Профилактика и коррекция девиантного поведения подростков в условиях общеобразовательной школы


Основные концептуальные подходы к пониманию девиантного поведения



страница3/6
Дата12.05.2016
Размер0.6 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6

1.2. Основные концептуальные подходы к пониманию девиантного поведения

В настоящее время выделено четыре концептуальных подхода к пониманию сущности и природы девиантного поведения: биологический, психологический, социологический и культурологический.



Биологический подход объясняет социальные отклонения естественными, в их числе и наследственными свойствами человеческого организма. Основателем антропологической школы в рамках биологического направления считается итальянский врач-психиатр и криминолог Чезаре Ломброзо. Ученый считал, что преступления надо рассматривать как естественные и необходимые явления такие же, как рождение и смерть. В работах «Преступный человек» и «Преступление, его причины и средства лечения» он писал, что существуют «прирожденные» преступники, которые обладают особыми антропологическими, физиологическими и психологическими признаками и составляют до 35% всех преступников. Ч. Ломброзо пытался найти связь между преступным поведением человека и такими особенностями его облика, как выступающая нижняя челюсть, редкая бородка, пониженная чувствительность к боли, он описывал характерные особенности склонного к преступлениям субъекта, измеряя вес, рост, череп, выявляя определенные аномалии строения тела, рассматривал преступника как психически ненормального человека. Так, политические революции Чезаре Ломброзо объяснял как психоантропологическое явление, как проявление устремлений гениальных и психически ненормальных людей. Ч. Ломброзо предлагал систему мер предупреждения преступности, куда входили лечение, пожизненная изоляция и просто физическое уничтожение, что явилось в дальнейшем основой для возникновения человеконенавистнических теорий, получивших воплощение в практике фашизма.

Некоторые из учеников и последователей Ч.Ломброзо пытались сгладить ломброзианский биологизм и включали, наряду с антропологическими, и социальные факторы, оказывающие влияние на преступность. Тем не менее, и столетие спустя после институализации социологии разрабатывались весьма авторитетные теории, оказывавшие влияние на исследование проблем социальных отклонений, исходя из биологических особенностей человека.

У.Х. Шелдон, американский ученый, врач и психолог, обратил внимание на строение тела человека и попытался связать это с особенностями характерных личностных черт, склонностью к определенному типу поведения и отклонениям в нем. Он считал, что эндоморфу, который отличается умеренной полнотой, мягкостью и как бы округлостью тела, характерны в поведении общительность, умение ладить с людьми и потакание своим желаниям и стремлениям. Мезоморфа, сильного и стройного человека отличают активность, склонность к беспокойству и он не слишком чувствителен. Эктоморф отличается тонкостью и хрупкостью строения тела, выделяется склонностью к самоанализу, повышенной чувствительностью и нервозностью. В 1940 году Шелдон провел исследования в центре реабилитации, изучая поведение 200 юношей, и сделал вывод, что более склонны к девиации мезоморфы, хотя это не означает автоматического становления их преступниками.

С развитием социологии биологические теории, особенно в виде прямых ломброзианских представлений, были сведены на нет, популярность их упала. Но объяснения возникновения различных социальных отклонений только или в основном биологическими причинами продолжало существовать, хотя и в измененном, модернизированном виде. Тому способствовали антропологические, психологические, психиатрические, криминологические, генетические исследования и открытия.

В русле биологического направления в 60-е годы появились концепции, находящие зависимость между преступным поведением и некоторыми особенностями половых хромосом девианта. Было установлено (Прайс и его коллеги изучали поведение пациентов-мужчин в специализированной психиатрической больнице в Шотландии), что присутствие дополнительной хромосомы (в норме женщины обладают двумя хромосомами «X», мужчины «XY») типа «Y» свойственно мужчинам-психопатам, отличающимся ростом выше среднего. Дальнейшие исследования Уиткина и его коллег на материалах датской преступности выявили, что среди мужчин с набором хромосом типа «XYY» больше правонарушителей, чем в контрольной группе, но они не отличались от других такой особенностью как высокий рост. Было отмечено и то, что наблюдаемые мужчины с дополнительной хромосомой отличались более низким интеллектом.

В 70-е гг. на Западе широкое распространение получила теория радикальной криминологии, которая усматривает источник делинквентности не только в этиологи индивидуального поведения, но и в социальном неравенстве в обществе (И. Тейлор, Дж. Янг, П. Уолтон).

Наряду с концепциями, в которых упор делается на биологическое начало, развиваются теории, в которых они сочетаются с социологическими, культурологическими, психологическими и другими факторами. Ряд ученых – О. Кинберг, О. Ланге, Е. Гейер, Ж. Пинатель, А. Штумпль и другие явились выразителями теории наследственного предрасположения к преступности, считая, что наследственно передающиеся психические свойства личности могут стать основой для отклоняющегося поведения. Немецкий психиатр Э. Кречмер выдвинул идею о связи между физическим обликом, психическим складом и типом поведения, отмечая, что к тяжким насильственным преступлениям более склонны атлетически сложенные люди.

Таким образом, биологическое объяснение, включая генетическую основу человека, особенности обменных процессов, специфику высшей нервной деятельности, отклонения или патологии в соматическом или нервно-психическом развитии, не учитывает тех индивидуальных случаев, когда физические признаки «свидетельствуют» о возможной девиации, а в реальной жизни этого не наблюдается. Авторы психофизиологических концепций, придавая особое значение стабильным поведенческим компонентам, тесно связанным с генетическими, психофизиологическими характеристиками, практически не обращают внимания на изменчивость, ситуативность поведения (хотя еще Ч.Ломброзо выделил тип «случайных преступников»); не уделяют должного внимания волевым, личностным проявлениям индивида. Можно говорить, что биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, сочетаясь с другими - социальными или психологическими. Поэтому, хотя биологические концепции и были популярны в начале XX века, другие теории происхождения отклоняющегося поведения постепенно их вытеснили.

Однако представители современной генной инженерии продолжают попытки выделить и охарактеризовать специфические гены, ответственные за поведение человека, происхождение и развитие преступности (Марш Э., Уилсон Э.). А последние технологические достижения в области биологии и медицины свидетельствуют о том, что становится возможным изменять и даже контролировать способности и поступки людей путем прямого воздействия на физиологию и мозг. Так, Нидлмен (1996) определил, что высокое содержание свинца в организме является фактором риска в генезе антисоциального поведения; Оливье (2000) отмечает, что делинквентное поведение можно вызвать приемом свинца внутрь. Поэтому можно констатировать, что биологизаторский подход и в настоящее время имеет своих приверженцев.

Психологический подход, часто применявшийся к анализу криминального поведения, рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста, а также состояниями умственных дефектов, дегенаративности, слабоумия и психопатии. Так, причиной возникновения девиаций в поведении и развитии ребенка может быть недостаточная сформированность определенных функциональных систем мозга, обеспечивающих развитие высших психических функций (минимальные мозговые дисфункции, синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности).

Особое место среди разнообразных концепций девиантности занимают исследования психоаналитической ориентации, основоположником которых является З.Фрейд. Основным источником отклонений в психоанализе считается постоянный конфликт между бессознательными влечениями, образующими структуру «Оно», и ограничениями, исходящими от «Я» и «Сверх-Я». Нормальное развитие личности предполагает появление оптимальных защитных механизмов, уравновешивающих сферы сознания и бессознательного (76). Фрейд также предположил, что либидо ищет выхода в любой творческой деятельности; человек стремится к свободе и самоутверждению. Однако свобода ограничивается вместе с развитием культуры. Подавление, вытеснение либидо ведет к сублимации сексуальной энергии, изменениям поведения вплоть до садизма и преступлений.

Неофрейдисты природу делинквентности рассматривают наряду с другими формами отклоняющегося поведения – неврозами, психастениями, сексуальными расстройствами, состояниями навязчивости, различными формами социальной дезадаптации личности, которую отличают чувство повышенной тревожности, агрессивность, ригидность, комплекс неполноценности. Особое внимание уделяется природе агрессивности, которая в психоаналитических работах считается первопричиной насильственных преступлений.

Представители психоаналитического подхода считают, что агрессия имеет внутренний источник, а для того, чтобы не произошло неконтролируемого насилия, нужно, чтобы агрессивная энергия постоянно разряжалась (наблюдением за жестокими действиями, разрушением неодушевленных предметов, участием в спортивных состязаниях, достижением позиций доминирования, власти и пр.).

С позиции психоанализа в человеке существует два наиболее мощных инстинкта: сексуальный (либидо) и инстинкт смерти (танатос). Первый рассматривается как стремления, направленные на упрочнение, сохранение и воспроизводство жизни. Второй несет собой энергию, направленную на разрушение и прекращение жизни. Его основное назначение – «приводить органически живущие к состоянию безжизненности». Все человеческое поведение является результатом сложного взаимодействия либидо и танатоса, между которыми существует постоянное напряжение. Вследствие того, что существует острый конфликт между сохранением жизни и разрушением (либидо и танатосом), защитные психологические механизмы направляют энергию танатоса во вне, в результате чего агрессия выходит наружу и направляется на других. Если энергия танатоса не будет обращена во вне, это вскоре приведет к разрушению психологического благополучия индивида (16).

Последователи Фрейда считали, что все типы психических проявлений есть эффект погружения человека в определенную социокультурную среду (Фромм Э.). Так, главный акцент в психоаналитической теории Э. Эриксона обращен «эго-психологии», влиянию социума и культуры на формирование и развитие личности. А.Адлер в качестве важнейшего фактора формирования личности выделяет структуру семьи. Различное положение ребенка в этой структуре и соответствующий тип воспитания оказывают часто решающее влияние на возникновение отклонений. Например, гиперопека ведет к развитию мнительности, инфантильности и комплекса неполноценности. Т.о., в исследованиях ученых психоаналитической ориентации большая роль отводится социальным, прижизненно действующим факторам.

Сторонники этологического подхода, основоположником которого является К.Лоренц, предрасположенность человека к агрессии объясняют тем, что агрессия обеспечивала биологические преимущества нашим предкам (приматам), способствовала их выживанию и адаптацию. К.Лоренц предполагал, что данный инстинкт развился в ходе длительной эволюции, в пользу чего свидетельствуют три его важные функции:

– во-первых, борьба видов рассеивает их представителей на ограниченном географическом пространстве, в условиях ограниченных пищевых ресурсов;

– во-вторых, агрессия помогает улучшить генетический фонд вида за счет того, что оставить потомство смогут наиболее сильные и энергичные особи;

– наконец, агрессивные животные лучше защищают себя и свое потомство.

Однако на определенном этапе социальный прогресс, развитие культуры обогнали медленно изменяющуюся биологическую эволюцию человека, развитие тормозных механизмов агрессии, что неизбежно проявляется в ее периодических вспышках. Иначе внутреннее напряжение будет накапливаться и создавать «давление» внутри организма, пока не приведет к вспышке неконтролируемого поведения.

Таким образом, теории инстинктов объясняют агрессию наследственным биологическим фактором, из чего следует, что человек никогда не сможет избавиться от своей агрессии; а поскольку накапливающаяся агрессивная энергия непременно должна быть отреагированна, единственным выходом остается направление ее в нужное русло. Эта точка зрения нашла свое выражение в работах К. Лоренца, который писал: «Внутривидовая агрессия у людей представляет собой совершенно такое же самопроизвольное инстинктивное стремление, как и у других высших позвоночных животных». Более того, К.Лоренц считал, что сравнение человека с животным «не покажется столь обидным, если рассмотреть разительное неумение человека управлять своим поведением по отношению к представителям своего же биологического вида», и что в этом отношении человек «не совершил ни малейшего прогресса в деле овладения самим собой» (56).

Согласно К. Лоренцу природа человеческой агрессивности инстинктивна, так же как и механизм, запрещающий умерщвление себе подобных. Вместе с тем, если К.Лоренц допускает возможность регуляции человеческого поведения и возлагает надежды на воспитание, усиление моральной ответственности людей за свое будущее, то опирающиеся на работы К. Лоренца другие исследователи не только поддерживают инстинктивную природу человеческой агрессии, но и утверждают, что люди при всем желании не могут осуществить контроль над проявлениями своей агрессивности.

Фрустрационный подход, основоположником которого считается Джордж Доллард, строится на том, что агрессия – не биологически предопределенное влечение, а реакция на такую ситуацию, в которой организм лишается каких-либо существенных вещей или условий, попытка преодолеть препятствие на пути к удовлетворению потребностей, достижению удовольствия и эмоционального равновесия, то есть фрустрацию. Возникающее эмоциональное напряжение может быть разрешено либо путем удовлетворения фрустрированной потребности, либо путем агрессивных действий. Из этого следует вывод: если организм подвергается воздействию фрустрации, то он всегда на это реагирует агрессией, в силу этого не существует такой агрессии, которая возникает не на почве фрустрации.

Детальная разработка данной теории содержится в работах Л. Берковица, который ввел новую дополнительную переменную, характеризующую возможные переживания, возникающие в результате фрустрации, – гнев, трактуя его как эмоциональное возбуждение в ответ на фрустрацию. Он отметил, что агрессия не всегда бывает доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может быть подавлена.

Фрустрационная теория объясняет происхождение агрессии особыми ситуативными обстоятельствами, в рамках которых возникшее эмоциональное напряжение может быть устранено либо удовлетворением потребности, либо путем агрессивных действий. Недостатком данного подхода является, в первую очередь, отсутствие четкости в понимании фрустрации, вследствие чего акцент в экспериментальных исследованиях переместился с анализа причин возникновения фрустрации, а затем и агрессии на изучение переменных, способствующих возникновению или торможению агрессии. (16)

Представители бихевиоризма и необихевиоризма Б. Скиннер, Э. Торндайк, Д. Уотсон доказывают, что окружающая среда полностью определяет поведение человека: через научение человек овладевает опытом, последствия поведения определяют вероятность его повторения. Следовательно, внешние подкрепления модифицируют поведение и лидера, и девианта.

В последние десятилетия на Западе получил широкое распространение эмпирический, феноменологический подход к определению отклонений, использующий для их описания понятие синдрома – устойчивого образования в структуре личности - как одного из четырех типов аномалий. Так, первый тип (синдром нарушений поведения), включает следующие симптомы: непослушание, вспыльчивость, деструктивность, безответственность, наглость и др. Второй тип (нарушения личности) – тревожность, избегание общения, неразвитое самосознание, чувство нполноценности и пр. Третий тип – незрелость – характеризуется следующими проявлениями: неуклюжесть, пассивность, мастурбация; а четвертый (асоциальные тенденции) – прогулами, наличием плохих товарищей, преданностью асоциальным группам (Халлаган, Кауфман, 1978).



Социологический подход. Если биологическое объяснение девиации связано с анализом природы девиантной личности, то социологическое объяснение фокусируется на социальных и культурных факторах, предопределяющих отклонения в поведении.

Впервые социологическое объяснение девиантности было предложено в теории «аномии» Э. Дюркгеймом. Э. Дюркгейм является основоположником теории девиантного поведения как специальной отрасли социологической науки. Он считал, что нельзя представить общество без преступлений, и они являются элементом любого здорового общества. В работе «Самоубийство. Социологический этюд» Э. Дюркгейм дал социологическое объяснение социальной девиации, введя в научный оборот понятие «аномия», которое использовал при выявлении сущности самоубийства. Он отметил, что самоубийство зависит не столько от внутренних свойств индивида, сколько от внешних причин, управляющих людьми. Он не отвергал роли индивидуальных факторов, психического состояния, особых жизненных обстоятельств отдельных самоубийств, но подчеркивал их второстепенность, зависимость от общих социальных причин, состояния общества. Нормы, правила в обществе регулируют поведение людей. Состояние общественной аномии, под которой Э. Дюркгейм имел в виду отсутствие четких правил и норм поведения, когда старая иерархия ценностей рушится, а новая еще не сложилась, порождается моральная неустойчивость индивидов. Когда колеблется и дезорганизуется общественная структура преимущественно во время крупных общественных потрясений, экономических кризисов, одни индивиды быстро возвышаются, другие теряют свое положение в обществе, когда нарушается общественное равновесие, растет число самоубийств. Таким образом, ослабление или отсутствие общественной регламентации, беспорядочная, неурегулированная общественная деятельность, потеря индивидом способности приспосабливаться к социальным преобразованиям, новым социальным требованиям лежат в основе аномического самоубийства. Состояние аномии является противоположностью моральному порядку, регуляции, контролю, характеризующими нормальное, «здоровое» состояние общества.

Э. Дюркгейм считал, что девиация естественна, как и конформизм, и отклонение от нормы несет не только отрицательное, но и положительное начало, так как отклонение от норм подтверждает значимость норм, правил, ценностей, показывает их многообразие, способствует социальному изменению, совершенствованию социальных норм, уточняет их границы.

Многие положения теории Э. Дюркгейма критиковались, пересматривались, но раскрытие социальной сущности самоубийства как порождение кризисного состояния общества, идея социальной дезорганизации, являющаяся причиной девиации, признаются всеми. (62, 35)

Большую роль в определении социальных причин отклоняющегося поведения сыграла теория американского социолога Р. Мертона, который широко использовал и развил идеи Э. Дюркгейма. Р. Мертон связывает аномическое отклоняющееся от социальных норм поведение с расхождением между социально предписываемыми целями и приемлемыми средствами их достижения. То есть противоречие между декларируемыми в обществе ценностями и официальными стандартами поведения, с одной стороны, и реальными возможностями и мотивами поведения людей, с другой стороны, которое выступает источником девиантного поведения. Люди пытаются разрешить это противоречие между заданными культурой целями общества и институциональными возможностями их достижения с помощью определенного поведения. Мертон разработал различные формы приспособления индивидов к общественно одобряемым целям и институциональным средствам их достижения. Преобладание конформизма по отношению к культурным целям и средствам характеризует общество как неаномичное. Остальные формы, такие как инновация (согласие с одобряемыми культурой целями, но отрицание социально одобряемых способом их достижения), ритуализм (отрицание целей данной культуры, но согласие с социально одобряемыми средствами), ретретизм (отрицание и целей и социально одобряемых средств их достижения), бунт (отрицание и культурных целей и социально одобряемых средств их достижения и замена их на новые цели и средства) являются формами девиантного разрешения отмеченного Р. Мертоном противоречия. (58)

Д. Мате и Т. Сайкс разработали теорию «нейтрализации», согласно которой преступник не отметает для себя общепринятые нормы морали и в целом разделяет их, но свое преступное поведение оправдывает с помощью набора защитных механизмов (обвинений жертвы, обстоятельств, ссылок на окружающих). Данная теория, в основном, применяется для объяснения подростковой делинквентности. (42)

В зарубежных социально-психологических теориях преступности значительное место отводится рассмотрению роли «делинквентной субкультуры» в формировании девиантного поведения. «Делинквентная субкультура», по мнению Л. Коэна, сводится к выворачиванию наизнанку системы ценностей среднего класса, т. е. предполагает явное или полное отрицание стандартов среднего класса и принятие их крайней антитезы. (11)

Отклоняющемуся поведению может способствовать членство в неформальных молодежных группах, которые впервые возникли после второй мировой войны в европейских странах. Это был протест против существующих порядков и поиск более справедливых форм человеческого существования. Позднее такие формы отклоняющегося от нормы поведения стали присущи и нашему обществу. Это движения скинхедов, хиппи, панков, металлистов, брейкеров и др. (38)

Рубан Л.С. (1999) считает, что нарушение социального контроля ведет к криминализации конфликтов. Неопределенность в критериях и границах дозволенного, отсутствие ясных процедур и мер ответственности за содеянное способствует расширению девиантного поведения. Рецидив массовой девиации в самой острой форме выступает как преступность, посягательство на социально-политические и нравственные устои общества, личную безопасность и благополучие его граждан.

Социологические исследования показали, что в процессе реформ у молодежи нашей страны произошли изменения ценностей. Значительно ослабло уважение к таким ценностям, как «дисциплина», «выполнение долга», «самообладание», «бескорыстие», «самоотверженность». Возросло положительное отношение к ценностям «свобода от авторитетов», «признание личности», «автономия», «самореализация», «личная неприкосновенность» (Рубан Л.С., 1985 – 1998).

В материалах сессии Академии наук (1994) отмечено, что угрозу стабильности, безопасности общества и личности наносит социальное влияние преступного мира, распространение его морали и давления на общество. Указывается, что «только формирование конкретного механизма правового регулирования (т.е. реализации законов и социальных норм) делает возможным декриминализацию сложившейся в стране ситуации.

Таким образом, социологи, криминологи, психологи, ученые других областей знания природу социальных отклонений связывают с самой сущностью общества.



Культурологический подход к анализу девиаций, в основе которого лежит конфликт между нормами господствующей культуры и субкультурой групп, характерен для Селлина, Э. Сатерленда, Миллера, Оулина, Клауорда и других.

Э. Сатерленд выдвинул теорию «дифференцированной связи», объясняющую формирование делинквентной субкультуры за счет избирательного отношения к нормам и ценностям своего окружения (78, С.121). Э. Сатерленд различал факторы, характеризующие социальные процессы, в том числе и социальные конфликты, а также физические и физиологические факторы, такие как время года, наследственные заболевания, физические дефекты, возраст, пол, психопатологические факторы, включая алкоголизм и наркотизм, факторы культуры – типы семей, социальные институты. Он видел противоречия между этими факторами, их действием и делал вывод о существовании «дифференциальной ассоциации», под которой подразумевал принятие личностью одних ценностей и неприятие других. Он считал, что преступности обучаются и способствуют этому, прежде всего, постоянные, повседневные контакты, общение в школе, дома, на улице с носителями девиантных ценностей, а не с безличными институтами и организациями. Частота, количество, продолжительность контактов с девиантами оказывают воздействие на степень усвоения человеком их ценностей, особенно, если это молодой человек, который легче и быстрее усваивает образцы девиантного поведения, ценности, навязываемые другими.

Аналогичные идеям Э. Сатерленда мысли высказывал и Селлин. Он отмечал, что поскольку в обществе существуют группы, нормы которых отличаются от норм остального общества, то и интересы этой группы не соответствуют нормам большинства. Член такой группы, усваивая ее нормы, становится с точки зрения большинства общества нонконформистом.

Миллер развил идеи культурологического анализа возникновения девиаций. Он считал, что в обществе существует ярко выраженная субкультура низшего слоя, проявлением которой является групповая преступность. Данная субкультура ценит такие качества как выносливость, готовность к риску, стремление к острым ощущениям. Члены такой группы ориентируются на них, признают их как ценные, высокозначимые, другие же люди, например, представители среднего слоя, относятся к ним как к девиантам.

Значительный вклад в рассмотрение проблем девиации внесли интеракционисты (Г. Беккер, Д. Китсус, К. Эриксон и другие). Они считают, что определение поступка, поведения как социально вредного, негативного, девиантного относительно и произвольно, зависит и определяется интересами влиятельных, господствующих в обществе социальных групп. Г. Беккер считал, что эти господствующие группы (законодатели, судьи, врачи и так далее) навязывают другим определенные стандарты поведения. Большое значение в оценке девиаций имеет не поведение, а отношение к нему других людей. Именно общество делает человека преступником, клеймя его, когда влиятельные группы как бы ставят клеймо девианта членам менее влиятельных групп. Поэтому и названа была эта теория Г. Беккера и других ученых близких к этим идеям, теорией «наклеивания ярлыков» или теорией стигматизации.

Теория стигматизации направлена, с одной стороны, против взглядов, в основе которых лежат свойства личности, с другой, против объяснений девиаций как культурных явлений. Представители этой теории подметили зависимость социальной нормы от интересов социальных групп, а в определенных случаях и произвольность установления такой нормы в обществе. Вместе с тем они не учитывали объективную природу общественных отношений, которые проявляются как в норме, так и в отклонении от нее, упускают социально-экономические причины и закономерности этих явлений.

Представители отечественной психологии не отрицают влияния врожденных особенностей организма на свойства личности и стоят на позициях того, что человек становится личностью по мере включения в окружающую жизнь (Выготский Л.С.). Личность формируется при участии и под воздействием других людей, передающих накопленные ими знания и опыт; не путем простого усвоения общественных отношений, а в результате сложного взаимодействия внешних (социальных) и внутренних (психофизических) задатков развития, представляет собой единство индивидуально-значимых и социально-типических черт и качеств (Божович Л.И., 1966; Братусь Б.С., 1988; Зейгарнник Б.В., 1988; Леонтьев А.Н., 1977; Мухина В.С., 1985, 1999;  Пирожков В.Ф., 1998; Славина Л.С., 1966 и др.).

Устоявшимися в психологической и медицинской литературе являются понятия «акцентуации характера» (Леонгард К., Личко А.Е., Шмишек С.), «психопатии – социопатии» (Бехтерев В.М., Ганнушкин П.Б.), которые обозначают поступки и реакции личности неболезненной природы. Чаще всего, эти аномалии характера происходят по причине негативных воспитательных воздействий, когда родителями или лицами, их заменяющими, создаются ситуации, в которых выкристаллизовываются и закрепляются негативные, отрицательные черты характера (Адлер А., Бандура А., Боуен М., Петровский А.В., Сатир В., Фурманов И.А. и др.). Специфические сочетания черт характера указывают на преобладающий характерологический радикал или тип характера - истерический, шизоидный, эпилептоидный, психастенический, астенический, паранойяльный, – который может определять те или иные отклонения в поведении.

В.С. Мухина, рассматривая вопросы социализации и индивидуализации личности в обществе, специально подчеркивает, что предрасположенность к девиациям различной степени закладывается с детского возраста, причем не в последнюю очередь благодаря родителям. «Идентификационные отношения матери с ребенком организуют у него социальные потребности в положительных эмоциях, притязание на признание и чувство доверия к людям» (60, С. 183).

Большинство как отечественных (Беличева С.А., Буянов М.И., Зейгарник Б.В., Ковалев В.В., Кондратьев М.Ю., Мясищев В.Н., Пирожков В.Ф. и др.), так и зарубежных ученых (Бандура А., Герн А., Гроссман Г., Лангмейер И., Матейчек З. и др.) считают, что внешние воздействия среды влияют на поведение ребенка, преломляясь через внутренние условия (индивидуальные личностные свойства, качества), формирование которых зависит от взаимодействия наследственных предпосылок со всеми условиями окружения.



1.3. Девиантное поведение как результат нарушения процесса социализации
Термин «социализация», несмотря на его широкую распространённость, не имеет однозначного толкования среди представителей различных наук. Проблема социализации отражена в работах ведущих социальных психологов (Б.Г. Ананьева, В.С. Мерлина, И.С. Кона, Е.С. Кузьмина, Б.Д. Парыгина), а также педагогов (Р.Г. Гуровой). Процессы десоциализации и ресоциализации рассмотрены криминологами, юристами, в частности в работах Ю.М. Антоняна, В,Н. Кудрявцева, Н.А. Стручкова, А.Р. Ратинова, A.M. Яковлева и других.

И.С. Кон определяет социализацию как «усвоение индивидом социального опыта, в ходе которого создается конкретная личность» (49, С. 22). Б.Д. Парыгин дает следующее определение социализации: «Процесс социализации - вхождение в социальную среду, приспособление к ней, освоение определенных ролей и функций, которое вслед за своими предшественниками повторяет каждый отдельный индивид на протяжении всей истории своего формирования и развития». (63, С. 124)

Г.М. Андреева рассматривает социализацию как «двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей, с другой стороны (часто недостаточно подчеркиваемой в исследованиях), процесс активного воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду». (3, С. 338) Итак, социализация предполагает включение в систему общественных отношений и самостоятельное воспроизводство этих отношений.

Процесс социализации, или, по словам Л. С. Выготского, «процесс врастания в человеческую культуру», осуществляется как в результате целенаправленных воспитательных усилий, осуществляемых семьей, учебно-воспитательными учреждениями, так и в результате непосредственного влияния среды при активном избирательном отношении индивида к нормам, ценностям своего окружения, к оказываемым воспитательным воздействиям, при активном взаимодействии со своим окружением и самостоятельном воспроизводстве социальных связей. (20)

Можно выделить следующие особенности процесса социализации:

1. Относительная стихийность, неорганизованность этого процесса, заключающаяся в далеко не всегда предусмотренном целенаправленном влиянии среды, которое трудно учитывать и непросто регулировать,

2. Непреднамеренное, непроизвольное усвоение социальных норм и ценностей, которое при социализации происходит в результате активной деятельности и общения индивида, его взаимодействия со своим ближайшим окружением.

3. Возрастающая по мере взросления самостоятельность индивида в отношении выбора социальных ценностей и ориентиров, предпочитаемой среды общения, которая приобретает роль референтной группы и оказывает решающее значение в процессе социализации. (8)

Социализация является объектом пристального внимания многих отраслей знания. Опираясь на работы ведущих отечественных психологов Б.Г.Ананьева, Л.С.Выготского, Г.М.Андреевой, Е.С.Кузьмина, И.С.Кона, Б.Ф.Ломова, А.Н.Леонтьева, А.В.Петровского, В.А.Ядова и других, можно сформулировать следующие общеметодологические принципы, лежащие в основе междисциплинарного исследования процесса социализации.

Принцип социальной детерминации, объясняющий тот факт, что хотя социализация протекает непосредственно под воздействием ближайшего окружения индивида, в первую очередь, этот процесс детерминирован социальными условиями существования общества, которые обусловливают как непосредственные условия жизнедеятельности индивида, так и разнообразные культурные, идеологические, политические целенаправленные воспитательные воздействия, оказываемые обществом по формированию своих членов.

Принцип самодетерминации, заключающийся в том, что индивид в процессе социализации рассматривается не в качестве некоего пассивного звена, позволяющего окружающей среде "лепить" личность по заданным эталонам, штампам, а напротив, социализация предполагает активную целенаправленную деятельность человека по преобразованию материальных и социальных условий собственного развития, по формированию своей личности в соответствии со своими идеалами и убеждениями.

Принцип деятельностного опосредствования, указывающий на то, что основным способом усвоения индивидом социального опыта является его активное взаимодействие со своим ближайшим окружением, в которое он вступает в процессе деятельности, общения и благодаря которому, включаясь в разнообразные общественные отношения, интериоризирует, переводит во внутренний план сознания, на интерпсихический уровень общекультурные ценности.

Принцип системного рассмотрения природных и социальных факторов, обусловливающих социальное развитие индивида, в основе которого лежит монистическое понимание природы человека" преодоление дуалистического альтернативного подхода к соотношению биологического и социального в личности.

Таким образом, социализация - развитие человека на протяжении всей его жизни во взаимодействии с окружающей средой в процессе усвоения и воспроизводства социальных норм и культурных ценностей, с также саморазвития и самореализации в том обществе, к которому он принадлежит.

В процессе социализации развитие личности происходит по мере решения человеком ряда задач, которые объективно встают перед ним на каждом возрастном этапе.

Чтобы решить эти задачи, человек ставит перед собой определенные цели, достижение которых объективно направлено на решение задач, специфических для его возраста.

Условно можно выделить три группы задач.

Естественно-культурные задачи - достижение на каждом возрастном этапе определенного уровня физического и сексуального развития, имеющих определенные нормативные различия в тех или иных регионально-культурных условиях.

Социально-культурные задачи - познавательные, морально-нравственные, ценностно-смысловые, специфичные для каждого возрастного этапа с конкретном социуме в определенный период его развития.

Социально-психологические задачи - это становление самосознания личности, ее самоопределение в актуальной жизни и на перспективу, самоактуализация и самоутверждение на каждом возрастном этапе имеют специфические содержание и способы их решения.

Решение задач всех трех названных групп является объективной необходимостью для развития личности.

Однако человек не только объект и субъект социализации. Он может стать и ее жертвой. Это связано с тем, что процесс и результат социализации заключают в себе внутреннее противоречие, внутренний конфликт. Успешная социализация предполагает эффективную адаптацию человека в обществе, с одной стороны, а с другой - способность в определенной мере противостоять обществу, части тех жизненных коллизий, которые мешают его саморазвитию, самореализации, самоутверждению.

Социализация человека происходит в ситуации, когда он имеет дело с множеством обстоятельств, оказывающих то или иное влияние на него, и требующих от него определенного поведения и определенной активности. Эти обстоятельства можно условно назвать факторами социализации.

Социализация человека происходит в ситуации, когда он имеет дело с множеством обстоятельств, оказывающих то или иное влияние на него, и требующих от него определенного поведения и определенной активности. Эти обстоятельства можно условно назвать факторами социализации.

Макрофакторы социализации, которые влияют на социализацию всех жителей планеты или очень больших групп людей, живущих в определенных странах: космос, планета, мир, страна, общество, государство.

Мезофакторы социализации (мезо - средний, промежуточный) - условия социализации больших групп людей, выделяемых:



  • по национальному признаку (этнос как фактор социализации);

  • по месту и типу поселения, в котором они живут (регион, город, поселок, село);

  • по принадлежности к аудитории тех или иных сетей массовой коммуникации (радио, телевидение, кино и т. д.).

Микрофакторы социализации, непосредственно влияющие на конкретных людей: семья, группы сверстников, организации, в которых осуществляется социальное воспитание (учебные, профессиональные, общественные, религиозные организации).

А.В.Мудрик выделяет несколько универсальных механизмов социализации, которые необходимо учитывать и частично использовать в процессе воспитания. Условно Мудрик называет и характеризует следующим образом:



  • традиционный - через семью и ближайшее окружение;

  • институциональный - через институты общества;

  • стилизованный - через субкультуру;

  • межличностный - через значимых лиц;

  • рефлексивный - индивидуальное переживание и осознание. (42; 39)

Традиционный механизм социализации (стихийной) представляет собой усвоение подростком норм, эталонов поведения, взглядов, которые характерны для его семьи и ближайшего окружения. Это усвоение происходит, как пра­вило, на неосознанном уровне с помощью запечатления, некритического восприятия господствующих стереотипов.

Институциональный механизм, действует в процессе взаимодействия подростка с институтами общества, с различными организациями, как специально созданными для его социализации, так и реализующими социализирующие функции попутно, паралельно со своими основными функциями. В процессе взаимодействия подростка с различными институтами социализации происходит нарастающее накопление им соответствующих знаний и опы­та социально одобряемого поведения, а также приобретение опыта имитации такого поведения, опыта бесконфликтного ухода от его норм и т.п.

Стиллизованный механизм социализации действует в рамках субкультуры. Под субъкультурой в общем виде понимается тот комплекс ценностей, норм, морально-психологических черт и поведенческих проявлений, которые типичны для людей определенного возраста или определенного профессионального или культурного слоя, который в целом создает определенный стиль жизни той или иной возрастной, профессиональной или социальной группы.

Межличностный механизм социализации функционирует в процессе взаимодействия подростка с субъективно значимыми для него лицами и представляет собой психологический механизм межличностного переноса благодаря эмпатии, идентификации и т.д.

Влияние всех названных механизмов иногда в большей мере, а иногда и минимально опосредствуется рефлексией, т.е. внутренним диалогом, в котором ребенок рассматривает, оценивает, принимает или отвергает те или иные ценности, свойственные различным институтам общества, семье, обществу сверстникам, значимым лицам и т.д.

Как отмечается в ряде исследований Л.П.Буевой, Л.С.Выготского, А.В.Петровского, Р.С.Немова, Н.Смелзера, Н.И.Шевандрина существует несколько социально-психологических механизмов, посредством которых осуществляется процесс социализации:

1. Идентификация - отождествление индивида с некоторыми людьми или группами, позволяющее усваивать разнообразные нормы, отношения и формы поведения, которые свойственны окружающим.

2. Подражание как сознательное или бессознательное воспроизведение индивидом модели поведения, опыта других людей манер, движений, поступков.

3. Внушение - процесс неосознанного воспроизведения индивидом внутреннего опыта, мыслей, чувств и психических состояний тех людей, с которыми он общается.

4. Социальная фасилитация - стимулирующее влияние поведения одних людей на деятельность других, в результате которого их деятельность протекает свободно и интенсивнее.

5. Конформность - осознание расхождения во мнениях с окружающими людьми и внешнее согласие с ними, реализуемое в поведении.

Агенты социализации – это социально-психологические воздействия по целенаправленному формированию личности, оказываемые обществом на макроуровне, через средства массовой коммуникации, печать, радио, телевидение, искусство, литературу, различные виды идеологического воздействия. Роль агентов особенно велика в формировании ценностно-нормативных представлений, убеждений, ценностных ориентации и социальных установок личности.

В качестве агентов социализации выступают: семья, образовательные учреждения, средства массовой информации, неформальные молодежные группы и т.д.



Семья. Девиантные подростки проживают, как правило, в неблагополучных семьях, продуцирующих отклоняющееся поведение данной категории лиц. Неблагополучная семья - это та семья, которая не выполняет или выполняет формально свою ведущую функцию - воспитание полноценного человека, достойного гражданина своего отечества. В то же время понятие неблагополучной семьи может возникать лишь в соответствии с конкретным ребенком. Для одного ребенка семья может быть подходящей, а для другого эта же семья станет причиной тягостных душевных переживаний и даже психического заболевания.

Дефекты воспитания – это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучия семьи. Ни материальные, ни бытовые, ни престижные показатели не характеризуют степень благополучия или неблагополучия семьи – только отношение к ребенку. Однако не учитывать структурные изменения в семье, изменение ее ценностных ориентаций было бы неправильным.



Школа. В школе обучают не только чтению, письму и арифметике, но и дают представление об общественных ценностях. Школа представляет собой общество в миниатюре – именно здесь происходит формирование личности ребенка и его поведения; школа стремится объединить детей, противодействует их попыткам искать козлов отпущения и другим проявлениям антиобщественного поведения; во многом это напоминает, как в большом социуме устанавливаются правила, регулирующие поведение в общественных местах.

Поскольку социализация, осуществляемая в школе, значительно отличается от домашнего воспитания, переходный период от дома к школе может быть связан с трудностями. Школа по сути своей воспринимается как бездушное заведение с казенной обстановкой и авторитарной властью, чуждое для ребенка, который воспитывался дома. Когда в классе 30 или 40 учеников, учитель не мог быть нежным и ласковым, как родители. Дети должны также приспособиться к тому, что они становятся членами большого коллектива, а не маленькой группы из трёх-четырех ребят, играющих вместе.



Средства массовой информации. Известна большая роль средств массовой информации (СМИ) в формировании мировоззрения детей и подростков. Современные СМИ несут исключительно многообразную, многоплановую информацию без учета особенностей аудитории. Активно внедряется в быт современной семьи видеотехника с ее многообразными информационными возможностями.

Исследования отечественных и зарубежных специалистов свидетельствуют о пагубном влиянии на молодежь информационной и видео продукции, пропагандирующих насилие, свободный секс, идеи легкого бизнеса. Такого рода информация бесконтрольно демонстрируется на всех каналах телевидения, широко представлена на видеокассетах. Это постепенно формирует образ действий у людей, не имеющих твердых нравственных основ, выступает своего рода учебным пособием по криминальной деятельности.

Одновременно с этим ежедневно по телевидению предлагается и много полезной информации для развития подростков, в связи с чем резко возрастает роль родителей в управлении процессом общения ребенка с телевидением. Педагогически целесообразное руководство поможет способствовать разностороннему развитию подростков и одновременно предупреждать их нравственное развращение.

Субкультура. В широком смысле под субкультурой понимается частичная культурная подсистема «официальной» культуры, определяющая стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет ее носителей. То есть субкультура – это подкультура или культура в культуре.

В более узком смысле субкультура – система ценностей, установок, способов поведения и жизненных стилей определенной социальной группы, отличающаяся от господствующей в обществе культуры, хотя и связанная с ней.

В современном обществе существует значительное многообразие таких субкультур, однако в социологии это понятие находит наиболее частое применение в исследованиях молодежных культур и девиантности. Например, считается, что делинквентные, или преступные субкультуры имеют своей задачей решение проблем их членов, видящих в принадлежности к субкультуре некоторую компенсацию своей «неудачи в большом обществе». Молодежные культуры, часто рассматриваемые как девиантные, развиваются на основе своеобразных стилей в одежде и музыке, которые отличают их прочих членов общества. Некоторые исследователи рассматривают практику субкультур как выражение оппозиции господствующей культуре. Субкультурные атрибуты, ритуалы как устойчивые образы поведения, а также ценности, как правило, отличаются от таковых в господствующей субкультуре, хотя с ними и связаны. М. Брейк что субкультуры, как «системы значений, способов выражения или жизненных стилей», развивались социальными группами, находившимися в подчиненном положении, «в ответ на доминирующие системы значений: субкультуры отражают попытки таких групп решить структкрные противоречия, возникшие в более широком социетальном контексте».

Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с недоверием и неодобрением.

Большое разнообразие молодежных субкультур исследователи классифицируют следующим образом:

1. По специфике поведения членов группы:



  • просоциальные – группы, которые не несут угрозу обществу, несут позитив и помогают;

  • асоциальные; – несут критику каким-либо устоям общества, но это противостояние не носит крайнего характера

  • антисоциальные – не только подвергают критике общественные порядки и устои, но и стремятся их сокрушить.

2. Субкультуры, основанные на поклонниках различных жанров молодежной музыки:

  • альтернативщики — поклонники альтернативного рока, ню-метала, рэпкора;

  • готы – поклонники готик-рока, готик-метала и дарквэйва;

  • инди — поклонники инди-рока;

  • металлисты — поклонники хэви-метал и его разновидностей;

  • панки — поклонники панк-рока и сторонники панк-идеологии;

  • риветхеды - поклонники музыки в жанре индастриал;

  • растаманы — поклонники регги, а также представители религиозного движения Растафари;

  • рэйверы — поклонники рэйва, танцевальной музыки и дискотек;

  • рэперы — поклонники рэпа и хип-хопа;

  • традиционные скинхеды — любители ска и регги;

  • фолкеры — поклонники фолк-музыки;

  • эмо — поклонники эмо и пост-хардкора;

3. Субкультуры, основанные на литературе, кино, мультипликации, играх и прочее:

  • отаку — поклонники аниме (японской мультипликации);

  • исторические реконструкторы;

  • ролевое движение — поклонники живых ролевых игр;

  • толкиенисты — поклонники творчества Джона Р. Р. Толкиена;

  • фурри — поклонники анимированных животных;

  • геймеры — поклонники видеоигр;

4. Субкультуры, выделяемые по стилю в одежде и поведению:

  • кибер-готы;

  • моды;

  • нудисты;

  • стиляги;

  • милитари;

5. Субкультуры, выделяемые по общественным убеждениям:

  • антифа;

  • битники;

  • НС-панки;

  • неформалы;

  • скинхэды;

  • хиппи;

  • яппи;

6. Субкультуры, сформировавшиеся благодаря хобби:

  • байкеры — любители мотоциклов;

  • райтеры — поклонники граффити;

  • трейсеры — любители паркур;

  • хакеры — любители компьютерного взлома (не всегда нелегального).

Хиппи. Социальный состав хиппи неоднороден, но в первую очередь это творческая молодежь: начинающие поэты, художники, музыканты.

Внешний вид, форма одежды: независимо от пола – длинные волосы причесанные на прямой пробор, особая лента вокруг головы («хайратник» от англ. Hair – волосы), на руках – «фенечки», т.е. самодельные браслеты или бусы, чаще всего сделанные из бисера, дерева или кожи, часто несоразмерно большой вязанный свитер, украшенный бисером или вышивкой джинсовый мешочек на шее для хранения денег и документов («ксивник»: от ксива – документ, воровской жаргон), цвет одежды в основном светлый (опытные хиппи никогда не носят черного), но не броский. Последнее поколение хиппи отличают такие атрибуты, как рюкзачок и три-четыре колечка в ушах, реже в носу (пирсинг). Известна любовь хиппи к цветам (одно из самоназваний «дети цветов») и к хождению босиком.

Музыкальный стиль: из западной музыки хиппи предпочитают психоделический рок, любят группу «Doors». Среди российских исполнителей высоко копируется Борис Гребенщеков.

Язык, жаргон: большое количество английских заимствований, таких как «болт» - бутылка, «вайн» - вино, «флэт» - квартира, «хайр» - волосы, «пипл» - люди (распространенные обращения: «человек», «люди»), «рингушник» - записная книжка (от англ. Ring – звонок). Кроме того, характерно частое использование уменьшительных суффиксов и слов, не имеющих аналогов в литературном языке для обозначения специфических понятий, свойственных только хиппи (например, уже упоминавшиеся «фенечка», «ксивник» и т.п.).

Развлечения: из алкогольных напитков хиппи предпочитают вина и портвейны. Замечено частое использование наркотиков (обычно легких). Частью хипповской идеологии является «свободная любовь» - со всеми вытекающими последствиями. Хиппи не воинственны, они, как правило, пацифисты. Одним из первых был лозунг «Make love, not war». (Занимайся любовью, а не войной).

Идеология: сами хиппи часто выражают ее словами «Мир, дружба, жвачка». Типично пренебрежение к материальным ценностям, таким как деньги и дорогие вещи; наблюдалось искреннее возмущение хиппи при попытке кем-то приобрести дорогие вещи вместо дешевых. Популярные восточные религии и учения, среди которых можно выделить движение растоманов, почитателей культа Джа.

Одной из самых «суровых» субкультур, как у нас, так на Западе, всегда считались байкеры (от англ. разг. Bike – велосипед, мотоцикл), которых с легкой руки советской пропаганды часто называли рокерами. Однако рокерами себя считают практически все поклонники рока – панки, металлисты и многие другие. Посему данное определение нельзя считать корректным. Внешний вид: достаточно широко тиражировался советскими фильмами, изображающими развращенный Запад. В таком виде он и пришел в Россию, где претерпел значительных изменений: длинные волосы, зачесанные назад, и, как правило, завязанные в хвост, платок на голове («бандан», «бандана» или даже «банданно») борода, кожаная куртка с косыми молниями («косуха»), кожаные штаны, ковбойские сапоги («казаки»). Музыкальный стиль: тяжелый рок. Вообще байкеры отличаются довольно большим разнообразием музыкальных пристрастий, что заметно хотя бы по ежегодно проводящемуся в Подмосковье байк-шоу, где выступают совершенно не похожие друг на друга исполнители: Гарик Сукачев и группа «Мальчишник», Тайм-Аут и «IFK». Язык, жаргон: кроме слов, обозначающих специфическое понятия, относящиеся к мотоциклу или «прикиду», иной специфики язык байкеров не имеет, кроме, может быть, значительных вкраплений нецензурной лексики.



Идеология байкеров – мотоцикл. Весь мир делится на тех кто передвигается на нем, и на тех, кто предпочитает любой другой способ, причем вторые никакого интереса к себе у байкеров не вызывают. Места встреч: байкеры делятся на членов какого-либо мотоклуба и на одиночек. Из всех мотоклубов самым известным, бесспорно являются «Ночные Волки» (лидер по прозвищу «Хирург»). Каждый год летом в течение нескольких дней проводится байк-шоу, которое могут посещать все байкеры, демонстрирующие искусство «верховой езды».

Каталог: elbibl -> direction -> posobia
posobia -> Учебное пособие в помощь студентам
posobia -> Учебное пособие для студентов педагогических вузов
posobia -> Учебное пособие для студентов психологических специальностей Балашов 2007 ббк 88. 40я73 С44
posobia -> Психология травматического стресса
direction -> Сборник научных статей Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009 ббк 60. 992 С69
direction -> Материалы Региональной научно-практической конференции Под редакцией М. М. Гладковой Балашов 2009
direction -> Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Балашов, апрель, 2012 г. Под редакцией А. В. Викулова, Н. В. Тимушкиной Балашов 2012
posobia -> Педагогическая система развития вербальных творческих способностей дошкольников
posobia -> Социальная интеграция детей с ограниченными возможностями
posobia -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница