Программа первичной профилактики вич/спида и рискованного поведения для детей старшего подросткового возраста


Протоиерей Николай Балашов. «И сотворил Бог мужчину и женщину…»: Комментарии к Социальной концепции Русской Православной Церкви



страница17/21
Дата12.05.2016
Размер1.59 Mb.
ТипПрограмма
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Протоиерей Николай Балашов. «И сотворил Бог мужчину и женщину…»:
Комментарии к Социальной концепции Русской Православной Церкви



ЛЮБОВЬ

«Что же такое любовь по своему существу? — Один из отечественных богословов (архиепископ Амвросий Харьковский) дал такое общее определение внутренней сущности любви: "Она есть способность нашего духа усвоять себе другое существо и отдавать себя ему, когда оно (т.е. это другое существо) гармонирует с его природой и восполняет его жизнь"…

…Так, дух наш соединяется с Богом и в Нем находит свое блаженство. Так, человек узами любви соединяется с человеком и в этом союзе находит свое счастье или восполнение своей жизни. Подобным образом определяется сущность любви другим отечественным богословом (проф. М. Олесницкий): "Любовь, говорит он, есть полное предание себя, своей личности, в другую личность и одновременное восприятие другой личности в свою"…

… Из этих определений ясно, что любящий и любимый составляют как бы одно существо, не теряя при этом личной жизни и самосознания, личной индивидуальности. Жизнь одного как бы переливается в жизнь другого, переживается другим как его собственная жизнь.

Апостол Павел в Первом послании к Коринфянам, главе 13-й, в немногих словах дает описание свойств истинной христианской любви: "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, Любовь не превозносится, не гордится, Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла. Не радуется неправде, а сорадуется истине. Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит"».

Киевская духовная семинария. «Конспект по нравственному богословию»


«Мы призваны любить друг друга. Любовь начинается с момента, когда мы видим в человеке нечто такое драгоценное, такое светлое, такое дивное, что стоит забыть себя, забыть про себя, и отдать всю свою жизнь - свой ум, свое сердце на том, чтобы этому человеку было светло и радостно».

Митрополит Антоний Сурожский. «О любви»


«Ведь любовь, и об этом знают и подвижники, и влюбленные, - это состояние предельной собранности нашей личности, открытой и обращенной к другому. Когда я обращаюсь сердцем к сердцу другого и начинаю прозревать его глубину, мне становится видимой и моя глубина, наделенная всем неведомым нам богатством любви Божией. Всякая красота тварного мира, открываемая нами, вызывает в нас желание стать свидетелями о ней. «И любовь к ней научила его слагать прекрасные стихи», - говорится в одной из легенд о средневековых трубадурах. Любовь всегда «слагается в весть» о благословении Господнем, ибо суть ее - в эротическом искусстве видеть личность другого, когда нашему зрению становится доступным какой-то проблеск того, что открыто лишь любви Божией. Такое зрение открывается в нас вместе с «призванием» жениха и невесты».

Священник Владимир Зелинский, Наталия Костомарова. «Загадка «единой плоти», или попытка задуматься о христианском браке»


ЛЮБОВЬ И ВЛЮБЛЕННОСТЬ

«Что же происходит с молодыми до свадьбы? Казалось бы, ничего плохого. Они влюблены и "наотмашь" отданы друг другу. Они живут ощущениями, которых раньше ни один из них не знал. Не знал их всепоглощающую силу и яркость проживания. Не подозревал, что возможно столь обостренное чувство себя, своих состояний и такая устремленность к встрече с другим.

В этой увлеченности друг другом ни один из них не отдает себе отчета в причинах своих ощущений, в истоках своих состояний. Каждый просто живет ими, не трудясь над осознанием и не выверяя себя по каким бы то ни было эталонам. Отданность своим чувствам и полная свобода в проживании себя опьяняют и уводят прочь от внешнего и внутреннего сопоставления своих ощущений с идеалами чистоты. Нет идеалов, есть я и мои ощущения!

В таких случаях все, что произойдет затем в семье между супругами, обнаружит, что в период влюбленности они не были отданы друг другу. То есть, не любили друг друга. Напротив, каждый отдавался сам себе, своим состояниям, своим чувствам, своим удовольствиям. Ожидание встречи было на самом деле предвкушением наслаждения — упоительного, томящего и страстного.

Любовь дарят, она жертвенна, потому и о любимом имеет заботу, попечение – не о своем радеет, но о том, чтобы ему, другому, полно жить. Любовь бескорыстна. Она не ищет услады и не пользуется ради этого другим.

В противоположность этому, влюбленные томятся от недостатка наслаждения, жаждут его. И в это время и тот, и другой живут в мире грез. То кажется, что другой сейчас страдает в ожидании меня, хотя и занят делами, но душою тянется ко мне. То разворачиваются в видениях нежные сцены встречи, теплой заботы и чувства неги. Не замечается при этом, что все переживания, связанные с другим человеком, у влюбленного акцентированы на самом деле на себе самом. Проживаются не действительные состояния другого человека, но свои собственные состояния. Другой человек в этих грезах всегда воспринимается как даритель радости и наслаждений. Не живущий сам по себе, не ответно любящий, не устремленный к миру, но устремленный ко мне. И в этих моих услаждениях по поводу другого заключается для меня вся прелесть встречи с ним.

Потому, чем дольше длится наша разлука, тем острее жажда встречи, богаче, образнее предвкушение и ярче, сильнее все чувства самой встречи. Короткое свидание не дает удовлетворения, и каждый раз мы расстаемся с неохотой и изнутри томящим сожалением. Не это ли происходит, когда мы очень хотим шоколадных конфет, бежим в магазин и наслаждаемся купленной шоколадкой? Но ее мало. И недонасыщенное желание остается до следующего раза, пока не разгорится вновь во всепоглощающий внутренний жар – «хочу!»

Так работает тонкий механизм встреч и расставаний. В каждой разлуке разогревается ожидание, и в каждой встрече видится желаемое, оно и приносит чувство полетности и подъема.

От встречи к встрече это чувство усиливается и рождает слепую потребность в соединении своих жизненных путей. Ради чего? Этот вопрос не стоит перед молодыми. Потому что решение соединиться в браке рождено не осознанием глубокого смысла и назначения семьи, а из потребности сделать вечным «услаждение любовью».

Священник Анатолий Гармаев. «Культура семейных отношений»


ЛЮБОВЬ В СЕМЬЕ

Признаками любви нестрастной, чистой и трезвой являются: искренняя привязанность супругов друг к другу, живое участие и сочувствие, благоразумная уступчивость и снисходительность, обоюдное согласие и мир, взаимопомощь и содействие во всех делах, особенно же, — мир и нерушимое согласие, предотвращающее неудовольствия и скоро устраняющее их, если они возникнут. Наконец, признак истинной любви — взаимное доверие, когда во всем несомненно можно одному положиться и довериться другому…

…Некоторые считают, что слишком много дано мужьям власти, и хотят установить между супругами отношения правовые, отношения равенства. Но равенство — прекрасная вещь там, где недостает любви и соблюдается "право" каждого. Супружество же основано не на правовом начале, а на взаимной жертве, которая не замечается самими жертвующими.

Главенство мужа в семье, по учению Священного Писания, - не тирания, не унижение и угнетение, а деятельная любовь…

…Здесь никак не может быть угнетения мужем жены, так как угнетение возможно лишь там, где в браке не проведены христианские начала, где нет любви у мужа к жене и жены к мужу. Кичиться главенством, выставлять его на вид можно только при неразумии, непонимании силы духа Писания. Где любовь, там нет места самодурству и суровости. "Мужья, — пишет апостол Павел, — любите своих жен и не будьте с ними суровы" (Кол 3:19). Где любовь — там жаление и оказание чести и помощи немощным (1 Петр 3:7). Где любовь — там уважение и воздаяние приличной чести жене как сонаследнице благодати (Еф 5:28-29). Полное равенство (если бы оно было возможно) помешало бы проявлениям любви. Любовь — это взаимный обмен, восполнение, самопожертвование. Высший вид человеческой любви — любовь материнская – основана на чрезвычайном неравенстве (прот. Ст. Остроумов. «Жить — любви служить»). Без указанного главенства невозможно супружеское единство, ибо главенство мужа есть дело естественное, так как оно отвечает душевной потребности жены: "к мужу твоему влечение твое и той тобою обладать будет" (Быт 3:16)…

…И для обоих супругов святой апостол дает следующее общее наставление для их семейной жизни: "будьте единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосердны, дружелюбны, смиренномудры. Не воздавайте злом за зло, или досаждением за досаждение, напротив, благословляйте друг друга, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение. Ибо кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от злых, лукавых речей. Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему" (1 Петр 3:8-11).

Жена должна властвовать над мужем не чувственностью, а своей внутренней привлекательностью, нравственной чистотой, женской скромностью и стыдливостью, стойкостью и самоотвержением своей христианской души (архиеп. Никанор Харьковский и Одесский. «Беседа о христианском супружестве»). «Если хочешь нравиться мужу, — говорит св. Иоанн Златоуст, — украшай душу целомудрием, благочестием, попечением о доме» (св. И. Златоуст. "На Евангелие Иоанна". Беседа 61-я). Как истинная и верная подруга жизни, жена должна избегать всякой ветрености, легкомыслия и нескромности в поведении, тщеславия и суетного пристрастия к внешним украшениям и нарядам, расточительности и бесхозяйственности».

Киевская духовная семинария. «Конспект по нравственному богословию»


«Благословенная трудность семьи - в том, что это место, где каждый из нас неслыханно близко подходит к самому важному персонажу нашей жизни - к Другому. Специально для брака свойство Другого быть именно Другим резко подчеркивает два запрета: библейский запрет на однополую любовь и запрет на кровосмешение. Мужчина должен соединиться с женщиной и принять ее женский взгляд на вещи, ее женскую душу - до глубины своей собственной мужской души: и женщина имеет столь же трудную задачу по отношению к мужчине. Честертон, восхвалявший брак как никто другой, отмечал: по мужским стандартам любая женщина - сумасшедшая, по женским стандартам любой мужчина - чудовище, мужчина и женщина психологически несовместимы - и слава Богу! Так оно и есть. Но этого мало: мужчина и женщина, создающие новую семью, должны прийти непременно из двух разных семей, с неизбежным различием в навыках и привычках, в том, что само собой разумеется - и заново привыкать к перепадам, к чуть-чуть иному значению для элементарнейших жестов, слов, интонаций. Вот чему предстоит стать единой плотью.

Грязь, как известно, - это субстанция не на своем месте; к реальности пола это приложимо до того буквально, что и не решишься выговорить. Зло безбожной и бесчеловечной похоти - это зло духовное, а не сущностное, оно укоренено в «самости», в эгоизме, в ложном выборе, а не в онтологических структурах. Как указывал в свое время К. С. Льюис, для христианина нет какой-то особой сексуальной этики - есть просто этика, единая и неделимая: скажем, супружеская неверность дурна потому же, почему дурно всякое вероломство по отношению к доверившемуся. Нельзя лгать, предавать, нельзя самоутверждаться за счет ближнего, нельзя увлекаться эгоцентрическим самоуслаждением, все равно, собственно плотским или душевным, - в этих отношениях, как и в любых других. И если Синайское Десятословие все же выделяет «не прелюбы сотвори» - в отдельную заповедь, то это потому, что в случае прелюбодейства поселившаяся в душе ложь растлевает и тело, то есть с особой, уникальной полнотой заражает все психофизическое существо человека сверху донизу. Блуд есть великий грех души против тела. «Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела», - говорил апостол Павел (1 Кор 6:13). Именно высокое достоинство тела - для него верховный аргумент против допустимости блуда».

Сергей Аверинцев «Брак и семья: несвоевременный опыт христианского взгляда на вещи»

ОБЯЗАННОСТИ ДЕТЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К РОДИТЕЛЯМ

«"Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и долголетен будеши на земли" (Исх 20:12; Мф 15:3-6). Непочтительность к родителям есть чрезвычайно тяжкий грех (Исх 21:16; Мф 15:4): Кто не почитает родителей, не покоряется им, отделился от них сердцем, тот извратил свою природу, и отпал от Бога. Почтительность обязательна для детей и в том случае, если родители обнаруживают какие-либо слабости и недостатки. "Хотя бы отец и оскудел разумом, имей снисхождение — к нему и не пренебрегай им при полноте силы твоей, ибо милосердие к отцу не будет забыто; несмотря на грехи твои, благосостояние твое умножится. В день скорби твоей вспомянется о тебе; как лед от теплоты, разрешатся грехи твои" (Сир 3:13-15).

"Сын мой, слушайся отца твоего: он родил тебя, и не пренебрегай матери твоей, когда она состарится" (Притч 23:22). "Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость" (Еф 6:1)».

М. Олесницкий. «Нравственное богословие»


Семья

«В современной семье мать является ее связующей силой, ее живым, средоточием. Семья сохраняет свое единство только благодаря матери. Чем меньше семья является трудовой единицей, чем дальше и глубже идет рассечение семьи, тем ответственнее и существеннее становится роль матери, но тем и труднее она, ибо все члены семьи мало нуждаются в семье.

 Нельзя сказать, что такое взаимотяготение невозможно, неосуществимо: жизнь показывает нам и в наши дни удивительные примеры такой целостности семьи, которая сохраняется и там, где совершенно почти исчез семейный общий труд. Но всегда центром и источником семейной связи оказывается мать, и тут, собственно, и обнаруживается, что целостность, столь естественная в семье при семейном труде, может существовать и без этого, находя неистощимый источник своих сил в тех связях членов семьи с матерью, которые духовно настолько содержательны и богаты, что в состоянии крепко и глубоко связать всех.
     Мать связана с детьми глубже, чем одной лишь бытовой, жизненной связью. Глубже, раньше трудового единства было в семье ее духовное единство. Нельзя сказать, что лишь христианство дало семье это духовное единство; оно присуще натуральной семье, оно есть выражение самой природы семьи. Но лишь в христианстве раскрывается и осмысливается эта духовная сторона семьи, ибо в христианстве открывается вечность связи членов семьи. Неповторимость, единичность каждого человека, как она впервые возвещена и раскрыта в христианстве в его благовестии спасения и воскресения, впервые раскрывает то, что семья есть духовный организм, ибо связь в семье не исчезает со смертью, но сохраняется для вечности.

Поэтому кризис современной семьи, связанный с превращением ее в потребительскую единицу, с рассечением и внешним распадом семьи, может быть изнутри преодолен, но лишь в том случае, если духовная связанность семьи сохранится.

Общее религиозное оскудение и одичание побуждают наших современников искать выхода на путях отрицания христианского подхода к семье. Положение в этом вопросе столь серьезно и трагично, что трудно и осудить наше время за все его судорожные попытки найти выход на путях "оязычения". Но все же нельзя отрицать, что современная семья стоит перед вопросом, который никогда еще не поднимался с такой остротой, как ныне, - вопросом о том, быть ли семье христианской или нет? Сомнения здесь подсказаны не буйством воли, не извращением чувства и не лукавством разума - они растут из мучительных фактов жизни, разрушающих семейный быт в его былом укладе.

Одного совместного труда в доме, который раньше "сам собой" давал обильный материал для взаимной связанности, в наше время уже совершенно недостаточно. Необходимо установление и упрочение духовной связи детей с родителями. Для этого нужно постоянное общение с детьми, вовлечение детей в мир забот и трудностей в семье, возложение на них ответственных (конечно, посильных) дел, вообще вовлечение детей в активную работу для семьи.


     Если дети не по принуждению, а сами идут на это (при правильной духовной атмосфере, при действительном охранении свободы детской личности этого, в сущности, несложно добиться!), если дети свободно и охотно разделяют заботы и труды родителей, через них проходят токи общесемейной целостности. Духовная связь с семьей пульсирует в них как реальная сила. Могут и здесь быть конфликты семьи с внесемейной средой, и в этих случаях важно, чтобы дитя свободно выбрало семью, свободно соединилось с ней. Не нужно даже бояться отдельных случаев "измены" семье: часто такая "измена", при которой семья оставляет свободу ребенку, ведет дитя к трезвому и отчетливому сознанию своей неправды - и это изнутри, свободно и глубоко возвращает его к семье. Важно то, чтобы семья дорожила не внешним вниманием ребенка к себе, а именно внутренним, свободным соучастием его в жизни семьи. Только на этих путях и можно духовно помогать ребенку: он должен сам, без подсказки, без внешних мотивов почувствовать и пережить всю духовную реальность, значительность его связи с семьей, должен сам освободиться от гипноза внесемейной среды. По этой линии как раз и идет главная борьба в детской душе в это время. »

Протоиерей Василий Зеньковский «О религиозном воспитании в семье»


«Обязанности мужа. Мужество и терпение — это два краеугольных камня, без которых не может быть никакая добродетель. Мужественный — это способный постоять за жену. Никто не может обидеть жену, когда рядом с ней муж.

Муж — глава жены, не только семьи, но в семье – жены. Что же сказано в Священном Писании? Еве сказал Бог: “К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою” (Быт 3:16). Влечение жены выражается в тоске о муже, в потребности его участия, его присутствия, в потребности его заботы, попечения.

“Приобретающий жену полагает начало стяжания, приобретает соответственного ему помощника, опору спокойствия его. Где нет ограды, так расхитится имение, у кого нет жены, тот будет вздыхать, скитаясь” (Сир 36:26-27).

Вот это-то “вздыхать, скитаясь” и составляет внутреннюю потребность мужа к жене.

Неудивительно, что до появления любимой юноша имеет смелость, а с появлением любимой приобретает мужество, вплоть до того, что до появления любимой он был труслив, а с ее появлением он становится и смел, и мужественен, поскольку в нем восстанавливается его мужская сила духа.

Вторая обязанность мужа – оказывать жене честь. Мужья, – говорит Апостол Петр, – обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь как сонаследницам благодатной жизни” (1 Петр 3:7). Чтобы оказывать честь, надо чувствовать в другом человеке его богодарованные свойства и качества. Нужно поверить, а затем разумением своим всмотреться в жену, чтобы увидеть в ней богодарованную душу, не глазами только, но разумною силою души открыть для себя достоинства ее женской души и, в сердечном обращении к ней, принимать ее, как способную прийти вместе с ним в Царство Божие, предстать пред Престолом Господним и быть ему сонаследницей благодатной жизни. Из этого у него и складывается характер отношений с ней.

Отсюда — невозможность ссоры с женой, тем более, невозможны досады, капризы, истерики, и неоткуда взяться раздражениям, злобе и дракам. Все названное — признаки измельчавшей души.

Следующая обязанность — быть верным жене. Любовью жены услаждайся постоянно и для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею, ибо пред очами Господа пути человека” (Притч 5:19-21). “Берегите дух ваш и никто не поступай неразумно против жены юности твоей” (Мал 2:15) — такое дивное наставление дает Господь мужчинам.

Следующая обязанность — проводить с нею всю жизнь. “Вступившим в брак не я повелеваю, а Господь, мужу – не оставлять жены своей” (1 Кор 7:10-11), т.е. здесь налагается очень серьезная обязанность мужу нести крест супружества до самой смерти, несмотря ни на что. Какие бы злохудожества в жене не открылись, или какой бы нрав в ней не явился, пронести супружество до конца жизни. “Рассказывают, что один из языческих философов (Сократ), имея жену злую, болтливую и склонную к пьянству, на вопрос: "Для чего он терпит ее?", отвечал, что она служит для него домашним учителем и упражнением в любомудрии. "Ибо, – продолжал он, – упражняясь ежедневно с нею, я делаюсь более кротким и с другими".

Следующая обязанность — смотреть на жену как на самого себя. Сказал Адам: “И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа” (Быт 2:23). “Оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть” (Еф 5:31). “Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь” (Еф 5:29).

“Вот эта кость от костей моих и плоть от плоти моей будет называться женой” — обязанность смотреть на нее, как на самого себя, т.е., созерцая жену, иметь довольство от того, что есть она, иметь эту радость от того, что она принадлежит тебе, и иметь это чувство принадлежности тебе, каковое ты имеешь по отношению к членам тела своего. “И будут двое одна плоть, и прилепится человек к жене своей” говорится лишь для внутреннего чувства, какое мы имеем, например, по отношению к руке, к глазу, к носу, к голове своей, т.е. мы восприемлем это как часть самого себя. И вот таковая полнота и глубина восприятия жены и должна быть обретена в муже.

Следующая обязанность – утешать ее. Сказал Елкана жене: Анна, что ты плачешь, ты почему не ешь и от чего скорбит сердце твое, не лучше ли я для тебя десяти сыновей?” (1 Цар 1:8).

В Ветхом Завете не раз мы встречаемся с такими случаями, когда муж утешает жену. Полнота и глубина, с которой это делается, простота и участие удивительны. Такие дарования имеет праведная душа, это дарование любви. Это мужское великодушие, которое умеет утешать.

Ко всему сказанному прибавим еще обязанности мужа, как их видит свт. Феофан Затворник: Муж глава жене. Отсюда – муж а) должен иметь и являть свое владычество над женою, не унижать себя, не продавать главенства по малодушию или страсти, ибо это срам для мужей. Только сия власть должна быть не деспотическая, а любовная. Имей жену подругою и сильною любовию заставляй ее быть себе покорною; б) во всех делах должен считать ее первою, вернейшею и искреннейшею советницею, первою поверенною таин; в) должен смотреть за нею, заботится о ея умственном и нравственном совершенстве, снисходительно и терпеливо отсеивая недоброе и насаждая доброе, неисправимое же в теле или нраве снося благодушно и благочестно; г) но уж никак не позволять себе развратить ее своим небрежением и вольностию. Муж – убийца, если смиренная, кроткая и благочестивая жена становится у него рассеянною, своенравною, Бога не боящеюся; д) блюдение однако же нравственности не препятствует удовлетворять ея желанию держать себя прилично и иметь общение со внешними, хотя не без соизволения его”.

Обязанности жены. Священное Писание в первую обязанность жене поставляет любить мужа. “Разумная жена – от Господа” (Притч 19:14). “Кто нашел добрую жену, тот нашел благо, и получил благодать от Господа” (Притч 18:23). В этом отчасти совершается единение Адама с женою, т.к. при сотворении жены он как бы потерял часть себя самого. Господь вынул ребро Адама и сотворил из него жену. Таким образом, Адам реально потерял какую-то свою часть. Эта часть, а значит, способность, Божий дар перешел к жене и теперь принадлежит ей, этим даром жена бывает ему действительно помощницею, когда восстанавливает ту часть, которой не достает мужу. Поэтому любящие мужья ценят это свойство разумения в своих женах. Они берегут их, радеют о них, хранят от всякого злохудожества их характеры. Жена, пребывая в таком любящем и властном руководстве мужа (любящем – значит, властном, т.е. власть любви совершающем), невольно обретается в своих естественных дарованиях души, которые есть дарования любви. Начинаются они с чувства долга по отношению к мужу, затем все более умножаются в чувстве почитания мужа и, наконец, раскрываются в чувстве любви. “Счастлив муж доброй жены, жена добродетельная радует своего мужа” (Сир 26:1-2). “Добродетельная жена – венец для мужа своего” (Притч 12:4). “Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов. Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей” (Притч 31: 10,12). “Благонравная жена приобретает славу мужу” (Притч 11:16).

Вторая обязанность жены — почитать мужа, уважать его.

Третья обязанность – быть ему верной. На Руси говорили: честь девицы в ее чистоте, честь жены — в верности.

Следующая обязанность жены — жить с мужем всю свою жизнь. Плоть едина. “Замужняя женщина привязана законом к живому мужу, посему, если при живом выйдет замуж за другого, называется прелюбодейницею” (Рим 7:2-3) И “вступивши в брак, не я повелеваю, а Господь жене не разводиться с мужем” (1 Кор 7:10).

Завершая эту главу, приведем образ жены, выписанный свт. Феофаном Затворником: “Жена же со своей стороны а) должна во всем слушаться мужа, всячески нрав свой склонять к его нраву и быть ему всецело преданной, чтоб ни делом, ни мыслью даже не загадывать ничего без его воли; б) потому верно исполнять все его распоряжения, советы, повеления, и в мысль не попуская того, чтоб когда-нибудь поставить на своем, вообще ни в чем не желать и не являть главенства; в) в случае несогласия быть уступчивою и терпеливо сносить все, что покажется не по нраву; иначе не сохранишь мира дорогого; г) однако ж это не отнимает у нее обязанности заботиться о добронравии супруга. Своею мудростью и влиянием она может изменить его нрав, если он неисправен; по крайней мере, она не должна оставлять его в небрежении, но, сколько есть ума и сил, действовать на него и исхищать как из огня; д) для сего саму себя украшать преимущественно добродетелями, другие же украшения иметь как нечто стороннее, второстепенное, от чего легко отказаться, особенно, когда сего потребует необходимость поправить дела; е) наконец, помнить, что на ее доле ведение домашних дел, хотя исполнительное только… Ее долг – делать положенное; видя какую нестройность, сказать и восстановить, или восполнить”.

Священник Анатолий Гармаев. «Культура семейных отношений»


Добро-зло

«Доброта прозорлива и видит глубокие причины. Злоба смотрит лишь перед собой и не знает истинных причин. Злоба и птица знают, что для того, чтобы пошел дождь, нужна туча. Доброта видит, что все в руке Божией. Злоба и осел видят, что для роста кукурузы нужен навоз. Доброта знает, что на все - воля Божия.

Изо всех сил старайся очищать себя от зла к людям. Ибо накапливая в себе зло к людям, накапливаешь яд, который рано или поздно убьет в тебе человека.
Изо всех сил расти в себе добро к людям. Посильней сдави сухой ствол своей души и всегда сможешь выдавить, словно капли воды, добро, оправдание для прощения врагов, а значит, одержишь над ними духовную победу - победу добром.
Не позволяй солнцу быть благороднее тебя, ибо, если оно греет и злых, и добрых, почему ты не можешь согревать добром и добрых, и злых?
Не позволяй воде быть полезнее тебя, ибо, если она поит и чистых, и нечистых, почему бы тебе не радоваться, когда к тебе обращаются за помощью и те, и другие? Скажет ли вода быку: "Тебе дам пить", а ослу - "Тебе не дам пить"? Или и тому, и другому она дает напиться и блистает и серебрится перед мордой того и другого?
Не позволяй, чтобы земля была терпеливее тебя, когда пашет ее крестьянин или выравнивает строящий дорогу. Будь терпелив, как она, ибо тебе предназначена великая награда.
Не позволяй, чтобы небосвод сиял ярче, чем твоя душа. Ибо в тебе Тот, Кто возвел небосвод и Кто может низвергнуть его. Так-то, брат мой, ты - сын, а небосвод - творение!»
Святитель Николай Сербский (Велимирович)
СЧАСТЬЕ


Каталог: upload -> images -> files
files -> Калимуллиной Ирины Назимовны 2013-2014 учебный год пояснительная записка рабочая программа
files -> Программы
files -> Агрессивное поведение дошкольников и его преодоление
files -> Практические рекомендации родителям и педагогам, как правильно вести себя
files -> Влияют ли компьютерные игры на уровень агрессивности подростков?
files -> Консультация для родителей «Агрессивноcть это плохо»
files -> Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков
files -> «Адаптация детей раннего возраста к условиям пребывания в доу»
files -> Адаптация детей раннего возраста к условиям детского сада


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница