых им людей. Интересен и тот факт, что дворником у него работала моя бывшая гражданская жена.

В этот же период мне представилась возможность оценить действия и компетентность еще одного экстрасенса. Мой товарищ, пытаясь мне помочь в той непростой ситуации, в которой я оказался, прислал мне еще одного экс­трасенса. Это была приятная женщина пенсионного возраста. Она регулярно стала ходить ко мне. Задача ее состояла в том, чтобы дать мне хоть какую-то возможность видеть. Однако улучшения не наступало.

Моя приятельница Л. стала у меня жить. Это был тот человек, который в тот период времени был мне просто необходим. Она сама прочла огромное количество литературы по нетрадиционным методам лечения, психологии людей, прошедших тяжелейшие испытания, победивших различные недуги и разработавших собственные системы восстановления организма. Кроме того, она сама для поддержания оптимальной работоспособности и хорошего са­мочувствия использовала многое из этих методик.

Постепенно Л. передавала мне свои знания, одновременно читала книги, которые заставляли меня задуматься об очень многих вещах. В частности, о смысле жизни и об истинных причинах случившегося со мной.

Известный мыслитель и философ Сократ для возможности лучшего осмысления выколол себе глаза. Это, по его мнению, позволяло ему не отвле­каться на посторонние, не нужные вещи.

Но активно использовать полученные новые знания я еще не стал. За это время мне удалось на себе почувствовать силу мысли, используемую в не­гативном плане. Тогда еще продолжалась борьба с Чудиновым. Разговаривая со мной по телефону, он нанес мне энергетический удар. В результате у меня появилась резкая боль в области сердца, возникло чувство жара, резкая сла­бость, головокружение, стало трудно дышать. Экстрасенс почувствовала, что со мной что-то произошло. И снова случай. Мой водитель в этот момент про­езжал мимо нее. Она его остановила, и они буквально ворвались в мою квар­тиру. Она что-то стала делать со мной. Я это плохо помню, так как практиче­ски отключился. Но после ее действий я стал приходить в сознание.

Но опять Его величество случай заставил меня отказаться от услуг целительницы.

Как-то мы с водителем подъехали к моему дому. Я вышел из машины и, не дожидаясь его, пошел к подъезду. Рядом с подъездом находится спуск к подвалу. Так как я не видел, то пошел к подвалу и свалился с двухметровой высоты вниз на бетон. Чудом я практически не пострадал, упав вниз головой. Только разбились очки, и оторвалась пуговица от пиджака. Эти знаки говорили мне о следующем. Разбившиеся очки - о том, что скоро они мне практически не понадобятся (глаз будет хорошо видеть), а оторвавшаяся от пиджака пуговица - о разрыве отношений с целительницей. Конечно, я сильно ударился. В этот момент лифт перестал работать, и мне пришлось в таком состоянии подни­маться по лестнице на десятый этаж. Добравшись до квартиры, я задумался, почему это со мной произошло? И понял, что пора думать своей головой (я сильно ею ударился) и мне необходимо приложить собственные усилия, что­бы выйти их этой непростой ситуации.

Вынужденный подъем на десятый этаж в таком состоянии говорил, что путь к восстановлению здоровья будет очень непростым, но поставленной цели я достигну.

Тем более что люди из прочитанных мне Л. книг сами искали выход из тупиков, в которые попадали, а затем, используя свой непростой опыт, помо­гали другим.



Каталог: txt
txt -> Наукового товариства
txt -> Психологическая характеристика личности старшеклассника
txt -> Товариство Української Мови (тум-чикаґо) Український Культурологічний Центр (Донецьк)
txt -> А. А. Завельский, Д. А. Завельская, С. И. Платонов. Текст и его интерпретация
txt -> Бахмутчини Донецьк "Східний видавничий дім"
txt -> V. Право на смерть и власть над жизнью
txt -> Справочник практического врача Под редакцией А. Г. Гофмана м г
txt -> Развитие саморегуляции у детей дошкольного возраста
txt -> Роль меркурия в нервной системе
txt -> Донозологические формы нервно-психических расстройств у детей


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница